Блог Железный дровосек

Глеб Рассадкин: «Мне кажется, «Динамо» в концовке чего-то не хватит, и БАТЭ вновь станет чемпионом»

Прошлый год Глебу Рассадкину вспоминать не особо хочется. Перед началом сезона-2017 нападающему предложили в минском «Динамо» новый контракт на более скромных условиях. Кроме того, в нем был пункт, согласно которому футболисту могли уменьшить зарплату из-за снижения профмастерства. Глеб отказался продлевать соглашение, и первую половину чемпионата провел в дубле.

В июле Рассадкин покинул «Динамо» в качестве свободного агента, подписав в конце лета контракт с украинской «Звездой» из Кропивницкого. Форвард, жаждавший игровой практики, в первых матчах за новый клуб отметился голом в ворота «Шахтера» и тремя ассистами в игре с «Черноморцем».

Классный гол Рассадкина в ворота донецкого «Шахтера»

Но дела у нового клуба Глеба шли не очень хорошо: футболистам долго не платили, и «Звезда» в итоге вылетела во второй дивизион, проиграв в стыковых матчах черниговской «Десне». Вернувшись на Родину, Рассадкин дал большое интервью Тарасу Щирому. Вспоминать динамовский конфликт он не особо хочет, зато рассказывает о харизме Чижа, футбольных скиллах Селимова и Украине, о которой осталось много воспоминаний.

– После завершения сезона сразу поехал домой – давно в Минске не был, – начинает беседу игрок, устроившись за столиком в кафе в столичном торговом центре Green, что на Каменной Горке. – В последний раз приезжал сюда в конце марта. Поэтому не хотелось куда-то ехать на отдых. К новому сезону и к новому вызову готовлюсь дома. Пока работаю самостоятельно: хожу в тренажерный зал, бегаю, рывки делаю…

- Ближайшие планы?

– Честно говоря, ничего конкретного о продолжении карьеры сказать не могу. У меня есть пара предложений, но говорить о них детальнее можно будет чуть позже. Сейчас все клубы, кроме наших, в отпуске, и тренироваться начнут лишь в первых числах июля.

- А у тебя со «Звездой» разорван контракт? А то я просматривал список тех, кто покинул клуб, и тебя не нашел.

– Как объяснить... Мои документы сейчас находятся в клубе, но они там просто лежат. Можно сказать, что я уже не футболист «Звезды». Вариант играть в Д2 чемпионата Украины я не рассматривал и не рассматриваю. Само руководство не видит смысла оставлять в клубе ни легионеров, ни высокооплачиваемых украинцев. В следующем сезоне за «Звезду» будет играть молодежь. Все вопросы по деньгам решены, и Кропивницкий покинула практически вся команда.

- Очерти хотя бы круг стран, в которых хотелось бы поиграть.

– По некоторой информации, есть интерес из польской Экстраклассы и чемпионата Венгрии. Другие варианты тоже прорабатываются.  

- Чемпионат Беларуси в виде места работы тебя интересует?

– Не хотел бы здесь оставаться. Хотя если бы было хорошее предложение от флагмана, я бы, может, и согласился. В середняк или команду без задач переходить не собираюсь.

- Так, может, давай в «Торпедо-БелАЗ»? Там с нападающими проблема.

– Неплохая команда. Но, если честно, мне бы хотелось попробовать себя за границей. Возраст, считаю, для этого подходящий. А вернуться в Беларусь всегда можно.

- Ясно. За белорусским футболом сейчас следишь?

– Конечно, тем более все матчи транслируются. По телевизору смотрел недавно игру «Динамо» с «Витебском». Почему не ходил на стадион? Не знаю. Просто не собирался идти на этот матч. Динамо» выглядит харизматично. Чувствуется, что Гуренко хорошо настраивает ребят в раздевалке. Они, как бойцы, выходят на поле. Я болею за родную команду, общаюсь с ребятами, но, мне кажется, «Динамо» в концовке чемпионата чего-то не хватит, может, класса – и БАТЭ вновь станет чемпионом.

Сейчас идет чемпионат мира, за ним слежу пристальнее. Стараюсь не пропускать ни одного матча. Бывает, с друзьями смотрим, но чаще вместе с женой дома. Мне симпатичны Бразилия и Бельгия. У бельгийцев очень интересный коллектив. По именам у них достаточно сильный состав, и мне было любопытно узнать, как они вместе будут играть. К примеру, судя по составу, у Германии должна быть сильная командная игра, однако матч с Мексикой они провели слабо. Меня это удивило.

- Что скажешь о других сборных?

– Исландия в своем репертуаре. Викинги боролись, бились. Ну и все.

- Не согласен с Уткиным, который жестко по ним прошелся?

– В его словах есть доля правды. Но люди старались, образно говоря, костьми ложились за результат. Если они слабее в каких-то компонентах, что им еще остается делать? Считаю, играли правильно. Они уже не раз это доказали и показали, что таким образом добиваются результата. Сейчас дошли до финальной стадии чемпионата мира, а раньше здорово выступили на первенстве Европы.

* * *

- Давай поговорим про украинский период карьеры. Когда тебе поступило предложение от «Звезды»?

– В августе 2017-го. Я изначально поехал в «Зарю». Мне там все понравилось – и команда, и тренировки, и база, и условия, но остаться не удалось. Как мне объяснили, не из-за футбольных вещей. Как-то так. А в «Звезду» поехал по предложению украинского агента Кости Сосенко: «Там к тебе нет никаких вопросов. Все хорошо». Приехал, провел одну тренировку и подписал контракт.

- Какие были первые впечатления?

– Что касается команды, она мне понравилась. Единственное, что в Кропивницком были не очень хорошие условия для тренировок. Мы работали на основном поле. Другого просто не было. Ближайшее находилось, наверное, в 60 километрах от города. Базой клуба считалась небольшая гостиница, расположенная недалеко от стадиона. В комнатах все по-простому – холодильник, телевизор. На первом этаже находится ресторан, в котором нас кормили. Я мог жить в гостинице, но решил снимать квартиру.

– Как я понял, футбольной составляющей в Кропивницком ты был полностью доволен.

–  Как сказать. Мне кажется, у нас не было игровой целостности. У всех команд в Украине есть свой стиль игры. К примеру, «Заря» – самая играющая команда чемпионата, «Александрия» действует в более силовой манере, ее футболисты делают много длинных передач. «Ворскла» хорошо подает с флангов, «Верес» неплохо играет на контратаках. Ну, а «Шахтер» очевидно в чемпионате превосходит всех и в классе, и в подборе исполнителей. Мне кажется, ему там даже не интересно играть.

А вот у нас одна игра хорошо шла, а вторая – вообще никак. Как мне показалось, футболистам не всегда удавалось выполнить тренерскую установку. Иногда на тренировке все получалось, а потом выходили на игру, и начинало казаться, что некоторые игроки просто забывают о том, что было на тренировке. Так, по крайней мере, смотрелось со стороны. Присутствовало ощущение, что у кого-то в голове туман. И это было очень заметно.

Вот наглядный пример из второй игры с «Шахтером», в которой мы уступили 0:5. Проиграли из-за каких-то непонятных действий. Перед нами стояла задача, согласно которой наш крайний центральный защитник должен встречать крайнего полузащитника соперника. А в итоге вышло так, что наш центральный защитник бежал встречать центрального защитника «Шахтера» в середину поля. Я не знаю, как такое возможно. Такого раньше вообще не видел. И когда видишь это впервые, кажется, что какой-то Comedy Club творится. Понятно, тренер его этому не учил, но просто такие моменты…

Мы изначально действовали по одной схеме, а потом начали играть от соперника. Порядка пяти матчей подряд меняли тактику и схему. Все было как-то непонятно, и мы просто не могли приспособиться к этому.

- Ваш вылет – случайность?

– Думаю, нет. Команде долго не платили. Это ведь тоже сказывалось на результатах. Одну-две игры пацаны сражались, а потом, уже в стыковых матчах с «Десной», я понял, что нет никакой мотивации – игроки выглядели опустошенно.

- Но в любом случае проигрывать 0:4 клубу из Д2 – это, мягко говоря, не очень хорошо.

– Первую встречу завершили ничьей, а вот на ответную тренер Роман Монарев выпустил совершенно другой состав. Ходили разговоры о нечестной игре со стороны некоторых футболистов в первом матче, и несколько основных игроков даже в заявку не попали. Остальные на лавке сидели. А играть вышли те, кто толком и не выступал за основу.

* * *

- Какого ты мнения о чемпионате Украины?

– Думаю, если не учитывать киевское «Динамо» и «Шахтер», он по уровню не сильно выше белорусского. Есть пять-шесть хороших команд, а все остальные достаточно равные. Думаю, минское «Динамо» смогло бы бороться за 3-5-е место. Шансов подняться выше нет. Если только при стечении обстоятельств. Ровный и боевой турнир, где много фолов и стыков. В этом плане наш чемпионат на украинский похож. Только там силовой борьбы еще больше.

Местные ребята говорили, что за последние годы чемпионат Украины сдал. По их словам, пять лет назад игроки из первой лиги могли зарабатывать больше, чем в нашем БАТЭ. Денег, мол, было столько, что люди едва с ума не сходили. Слышал интересную историю про «Металлист». Фамилий, правда, не запомнил. Рассказывали, что тренер футболистам давал премиальные из своей зарплаты. Они, к примеру, ровнялись пяти тысячам долларов за победу. Команды играли первый тайм по нулям, главный забегал в раздевалку в перерыве и говорил: «За победу – 10 тысяч!» В итоге побеждали. А «Металлист» сильный тогда был. И, судя по рассказам, легионеры поняли тему с премиальными, и команда могла в первом тайме проигрывать, играть абы как, но после перерыва все равно побеждала :).

- Когда ты услышал о проблеме договорных матчей в Украине?

– Мне кажется, там проблема больше не с договорными матчами, а с судьями. Мы осенью играли в гостях с «Александрией». Сначала все шло более-менее, но за 20 минут до конца судья (поединок судил Дмитрий Бондаренко – Tribuna.com) посадил игру на свисток. Он свистел при каждом контакте. Нам били с каждой точки, пытаясь забить, но мы выстояли – 0:0. Я прихожу в раздевалку, говорю: «Ребята, а что это за судейство?!» А они мне в ответ: «В Александрии так всегда. Ничего удивительного». В Беларуси я такого никогда не видел.

- Кто-то из твоих бывших одноклубников проходит по делу о договорняках?

– Если честно, не знаю, а говорить о каких-то слухах я не хочу.

* * *

- Ты очень хорошо начал в Украине: забивал «Шахтеру», отдал три голевые передачи в матче с «Черноморцем». Но, если посмотреть в протоколы, последние несколько месяцев тебя не было даже в заявке «Звезды». Что случилось?

– Последние месяца два с половиной я не играл. У нас была выездная игра с «Карпатами», и накануне матча я заболел – на игру не поехал. И когда все вернулись, у меня в конце тренировки заболела задняя приводящая мышца. Оказалось, надрыв. К концу чемпионата я практически восстановился, но произошел рецидив. Сообщил тренеру: «Хочу играть, но буду выглядеть лишь на процентов 70 от своих возможностей». Он сказал, раз такая травма, то не стоит.

- Из-за этого считаешь для себя сезон незавершенным?

– Поначалу я все время расстраивался, что не могу играть, а потом, когда оставалось несколько туров до конца, просто понял, что нет смысла выходить на поле. Нужно было готовиться и ждать чего-то нового в карьере.

- У «Звезды» были большие задержки перед футболистами по зарплатам. Когда ты понял, что с деньгами в Кропивницком будет туго?

– Самое интересное, что в «Звезде» прежде никогда таких проблем не было. Но я не знаю, почему так получилось. Может, президент (Максим Березкин – Tribuna.com) потерял интерес к футболу, может, проблемы какие-то появились. Я не знаю, чем он занимается. Знаю лишь то, что он постоянно куда-то летал, и раз-два в месяц приезжал пообщаться с футболистами.

Когда я пришел в клуб, три месяца нам вообще не платили. Но при подписании мне дали подъемные, за них я и жил. В отпуск зимой ушли без денег. Нам обещали, обещали, обещали, но тогда так ничего и не дали. Я, конечно, такого не ожидал. Ведь мне говорили, что в «Звезде» деньги всегда выплачивали вовремя. Ребята рассказывали, что раньше зарплаты если и задерживали, то на короткий срок.

Но, в принципе, мне моих подъемных на то время хватало. Я снимал квартиру, с которой немного помогал клуб. Арендное жилье в Украине, к слову, дешевле, чем в Минске. Хорошую квартиру типа студии можно снять за 250 долларов. Но там очень большая коммуналка – в районе 80-100 долларов. По крайней мере, так было зимой. Когда я общался с местными жителями, они говорили, что зарабатывают в Кропивницком в среднем по 100 долларов. И как жить, если ты платишь за коммуналку 80 долларов? Но цены там все равно ниже наших.

– Например.

– Ну, не знаю. Я заходил в магазин с 50 гривнами в кармане (около 3,5 рублей – Tribuna.com). Брал за них три пачки обычного печенья, воду и еще что-то. В Беларуси я бы никогда не уложился в такую сумму, а в Украине хватало спокойно. Еще пример. В Кропивницком открылся новый ресторан, в котором готовят стейк рибай и филе-миньон. У нас стейк стоит дорого, а мне рибай в том заведении обошелся в  7-8 долларов. Для стейка это дешево.

- То есть даже при задержках можно было спокойно жить?

– Думаю, да. Если ты приехал один и живешь в гостинице, которую тебе предоставил клуб, на месяц спокойно хватит 200 долларов.

- Как из-за долгов бунтовали футболисты?

– На словах. Хотели как-то задержать игру, дать флеш-интервью, рассказать о задержках. Но тренер сказал, дескать, не стоит – скажу все на пресс-конференции. Но кто-то из руководства сообщил, что деньги дадут перед отпуском. В итоге главный отказался выступать на пресс-конференции, а деньги все равно не дали. Платить начали лишь после Нового года.

- Ситуация, если честно, напоминает какой-то «Нафтан».

– Не знаю. Но по итогу, после завершения чемпионата, рассчитались со всеми футболистами.

* * *

- Какой белорусский город тебе напомнил Кропивницкий?

– Он не похож ни на один наш областной центр. В Кропивницком 300 тысяч жителей. Все, что нужно, находится в центре – магазины, кафе, рестораны, узкие улочки, как в Бресте. Но за пределами центра города делать нечего. Просто дома, дома, дома и магазин, потом вновь дома и через километр магазин.

Как ты проводил свободное время? Ходил в рестораны?

– Мне не очень нравилось, как там готовят. Есть хорошие заведения, но мне как-то посоветовали пиццерию, я туда зашел и не понял, как такую пиццу вообще можно есть. Интерьер там нормальный, но еда по вкусу вообще непонятная.

Заказал как-то стейк. Он был с малиновым джемом. Попросил, чтобы мне подали его без джема, но все равно принесли с ним. Стейк оказался деревянным, есть было невозможно. Говорю себе: «Ладно, больше сюда не приду». И таких заведений было несколько. Хотя там есть одно кафе, в котором классно готовили. Мне там нравились завтраки.

Кропивницкий – украинская провинция?

– Можно и так сказать. Мне там не хватало какой-то современности. Украинские дороги? Недавно построили шикарную трассу Киев – Львов. Ты по ней едешь и скорости вообще не чувствуешь. Но дороги в основном убийственные. Ехать по ним просто невозможно. У нас таких нет. Когда возвращался домой на машине, у меня в районе границы колеса едва в ямы не проваливались. Как только пересек границу, все гладенько стало.

От Кропивницкого до Киева 300 километров. И мы как-то зимой с женой преодолели это расстояние за 10 часов. Дорогу замело. За 30 километров до Киева трассу перекрыли – шли ремонтные работы. Поехали по объездной, а на ней фуры стоят, провалившись колесами в ямы, другие на боку лежат. Это была, конечно, жесть. Последние километры ехал со скоростью 7 км/ч.

С каким настроением сейчас люди живут в Украине?

– Нормальным. Хотя те, кто работает в магазинах, какие-то недоброжелательные. Но есть нормальные украинцы, а есть неадекватные белорусы. Так везде. Хватает, кстати, попрошаек. Только они какие-то продуманные. Однажды остановил меня дедушка, стал говорить, что ему нужно ехать в какой-то город, где учится его дочка. В общем, всякую ерунду мне говорил, а в конце добавил: «Мне нужно 20 гривен на билет, а еще 10 – на пирожок. Ты дай, а я тебе потом на телефон положу». Я деньги так давал несколько раз, однако на телефон мне так никто ничего и не клал. 

На каком языке говорят в Кропивницком?

– На русском.

- Все?

– Да. Наверное, 95 процентов населения. Например, на украинском в нашей команде постоянно говорил лишь один человек – Александр Маткобожик. Но он из Западной Украины. Но я понимал все, что он говорил.

- Украинский патриот?

– Да обычный парень, который просто говорит на украинском языке. У нас политику в команде вообще не обсуждали.

- Ты проехал всю Украину. Какой она тебе запомнилась?

– На мой взгляд, обычным людям там живется тяжелее, чем в Беларуси.

- Тема войны в общении обычных людей всегда актуальна?

– Честно говоря, ни разу не слышал, чтобы ее кто-то обсуждал. В команде был Сергей Петров. Он из Евпатория. Это Крым. И сейчас город находится на территории России. Но он не принимает российское гражданство и ничего мне про войну не рассказывал. Говорил лишь, что ему, чтобы попасть домой, нужно делать какой-то большой круг. Кроме того, в команде было пару человек из-под Луганска. Ярик Ямполь рассказывал, что его дом находится недалеко от района боевых действий. Чтобы туда попасть, ему нужно пересекать блокпосты.

- А ты пересекал блокпосты?

– В Мариуполе. Но я не придал этому особого значения. На въезде в город стоял танк, возле которого стояли люди с автоматами. Выйдя в магазин из гостиницы, встретил вооруженный патруль из 4-5 солдат. Хотя, как мне говорили люди, ничего там в Мариуполе сейчас не происходит. Я запомнил Украину спокойной страной. Может, люди обсуждают военные действия на Востоке, но в нашей команде, повторюсь, таких разговоров не ходило. Чувствовал себя спокойно и проблем у меня не было.

* * * 

- Давай затронем еще одну тему. Она связана с твоим уходом из «Динамо». У Ненада Адамовича была в чем-то схожая проблема с твоей. Он отказывался перезаключать контракт на новых условиях, из-за чего не играл. Но по итогу сказал, что относится к Алиму Селимову нормально. А что ты можешь сказать о бывшем начальнике?

– Может, как человек он и нормальный… Возможно, ему поставили задачу сократить мне зарплату. Может, не от него все исходило. Хотя все равно до сих пор не понимаю некоторых вещей. Я не хочу говорить слова, которые он говорил обо мне в офисе, но это просто не поддается здравому смыслу. Это было что-то ненормальное. С ним у меня не заладилось, хотя и не знаю почему. Честно говоря, я не хочу затрагивать прошлогоднюю историю. О ней все уже сказано.

 «После звонка Селимова началась настоящая травля». Почему Рассадкин все-таки ушел из «Динамо»

Просто мне в «Динамо», во-первых, предлагали пойти на снижение условий, а во-вторых, в контракте был пункт, согласно которому мне могли снизить зарплату в 5-6 раз, если я якобы сдам в профмастерстве. Спросил тогда у начальника команды: «Как вы это себе представляете? Я плохо сыграл – мне снизили зарплату. И что дальше? Мне заплатить за квартиру и умереть?» А он мне отвечает: «Да нет, они такого делать не будут» – «А какие гарантии, что они так не сделают?» Я не собирался подписывать такое соглашение. Ну и меня посадили на лавку из-за того, что не подписывал новый контракт. Не всегда даже разрешали играть за дубль. В итоге в августе мы разошлись, я отказался от финансовых претензий к клубу, а «Динамо» – от компенсации за мое воспитание. Вот поэтому я и уехал играть в «Звезду». Для меня на тот момент главным была игровая практика.

Скажи честно, Селимов понимает футбол?

– Думаю, не разбирается. Он как-то нахваливал Нойока, говоря: «Вот Нойок молодец. Он даже с центра поля бьет!» Я подумал: «Ну, ясно». Селимов приводил примеры, которые были очень далеки от футбола.

- Ты был удивлен, когда узнал об уходе из клуба Алима Максимовича?

– Даже и не знаю, что сказать. Мне кажется, он совершил какую-то ошибку, поэтому его уволили. Может, это связано и с моей ситуацией. Но это лишь предположение.

- Играя в «Динамо», тебе часто приходилось общаться с Юрием Чижом?

– Нет. Мы встречались всего несколько раз, и все общение касалось чисто рабочих моментов. Выделить какой-то из разговоров с ним не могу. Но он мне в качестве президента клуба нравится. От него веет авторитетом. Чувствуется, что перед тобой серьезный человек, что не все так просто.

- Футболисты его побаиваются?

– Когда он заходит в помещение, думаю, да. Но я бы не сказал, что это боязнь. Это просто ощущение присутствия авторитета. Ты, образно говоря, не в своей тарелке.

- Как он общается с игроками?

– Достаточно жестко. Хотя хватало даже не разговоров. Вот пример. Мы были как-то на шашлыках. Где-то под Логойском Алим Максимович из баранины их делал. Это было, когда мы в 2015-м вышли в группу Лиги Европы, а в чемпионате у нас пошел спад и мы не могли выиграть несколько матчей подряд. Вот тогда собрались все вместе. Все стояли, разговаривали, но когда подошел Юрий Саныч, наступила гробовая тишина. Было даже слышно, как он размешивает кофе ложкой.

- Хорошо. Ты представляешь, что еще можешь вернуться в «Динамо» при нынешнем руководстве?

– Я как-то говорил, что у меня конфликт с директором, с которым не хотел работать. А так я был готов играть за команду. Кто знает, может, через 5-6 лет вернусь в «Динамо», но не сейчас – это точно.

- Чиж бы мог тебя принять обратно?

– Думаю, сейчас не примет. Хотя кто знает… Мне же Гуренко, переговорив с Юрием Санычем, перед самым расторжением контракта предложил вновь работать с основным составом. Но я не мог просто так взять и согласиться. Я полгода сидел в дубле, и даже там не всегда играл. И что, я должен был все это забыть и начать договариваться с клубом заново? Думаю, это было бы неправильно. И я не сожалею, что уехал в «Звезду».

- Но показалось, что променял «Динамо» не на то, что хотел.

– Были другие варианты. Меня раньше звали в «Дебрецен». Я всю жизнь провел в одном клубе, и не понимал, как может состояться мой уход. Но время ушло, а вариант пропал. Может, и из-за меня. В итоге попробовал себя в «Звезде». Теперь ищу другую команду.

ФОТО: pressball.by, uefa.comfczirka.com.ua

Автор

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья