Блог Железный дровосек

«Своим поступком испортил себе жизнь». Рындюк – о возвращении в большой футбол

Бывший тренер «Сморгони» Николай Рындюк вновь может заниматься футболом. В июне 2016-го он отблагодарил сотней евро главу Департамента судейства и инспектирования АБФФ Андрея Жукова за назначение арбитра Андрея Сороки на матч «Сморгонь» – «Орша». В итоге Жукову, за которым числились и другие эпизоды, дали пять лет колонии, а Рындюка за дачу взятки приговорили к двум годам испытательных работ с удержанием зарплаты в пользу государства. На такой же срок федерация отстранила его от футбола. Но в понедельник появилась информация о том, что Контрольно-дисциплинарный комитет АБФФ удовлетворил ходатайство Рындюка об отсрочке наказания.

КДК АБФФ удовлетворил ходатайство об отсрочке наказания Рындюка, получившего 2-летнюю дисквалификацию

От комментариев тренер сначала отказался, но потом все-таки ответил на вопросы Тараса Щирого.

– 31 июля 2017 года федерация футбола дисквалифицировала меня на два года, поэтому по истечении половины срока я подал апелляцию. Это право имеет любой человек. Суд ходатайство может удовлетворить, не удовлетворить, но рассмотреть обязан. Я просто воспользовался своим правом. Раздумий писать ходатайство или не писать, у меня не было. Еще год назад говорил, что тяжело представляю себя вне футбола, и я надеялся на положительный результат.

- Ваше ходатайство КДК рассматривал почти два месяца. Почему так долго?

– Как мне объяснили, в августе был перерыв в чемпионате, а дисциплинарный комитет собирается на основании каких-то футбольных правонарушений, которые должны накопиться за тур высшей лиги. Тогда эти прецеденты и рассматривают. Мое ходатайство включили в повестку точно такого же заседания после одного из туров. Ради моего вопроса комитет отдельно не собирался.

Просто со стороны показалось, что дело рассматривали долго.

– Да нет. Это просто бюрократические проволочки. Здесь нет никакой подоплеки. Меня сначала вызвали на одно заседание. Я пришел, постоял возле кабинета, вышли представители комитета и сказали: «Сегодня принять решение не сможем – не хватает еще одного члена комитета». Это было в сентябре. Ну и на днях КДК собрался в полном составе и удовлетворил мою просьбу. Хотя, как мне объяснили, если я совершу правонарушение, которое будет противоречить нормам АБФФ, мне придется еще один год провести вне футбола.

- Ваше дело было достаточно резонансным. И вы ведь наверняка готовили какую-то аргументацию, чтобы комитет пошел навстречу и разрешил досрочно вернуться в футбол.

– Естественно. В федерации как-то сказали: «Мы ваш вопрос рассматриваем, но нам необходимы дополнительные документы» И мне пришлось собирать характеристики с двух работ – из футбольной школы и фирмы, где работал раньше. Нужно было приложить копию трудовой книжки, справку о составе семьи и еще какой-то документ. Пару недель ушло на то, чтобы все собрать.

Кроме того, мне предоставили слово. Говорил то, что и в суде, и вам в прошлом интервью. Оступился. Я это осознал, и действительно раскаиваюсь, но себя вне футбола не вижу, поэтому прошу дать еще один шанс. Как я понимаю, КДК принял во внимание еще и фактический срок моего отстранения от футбола. Я ведь по большому счету с лета 2016-го больше двух лет был вне футбола. Когда все это случилось, из АБФФ в «Сморгонь» пришло рекомендательное письмо, чтобы клуб отстранил меня от работы. Уволить меня «Сморгонь» не могла. Решения суда не было. Я дорабатывал свой контракт, однако подчинялся рекомендациям: во время матчей на лавочке вместе с тренерским штабом не находился, и моя фамилия в судейских протоколах уже отсутствовала. Как только сезон закончился, меня уволили.

Рындюку разрешили досрочно вернуться в футбол – его взятка позволила раскрутить «дело Жукова»

- Прямо сейчас вы уже имеете полное право работать и пополнить штаб любой команды.

– Да, могу пополнить какой-нибудь клуб, но мне еще нужно продлить тренерскую лицензию категории А. Эта категория выдается тренеру на всю жизнь, но каждые три года лицензию нужно продлевать. А чтобы продлить, нужно быть теоретически подготовленным, сделать план, расписать тренировочные циклы и сдать экзамены. Так что перед тем, как устроиться в какой-либо клуб, мне нужно еще сдать экзамены. Без этого никак.

* * *

- Когда мы общались с вами в августе 2017-го, вы работали в фирме по продаже сантехники, но вскоре устроились в футбольную школу «Арсенал». Кто вас туда пригласил?

– Дети знакомых занимались в «Арсенале». Они поговорили с руководителями школы, рассказали, что есть такой тренер. Те согласились. Изначально это был дополнительный заработок. Ведь у меня из зарплаты, согласно решению суда, удерживали 25 процентов. Но все-таки это любимое дело. Я даже не раздумывал, сразу принял предложение, условия, которые предложили, и полностью окунулся в работу. С утра до вечера работал на официальной работе, ездил в офис фирмы «ОникаСтандарт», а вечером отправлялся к детям. Образно говоря, просыпался в семь утра, а приходил домой в десять вечера.

- Вы понимали, что ваш приход даже в детскую школу может вызвать негативную реакцию?

– У меня были опасения по поводу родителей, но, к счастью, они не оправдались. В большинстве своем это люди адекватные, и родителей вообще не волнуют мои проблемы. На начальном этапе подготовки детям важно дать основы техники, показать, научить, сделать так, чтобы они были ловкими, координированными. Поэтому, повторюсь, мой вопрос родителей вообще не интересовал. А некоторые даже подходили и поддерживали меня. Люди понимают, что в жизни разные ситуации могут приключиться с любым человеком.

С каким возрастом работаете в «Арсенале»?

– У меня группы разных возрастов. Ребятам от восьми до 12 лет. Вы говорили про резонанс… Но школа «Арсенал» – частная, и свою деятельность проводит не под эгидой АБФФ. Если бы это была школа, условно говоря, «Ислочи» или «Луча», мне бы там, конечно, работать было бы нельзя.

Не все дети проходят в БАТЭ, «Минск», «Динамо», и «Арсенал» дает возможность не уходить из футбола и попробовать себя вновь. Возможно, кто-то из этих ребят выстрелит позже. И у нас уже есть примеры, когда кто-то из «Арсенала» уходил в минское «Динамо» и в БАТЭ.

- Слушайте, но разве не скучно после профессионального клуба тренировать детей?

– А, возможно, мне нужно было бы начать тренерскую карьеру с детей. Может, я зря перешагнул эту ступеньку. Ведь многие говорят и пишут, что становиться тренером нужно поэтапно. Как сложилось, так и сложилось. И мне не скучно. Наоборот. Позанимавшись с детьми, ты видишь результаты своей работы. Приятно видеть, когда восьмилетние мальчики, начинавшие с обыкновенного пинания мяча, через год уже начинают играть в какой-то футбол. В первой лиге я больше нервы рвал.

Николай Рындюк: «Раскаиваюсь и хочу вновь вернуться в футбол»

- Вы ведь были достаточно эмоциональным тренером. Могли и с крепким словом пройтись по футболистам. С детьми себя сдерживаете?

– Конечно, с детьми говоришь иначе. Лишнего слова здесь не скажешь. Многие родители хотят отдать детей в мои группы. Они забиты под завязку. У меня неплохо с психологией, и я вижу детей. Вижу, на кого стоит прикрикнуть, а кого похвалить. Да и дети тоже знают, кто их тренер и за какую сборную играл.

- Вы пошли тренировать в школу все-таки ради практики или из-за удержания зарплаты?

– Все вместе сложилось и друг друга дополнило. Естественно, я хотел оставаться в футболе, иметь практику. А если ты еще и деньги за это получаешь, то почему бы и нет.

- Вы еще отбываете наказание в виде исправительных работ?

– Нет. Кстати, федерация в своем решении опиралась на постановлении суда Первомайского района. Я написал соответствующее ходатайство, и суд вынес решение о том, чтобы в отношении меня прекратились испытательные работы и удержание зарплаты. Я уволился с фирмы и полностью сконцентрировался на тренерской работе.

- Что из себя представляли испытательные работы в вашем случае?

– У меня должен был быть полный восьмичасовой трудовой день. Ты не имеешь права взять отпуск за свой счет и так далее. Не должно быть прогулов. Ты обязан работать, и определенная сумма из твоей зарплаты уходит государству.

* * *

- Честно говоря, со стороны все выглядело так, что, получив разрешение на работу, вы вернетесь в «Сморгонь». Делами команды вы интересуетесь, да и у клуба до сих пор нет главного тренера. Алексей Дворецкий работает с приставкой «и.о.». Доля правды в этом есть?

– Доля правды есть. Но скажу вам откровенно: «Сморгони» нужен местный тренер, который там раньше играл, а теперь живет и работает. Который знает кухню, детскую школу. В которого будут верить болельщики. Пока предложение из «Сморгони» мне не поступало. Если поступит, буду думать. Но, скажу откровенно, сейчас я втянулся в детский футбол. У меня все стабилизировалось, все в жизни спокойно. В школе прислушиваются к моему мнению. К работе с детьми подтянули в прошлом известных футболистов – Олега Страхановича и Андрея Дивакова. У нас тренируется больше 500 ребят. Поэтому пока не знаю, стоит ли что-то сейчас менять. Работа мне доставляет удовольствие, и о глобальных планах не думал.

- Не отрицаете, что можете надолго остаться в детском футболе?

– У меня лишь одна мысль: просто остаться в футболе. А какой он будет – детский, взрослый, белорусский, иностранный, – я пока сказать не могу. К сожалению, своим поступком я испортил себе карьеру. Сам это понимаю. Пострадал. У меня было неплохое начало тренерской карьеры. Моя команда все время боролась за высокие позиции в первой лиге – дважды занимала пятое место. Знаю, что обо мне были хорошие отзывы в федерации, но, к сожалению, сложилось так, что своим поступком испортил себе жизнь.

- Замарав репутацию, закрыли себе дорогу в высшую лигу?

– Не считаю, что закрыл себе дорогу в высшую лигу. Я совершил преступление – наказание отбыл. Однако сейчас только Господь знает, как сложится в дальнейшем моя судьба.

- За последнее время мнение о вас изменилось у многих?

– Для меня важно, что ни знакомые, ни друзья, ни болельщики от меня не отвернулись в этой ситуации. Исходя из материалов дела, с которыми я знакомился, когда был свидетелем, а потом обвиняемым, скажу, что у правоохранительных органов к Андрею Михайловичу [Жукову] было достаточно много вопросов. Мой поступок лишь усугубил ситуацию.

- Но есть версия, что вы, отблагодарив, подставили его.

– Поймите, для всех хорошим быть не можешь. Но я вырос в Минске в простом нормальном районе – в Серебрянке. Меня воспитывали нормальные мама и папа. И подставить человека, которого знаю очень давно… Да у меня нет таких принципов. Поступив так, я бы просто не дошел бы на районе до универсама «Полесье». Понимаете? Люди пишут в интернете так, потому что они, возможно, юридически не подкованы. Если бы я сдал человека, то, наверное, занимал бы какую-нибудь должность, а не отбывал бы потом наказание. Это логически. Повторюсь, вопросов к Жукову было много. А то, что я тогда пришел… Да, так случилось. Но из-за своего воспитания подставить человека не мог. Что я сам получил? Суд и дисквалификацию. Оправдываться я не намерен. Я не девочка, чтобы всем нравиться. Был суд. Получил наказание. Отбыл его, а сейчас пытаюсь карабкаться, вернуться в футбол. Всеми действиями и поступками хочу показать, что это была ошибка. Думаете, я спокойно сплю, когда знаю, что из-за меня человек в тюрьме сидит? Но это жизнь.

* * *

- Вопрос, который не могу вам не задать. Вячеслав Замара – что это за футболист?

– Да, был такой футболист. Играл со мной. А когда я стал тренером, отчислил его из команды – Вячеслав не устраивал меня чисто по футбольным качествам.

- Он был душой коллектива?

– Я бы так не сказал. Тогда в команде хватало хороших парней и игроков. Те же Шмигеро, Крот, я… До «Сморгони» даже не знал, что есть такой футболист.

- Когда вы играли вместе с ним, о нем ходили странные разговоры?

– Я вам больше скажу. Когда я играл, когда начал тренировать, предпосылок не доверять своим футболистам, кого-то подозревать у меня не было. Это касается и тех, кто потом засветился в процессе о договорных матчах.

Вячеслав Замара.

- В дальнейшем общались с Замарой?

– Он же сам из Сморгони. Поэтому, когда приходил на футбол, мог с ним поздороваться.

- После вынесения приговора в деле о договорняках он в зале суда передал вам привет. Что он имел в виду?

– Мне об этом рассказывали. Возможно, он обижен на то, что я якобы незаслуженно убрал его из команды в свое время. Или, может, думает, что я причастен к его задержанию. Не знаю. У меня только две версии. Но это все полный бред. Как вы себе это представляете? Я должен был быть в курсе дел? Он мне близкий друг? Оповещал меня? Как я помню, эпизоды, связанные с договорными матчами, были задокументированы в апреле 2016 года. Матч «Ислочи» с брестским «Динамо». Я же совершил свое преступление 7 июня. Но в какой-то степени я понимаю человека. Он получил серьезное наказание и, наверное, считает, что виноват во всем я. Но эпизодов их дела я знать не знал, и повлиять на что-то не мог.

- У вас нет желания спросить у него: «Слава, а что ты хотел сказать этим приветом»?

– Ну, так спросим. Как только он отбудет свой срок заключения, я обязательно задам ему этот вопрос.

ФОТО: Антон Рогачvk.com/fsarsenal

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья