Магистр
Блог

«Мы не должны были ударить в грязь лицом, но получилась лажа». Провал хоккеистов в Питере глазами дебютанта

Роман Дюков отыграл за сборную Беларуси первый взрослый чемпионат мира. И вот что его впечатлило больше всего.

Сезон для Романа Дюкова получился сверхнасыщенным. В минской «Юности» 20-летний защитник выиграл все, что можно – Кубок Беларуси, регулярный чемпионат и Кубок президента. Кроме того, в ноябре хоккеист попал в сборную Беларуси и не выпадал из основы до чемпионата мира. Правда, питерский форум Дюкову не очень-то удался, как и всей нашей национальной команде. На ЧМ-2016 белорусы одержали всего 2 победы в 7 матчах, а Дюков в этих встречах набранными очками не отметился и набрал 6 минут штрафа при показателе полезности «-4». Отдохнув пару недель после долгого хоккейного года, защитник согласился рассказать Tribuna.com о своих ощущениях после первого «мира».

«С детства была мечта – сыграть против команд топ-уровня»

- Устал после сезона?

– Безусловно. Самый длинный сезон в моей пока недолгой карьере. Начинал тренироваться еще в прошлом июле, а закончил только в конце мая. Непривычно. Но всю эту усталость начал чувствовать только сейчас – по прилету из Питера. Что же касается самого чемпионата, то отбегал его вполне себе хорошо. Много читал в прессе высказываний экспертов о нашей якобы плохой форме, но сейчас хотел бы ответить: в физическом плане мы как раз были готовы отлично. Сбои случились не из-за того, что у нас были плохие кондиции. Скорее, дело в психологии.

- Когда ехал в Россию, наверняка представлял свой первый «мир» несколько иначе.

– Определенно. Вообще, у меня с детства была мечта – сыграть против команд топ-уровня. В юношеском и молодежном хоккее мы постоянно выступали в миноре и с крутыми сборными ни разу не встречались. Так получилось, что против Канады, США и Финляндии мне пришлось дебютировать лишь на взрослом уровне. И сразу угодил в пекло :). Мне было очень интересно ощутить на себе эту мощь, ведь о ней я знал только из рассказов. Разговаривал с парнями, которые играли на МЧМ против тех же финнов. От них я слышал одно: «Звери!» Так то на молодежном уровне, а тут против нас выходили еще более голодные и опытные ребята.

- Кто впечатлил больше всего?

– Канадцы, конечно. Вообще в порядке парни.

- Чего они нас громят второй год подряд?

– Причины не на поверхности – это точно. Это не тактика и не физподготовка. Все дело в школе. Узнать бы, как малых там готовят – глядишь, начнем с ними на равных сражаться. Но пока разница колоссальна.

Ты все в Питере видел своими глазами. Мы же цеплялись с канадцами – минут 15 на равных играли. А потом щелчок – и все. Они ускакивают куда-то далеко-далеко, а мы остаемся на месте.

«После хита канадца шрамчик на подбородке останется»

- Против какого хоккеиста было сложнее всего играть?

– Особо не обращал внимания на фамилии. Но если ты попадаешь в заявку на чемпионат мира, это уже что-то значит. И каждый достоин внимания. Хотя, конечно, истории Лайне, Мэттьюза, Макдэвида или Доми – это что-то особое. В любом случае, я рад, что мне посчастливилось выйти на лед против таких суперталантов.

- Почему у нас в стране нет своих Лайне и Ахо, которые в 18 лет могут быть лидерами сборной?

– Наверное, опять же все идет от школы. Хотя тут тоже относительно. Наверное, в любой хоккейной школе любого города любой страны есть свой вундеркинд. Только вот уровни этих вундеркиндов разнятся. И не все от ребят ведь зависит. Многое ложится на тренера, как он его будет тренировать. Многое зависит от родителей, какое воспитание в него вложили и как его настраивают дома.

- И где наши вундеркинды теряются?

– А как же Дима Буйницкий :)? Парень поехал в Северную Америку – пытается протоптать себе дорожку. На подходе есть пара ребят хороших – Сушко Максим, например. Ему всего 17 – может, выстрелит скоро. Я уверен, что через годик-другой у нас появится еще один Костицын или Грабовский.

- Ощутил на чемпионате мира разницу между экстралигой и уровнем национальных сборных?

– Разницу эту ощутил гораздо раньше – еще в ноябре, когда на турнир в Лиепаю ездил. Против нас тогда играли не самые сильные сборные Латвии, Италии и Японии, но я уже понял, что здесь не прокатит то, что прокатывает временами в чемпионате Беларуси. Даже с японцами думать нужно было быстрее. А с финнами на ЧМ время на две секунды сократилось, реально. Когда играл по юниорам, а также в Беларуси, временами даже голову не поднимал. А тут всегда нужно быть начеку, потому что тебя или «убьют» нафиг, или шайбу заберут. Глаза должны быть наверху всегда. Опущенная голова до добра не доведет. Я вот с канадцами опустил голову и получил так, что больше не хотелось :).

- Да, возле борта тебя приняли будь здоров.

– Нормально так. Навсегда запомню этого парня – Марк Шайфли из «Виннипега». Принимал пас, но передача не на крюк пришла, а ближе к конькам – пришлось шайбу из-под ног выковыривать. И пока я там ковырялся, ко мне приехал человечек. В общем, канадца я увидел уже сантиметрах в 20 от себя :). Я шайбу-то проткнул, но дальше – «ба-бах». Шрамчик на подбородке останется. Будет что внукам рассказать и показать :).

- В чем еще мы отстаем, кроме скорости принятия решений?

– Над большинством надо больше работать – это сто процентов. Шансов в неравных составах у нас было достаточно, но до ворот мы никак не доводили. Сейчас в хоккее все решают «стандарты» – большинство и меньшинство. Если у тебя бригады не работают – ты проиграл.

«Хотели порадовать болельщиков, но вместо этого получилась лажа»

- Что для тебя значит сборная?ь

– Ответственность. Сам факт нахождения в команде означает, что прямо сейчас мы – 25 лучших хоккеистов своей страны. И это предполагает, что мы должны отдаваться делу полностью. В голове постоянно роились мысли: «Это ж сколько людей сейчас следит за моей игрой!» Конкретную цифру я даже представить боялся. Мы не должны были ударить в грязь лицом, должны были держать планку, должны были порадовать всех наших болельщиков. Но вместо этого получилась лажа. И ярче всего наше выступление описывают комментарии наших фанатов в комментариях и на форумах.

- В раздевалке тоже особая атмосфера?

– Абсолютно. Просто посидеть с такими крутыми игроками в одном месте – особая честь. А играть вместе с ними бок о бок – еще более особенное чувство. Одни только братья Костицыны чего стоят! Черт, да я за них на приставке играл, когда малой был :).

- То есть ты горд, что в таком раннем возрасте попал в список 25 лучших?

– Так не в очень и раннем, если снова вспомнить Лайне и Мэттьюза :). Да и гордостью я это не назову. Радость скорее. Я рад, что мои труды не пропали зря. Не скрою, что у меня было такое время, когда я едва не разочаровался в хоккее. Случилось это в начале сезона, когда меня из «Юности» отправили в «Витебск». Тренировался-тренировался и думал: «А зачем я все это делаю? Для чего? Какой от меня толк?» Даже бросать хотел, правда. Но теперь-то я понял, что мне есть куда стремиться. А еще понял, что нужно работать – это никогда не пропадет зря. Если будешь работать, то когда-нибудь за твои усилия судьба вознаградит. Можно сказать, меня вознаградила.

- Когда почувствовал, что точно попадешь в состав сборной?

– В день, когда объявляли ростер.

- Да ну! Неужели до этого мыслей не возникало?

– Нет. На самом деле тренеры могли рассудить как угодно. Последние спарринги в Германии я провел, если мягко сказать, не очень хорошо. Даже подумал, что все – пора паковать чемоданы. Честно, даже несильно расстроился бы, если бы меня отцепили, ибо опыт получил огромнейший. Но тренеры решили, что я могу быть полезен, дали шанс. И за это им большое спасибо.

- Раньше в футбольной сборной новички на первой тренировке пели песню. В хоккейной команде есть подобные традиции?

– Да. Этакий тимбилдинг мы провели уже в Питере за день до первого матча – в нашей комнате отдыха в гостинице. Для своеобразного посвящения в сборники нужно было либо рассказать смешную историю, либо показать миниатюру, либо анекдот рассказать. Вот мы и рассказывали с Крисом Хенкелем, Чарли Лингле и Никитой Комаровым. Самым звездным рассказчиком в итоге оказался Чарли. Но его историю нельзя писать на сайте – цензуру не пройдет :).

- А ты что рассказывал?

– Анекдот. Но он тоже непечатный :).

«Считаю, венграм просто повезло»

- Что тебя удивило на чемпионате мира больше всего?

– Организация. Может, для ребят, поигравших в НХЛ и топовых клубах КХЛ, ничего нового не было. Но для меня – человека, который почти ничего за пределами чемпионата Беларуси не видел – очень много было нового. В Питере, на самом деле, провели хороший турнир. Я с открытым ртом ходил. Много приятных мелочей. В холодильнике постоянно есть напитки и перекус. Волонтеры постоянно рядом находились – и на арене, и в гостинице. Если возникали какие-то вопросы, ребята всегда готовы были подсказать.

- С парнями из других команд виделись?

– Да, ведь почти все жили в одной гостинице. Для меня одним из самых запоминающихся событий стала поездка в лифте с Кори Перри. Лифт без карточки не ехал, а я свою в номере забыл. Спрашиваю у него: «Есть карта?» Он: «Да, конечно! Тебе какой?» В общем, до третьего этажа у меня был свой личный звездный лифтер :).

- У команды в Питере было много проблем. Часто собирались все вместе, чтобы обсудить, как жить дальше?

– В основном, все происходило в раздевалке перед матчами и тренировками. Для сплочения собрались один раз – перед французами всех поднял Андрей Стась. Сходили на командный ужин, поговорили по душам. В такие моменты даже не особо важно, о чем мы говорим. Важнее то, что мы были вместе. Показалось, это пошло на пользу, раз с французами мы так сыграли.

- По лицам хоккеистов казалось, что состояние у вас не в порядке. Вы сломались?

– Возможно. Не исключено, что сломались именно из-за результатов в первых трех матчах. Хотя мы готовились к тому, что после Финляндии, США и Канады будет непросто. Даже держали в уме, что после трех матчей будем с нулем очков. Понимали, что не через эти команды мы будем выходить из группы. Но, похоже, три стартовых поражения нас придавили так, что выбраться из этой ямы мы просто уже не могли. Поверь, было очень неприятно.

- Между собой ругались?

– Нет. Никто не кусался. И спасибо за это ветеранам, которые держали в тонусе ребят помоложе. В карьере наших опытных хоккеистов случалось всякое – в том числе неудачные турниры. У меня же, честное слово, до этого мая ни разу пока не было провалов. Я никогда не проигрывал с таким треском. А сейчас в некоторых моментах было очень-очень больно.

- Когда?

– После венгров было больнее всего. Никто не понимал, что вообще произошло. Такой стыд-позор! Это ужас! Когда тренеры и Игорь Анатольевич Рачковский зашли в раздевалку, было стыдно поднять голову. И ведь виноваты в этом поражении были только мы. На льду были хоккеисты, которые облажались в тот конкретный день. Очень неприятное чувство.

Хотя мне еще было очень больно после немцев. После предчемпионатных спаррингов в Оберхаузене у меня остались счеты с некоторыми ребятами. И было обидно смотреть на их ухмылки в наш адрес во время матча, некоторые на счет показывали… Вот после двух этих матчей было больнее всего.

- С венграми все не так пошло с самого начала. Как пытались исправить ситуацию, что в раздевалке происходило?

– Мы старались не отходить от стартового плана. Мы играли лучше венгров – душили их постоянно. А у них пара выпадов, пара бросков – и все залетает. Венгры сами ничего не создали – просто воспользовались нашими ошибками. Повторюсь: мы и только мы виноваты в таком результате. А наши броски – все в пузо вратарю. И за это обидно больше всего. Считаю, венграм в тот день повезло. Везет сильнейшим. Хотя, конечно, не хочется допускать мысль, что Венгрия сильнее Беларуси :). Верю, что такого больше не повторится. И если нам еще раз доведется сыграть против венгров, мы уж точно будем готовы.

«Если бы мы были отпетыми балбесами, Льюис не взял бы нас в Питер»

- Лидеры пихали молодым хоккеистам?

– Нет. Чаще просто раздавали дельные советы. В шутку могли прикрикнуть после игры. Просто все наши «старики» тоже когда-то были молодыми, и понимают, каково нам.

- Андрей Костицын предъявлял претензии защитникам, что те не могли вывести шайбу из зоны.

– Лично нам претензий таких не высказывали. Просто говорили, чтобы играли хладнокровнее. Да, многое не получилось, но мы будем стараться исправиться в дальнейшем. А еще читал, что у многих претензии к нашим лидерам. Я бы хотел их защитить немного: они очень старались на этом турнире. Но иногда случаются дни, когда практически ничего не получается. К сожалению, эти дни попали на чемпионат мира. И не стоит их судить очень уж строго. Вообще, если разобраться, то не очень удачно отыграли многие сильные хоккеисты. Взять того же Александра Овечкина – от него на «мире» тоже ждали большего.

Нельзя говорить, что мы провалили чемпионат из-за какого-то отдельного хоккеиста. Это крайне неправильный подход. В Питере проиграла команда – значит, и спрос должен быть со всех. В хоккее нельзя надеяться, что лидеры сделают игру впереди, а сзади кто-то может спокойненько лежать на диване, задрав ноги. На чемпионате мы были одним целым – это не обсуждается. Только вот наше «целое» должно было стать сильным целым.

- У сборной была молодая и неопытная оборона. Льюис рисковал?

– Дэйв знал, на что идет, раз взял на чемпионат именно таких защитников. Надеюсь, Льюис до сих пор в нас верит и не разочаровался. Мы старались, честно. У нас был хороший шанс показать себя. Жаль, что все так закончилось.

- Быть может, Льюис сознательно взял ребят помоложе, чтобы те почувствовали лед перед Олимпийской квалификацией, перед той же Олимпиадой?

– Не думаю. Чемпионат мира – отдельный турнир. Вряд ли нам можно на нем экспериментировать. А вдруг вылетели бы? И что дальше? Все понимали, что от нас ждут результат не хуже прошлогоднего. Что же касается молодых, то рано или поздно нам пришлось бы дебютировать на таком турнире. Наверное, Льюис увидел перспективу, раз взял на чемпионат меня, того же Криса Хенкеля. Если бы мы были отпетыми балбесами, вряд ли бы люди увидели нас на чемпионате мира. Для нас это был неоценимый опыт, сумасшедший.

Знаешь, я даже рад, что сходу попал в такой переплет. Когда чувствуешь вкус поражения, гораздо легче победить в дальнейшем. Понятно, что стране наше выступление не доставило никакого удовольствия. Но для меня лично, такая неудача только в плюс – гордости меньше будет. Да и теперь я банально знаю, что мне нужно делать в дальнейшем.

«Если бы мандражировал, даже представить боюсь, сколько бы мог напривозить»

- Тебя с первого матча отрядили в первую пару к Дмитрию Коробову.

– Немного неожиданно было. Веришь или нет, но у меня вообще не было волнения. Если бы мандражировал, даже представить боюсь, сколько бы мог напривозить :). Меня же не трясло совсем. Наверное, из-за того, что до финнов я вообще даже не задумывался, что нас ждет.

- Коробов – настоящий «Дед»?

– Хах, ну да. Классный парень! Дима увидел уже почти все в своей хоккейной жизни: несколько чемпионатов мира, играл в АХЛ, КХЛ, НХЛ. Причем ведь он и не старый совсем, а опыта уже на несколько лет вперед набрался. Постоянно за ним на тренировках наблюдал, слушал, что говорит.

- Он у вас в паре главный был?

– На равных играли. В некоторых клубах есть интересные штуки, когда в паре молодой и старик играют. Например, шайбу в угол забросили – за ней малой должен бежать. У нас такого не было: кто ближе – тот бежал. Да и вообще, мы нашли с Димой общий язык. И он мог на меня прикрикнуть во время игры, и я на него. За время чемпионата подружились очень сильно. Жаль, Дима травмировался и не доиграл.

- Пересматривал матчи после чемпионата?

– Свои смены только.

- Что увидел? Ошибок много?

– Достаточно. В некоторых моментах сам мог сыграть лучше. В некоторых – не лучшим образом играли партнеры, после чего мне было сложно.

- Расстроился?

– Некоторые ошибки были уж очень детскими. И ни на кого их не списать. Соперник мог быть любой, но я должен был оставаться собой. Нужно работать дальше. И я ни в коем случае не опущу руки.

«Льюис может сделать нас лучше. Я в это верю»

- Тренировки в сборной понравились?

– По сравнению с клубом процесс отличается очень сильно. Меня порадовал подход в сборной. Просто привлекает североамериканский стиль хоккея и чисто североамериканское поведение тренеров. Атмосфера, позитив и никакого негатива. Ты можешь ошибиться, но все тренеры на ошибку отреагируют одинаково. Никто тебя не будет гнобить, а только поддержат. И поддержат так, что в следующий раз ты будешь сам стремиться сделать лучше.

А еще этот тренерский штаб мне понравился своей верой в ребят. Даже тех, кого отсеивали, провожали добрым словом. Такой подход воодушевляет.

- Свой первый разговор с Льюисом помнишь?

– В коридоре «Минск-Арены». Я стеснялся жутко, поджался, не знал, что говорить. Просто понимал, что передо мной сейчас заслуженный тренер, а я кто? Но сейчас очень рад, что Дэйв однажды предоставил мне шанс.

Еще очень понравилось работать с Крэйгом Вудкрофтом. Типичный такой канадец – очень интересный человек. Ведет себя любопытно – в любой момент может стать и резко серьезным, и пошутить.

- Ты говоришь о канадцах, а о белорусских тренерах молчишь.

– Льюис очень грамотно построил процесс – все тренеры решали какой-то свой круг задач. Андрей Мезин с Ленером работал с вратарями. Олег Антоненко в бытность хоккеистом здорово играл в большинстве – с нами он тоже отрабатывал этот аспект. Фактически за спецбригаду отвечал он. Юрий Файков – наш мотиватор. Он показал себя хорошим тренером в юниорской сборной. А в националке Юрий Федорович подбадривал и, наоборот, остужал, когда было нужно.

- На «душегубку» Буре ты не попал.

– Да, мы доигрывали финал с «Юностью». Но я прекрасно знаю, что это такое – в прошлом году позанимался в кэмпе под его руководством. Это нечто! Прессинг жестойчайший. На льду Буре выжимает все соки. Хотя не могу сказать, что он суровый – просто требовательный. Если он сказал, что во время тренировки нужно выполнить определенный объем – его нужно выполнять. Неважно, устал ты или нет, скачет у тебя пульс или ты в норме. Работа очень тяжелая, взрывная. Но она настолько классная, что потом через полтора месяца на чемпионате мира ты чувствуешь себя бодрячком.

- Льюис часто кричал?

– Нет, очень редко. Хотя иногда у него накипало, и он мог сорваться на крик. Но в целом Льюис из тех тренеров, которые могут донести свою идею без криков и оскорблений. Это очень ценно.

- Дэйва вроде как увольнять не собираются.

– И это очень хорошо. Он уже привнес в наш хоккей много хорошего. Все видят, что Льюис может сделать нас лучше. Я в это верю. Если же мы сломаем все сразу, только потому, что один раз не было результата, то тогда этого результата нам лучше и не ждать. Надо бы свой менталитет слегка изменить и не рубить с плеча, как любят наши боссы в разных сферах. И я очень рад, что Рачковский не относится к такому разряду руководителей. Нам нужно учиться работать у швейцарцев, которые десять лет строили систему, ничего не ломали, не меняли тренеров и, в итоге, добрались до серебра чемпионата мира.

Льюис – умнейший человек. И я уверен, что он уже знает, в чем причина нашего провала. А вообще, спасибо ему и всем тренерам сборной за то, что предоставили мне такой серьезный шанс. Спасибо федерации за то, что создали нам наилучшие условия для подготовки. Спасибо ребятам за то, что мы отработали вместе эти два непростых месяца. Надеюсь, питерский чемпионат мира был не последним для меня. Я очень буду стараться стать лучше, чтобы людям, которые приезжают на чемпионат мира из Речицы, Солигорска, Гомеля и других наших городов, не было стыдно, что я надеваю джерси сборной.

Роман Дюков: «Всегда хотел играть за океаном. Сейчас в приоритете тоже Северная Америка»

Фото: Minas Panagiotakis/HHOF-IIHF Images, junost.org

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья