Блог Магистр

«Тренер не видел перспективы в нашей команде». Александр Куль – о 20-летии победы молодежки на Евробаскете

В 1994-м случилась самая большая победа белорусского баскетбола. После недельного турнира в Словении команда Александра Борисова примерила золотые медали молодежного Евробаскета. А ведь еще перед началом чемпионата белорусская команда не рассматривалась даже в качестве претендента на плей-офф. В группе же произошло чудо – наши баскетболисты победили словенцев, финнов и французов. Этого хватило, чтобы занять второе место среди шести команд и выйти в полуфинал.

Там наших поджидала сборная Испании – главный фаворит чемпионата. В середине игры испанцы вели «+20», но во второй половине подопечные Борисова сделали невероятное – отыгрались и победили 69:67. В финале были биты итальянцы – 96:91. Лучшими игроками сборной Беларуси на том чемпионате стали Руслан Бойдаков (в среднем 23 очка за матч) и Александр Куль (16 очков). Последний и рассказал Tribuna.com о событиях 20-летней давности.

«Если бы не баскетбол, стал бы местным умельцем по починке аппаратуры»

- Как собиралась белорусская молодежка 1994-го года?

– Надо копнуть намного глубже. Создание той молодежной сборной, по сути, началось году в 1989-90. Лично я в это время только начал играть в баскетбол. В моем почти родном Верхнедвинске никаких секций не было. Позвонил тренер Дмитрий Рыбаков – предложил приехать в Витебск и начать тренировки. Я согласился. В то время в Витебске не было спорткласса и мне пришлось посещать областной центр наездами: приехал, неделю-две потренировался – назад домой. Через год я отправился в витебский ВШИСП на постоянку.

- Кто увидел в вас талант?

– Молодой тренер-практикант. К сожалению, не помню его фамилию. Его направили к нам в Верхнедвинск по распределению. В детстве я был абсолютно неспортивным. Этот практикант меня заприметил – увидел, что высокий парень без дела на периферии болтается. Изначально хотели меня отправить в Гомель, но так сделать было нельзя – в другую область ребят запрещено перекидывать. В  итоге, передали в Витебск.

- То есть, спорт вам в детстве не нравился?

– Во всяком случае, ни в какие секции я не ходил. Кросс никогда не был моим любимым делом, но в школе приходилось участвовать в «Зарницах» и спартакиадах. Так вот: на всю жизнь мне запомнился забег на километр. Думаю, в своем нынешнем неспортивном состоянии я справился бы с таким заданием. Тогда же я проиграл всем – даже младшеклассникам. Последние метры шел пешком :).

Никто меня к спорту в школе не приучал. Хобби было – туризм и спортивное ориентирование. А еще на кружок танцев попал – месяц прозанимался и бросил это дело. Неинтересно.

- Если бы с баскетболом не срослось, чем занялись бы?

– Страшно подумать. С моим-то ростом…  В Витебске ко мне подходил тренер по легкой атлетике – звал то ли в толкание ядра, то ли в метание молота. Но дальше двух разговоров дело не пошло. Во-первых, тренер понял, что меня это не интересует.  Во-вторых, он намекнул, что с моим активным ростом я вскоре просто-напросто в круг не помещусь :).

Не знаю, что делал бы в Верхнедвинске. Как бы я одевался на периферии?! Наверное, если бы не спорт, занялся бы краеведением. Нравилось это. А еще в школе имел неплохие способности в математике и астрономии – в этой сфере тоже реально было себя попробовать. Мог бы стать технарем – был бы верхнедвинским умельцем по починке аппаратуры :).

- В те времена на периферии было много соблазнов?

– Из Верхнедвинска я уехал в 13 – не дорос до того возраста, когда появляются соблазны. А в РУОР любые провинности пресекаются и можно понести суровое наказание. Что же касается моих школьных одногодок, то не у всех жизнь сложилась. Есть пара-тройка человек, которые банально спились. Один уже умер, к сожалению. Но большинство эта чаша соблазнов миновала – кто-то остался в Верхнедвинске, кто-то переехал в более крупный город области. Еще один товарищ сейчас в Минске – встречались недавно. Работает программистом в хорошей компании.

«Сосед по общежитию ударился в творчество. Кино – его стихия»

- Отошли от темы баскетбола. Что было после ВШИСП?

– Совсем скоро произошли очень важные изменения. Покойный Михаил Андреевич Тайц сделал великое дело – уговорил областных тренеров отдать лучших игроков 1975 года в минский РУОР. Ты же знаешь наши принципы: никто никогда не хочет отдавать сильнейших – все мечтают выигрывать сами. Тайц этот принцип как-то отменил. Михаил Андреевич был дальновидным тренером. Возможно, он не предвидел европейское чемпионство, но смог пошагово построить команду, которая в будущем смогла рассчитывать на хорошее выступление. Ольшевский, Лобажевич и Родионов уже учились в РУОР несколько лет. Присоединились ребята с нашего возраста. Плюс подтягивался молодой… Хм. Ну, тогда еще молодой Егор Мещеряков :).

- Чем та команда отличалась от других?

– Мы всегда были вместе и всегда оставались командой. Дружная компания. Командный дух всегда был на высоте. Мы вместе жили, учились, тренировались. Отдыхали тоже вместе. Причем отдыхали нормально – культурно. Совместный поход в кино, прогулка толпой по Минску – обычные явления. Супервремя! Наверное, лучшее в моей жизни.

- Где жили?

– Условия в РУОР были не из лучших – поселили в старенькое общежитие возле завода холодильников. Комнаты – «пятерки». Я сначала жил с Кривоносом, Кузьминым, Чугаевым (ныне – тренирует в Могилеве) и Вадимом Пупуниным. Последний завязал с баскетболом достаточно быстро – ударился в творчество. Его идолы в то время – Сильвестр Сталлоне и Арнольд Шварценеггер. Он всегда был крепче всех нас – качался усердно. После окончания РУОР не тянувших ребят убрали из команды – Чугаев и Пупунин попали в этот список. Первый отслужил в армию и все-таки вернулся в баскетбол. А вот Вадим ушел в кино – начал писать сценарии и поступил в какое-то наше учреждение образование, связанное то ли с театральным творчеством, то ли с индустрией. А потом тоже попал в армию – не скрывался. Отслужил в Витебской дивизии. Потом еще рассказывал, что в армии научился есть змей и лягушек, выживать в лесу без подручных средств. После службы уехал в Москву, но вроде все-таки вернулся в Минск и пытается себя реализовать в любимом деле. Кино – его стихия.

Кстати, в список не тянувших попал и Максим Нехайчик – будущий игрок сборной Беларуси по гандболу. Да-да, начинал он с нами в баскетболе.

- Кто появился в комнате вместо «не тянувших»?

– Саша Веренич. Он был старше, но тренировался с нашей командой и жил в общежитии. Были еще несколько ребят, которые в баскетболе не задержались. С Кривоносом же и Кузьминым прожили 4 года в одной комнате.

- В общежитии не было конфликтов между спортсменами из разных видов спорта?

– Таких сильных, как в Союзе, не вспоминаю. Раньше была самая настоящая дедовщина, но мы ее толком не застали. Отношения строились по-другому.

А мы с ребятами постоянно держались вместе. Та команда в едином составе провела не один турнир. Сборы – тоже большая вещь. По 2-3 недели мы безвылазно сидели в Раубичах, в Стайках.

- Всего лишь это и нужно было для успеха?

– Несомненно, важным моментом стало наше с Кривоносом и Бойдаковым участие в топ-турнирах за юношеские сборные СССР и СНГ. Меня брали с большего на перспективу. Это был огромнейший опыт, прорыв. Мы поиграли бок о бок с такими сильными игроками, как Штелмахерс, Мююрсепп, Лалетин, Захар Пашутин. Безусловно, тот опыт нам очень помог. Со сборной СНГ мы завоевали «бронзу» европейского первенства среди юношей, что стало большим сюрпризом для многих.

«На совете федерации высказывалась мысль, чтобы не выделять деньги на молодежку»

- Дальше Союз развалился.

– Любопытно, что мы в национальной сборной Беларуси сыграли раньше, чем в молодежной :). Провели несколько квалификационных турниров. Неудачно. Единственный успех – победа у Литвы в 1993-м. Правда, дальше мы всем проиграли, но литовцы тоже пролетели мимо финальной части Евробаскета. 

- Что потом?

– На носу была квалификация чемпионата Европы среди молодежи. Но после неудачного выступления мужчин остро встал вопрос о целесообразности участия в этом турнире. На совете федерации даже высказывалась мысль о том, чтобы не выделять деньги для молодежки.

- То есть успеха 1994-го могло не быть, если бы федерация затянула пояса?

– Получается, так. На квалификацию в Турцию мы могли не поехать. На тот момент тренером молодежки был Алексей Шукшин. Он сказал, что не видит перспективы в этой команде и оснований для продолжения работы с нами нет. После совета тренер подписал заявление об уходе со своего поста. Вместо него назначили Сан Саныча Борисова. Финансы все-таки нашлись, и тренерский совет одобрил поездку на квалификацию. Да, в Турцию мы добирались на автобусе. В июле.

- Отличные условия.

– Да :). Хорошая была поездка. На перелеты у федерации денег не было. Хорошо, что автобус предоставили более-менее комфортабельный – не «Икарус». Надо отдать должное изобретательности наших умельцев-водителей. Для того, чтобы нам было хоть чуть-чуть удобнее ехать, шоферы развинтили сиденья и сделали лежаки. Две сидушки складывались и превращались в мини-кровать. Не совсем комфортно, но лучше, чем просто сидеть. Не всем на этих плацкартах места хватило – меняли друг друга в пути. Кое-как высыпались. Три дня – и мы на месте.

- Лютая поездка.

– Я бы сказал, колоритная. Денег, чтобы питаться в дороге, у нас не было. Кушали из ссобоек – консервы, сало, сырокопченая колбаса, печенюшки. Воды порой не хватало, но набирали из родников. В гостиницах мы не останавливались – на это денег тоже не было. Делали привалы возле водоемов – купались и обратно в автобус. Хорошо еще, конечно, что поездка вышла удачной по итогу.

- Как сыграли?

– Проиграли только хозяевам, а в остальных матчах победили. Второе место в группе позволило нам выйти на Евро. На протяжении всего следующего года мы целенаправленно готовились к финалу этого турнира.

«Наши фотоаппараты уходили в Мексике по 100 долларов за штуку»

- На финал Евробаскета в Словению тоже добирались на автобусе?

– Конечно. Слава Богу, до Словении ближе, чем до Турции. Автобус был посовременнее предыдущего, но достался нам от федерации гимнастики. Маленький такой. И полежать в этом автобусе мы уже не могли – до Словении сидели.

- На тот турнир поехали все сильнейшие?

– Не считаю себя великим тренером – вряд ли я смог бы подобрать состав получше. Но, вроде бы, все лучшие в Словению отправились. Даже с травмами – Руслан Бойдаков выступал на Евро со сломанной рукой в фиксаторе.

- Кто был главным балагуром в сборной?

– Лобажевич, Юшкин и Родионов. Хотя Гена Кузнецов тоже веселился здорово. В мариборской гостинице залез на крышу в одних плавках, в ушах плеер и на весь город: «А яяяяя нашеееееел другуюююю». Здорово.

- Кстати, где поселились по приезду?

– Групповой этап мы проводили в Мариборе, а на плей-офф переехали в Любляну. Жили в гостинице. В нормальной гостинице – чистой, аккуратной и с хорошим питанием. Вот в этом плане всегда был полный порядок – как минимум, трехзвездочный отель.

- Суточные тогда были?

– Да. Их размер колебался от 10 до 30 долларов в день. Но не это было главным средством заработка.

- Приторговывали?

– Черная икра, фотоаппараты, матрешки и другие сувениры – вывозили то, что ценилось в других странах. Правда, в Словению мы ничего не брали – не до коммерции было. Сосредоточились на игре.

- Ваша самая удачная поездка в коммерческом плане?

– Мексика. Каким-то образом мы выяснили, что в Латинской Америке очень ценятся наши фотоаппараты. У нас «Зенит» стоил примерно 17-25 рублей. В Мексике самые удачливые впаривали этот фотоаппарат за 100 долларов. Я к самым удачливым не относился, но мои четыре камеры по 50 каждая ушли.

- Где покупателей искали? На рынках?

– Нет. Все элементарно. Местные прознавали, что приехали ребята оттуда-то – сами приходили к гостиницам и ждали. Если не успеваешь словить такого покупателя, просто идешь по улице и предлагаешь каждому встречному – кто-то согласится.

- Что везли домой из поездок?

– Для меня всегда остро стоял вопрос обуться-одеться. Мои размеры найти было очень сложно, но иногда удавалось. Родным привозили мелкие сувениры и подарки.

«В группе получилась дикая закрутка»

- Первый матч словенского Евробаскета хорошо помните?

– Смутно. Запомнились только эмоциональные стороны. За деталями – к Алексею Пынтикову. Он – наша ходячая энциклопедия :). Кстати, два матча того чемпионата я оцифровал и залил на Youtube и в соцсети. Если кто-то захочет, может посмотреть. 

- Коленки тряслись?

– Помню, что мандража у нас не было никакого – ни перед одним соперником. Просто выходили и играли. Перед началом чемпионата никто в команде о победе или даже о финале не заикался. За «золотом» в Словению никто не ехал. Перед нами стояла четкая задача – пройти в группу. Когда миссию выполнили, отступать было некуда. Зачем останавливаться, если можно добиться большего?

- Спали во время турнира хорошо?

– Да. Перед каждым матчем высыпался. А вот если вспоминать юношеский топ-турнир со сборной СССР, то тогда в первую ночь у нас вообще никто уснуть не мог. Сумасшедшее напряжение, куча мыслей. В 1994-м все в этом плане было спокойно. Может, выросли – стали по-другому относиться. Бессонницей никто не мучался.

-- И что же вам запомнилось из эмоционального?

– Большое дело сделал ныне покойный Саша Родионов, положивший важный «трюльник» в стартовой игре со словенцами. Те 3 очка во многом и поспособствовали нашему выходу в финал.

- А вообще группа была сложная?

– Очень. Все команды равны – Словения, Израиль, Франция, Финляндия, Греция. В итоге, получилась просто дикая закрутка. Мы играли с французами, а греки перед нами – с Израилем. Причем нам было важно, чтобы греки победили с какой-то определенной разницей. Они свое условие выполнили. Когда греки уходили с паркета, бросили нам на английском: «Мы свое дело сделали. Дерзайте!» Может, хотели, чтобы именно мы вышли.

- А вы выиграли у французов.

– Да, «+22». Хотя мы их немного опасались. Думали, что черные нас завозят. Ничего подобного. В итоге у трех команд было по 8 очков, у другого трио – по 7. А дальше прошли лишь две – мы и греки.

«Бойдаков пиво не пьет. А они ему: «Выпей – пописаешь»

- Дальше плей-офф.

– В полуфинале играли с испанцами. Ужасный матч для меня. Я зафолился и получил пятый персональный еще до окончания первой половины. Ужасное чувство: хочешь, но не можешь.

Испанцы впечатляли. Если у нас 22 года было всего трем баскетболистам, то у испанцев почти все родились в 72-м. Белорусы все молоденькие и худенькие. Испанцы – сформировавшиеся накачанные мужики с огромными банками. Бегут и бегут. 

- Но ведь все равно победили, хоть матч и был полон драматизма.

– К перерыву мы горели «-20». Наши раздевалки находились рядом – пришли, сели. Заходит Михаил Тайц – наш второй тренер. Приоткрывает дверь: «Ребята, послушайте». Мы притихли. Слушаем: в испанской раздевалке шум-гам, песни, пляски – уже начали отмечать. Тайц: «Вы слышите? Они уже выиграли. Значит, у нас есть шанс».

Слова оказались пророческими. За оставшиеся 20 минут мы сожрали эти 20 очков отставания и вышли в финал, выбив главного фаворита чемпионата.

- В финале соперник тоже был не из легких – Италия.

– Очень равная игра. Качели – туда-сюда. Местами борьба велась на грани фола. В очередном моменте под чужим кольцом меня вырубили. Стал на штрафные. Судья подошел ко мне, подал мяч и сказал «Не надо нервничать. Не надо конфликтовать. Хорошая игра. Продолжайте так же и победите». Опять пророческие слова. Победили 96:91. Кульминация всего турнира – традиционная куча-мала.

Любопытный момент произошел после награждения. Все сели в автобус и ждали Руслана  Бойдакова, который пошел сдавать допинг-тест. Ох, долго мы его ждали. Организм был обезвожен, а Руслан никогда не пил пиво – и сейчас не пьет. Ему допинг-служба говорит: «Ну, выпей ты – пописаешь». А Руслан ни в какую. Два часа ждали в автобусе, пока Бойдак тест пройдет :).

- Как отмечали?

– В ночном клубе в Любляне. До утра гудели. На той вечеринке были все команды. Со словенцами братались. Россияне пришли со своим :). С итальянцами танцевали. Мы их малыша-разыгрывающего Пьерфилиппо Росси разрывали с нескольких сторон :). Проставы от чемпионов никто не требовал – мир, дружба, жвачка.

- Как чемпионов чествовали на родине?

– Во дворце шахмат и шашек. Собрали народу, наговорили много теплых слов. Каждому баскетболисту дали мастера спорта, хотя по идее за такое должны МСМК давать. Девочки из юношеской сборной вручили нам по цветочку и буське, а мы им напутствовали на дальнейшие дела.

- Команду премировали?

– Каждому дали по 7 миллионов рублей – 300 долларов. И часы «Луч» с символикой НОК и гравировкой.

- Были довольны?

– Мы вообще тогда знать не знали, что такое награждать. Тогда все играли «за спасибо». Естественно, было приятно.

«Реал» предлагал 60 тысяч долларов, но я уехал в США – быть бедным студентом»

- Тот успех – это еще советские наработки?

– Думаю, да. Система была отработана – селекция проводилась скрупулезно. После развала Союза перспективных баскетболистов  у нас стало меньше. Провал наступил как раз году в 1994-м. Хороших игроков после нашего возраста – раз-два и обчелся. Паша Ульянко, Арсений Кучинский да еще пару парней. Момент по работе с детьми был упущен. По какой причине? Много факторов – нехватка денег, изменение в системе работы тренеров. Сейчас пожинаем плоды того провала.

Хочется верить, что нынешняя сборная в отборе покажет результат. Но, честно говоря, я бы ставку не делал. Извините, но следующая фраза прозвучит по-стариковски: в наши времена были другие люди, которые способны были сделать результат. И это не вина нынешних сборников – других игроков у нас просто нет. Скорее всего, сказался слабый уровень федерации в прошлые времена. Наверное, пенять стоит на эту структуру. Где-то произошел слом. Может, и время нанесло свой отпечаток. Мы победили в 1994-м – в не самый стабильный период в истории нашей страны. Проще говоря, в Беларуси не оказалось людей, желающих развивать баскетбол.

Очень жаль, что в то время у нас в стране не было такого клуба, как «Цмокi», где собраны многие сильные игроки сборной, у которого есть своя школа. Уверен, оставь в одном клубе костяк той молодежки, и о нас бы узнали в Европе. Нужно было развивать в стране клубный баскетбол уже в то время. И сейчас не возникало бы проблемы, как собрать на «Цмокi» «Минск-Арену». Уверен, у нас бы сложилась культура боления, и зрители ездили бы за командой даже на выезды.

- Думаете?

– Давай посмотрим на хоккей – спорт с хорошим финансированием и не обделенный вниманием. Но и у этого вида не все поначалу было гладко. Хоккей начал культивироваться года с 1997-98-го. Прошло 17 лет. Естественно, культура сложилась. Есть хорошие клубы, есть болельщики. Многие родители готовы отдавать чуть ли не последние деньги, чтобы их чадо занималось хоккеем. В этом видят перспективу.

«Цмокi» сейчас играют в Лиге ВТБ и Еврочеллендже. Сейчас мы примерно на уровне 2001 года по хоккейным меркам. Не все гладко. От государства поддержки мы почти не получаем. Самое главное «спасибо» стоит адресовать городской администрации. А в чемпионате Беларуси и вовсе все очень-очень печально.

- После Евро все разлетелись?

– Да. В Беларуси не оказалось денег, которые удержали бы команду. Постепенно уехали все. Сам понимаешь, как решались дела в лихие 90-е.

- Так о каком создании клуба в те времена можно вести речь?

– Многие бы уехали, но костяк можно было сохранять. Пятерку игроков из той сборной имелась возможность подкрепить парочкой крепких легионеров. Хоть это и не было тогда столь популярно и доступно.

- Вы остались бы?

– Я очень хотел попасть в НБА. Единственной дорогой в сильнейшую лигу мира для меня тогда виделся университет. Я пожертвовал хорошими деньгами и четырьмя годами своей жизни ради попадания в НБА. Опыт показал – в университет ехать совсем не обязательно. И у меня была хорошая возможность остаться в Европе. В клуб после чемпионата Европы прислал приглашение мадридский «Реал». Испанцы хотели брать меня без просмотра. И предлагали бешеные на то время деньги – 60 тысяч долларов в год. Мои родители тогда на двоих за такой же срок получали что-то около 350. Я отказался и уехал в США – быть бедным студентом :).

- Большие контракты предлагались всем из той сборной?

– Руслан Бойдаков уезжал в Волгоград и звал меня с собой. Там предлагали 45-50 тысяч. Юшкин и Кузнецов уехали в Украину – думаю, тоже не на копейки. Чтобы оставить ту команду в Минске, нужно было раскошелиться. Инвестора с такими сумасшедшими деньгами в Беларуси не нашлось.

- В завершении: та сборная – лучшая команда, в которой вам приходилось играть?

– Однозначно да. С этими ребятам можно было горы воротить и на Олимпиаду ехать. Жаль, поехать не получилось.

- Обидно?

– На обиженных воду возят. То, что потом больше таких результатов мы не смогли показать, не наша вина. Об этом мы уже достаточно хорошо поговорили. В то время стране было не до баскетбола. В 1994-м мы выиграли своим полулюбительским баскетболом. Больше такое не прокатывало. Профессионального подхода мы так и не дождались. Получилось, как получилось.

Фото: Юлия Чепа/ Tribuna.com

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья