android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьsports_on_siteplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог Северный Медведь

Евгений Каштанов: Тренерская работа не так проста

Евгений Каштанов - второй тренер ХК «Витебск», рассказал о своей игровой карьере, каким приметам он следовал и познакомил со своей семьёй.

В 33 года Евгений стал вторым тренером ХК «Витебск», свой завершающий игровой сезон провёл в этом же клубе, набрав 14 (4+10) очков. Набраться опыта он смог и в Польше, поиграв там 7 месяцев.

каштанов

– Евгений, как ты пришел в хоккей?

– Мне предложил папа, мне тогда было лет 8, и я как-то сразу согласился.Отец занимался хоккеем в детстве на любительском уровне. Я не сказал бы, что я что-то где-то увидел и захотел пойти на хоккей, но мне предложили и я пошёл. Так все и получилось. Я попал в школу «Юность», которая считалась флагманом. За неделю переживал, мерил форму. Мне казалось, что будет легко и я сразу покачу. Но я столкнулся, как и позже, на других этапах, с определенными трудностями и начал с самого первого дня их преодолевать. В тот период больше отец хотел, чтобы я играл , чем я сам, но как-то затянуло, и потом уже в тяжёлых ситуациях было неприлично бросать или отказываться.

– Было ли сложно совмещать хоккей с учебой?

– Конечно же. На выездных матчах приходится пропускать немало занятий, но уменя это прошло неплохо. Есть хоккеисты, которые отличники, но я таким не был. Школа и класс у меня были не из лучших, некоторые одноклассники отсидели в малолетней колонии. Поэтому мои пропуски как-то нивелировались на этом фоне. Иногда приходилось уходить раньше с тренировки, чтобы успеть в школу. Как обычно, после 9 класса идёт отсев: кого-то берут в 10 класс, а кого-то - нет. Вот и мне в школе сказали: «Спасибо, все, что мог, для школы, ты уже сделал».После 9 класса меня взяли в училище, кстати, как туда пришёл, сразу стал отличником. Я дневное заканчивал в университете на свободном посещении, но старался ходить по возможности. Там что-то ставили за заслуги, но спасибо преподавателям, что они заставляли меня не бездельничать. Что-то изучал в принудительном порядке, ибо не все нравилось в учебной программе. 

– Как проходил твой спортивный рост?

– Пришёл я заниматься сначала в 85 год рождения, мне тогда казалось что 85 старше, чем 84. Год позанимался в 85, а потом уже перешёл в свой, 84 год. Тяжело было, там ребята катались и уже что-то умели в плане игры, я пришёл позже, а они год-два уже занимались. С низов, с четвёртого звена я как-то вырос. Хорошие тренера попадались. Многие мои товарищи пробились в команду мастеров. Человек 12 , по крайне мере, до чемпионата Беларуси дошли. Время тогда казалось долгим, а сейчас кажется, что одно мгновение прошло.

– Под каким номером играл в детстве?

– 17 сначала был, потом 23 что-то нравился. Во взрослом хоккее играл уже под 77, когда был занят он - играл под 88 или 8. Обычно, когда в команду мастеров приходишь, там не приходится выбирать номера, дают то, что есть.

– Вот в детстве ты играл под 17 номером, с чем это связано?

– С Харламовым, наверно. Какая-то симпатия была к нему.

– За какими игроками и командами ты следил раньше, а за какими в настоящее время?

– В детстве – не помню, а потом мне уже нравилось, как играл Алексей Яшин. Как и многим, нравился Буре. Вообще, складывается так, что праворукие хоккеисты мне нравятся больше, не знаю, с чем это связано. Слежу сейчас за «Витебском» в особом порядке (улыбается). В детстве с отцом ходили на игры ХК «Тивали», когда они играли в парке Горького и тренер тогда был Сидоренко. На трибунах орали зрители, шайбы вылетали тебе в руки. Потом получалось следить за ХК «Юность» - молодая команда была, тогда в чемпионате Беларуси было только 4 команды. Смотрел и НХЛ. Болел за Детройт, где были русские игроки. Сейчас в основном предпочтений в НХЛ у меня нет, а вот в КХЛ «АкБарс» нравился, когда он был с Морозовым и Зариповым, сейчас же, наверно, отмечу Магнитогорский «Металлург» с Мозякиным. У менямало времени следить за какими-либо командами, потому что где-то семья, где-то с детьми, а где-то отдых. В последнее время смотрю только наш хоккей с нашими ошибками и ошибками наших соперников. В КХЛ могу посмотреть 1-2 игры в неделю. Когда играл, смотрел значительно больше, чем сейчас. Мы, бывало, командой собирались в раздевалке и смотрели матчи ХК «Динамо-Минск». Было больше свободного времени. Сейчас нужно, конечно, много смотреть хоккея, но пока у меня такой период ознакомительно-втягивающий и я пока что стараюсь сосредоточиться на своих обязанностях.

каштанов

 

– Как я знаю, ты за свою игровую карьеру успел поиграть в разных командах, в какой было наиболее комфортно играть?

– В Жлобине, наверно, пять лет там отыграл. Собрали новую команду, с которой смогли взять чемпионство. Были первые, вторые, третьи в турнирной таблице, потом команда развалилась и мы «упали» на четвёртое и пятое места. Жлобинская команда подарила большой опыт становления команды. Я видел, как работают тренера, как они руководят. Новые тренера, которые только приходили, тот же Павел Зубов, который тут потом стал главным, у него не все было гладко, но у него получилось и сейчас вышел вверх. Это все на моих глазах было. Опять же я это видел со стороны игрока, сейчас я с другой стороны. Все говорят, что тренерская работа не так проста, нужен хороший опыт. Я стараюсь вгрызаться в этот опыт и получать его. По крайней мере, я занимаюсь делом и работаю там, где я соображаю.

– Расскажи про свой опыт игры в Польше.

– Так получилось, что тогда со «Жлобином» мне не продлили контракт и я поехал в «Гомель» на просмотр, там тоже не получилось закрепиться. Я вернулся в «Витебск», отыграл игр 9 и тут появился вариант с Польшей. В тот момент поехали туда Сергей Кукушкин, Захаренко, Жилинский и Комко. Я тоже приехал, посмотрели меня и подписали контракт. Пожили в Европе, в красивейшем городе, который является достопримечательностью Польши. Жил там без семьи, хотя приглашал, но они не смогли. Семь месяцев я там был, с командой заняли предпоследнее место в чемпионате. Команда была первый год, она со второй лиги только вышла, и состав был не очень сильный. Тренером был Малашкевич изначально, но потом руководству что-то не понравилось и его уволили. Поставили местного тренера, но он был не очень квалифицирован, поэтому мы там в конце проиграли своим конкурентам. Вся нагрузка ложилась на нас. Я посмотрел, как относятся там к легионерам. Если ты легионер, то ты должен каждую игру показывать хоккей, забивать голы, отдавать передачи. Если этого нет, то тебе сразу жмут руки, говорят «Спасибо» и отправляют домой. Польский чемпионат достаточно ровный. Там 12 команд, 10 из которых могут выиграть каждая каждую. За счёт этого он был посильнее нашего прошлогоднего. Там очень сильные нападающие легионеры , по защитникам чуть хуже.

 С какими партнерами по звену нравилось больше играть?

– Со всеми нравилось играть. На разных этапах в юношеском возрасте в МХЛ звенья постоянно менялись. Первый сезон мне понравилось играть с Никитой Осиповым и Андреем Макровым, хорошо получалось. Потом были другие звенья, так особо не выделишь кого-то. Сказать, что мне с кем-то не нравилось играть, я не могу, с кем поставят, с тем и буду играть. В профессиональном хоккее на какие-то свои амбиции и свои чувства надо закрывать глаза.

– Какая значительная награда была у тебя за игровую карьеру?

– Я становился чемпионом с ХК «Юность»и ХК «Жлобин». Не могу сказать, что с ХК «Юность» стал действительно чемпионом, я тогда был молодой игрок, немного играл. Приехал тогда с Витебска, и после небольшого игрового времени мне казалось, что я стал чемпионом «на подножке». Со «Жлобином» уже было все осознано, я везде участвовал и весь путь прочувствовал. Это уже было настоящее чемпионство. Плюс ещё мы кубок выиграли на Минск-Арене и в континентальном кубке в полуфинале выиграли. Наверно, не от самого чемпионства и наград зависят эмоции, а именно от пути достижения цели. Вот выигрываешь ты - и такое приходит чувство опустошения. Порадовался 10 минут - и все. Заканчивается решающий матч, прозвучал финальный свисток. Все на льду обнялись, в раздевалке веселье, возможно, шампанское, а потом уже спокойствие и какое-то разочарование в том, к чему ты шёл. Когда ставишь себе какие-то цели и когда ты их достигаешь, кажется: ну а что тут такого? Машину и квартиру ставил в цели. На самом деле, у кого-то есть и тебе хочется, а осознаёшь ты только потом, что это как норма. Самый крутой и приятный момент - это когда хочется, когда ты идёшь, готовишься и ждешь результата. А когда приходишь к цели - задаешься вопросом: а что же дальше?

каштанов

Евгений, как поддерживала семья на важных соревнованиях или турнирах?

– Хорошо поддерживала. Жена Ольга у меня тоже в спорте всю жизнь, понимала все. Давала отдохнуть и выспаться. Когда я злой порой приходил, семья немного гасила накал. В такой момент я мог спокойно окунуться в семью и отдохнуть. Сама жена у меня из Витебска, а познакомились мы с ней в Минске, когда учился в институте. Когда я первый раз приехал из Минска в Витебск, мне казалось что тут как-то серо. Сейчас же все наоборот, когда приезжаю в Минск, там какая-то суета, а тут все спокойно и привычно. Вот, бывает, приезжаешь из Москвы в Минск, и тебе кажется, что там так спокойно, как в деревне. У меня такая ситуация: из Минска приезжаешь в Витебск, и тут спокойно и мне нравится это спокойствие. Хотя многие приезжают, как и я в своё время, и говорят: «ай, да тут дожди постоянно», ну а для тебя это уже что-то родное. Как говорится, вторая Родина. Дети тут в сад и школу ходят, на кружки, секции. Жена- тренер тренажёрного зала (аэробика-пилатес-фитнес). Лето мы всегда проводили здесь, было привычней тут тренироваться, потом купили себе тут квартиру. В Минске было жили, но сейчас как-то туда не хочется. Если так сложится судьба, что надо будет переезжать, то, наверно, придётся это сделать, но пока нам здесь нравится.

– Веришь ли ты в приметы?

– Раньше верил, сейчас стараюсь не зацикливаться, когда, например, чёрная кошка перейдёт дорогу. Это все лукавство, хотя вера иногда в подсознании просыпается. Останавливает то, что если оно должно быть так, значит, оно так и будет.

– Какие-нибудь хоккейные приметы есть?

– Были, когда был хоккеистом. Как у всех, нужно было что-то одинаково сделать, если хорошо получилось, если что-то плохо - поменять. Все в одно и то же время старался делать, с определённой ноги коньки надевал, было очень много нюансов. Одну и ту же музыку перед матчем послушал, одной и той же дорогой добирался до Ледового.

– Кстати, какую музыку предпочитаешь?

– Музыку слушаю разную. Недавно получилось попасть на концерт Ляпис 98, получил такой заряд эмоций, что не знаю даже как описать. Я вот все хотел посетить концерт, но как-то не получалось, а тут жена подарила билеты на день рождения. Очень круто, это нельзя передать словами.

– Может, сейчас появится новая примета как у тренера, определенный пиджак надеть, например?

- У меня один пока, выбирать не приходится (смеётся). А так пока нет никаких примет, может, в будущем появится.

каштанов

– Евгений, почему ты решил стать вторым тренером?

– Наверно, если бы я стал главным тренером, то инфаркт сразу произошёл (улыбается). Когда я был игроком, думал: «ну вот тренер, что он там делает? Он такой-сякой». Если тренер любит свое дело и полностью ему отдаётся, то это очень тяжелая и многогранная работа. Сейчас, может, чуть-чуть легче, но с самого начала голова пухла так, что я домой приходил и уже ничего не мог говорить и делать. Опять же, я второй тренер, а у первого гораздо больше ответственности. На данном этапе нужно постичь все азы, а все то, что я знал, нужно применить.

– А не думал тренировать малышей?

– Думал, но много мнений есть по этому вопросу. Я тут сына своего учил в прошлом году кататься, очень перенервничал, был на гране срыва. Вспоминал себя, как мне тоже было тяжело. Да и племянник, начиная, уходил весь в слезах после тренировок. На этом этапе нужно уже потихоньку наступать себе на горло. В хоккейном пути начало - самое тяжелое. А у детского тренера таких, как мой сын, двадцать человек. Это каторжный труд, мне кажется. Опять же, если ты полностью отдаёшься своему делу, то все равно из двадцати человек выплывет хотя бы двое. Эта работа очень тяжелая и неблагодарная сейчас, не я, а много кто об этом сейчас говорит. Я долго был во взрослом хоккее, думаю, отдача от меня будет больше здесь, нежели в детском хоккее. 

– Хотел бы, чтобы и сын играл в хоккей?

– Как получится у него, как он захочет. Пока он не хотел, ходил на гимнастику, в бассейн, на борьбу вот к дедушке ходит. В последние дни говорит, что хочет на хоккей. В прошлом году катались мы по воскресеньям, вроде покатил, но и то, покатил он не здесь со мной, а на стадионе «Динамо»,там заливали лед зимой на футбольном поле. Девочка каталась, вот за ней и покатил. Будем пробовать. У меня два сына, совершенно разных. Младший Семён, которому 4 года и старший, шестилетний Назар. Мне кажется, младший более склонен к хоккею, нежели старший. Я хочу, чтобы они были счастливы, занимаясь своим любимым делом. Не захотят в хоккей, я не буду заставлять. Я сам знаю, что такое спорт, чем приходится жертвовать и как сейчас к нему относятся. Я думаю, они выберут свой путь. Моя задача подтолкнуть, показать, а их – выбрать, что больше понравится.

– Какие главные качества должны быть у хоккеиста, а какие у тренера?

- Все хоккеисты разные, у всех свой характер. Все приходит за счёт трудолюбия. Есть хоккеисты, с которыми приятно работать, которые слушают и слышат, стараются все выполнять. Они отстают технически и физически, но стараются прогрессировать. А есть, которым все дано, они талантливы, но они не слушают, как бы на своей волне. Кто-то был не заметен в детстве или юношестве, а во взрослом стал хорош, кто-то наоборот. Прежде всего, характер играет роль.

– Каких высот мечтаешь достичь как тренер, может в КХЛ хотелось бы?

– Хотелось бы, конечно, расти, но сейчас я здесь и хочется максимально отдаться нашей команде, помочь, на сколько это возможно, и получить некий опыт. На данном этапе «Витебск» является хорошим началом для меня, а там посмотрим, что будет. Жизнь все расставит на свои места, у меня могут быть свои планы, а у неё свои.

– Планируешь ли пойти в Высшую школу тренеров? Нужно ли это вообще?

– Я думаю, что нужно, но я только начинаю. Естественно, нужно совершенствоваться.

каштанов

– Какие задачи поставлены на нынешний сезон?

– О них трубят во всю, уже, наверно, все знают (смеётся). В семерке нам надо быть. У нас много конкурентов, никого не стоит списывать со счетов. 

– Как тебе работается с главным тренером Олегом Анатольевичем Стрюковым?

– Хорошо, грех жаловаться. Рад, что мне предоставили такой шанс. Спасибо директору клуба, зам.директора, что приняли в коллектив вторым тренером. Обычно, когда приходит главный тренер, то он сам ищет себе помощника. А тут познакомились с тренером - и получилось, что утвердили кандидатуру. Пока все нравится.

– Когда вообще решил закончить карьеру?

– Наверно, уже после сезона. Так получилось, что травму получил в последнем сезоне и психологически уже как-то был готов. Это было взвешенное решение.

– Вот ты играл со многими ребятами, зная их, легче с ними работать?

– Я не знаю, до этого я никого не тренировал. Со многими пересекались в одних тех же клубах. Наверно, им легче, может, и мне легче. Если посмотреть с другой стороны, то иногда они ещё не воспринимают меня как тренера, а воспринимают как друга. В этом плане наверно легче мне, нежели им.

– Какие дальнейшие планы?

– В НХЛ поеду в следующем сезоне (смеётся). А если серьезно, то планируем тренерским штабом сделать все возможное, выполнить задачи, а там посмотрим. Нужно сейчас на этом сконцентрироваться. Некоторые говорят: «Если ты планируешь что-то, то ты уже здесь». Я хочу быть здесь и сейчас. Либо ты живёшь настоящим, либо живёшь будущим или прошлым, а я здесь хочу, вот интервью сейчас даю. Естественно, хочется прогрессировать, повышать свой уровень, но его надо сначала наработать. В плане эмоций тренерам сложнее, игрокам можно выплеснуть все на льду, а нам приходится быть терпеливее. 

– Ну и напоследок вопрос об изменении в Высшей и Экстралигах. Что ты думаешь по поводу пяти, а не трех послематчевых бросках в случае завершения основного и дополнительного времени с ничейным счетом?

– Буллиты - это как украшение игры. Всем они нравятся. Говорят, что буллиты – это лотерея. Пять бросков уже более закономерны, опять же, у кого лучше и больше исполнителей. А вот другой момент: ребёнок любит конфеты, ему давали по три конфеты, а тут ему дали пять, конечно, для него это лучше.

 Автор – Виктория Андрущенко.

Автор
  • hcvitebsk

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы