Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Железный дровосек

«Биончик лег в сугроб, сделал вид, что он снайпер, и начал стрелять». Так интересно о партнерах рассказывают редко

Почитайте байки Егора Семенова из «Луча». Не пожалеете.

Егор Семенов очень необычный футболист для Беларуси. Если многие игроки к 30 начинают подумывать о завершении профессиональной карьеры, то у полузащитника она по большому счету в этом возрасте только началась. В начале «нулевых» Семенов, занимавшийся в «Смене», считался едва ли не самым талантливым подростком в РБ, но долго подняться выше минора не мог. Он отметился в «Клеческе», «Сморгони», «Смолевичах» и насобирал кучу забавных историй о первой лиге, которыми когда-то поделился с «Трибуной».

Егор Семенов: «Два года не могу отдать Филипенко 250 долларов. Пусть он не обижается»

Однако все кардинально изменилось три года назад, когда Семенов оказался в «Крумкачах». В 28 Егор дебютировал в вышке и с тех пор выступает преимущественно в элите. Последние полтора года он провел в «Луче», однако новый сезон, судя по всему, начнет в новом клубе. Тарас Щирый встретился с Семеновым и поговорил про талант и юмор Биончика, «ловеласа» Джигеро, «костолома» Бондаренко и поклонника Стаса Михайлова Ротковича.

– Ты уходил в отпуск с пониманием, что работа на следующий год у тебя будет?

– Межсезонье получилось не очень. Моим приоритетным желанием было остаться в «Луче», продлить контракт, но до Нового года никаких гарантий на этот счет не было. Не было и понимания того, что ждет команду в 2019 году. И сейчас все еще непонятно, что с «Лучом» будет дальше. На словах все, конечно, неплохо, а вот конкретики пока никакой. Стопроцентной информации о клубе – останется он в Минске или переедет в Могилев – нет. Велика вероятность, что сезон начну в новом клубе. Говорить где, не буду. Все станет известно в ближайшие дни.

– Для скромного новичка «Луч» выступил в чемпионате неплохо – сохранил прописку. Стали ли для тебя неожиданностью разговоры о возможном переезде в Могилев?

– Конечно. Я и предположить не мог, что речь зайдет о кардинальных изменениях. В нашем футболе редко происходило, чтобы клубы объединялись. Читал, что в свое время так объединились в Могилеве «Днепр» с «Трансмашем», но это произошло в рамках одного города, а тут же речь идет о кардинальных шагах. Какой будет структура клуба, переедут ли все минчане в другой город, непонятно, как организуют проживание для семейных… Если честно, говорить об этом сейчас вообще рано. Но, конечно, это полная неожиданность.

– За прошлый год «Луч» с игроками рассчитался полностью?

– Скажу оптимистично: вопрос решается!

– За ключевой матч чемпионата со «Смолевичами» вам хороший бонус обещали?

– В прошлом году у нас были не самые большие премиальные, но перед последним туром зашел разговор о том, что они будут увеличены за чистую победу. Ничья не оговаривалась. В сезоне нам платили стабильно, нормально. Да и вообще подход к делу в клубе был профессиональным. Я вот какую тему хочу затронуть. В последнее время много писалось о том, что «Луч» – это клуб без болельщиков и инфраструктуры. Я с этим согласен, но почему-то никто не написал, что у нас была очень молодая команда. Ветеранами были я, Козлов, вратарь Шелихов. Были еще Осипенко и Роткович, но они, по сути, не являлись игроками основного состава. А так играла в основном молодежь. И никто ведь из нас не жаловался на то, что мы молодой коллектив и из-за этого нет результата. Каждый молодой футболист заслуживал место в составе и был полноправным игроком основы. Это была перспективная команда.

Да и в плане тренировочного процесса все было выстроено на профессиональном уровне, с пониманием, к чему мы стремимся. На дальние выезды отправлялись с ночевкой. С питанием тоже проблем особо не было. Особенно во втором круге, когда питались в аквапарке «Фристайл». Для грамотной работы у нас все было. Многие соперники подкалывали нас, что и спим, и играем с «поларами». В первой лиге мы их тоже использовали, но активно задействовали в работе уже с приходом в клуб тренера по научно-методической работе Дмитрия Евгеньевича Корзуна. Лично меня, когда смотрел российскую и английскую премьер-лиги, всегда интересовало, кто и сколько пробежал на поле. Раньше все измерялось на глаз, а теперь ты сам получаешь информацию, понимаешь, соответствуешь ли европейскому уровню, сколько и в каком объеме пробегаешь. Это, конечно, не главная, но очень важная составляющая. Хотя кто-то не любил «полары», считал, что его таким образом контролируют. Но, как говорил Сергеич [Биончик]: «Никто же не проверяет, как вы пили и отдыхали. Нам нужно просто понимать, как вас развивать и какой объем работы вам давать».

– И какую информацию показали «полары»?

– Физически мы были готовы неплохо. И кондиций нам, в принципе, хватало. Оставалось лишь работать над мастерством и мотивацией. Запредельного ничего нет в футболе. Но если ты пробежал 12 километров за матч – это не такой важный показатель, как твоя скорость в определенный момент, как ты работаешь с мячом на этой скорости.

– Уже не первый год говорят, что Биончик один из самых способных белорусских тренеров. Ты это почувствовал?

– У него очень интересное видение футбола. Я не хочу никого обидеть, мне довелось работать с хорошими тренерами, но Биончик совершенно иначе разбирает игровые эпизоды и тактические действия. Он детально объясняет, для чего нужно занимать ту или иную позицию на поле, нужно ли было принимать это решение в конкретной игровой ситуации или нет. На протяжении недели в тренировочном процессе доводилось, как нужно играть с соперником. Смотри, неплохой тренер, разбирая соперника, скажет, что он играет по схеме 4-4-2, назовет наиболее опасных игроков, а Биончик, к примеру, рассказывает, в каких зонах будет действовать крайний защитник, как при этом нам нужно располагаться. По-тренерски он видит игру очень глубоко и старается предугадать действия соперника на несколько ходов вперед.

Иван Биончик.

У него интересный взгляд на игру вратарей. Ключевой принцип – играть через голкипера, как через полевого игрока. Это свойственно и всему современному футболу. Условно говоря, тот же Эдерсон в «МанСити» едва ли не плеймейкер. Прошлой зимой был интересный момент. К нам на просмотр приезжали вратари. Если парню катили мяч, и он при среднем прессинге первым же касанием выбивал его вперед, то с просмотра чуть ли не сразу отправляли домой. А если в товарищеской игре вратарь не выбивал, возился с мячом и привозил себе гол, ему могли сказать: «Молодец, ты работаешь с нами дальше».

– За вас в первом круге в воротах играл Максим Плотников. На мой взгляд, парень замечательно играет ногами.

– Да, практически все делает так, как полевой – и низом, и верхом. Отдает туда, куда хочет. Но он и руками хорошо играет. В этих компонентах с ним в «Динамо» хорошо поработал Василий Хомутовский, о чем Макс сам рассказывал. У нас он смотрелся вообще классно, а вот в Жодино получил травму и у него что-то не пошло. Кстати, яркий эпизод, связанный с Плотниковым, случился именно в матче с «Торпедо-БелАЗ» в первом круге. Макс в касание решил развернуть слева направо, но Мышенко прочитал эту задумку, и мы пропустили гол. Проиграли 0:3, но за тот момент Плотникова никто не ругал. За счет вратаря мы получали численное преимущество на нашей половине поля, хотя, понятно, цена ошибки была высока.

- Еще немного о Биончике. Помню его по одному товарняку, когда «Луч» только вышел в первую лигу. Он очень интересно вел себя: иногда на бровке стоял на корточках, обращался к футболистам, используя очень забавные словечки…

– Он еще не в том возрасте, чтобы стать очень и очень серьезным. Биончик адекватный и умный человек, но в поведении иногда проскакивает что-то от футболиста. Он любит пошутить, поучаствовать в личных неформальных беседах. И если есть какие-то приколы, то он их использует. На зимнем сборе команда как-то опоздала на тренировку, и в наказание нам дали беговую работу. Бежали несколько серий 7 по 50 метров. Это тяжело. И на второй серии, когда у всех начало сводить задние мышцы, Сергеевич лег в сугроб, сделал вид, что он снайпер, и начал якобы стрелять, выкрикивая фамилии: «Архип, правая нога, задняя! Пах! Попал!» Со стороны это выглядело очень прикольно.

Или еще один случай. Зимой договорились сыграть со «Слонимом» в Минске. Пошел сильный снегопад, и мы просили игру отменить, но соперник уже выехал. Снег лежал по щиколотку, и, чтобы поберечь футболистов, Сергеевич не хотел выпускать нас на поле. «Слоним» же чуть ли не требовал, чтобы «Луч» в таком случае оплатил обратную дорогу. В итоге картина: «Слоним» усиленно разминается, а у нас на разминку выходят главный тренер, его помощник и тренер вратарей. Один подавал в штрафную, а другой пытался забить через себя, с носка, а потом падал в сугроб. Мы смотрели за этим с третьего этажа административного корпуса «Минска» и смеялись. Со стороны это было похоже на стеб. В итоге на поле вышли мы, но игра не носила серьезного характера, и тренер даже не просматривал в ней новичков, не давал никаких заданий. Честно говоря, прежде я еще никогда не встречал тренера с таким юмором, как у него.

– Кажется, одним из самых важных матчей для «Луча» стала игра с «Торпедо-БелАЗ». Вы тогда всей командой оборонялись, не давали сопернику свободных зон и отстояли ничью, которая, по большому счету, позволила сохранить прописку в элите. Но в битве за выживание со «Смолевичам» «Луч», наоборот, смотрелся неубедительно.

 Ужаснейший матч. По моим ощущениям, один из худших в чемпионате. Первый тайм вообще провалили. Конечно, мы готовились, но выпал снег, газон был немного скользким, и в первой половине «Смолевичи» были более заряженными на борьбу, чем мы. А мы, такое ощущение, вышли, не осознавая, что нам нужно биться и бороться. Думали, что все у нас получится. И по всем моментам «Смолевичи» в той игре объективно были ближе к победе. А в конце нам, наверное, просто воздалось за какие-то другие игры.

– Вышло так, что ты помог отправить в первую лигу почти родную команду.

– Я, честно говоря, не хотел бы рассуждать о «Смолевичах», о словах Загорцева, нужен ли «Луч» высшей лиге или не нужен. Мы остались по спортивному  принципу. У  нас пять-восемь молодых ребят привлекались в молодежку. Стадионы, на которых принимали и мы, и «Смолевичи», примерно одного качества. Значит, мы просто сделали свою работу чуть-чуть лучше.

«У «Луча» нет будущего. То же могу сказать про минское «Торпедо». Босс «Смолевичей» итожит выступление команды в вышке

– Ты помнишь свои встречи с Загорцевым?

– Они никогда не носили личного характера. Были исключительно коллективными. За пять встреч я очень много слышал от него похожих историй, которые повторялись в каждом разговоре. Я их наизусть знал. Например, о том, что он работал в волейбольной команде, и как руководил процессом. Про инфраструктуру «Луча» он, может, и прав, но я помню, что и в Смолевичах не всегда все было гладко. Ну и Бог с ними, желаю им поскорее вернуться обратно.

В «Белшине» тоже в свое время говорили, что «Луч» – это не клуб для высшей лиги. Ну так наладьте в Бобруйске работу основной команды и выходите в высшую лигу. «Луч» же не против этого. Наверное, все-таки в вас проблема, если не можете второй год подряд выполнить задачу, а не в «Луче». В чем мы виноваты, если набирали очки? Есть же спортивный принцип.

– Выходит так, что половина «Луча» – бывшие игроки «Смолевичей». Может, немного утрирую, но это действительно так.

– Видишь, так получилось, что там свои воспитанники почему-то не понадобились, а у нас, к примеру, Никита Степанов играет ключевую роль. Это без вопросов основной защитник «Луча». Раньше был опорным полузащитником, но при Биончике начал играть левого центрального защитника. Привлекался в молодежную сборную. В официальных встречах не сыграл, но кандидатом стал.

Никита Степанов.

Отличный, грамотный и толковый парень. Правда, очень громко смеется, и это пугает окружающих. Когда наш психолог услышала, как смеется Никитка, она была немного шокирована, а потом уже привыкла. Но он спокойный, хотя и выглядит немного устрашающе. Все эти ребята, взращенные в Смолевичах на козьем молоке, здоровые :). Физические данные у них запредельные. На них пахать можно. Не знаю подробностей его ухода из Смолевичей, но слышал, что мэр жалел о его потере.

Леонид Ханкевич. В позапрошлом году стал лучшим бомбардиром первой лиги. Первый круг был в аренде, а во втором забил Бресту и принес очечко, которое, возможно, нас спасло от вылета. Он очень мощный. Технически не топ, но в первой лиге мог себе на плечи посадить соперника и бежать с ним. В высшей лиге понимающие защитники на него не «запрыгивают», а играют грамотно, выбирая позицию.

– Несется, как танк?

– У него своеобразный дриблинг – с переломом своих ног и ног соперника. Финты Лене лучше не показывать, хотя он их все равно разучивает. Когда набирает скорость, сопернику сложно, а когда пытается исполнить Неймара, защитникам становится попроще. В таких моментах он сам себе может навредить.

Леонид Ханкевич.

– Про Ханкевича в «Смолевичах» говорили, что он притягивает косяки.

– Но он так не думает. В Смолевичах у него была устоявшаяся репутация. И все странные истории случались с ним: то что-то забудет, то еще в какую-нибудь проблему попадет. Леня считает, что на него просто повесили ярлык. В плане установок он любимец всех тренеров. Бразевич на них мог тонко пошутить над его техническими данными, да и в «Луче» могло прозвучать что-то в духе: «Линия нападения отскакивает в недодачу и принимает мяч. Леонид Ханкевич, ты это не запоминаешь. Это не тебе». А так Леня очень добрый парень, который с одноклубниками делится всем, чем может.

– За вас в прошлом сезоне играли еще два парня, которые прошли «Смолевичи», – Валерий Маров и Артур Кац.

– Марова присмотрели зимой. Хороший парень, поначалу был основным игроком, неплохо наиграл в первых матчах, но после перерыва уехал в Житковичи. Кац попал в Смолевичи при объединении с БАТЭ. Как по мне, один на один на бровке – среди сильнейших футболистов, с которыми я играл. Когда набирает скорость, сопернику остановить его очень тяжело. Кроме того, у Артура отличный удар и подача. Если он будет все это использовать, станет одним из лучших футболистов высшей лиги. Вопрос лишь в том, когда он к ней адаптируется.

Артур Кац.

– Кажется, Кац никогда не замолкает.

– Нет, он не так многословен, просто из-за своего серебрянского (Серебрянка – район Минск – Tribuna.com) прошлого и поведения похож немножко на бандита. Кацыдла просто одновременно напоминает пижона, мажора и хулигана. Кац – автолюбитель. В прошлом году купил BMW X3 и проехал на ней всего пару раз. Она постоянно ремонта требовала. Так в итоге мы шутили, что взял он ее ради селфи.

– «Луч» во многом составлен из ребят, которые никогда не играли в вышке. Некоторые вообще прошли с командой путь из второй лиги. Тот же Козлов, например.

– У него своя история. Очень неплохой футболист. Он – воспитанник «Минска», дорос до основной команды, но так сложилась судьба, что на три года остался без футбола. Поехал в «Слоним», и после школы «Минска», где были все условия, его немножко прибила местная реальность. И посчитал, что перспектив в футболе нет, и пошел работать, сочетая это с любительским футболом. Ну а потом в его жизни появился Биончик, который все донес и заложил в голову, что он ничем не уступает игрокам высшей лиги, а, может, и превосходит их.

Юрий Козлов.

– Спрашиваю об этом вот по какой причине. Иногда казалось, что парни выходили на поле просто с шальными глазами от того, что играют в вышке, и немного, наверное, не понимали, что происходит.

– Так, наверное, и было. В первых матчах высшей лиги мы играли так, как в первой, – без боязни. Но когда мы только ошибались, сразу получали гол.

– Я приведу тебе самый простой пример. Арсений Бондаренко и травма Яссе Туоминена в Борисове.

– Ну да, получилось, что он  костолом в этом сезоне. Кстати, помнишь историю с Милевским? Ведь странная ситуация. Я не знаю, почему Артем тогда сказал, что перед ним никто не извинился. Я не был в Бресте, смотрел игру по телевизору, и в том моменте было видно, что человек сам неудачно упал. Произошел несчастный случай, и такое, к сожалению, в футболе бывает. Что касается Туоминена, фото получилось страшное.

Но у Бондаренко не было цели нанести травму. Знаешь, бывает, видишь страшные подкаты и понимаешь, что человек, который катится, реальной больной. Но если посмотреть на этот момент… Бондаренко отдали немного неудачную передачу, от него убегал Туоминен и он старался в подкате спасти ситуацию. Бондаренко явно не катился в ноги – он старался сыграть в мяч, но получилось очень жестко и грубо. Понимаю, что его называют костоломом, но, повторюсь, никакого злого умысла не было. Да, неправильно, что Арсений не извинился. Но, блин, человек молодой. Знаком ли он с кем-то из БАТЭ, чтобы достать номер Туоминена? Да и просто мог растеряться. Сам же по себе Арсений достаточно спокойный и адекватный парень. Не грубый. И если посмотреть по карточкам, то сезон у него сложился нормально. Просто оказался в эпицентре двух эпизодов. Один из них получился очень странный, а второй произошел на «Борисов-Арене», и об этом узнали все. С другой стороны в этой же игре с БАТЭ скулу сломали нашему вратарю Денису Шелихову. Он был первым на мяче, но кто-то все равно пошел до конца и попал ногой в лицо. Атака вратаря – это сразу карточка, а в том моменте даже штрафной не поставили. Судья показал на удар от ворот.

– Давай закроем грустную тему. Расскажи, кто в «Луче» главный заводила.

– Капитан и лидер в раздевалке – это Козлов. К нему обращаются по всем организационным вопросам, но вот балагуром и весельчаком я его не назвал бы. Если нужно просто посмеяться, тогда нужно идти к Лене Ханкевичу. Ну и к Джиге (Александр Джигеро – Tribuna.com). Для меня очень интересный человек. Самая веселая и интересная история про него – это то, что Джига всегда в активном поиске. В команде есть своя компания, состоящая из холостяков и ребят помоложе, которая выходит, как они сами говорят, на охоту или на рыбалку. Просто Джига очень красочно и душевно рассказывает о своих похождениях языком, которым написаны любовные романы. Например: «Все ей отдаю… Дарю ей любовь, подарки, говорю, что хочу детей, а она меня бросила» Говорит, что к девушкам очень серьезно относится, а им нужны лишь подарки. Просто Джига не похож на человека, который ищет очень серьезных отношений. И когда ты четыре месяца подряд слышишь одну и ту же историю о его разбитом сердце, но с разными героинями, начинаешь понимать, что он где-то переигрывает, и становится смешно.

– Как вы отпраздновали сохранение места в вышке?

– А праздновать было особо нечего. Задачи ведь изначально такой не было. Мы планировали спокойно идти по дистанции, но получилась вот такая эмоциональная последняя игра, после которой просто собрались в кафе. Это было спонтанное решение – заранее банкет никто не планировал. Собрались, посидели и спокойно отметили. Тем более отпуск наступал не сразу, кто сколько хотел, тот столько и посидел.

– Короче, было не так весело, как в твои сморгонские времена.

– Без эксцессов. А «Сморгонь»… Алексей Дворецкий (главный тренер «Сморгони» – Tribuna.com) попросил, чтобы я передал, что в садике, где жили и веселились футболисты, все поменялось. Там теперь ремонт и вообще другое отношение к делу. А так получилось, что в свое время с моей подачи, а, может, и не с моей, пошло странное отношение к этому садику. Хотя и в других городах футболисты живут вместе на базах, где происходит много интересного, что не принято афишировать. Просто слово садик звучит как-то подозрительно, и для Сморгони это место стало какой-то притчей во языцех, пошли разговоры, что там бардак и ужас. Как я понял, сейчас в «Сморгони» ставка сделана на молодежь, и от былого веселья не осталось и следа.

- Еще один вопрос про Сморгонь. Ты ведь играл в то время, когда районом руководил Мечислав Гой.

– Я его видел всего лишь пару раз. И если говорить о руководителях, с которыми работал, то мне Гой очень нравится. Он всегда посещал домашние матчи. Никогда не приходил в раздевалку и не командовал. Гой был болельщиком, который помогал поддерживать клуб финансово.

– Но чувствовалось, что именно он рулит местным футболом?

– Да. Расскажу историю. По меркам первой лиги у нас был хороший состав, хорошее финансирование, но в какой-то момент результат был не очень. Гой приехал на тренировку, собрал всех футболистов, познакомился с новичками, спросил, что нас не устраивает, все ли выполняется, что нам надо и почему нет результата. Мы сказали, что результат будет. Все, что мы ему сказали, было сразу же решено. Прошло несколько туров, команда начала набирать очки, и Станислав Вацлавович Юргель передал нам от Гоя благодарность. Был лишь один неприятный эпизод, связанный с Гоем. Случилось это перед игрой с «Лидой». Это региональное дерби, очень важный матч. Гой пришел и сказал, что нам будут увеличены премиальные, но очень нужно переиграть «Лиду». Для него это было принципиально. На гостевые матчи он особо не ездил, но эту игру решил посетить. Мы сыграли очень неудачно, и он, не дожидаясь завершения матча, ушел со стадиона. Был очень зол, и все боялись того, что произойдет после возвращения в Сморгонь. Но никаких разносов не последовало. Все просто знали, что он очень недоволен. Никаких задержек по зарплатам и наказаний не произошло.

Близких отношений у Гоя с футболистами не было, но он старался делать все, чтобы команда в городе была на плаву. И когда я узнал, что он переезжает в Гродно, мне стало интересно, что будет с «Неманом». И со временем я увидел, что в Гродно отношение к футболу хуже не стало, а даже улучшилось. И мне нравится, как у клуба обстоят дела.

* * *

– Как так получилось, что ты до 28 лет ни разу не сыграл в высшей лиге?

– Меня никто и никуда не приглашал. Смотри. У меня никогда не было агентов, появлялось предложение поиграть в первой лиге, и я его рассматривал, сравнивал с другими. Была возможность поиграть в «Городее», но там я не закрепился. Были полушуточные разговоры поиграть за рубежом, но так получалось, что я не осмеливался, и толком гарантий никаких не было. И стоило ли ехать в Польшу, куда меня, по сути, никто не звал, если есть вариант в Беларуси?

– Получается, что в «Крумкачах» тебе дали вторую футбольную жизнь.

– В Смолевичах меня не захотели оставлять – в клубе начался новый вектор развития. Осадок был, но без обид. Что касается «Крумкачоў», я сам не был уверен, что им понадоблюсь. Арам Абд Аль-Маджид, с которым играли в «Смолевичах», предложил набрать в клуб и, если что, съездить в «Крумкачы» на просмотр. В итоге съездил и остался. Денису Шунто и Олегу Дулубу мне стоит быть благодарным за то, что я хоть в 28 лет появился в высшей лиге.

– «Луч» и «Крумкачы» – между ними радикальная разница?

– Как я понимаю, разница в том, что при выходе «Луча» в высшую лигу появился человек, который согласился вкладывать в клуб. Такого ответственного за все человека в «Крумкачах» не увидел. Были партнеры, которые появились, когда наступила волна хайпа. Вот тогда деньги платились вовремя. Но гарантий никогда не давали. Был лишь Денис, у которого у самого не было подушки безопасности. Были лишь обещания, которые ему давали партнеры, а он – нам. И когда с деньгами наступила жопа, он сказал: «Вас обманывают люди, которые обманули меня, а не я напрямую». И нам было непонятно, кто по итогу виноват. Деньги не платили весь первый круг. Можно сказать, что жена кормила – Наташа врачом работала до декрета. Ну а в августе 2017-го я перешел в «Луч», и в следующем месяце уже получил первую зарплату.

Учредитель «Луча» – Владимир Николаевич Тельпук. Он и является гарантом в финансовых вопросах. Узнали про него в начале сезона, а потом он как-то приехал к нам на тренировку. Произвел впечатление серьезного человека. Никогда в нашу работу не вмешивался и наблюдал за всем со стороны. После матча со «Смолевичами» зашел в раздевалку и поблагодарил команду за то, что сохранили место в высшей лиге.

– В «Крумкачах» ты познакомился со множеством интересных ребят. Кто на тебя произвел неизгладимое впечатление?

– Мне было очень приятно познакомиться со Славой Глебом. Все-таки едва ли не легенда белорусского футбола.  К нему в раздевалке всегда было приковано внимание, не было темы, которая его обходила стороной. Слава – это два разных человека. В раздевалке и в обычной жизни он общается как адекватный и взрослый мужчина, но на поле, как только начинается игра, перевоплощается в очень эмоционального. Расскажу самую памятную историю. Я перед игрой с БАТЭ ему сказал: «Слава, дай команде 15 спокойных минут. Пожалуйста, не кричи». Он отвечает: «Хорошо, но ты же понимаешь, что я нервничаю из-за того, что они ошибаются в простых ситуациях». Все, мы договорились, вышли на поле, развели, проходит, наверное, 45 секунд, идет подача с углового, и мы не разобрались, кто должен идти на мяч. Эпизод продолжается, но Слава остановился и начал поливать меня – футболиста, с которым договорился, что делать этого не будет :).

Вячеслав Глеб.

Еще был один важный момент, связанный с Шиком (Евгений Шикавка–Tribuna.com). Женя не любил, когда на поле на него кричали. Мы все время пытались сделать так, чтобы они нормально общались, говорили: «Слава, только его не трогай. Можешь даже остальных поливать, но только не Шика». Шикавка был в атаке ключевым игроком нашей команды и нам не хотелось, чтобы нарушалось его психологическое равновесие. И был момент, когда Шикавка бежал с Глебом, Слава просил мяч: «Женя! Женечка! Женя!», но не дождался паса, и произнес слово, которым называют женщин легкого поведения. Емко так :).

«Штанге, узнав об отказе ехать в ПАОК, сказал, что я сумасшедший». Вячеслав Глеб – о травме, Капском и ошибках

Шикавка же вообще спокойный парень, и он не любит сильных проявлений эмоций. Не скажу, что его это прибивало, но подобного он не любил. И на пользу это не шло. Они никогда не конфликтовали, но могли друг другу высказать претензии. Короче, нужно было найти баланс, чтобы и Шик не обижался, и Слава не молчал, ведь это ему придавало силы.

Сейчас вообще стало мейнстримом что-то рассказывать про Шика. По нему сразу было видно, что он техничный и быстрый футболист. Но, по сути, он, как и Козлов, поначалу не мог нигде добиться контракта. Помню, он даже в «Смолевичи» приезжал на просмотр, но через неделю уехал. Прошло время и в «крумках» он звездой стал. Хороший парень. По юмору главным никогда не был, но в коллективе со всеми общался хорошо.

– Мне кажется, в прошлом году мейнстримом было рассказывать что-то про Дулуба. Чем тебя больше всего удивил Олег Анатольевич?

– Теоретическими занятиями. Они иногда напоминали лекции в университете. Практически все вещи я знал, но мне его было очень интересно слушать. Сами по себе занятиями были нетривиальными. Во-первых, это был подробный разбор соперника, а во-вторых, теория могла состоять из каких-то интересных картинок, видеороликов, отрывков из фильмов. Перед матчем с кем-то из лидеров мы смотрели небольшой отрывок из «Гладиатора». И это преподносилось с определенным смыслом, мол, хоть враг нас сильнее, но мы стоим друг за друга.

– Кто в «Крумкачах» был белой вороной?

– Легионеры из России и Украины, с которыми я там пересекался, для меня легионерами не являлись. Языкового барьера не было, и они быстро адаптировались. Киргизы побыли в клубе мало и про них ничего интересного не расскажешь. По игровым качествам был неплох Давид Симбо, но в остальном он казался странноватым типом. У него постоянно были проблемы с давлением.

Давид Симбо.

Сначала подумали, что он увлекается с алкоголем, но выяснилось, что дело в не в этом. Как оказалось, он просто не спит. Вратарь Андрей Федоренко жил с ним на выезде в Мозыре, и, проснувшись ночью, решил сходить в туалет. Видит, в кровати Симбо нет. Вышел из комнаты, и увидел, что он сидит в гостиной, пьет Burn и смотрит по телевизору каналы на русском, который вообще не понимает. Когда Симбо заснул, Андрей так и не понял. Наверное, в пять или в шесть часов утра. Ему в команде сложно было. Он ничего не понимал, говорил на другом языке и практически все время проводил вместе с Умару Бангура из «Динамо».

– С иностранцами в «Крумкачах» было не так и гладко. Некоторые игроки возмущались, мол, у украинского тренера Владимира Пятенко жесткая дисциплина. Это было действительно так?

– Пятенко был жесткий, но адекватно жесткий в работе и нагрузках. Это его принцип. Это было понятно сразу, и мы понимали, что такой тренер будет себя именно так вести. Устать у него можно было уже на предматчевой разминке. Пульс разгонялся до 190 ударов в минуту. Возможно, это и правильно, но для нас было непривычно. Может, кому-то его стиль работы не нравился, но он мог спокойно пошутить и, на мой взгляд, вел себя с футболистами нормально. Правда, постоянно контролировал вес игроков, и это мне казалось небольшим перегибом. Было ощущение, что некоторые веса брались из головы. И мне было очень сложно весить именно столько, сколько от меня требовали. А если появлялся лишний килограмм, тренер считал, что ты нарушаешь режим.

– Он ввел в команде систему штрафов?

– Она планировалась, но у нас не было нормального финансирования, и платить штрафы нам было не из чего. При этом система штрафов тоже неадекватной не была. Штрафы должны были предписываться за опоздание на игру или тренировку, за использование телефона в раздевалке. Кстати, даже в этом вопросе проявлялся профессиональный подход Пятенко. Когда он расписал штрафы, то позвал лидеров, старожилов команды, показал эту систему и спросил: «Как вы считате – это много или мало?» Какие-то суммы корректировались, но в итоге сработало золотое правило «нет зарплаты – нет штрафов». :)

– Пятенко до Беларуси работал в украинской премьер-лиге. Как после нее он смотрел на вашу безденежную действительность? Было ощущение, что человек просто ошибся дверью и не туда попал?

– Если говорить об организации работы, то да. Пятенко хотел, чтобы в клубе все было на уровне, но, видимо, не рассчитывал, что попадет в «Крумкачы». Наверное, когда изначально разговаривал с Шунто, все видел немножко иначе. Он переживал и бесился из-за проблем с инфраструктурой, потому что видел, как должно быть построено дело в нормальном клубе. На его лице читались эмоции.

– Он хоть однажды жестко вспылил?

– У Дулуба, как мне кажется, на первом месте стояло развитие и работа, а Пятенко как человека, который приехал из-за рубежа, тоже интересовала зарплата. Он же переехал в Минск, снял квартиру, а ему не платили. И он стоял и за свои деньги, и за деньги ребят. Когда к нам приезжал Денис, Пятенко к нему обращался: «Денис Петрович, а когда будут премиальные и зарплата? Что мне говорить людям?»

– Как он попрощался с командой?

– Пошла череда матчей без побед, он пришел как-то в раздевалку, сказал, что принято решение расторгнуть контракт, пожал каждому руку и поблагодарил за работу. Ничего плохого о нем сказать не могу. И то, что не было результата, это ведь не только его проблемы. В клубе не было финансирования. Просто, наверное, в Украине футболисты не привыкли работать без денег, а у нас играть в футбол и полгода чего-то ждать – обычная ситуация.

* * *

– Ты почти всю жизнь играл в миноре. Перестроиться на вышку было нелегко?

 Ну, смотри, за ошибку, как я говорил, тебя сразу наказывают. Но, в принципе, ко всему остальному за пять туров ты привыкаешь и понимаешь, какой примерно уровень тебя ожидает. В первой лиге «Луч» очень хорошо готовился к матчам, и мы понимали, что уже в плане работы опережаем своего оппонента. В вышке, если говорить о подготовке, мы со всеми были примерно на одном уровне, и знали, что любая команда качественно готовится к матчам. Соответственно, просто перебегать никого не могли, а в мастерстве мы явно сильнейшими не были.

Я согласен, что многие игры чемпионата Беларуси смотреть по телевизору не очень приятно. Тем более когда до этого смотрел английскую премьер-лигу. Мы, белорусы, дровосеки, но не настолько, чтобы говорить о том, что ничего не умеем на поле и просто стоим на месте. В «Крумкачы» приезжал англичанин [Уэйд Максвелл]. Ну, топор топором. Он к нам даже без бутс прилетел – в кроссовках Air Max тренировался. И это воспитанник «Ливерпуля». Я, конечно, понимаю, что у них, может, два миллиона воспитанников, но он же как-то попал в академию, в него ведь должны были какую-то базу заложить. Приехал сюда, и с него все смеялись. А потом, после нас, оказалось, что он может попасть в какой-то клуб. Одно дело, когда слышишь про Салаха, а другое когда видишь, какие люди к нам приезжают… Или мы так неплохи, или иностранцы действительно тут так деградируют.

– За последние несколько лет твоя жизнь кардинально изменилась. Ты все время играл в Д2, а к этому моменту уже три года провел в вышке. Не все так плохо в твоей карьере?

– А я никогда не переживал. То, что моя карьера получилась не выдающейся, это исключительно моя проблема. Как получилось, так и получилось. Моя карьера дала мне знакомства, эмоции. В 25 лет в интервью я рассуждал про садик в «Сморгони», а сейчас я женился и размышляю иначе. Возможно, именно футбол является моим призванием. Звучит громко, но это факт. Это любимое дело с детства, которому старался отдаваться без остатка и стараюсь делать это до сих пор. И если в будущем я буду приносить пользу футболу уже в другом качестве, не как футболист, то с удовольствием буду это делать.

Лука Роткович.

О, кстати, чуть не забыл рассказать про черногорца Луку Ротковича. Классный парень, старался, работал, но играл мало. В раздевалке общался со всеми ребятами. Язык это позволял – почти идеально на русском говорит.

– Он в команде всех братанами называл?

– Да, мне сначала казалось, что это какие-то сербские повадки, а потом понял, что все очень искренне и от души. Вел себя нормально. Так вот, наверное, его любимая песня – «Ты мое сердце из чистого золота» Стаса Михайлова. Мы как-то ехали из Гродно домой, сзади включили эту композицию, и он начал подпевать. Выглядело это очень стебно. В его исполнении песня звучала неповторимо. Позже он латиницей написал текст этой песни в группе команды «ВКонтакте», и она стала его фишкой. Так вот, ты спрашивал про банкет. Кто из ребят остался до утра, тот застал Ротко, исполняющего эту песню в караоке. Я видел видос – пел он восхитительно.

***

– Как понимаю, в отличие от других футболистов на море ты отдыхать не летал. Чем в отпуск занимался?

– Да, никуда не ездили. Были с семьей в Минске. У меня же дочка Даша родилась 6 апреля, поэтому все свободное время проводил с семьей. Съездили лишь к родителям жены в Сморгонь.

– Интересно, как вы познакомились.

– Когда играл за «Сморгонь» (выступал за команду в сезонах-2012 и 2013 – Tribuna.com), нам как-то нужно было ехать на гостевой матч в Пинск, не было автобуса, но через какие-то связи его все-таки нашли. Однако хозяйка транспорта сказала, что посодействует лишь в том случае, если после игры заберем из Пинска ее дочку Иру – она училась в местном университете. Мы познакомились с ней на обратном пути и договорились, что по приезду встретимся и погуляем. Я пришел вместе с Антоном Шепелевым, а она – со своей подружкой, моей будущей женой Наташей (на фото). Так совпало, что в тот день у Наташи был день рождения. Так у нас все и началось.

– Слышал, что ее отец занимал высокий пост в Сморгони.

 Дано сейчас занимает высокую должность в Островце – председатель райисполкома.

– Как относится к футболу?

– Когда работал в Сморгони, на домашние матчи приходил и футболом интересовался. Сейчас же переехал в Островец. Город перспективный. Там открыли новый стадион и уже появились планы создать в ближайшее время профессиональную команду. Она, наверное, появится уже в нынешнем году.

– А ты сам бывал в городке атомщиков?

– Да, несколько раз. Неплохо там. Если говорить о домах, Островец – это нечто приближенное к польским пригородам и деревням. Новостройки смотрятся красиво и аккуратно. Кроме того, Островец приграничный город, и многие идеи, связанные с магазинами и кафе, позаимствованы у Литвы. В принципе интересный город. Не убитый. Минск бы на него, конечно, не променял, но там не тоскливо. Город развивается быстрыми темпами, планируют построить ледовый дворец, а это уже показатель класса :).

ФОТО: vk.com/fcluchminskvk.com/krumkachy

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья