Блог Блог из картона

Волейболист отказал профклубу ради журфака – и стал кэпом футбольных перваков. Спросили его об этом, а еще о рэпе, жертвах и желании

Чемпионат журфака никогда не сопровождался интервью с капитанами, это присуще только Кубку. Но поскольку Кубка в 2020 году по понятным во всем мире причинам не было, мы решили, что вернем не только курс Владислава Полевого. Серию открываем разговором с капитаном первокурсников, о которых мы пока ничего не знаем. Максим Миклашевич рассказывает про конфликт с Костей Баяндиным, волейбольное прошлое и ожидания от первого турнира.

 Как тебе на журфаке?

– В принципе, не прямо ахти, но мне нравится. Для начала неплохо. Единственное, что я устаю сильно. Потому что по пять пар. Они еще и лекционные, голова закипает.

 Почему ты выбрал журфак?

– Ох, это сложный вопрос. У меня не было такого, что я хотел бы стать журналистом...

– Как и у 90% студентов журфака.

– Я пришел сюда, во-первых, потому что хотел в БГУ, а во-вторых, потому что после 9-го класса перестал дружить с математикой. А еще мама предложила пойти на что-то креативное. Смотрю, журфак – неплохо, смотрю на баллы – плохо. Но я все-таки поступил.

 На какой специальности учишься?

– Аудиовиз.

 Почему аудиовиз?

– Это я решил после курсов. До них рассчитывал на 350 баллов – чисто поступить на бюджет. Там начали говорить: я на веб, я на межнар, я на аудиовиз. Наша преподаватель – Елизавета Романовна Хмель – начала расписывать плюсы специальностей. И меня зацепил аудиовиз – это ж прикольно. Наверное, так все на первом курсе думают. Ну и подал на аудиовиз. Не ожидал, что пройду, но в итоге я даже 10-м из 15 был – набрал 396 баллов. Сочинение вывезло, потому что была тема спорта. Я там уже как рыба в воде себя чувствовал – 17 личностей упомянул, на все четыре листа написал. В итоге 8 получил.

– Нет какого-то разочарования? У некоторых оно бывает в первый месяц.

– Не, мне норм. Я очень быстро привыкаю к новой обстановке. Считаю, что этот «общий курс» с политологией, философией и так далее нужен. Не поддерживаю мнения некоторых ребят, говорящих, что им все это не понадобится. Это важно для развития. Тебя через 20 лет спросят, где ты учился, ответишь, что на журфаке БГУ, человек решит, что ты красиво говоришь, а ты и двух слов связать не сможешь, потому что ты не эрудирован, ты не развит в разных сферах. Я думаю, что хороший журналист должен работать в разных сферах.

– Это в каких?

– Ну я бы не хотел заниматься печатной журналистикой. А очень хотел бы на практику пойти на «Беларусь 5» – спортивным корреспондентом либо тем же комментатором.

– Интересно сказал.

– Мне не нравятся наши комментаторы, они будто отбывают свое время, без эмоций, без интонаций. Помню, маленьким смотрел чемпионат Европы. Какие тогда были комментаторы! И я помню, как они эмоционально комментировали. Ты будешь бежать из кухни, услышав их, чтобы посмотреть момент. Сейчас нет такого.

– Мне кажется, у нас немного «разные» школы комментария с Россией, например. Я всегда сравнивал наших с Губерниевым, Черданцевым, Шмурновым и т. д. Они эмоциональнее всегда были. А у нас был только Новицкий. Мне кажется, это описание всего нашего комментария спокойствие и какие-то штампы.

– Ну отчасти да, но насчет Новицкого не согласен. Когда он комментирует хоккей, это всегда эмоционально. Видно, что он горит этим, ему нравится эта работа. Плюс, если не ошибаюсь, хоккей –его любимый вид спорта. Мне всегда нравилось, как он работал. Наверное, только его мог бы обозначить как идеал белорусского комментария, плюс-минус.

– Так ты хочешь быть комментатором или корреспондентом?

– Даже не знаю. Думаю, и тем, и тем охотно бы стал.

***

– Что скажешь про сборную своего курса? Есть мнение, что у вас собралась крепкая команда.

– Не буду пока хвалить свою сборную. Мы собрались спонтанно на турнир БГУ среди первокурсников, проиграли 0:2 и 1:2. Но нам ребята постарше сказали, что они в свое время 0:4, 0:5 отлетали. А мы хорошо держались. Я вообще сам не футболист. Я больше волейболом занимался, почти все школьные годы, а в футбол только во дворе да на физкультуре гонял.

Я бы из своей команды выделил 2-3 человека, которые горят футболом и разбираются в нем. Со мной выходит там 4-5. Это уже немало, полкоманды, считай. Когда есть полкоманды, понимающие, что такое футбол – это неплохо. Особенно с учетом того, что 80% студентов журфака – девушки. Вот у нас на курсе 20 парней всего. Как из них найти 10 футболистов? Это невозможно. Так что у нас половина команды горит футболом, половина – просто желающие, даже если не умеют. У нас каждый будет играть – я сам готов этому поспособствовать. А с точки зрения игры – мы собирались буквально пару раз, знакомы месяц всего, поэтому сложно говорить об уровне. Нужно увидеть в деле. Я свою команду знаю хуже, чем ребят из сборной журфака. Но, в любом случае, мы постараемся.

– Какое у тебя впечатление об уровне футбола на журфаке?

– Мне изначально сказали, что на журфаке со спортом туговато, но тут любят футбол. И я настраивался, что тут ребята просто умеют что-то делать. И в первую субботу я был больше впечатлен – думал, будет похуже. Тут пацаны не то что понимают футбол – они что-то пытаются разыгрывать, комбинации какие-то. Видно, что это не просто любители, а они что-то из себя представляют. Я не могу себя сравнить с тем же 3-м курсом. Я думал, что приду и сходу смогу заиграть за сборную журфака, несмотря на свой не особо высокий уровень в футболе, но тут ребята оказались довольно конкурентоспособные. Думаю, что эта сборная даже сможет зацепить другие факультеты.

– Вопрос от Димы Варенникова: готов ли ты вставать в 5 утра ради сборной журфака?

– Думаю, на этот вопрос я ответил игрой против мехмата, которая началась в 6:45 утра. Тяжело было, конечно. Я еще и лег поздно – решил Суперкубок УЕФА посмотреть.

– И как он тебе?

– Неплохо. Я считаю, что «Севилья» очень достойно сыграла. Я поставил, что «Бавария» выиграет матч. Если честно, люблю «Баварию». Еще перед ⅛ ЛЧ прошлого сезона с половиной своих знакомых поспорил на десятку рублей, что «Бавария» выиграет ЛЧ. Но «Севилья» – тоже классная команда, с хорошим реактивным футболом.

– Вернемся к сборной: так ты готов на жертвы ради нее?

– Да готов, конечно. Могу даже пары пропускать. Я после игры уехал спать, потому что сильно устал и сил не хватало – все оставил на поле. В общем, если я нужен в сборной, то я готов.

– Как думаешь, сможете на первом своем турнире удивить всех, может, даже выиграть чемпионат?

– Мечтать не вредно. Я думаю, что ребята готовы показать себя. Они активно общаются по футболу, думают о расстановке, о тренировках. Мы должны хорошо выступить, потому что это желание значит многое. Умение, конечно, важно, но я думаю, что желание сыграет большую роль. Мне кажется, что даже если мы будем гореть два мяча за пять минут до конца, мои ребята продолжат бороться, а не будут пинать.

– В первый раз все горят. Мы (4 курс Романа Кендыша – прим.) в свое время тоже так горели, но в итоге заняли последнее место. Как думаешь, где финишируете вы?

– Я надеюсь, что мы в тройку попадем. Я считаю, что это будет хороший результат. Мы постараемся показать все, что в наших силах. Мне кажется, кстати, что то, что мы о себе уже как-то заявили, сыграет в минус, потому что другие команды будут серьезно настраиваться. Обычно, мне кажется, все думают о первашах так, мол, что они там покажут. Некоторые могут так подумать, тот же 4 курс: вот сыграем с ними «на лайтике», – а мы выйдем и покажем. А сейчас у нас какое-то клеймо, что мы что-то представляем из себя, хотя сами этого не знаем. Из-за этого, возможно, будет сложнее.

– С каким клубом ты бы сравнил свою команду и с каким игроком себя?

– Сложный вопрос. Учитывая, что мы молодые, новые ребята – сравню нас с «Челси» этого сезона. Быстрые ребята, амбициозные. Насчет игрока – мне очень нравится играть впереди, на острие. И нравится, когда получается выводить один на один нападающих. Учитывая свою любовь к «МЮ», сравню себя с Марсьялем. Плюс-минус, да.

***

– Расскажи про свое волейбольное прошлое.

– У меня там довольно высокие достижения. Восемь лет волейбола позади. Дошел я до 3-го взрослого разряда, это перед кандидатом в мастера спорта. Для кандидата нужны международные соревнования. В сборную я не попал, во-первых, потому что по четным годам рождения сборной нет. Есть 2001 года, 2003-го, а я 2002-го. Условно говоря, я мог бы попасть в сборную 2001 года но это был совершенно другой уровень, они были недосягаемы для нас. На моей памяти только одного человека из моей сборной взяли в сборную 2001 года. А мы были одной из лучших команд. К слову, эта сборная пробилась в групповой этап чемпионата Европы. Для сравнения: команда U-18 – я их, считай, взрастил – вообще ничего не показала на чемпионате. А вот на U-20 у меня большие ставки. В группе 6 команд, в плей-офф выходит первые две. Я думаю, они в своей группе в топ-3 попадут (на данный момент у сборной одно поражение и последнее место в группе – прим.).

– У БГУ есть сборная по волейболу. Пойдешь туда? 

– Я уже одной ногой там. Я сходил на пару тренировок, меня позвали. Тренера там пока нет, только исполняющий обязанности, но он сказал, что у меня есть шанс и я спокойно могу заиграть в сборной. Я и сам это понимаю, но кто знает, буду ли я нужен в этой команде. Вторая причина, по которой я не попал в юниорскую сборную – это мой рост. Я низкий для доигровщика, а либеро, то есть принимающим, я никогда не играл. К слову, половина сборной БГУ состоит из той команды 2001 года рождения. Я знаю их рост, умения, знаю, как они выглядят, и понимаю, что я рядом с ними даже не стою. Хоть я и чемпион Беларуси трижды, и капитан сборной области, и на Олимпийских днях молодежи занимал второе место. Мы проиграли только ВК «Минск» – у них практически сборная Беларуси была.

У меня в целом много всяких наград. На ОДМ был лучшим игроком команды. Награждали такими небольшими статуэточками, они до сих пор у меня дома стоят. Приятно вспоминать, как ездили в Польшу, Германию, Литву, Латвию. Даже там брали призовые места. Сердечко у меня прилегает к волейболу, люблю его. Но и футбол люблю.

– И все-таки, что ближе?

– По игре, конечно, волейбол. Я очень голодный до него. Я год не играл уже. Я должен был уйти в волейбольный клуб [«Коммунальник-ГрГУ»], мне предлагали контракт. Я уже готов был согласиться, но было одно условие. Контракт на 3 года, без возможности расторжения и я должен был учиться в ГрГУ на ФК (факультете физической культуры – прим.). Я не хотел, потому что был настроен на БГУ. Что бы мне дал этот физкультурный? Мне предложили другое условие: любой факультет, но все еще ГрГУ. Там есть практически целый журфак (специальности «журналистика» и «информация и коммуникация» на факультете истории, коммуникации и туризма – прим.), но я все же хотел в БГУ. Почему-то не хотел оставаться в Гродно, хоть и родное место. Причем решение сугубо мое, родители никакой роли не сыграли. Мама сказала: «Если ты хочешь играть в волейбол, если тебе нужно отыграть в клубе, получать зарплату, то пожалуйста». Но я решил, что все-таки нужно нормальную «вышку», не физкультурный. Ну что после него – физруком? Тренером редко получается стать, это тяжело.

– Какую зарплату тебе предлагали?

– Я должен был играть за основу, тогда бы я получал около $ 200 в месяц. Это в дивизионе Б и с учетом того, что я учусь.

– Если у тебя встанет выбор: сборная журфака по футболу или сборная БГУ по волейболу что выберешь?

– Я буквально вчера над этим думал. По идее, соревнования не должны совпадать по времени. Волейбол чаще всего зимой, январь-февраль. Но если придется выбирать... Ой, я не знаю, еще не определился. Но, наверное, учитывая, что я больше волейболист и что, как мне кажется, меня есть кем заменить в сборной по футболу, то я выберу волейбол. Но если будет такая же ситуация в сборной БГУ, потому что там ребята тоже мастеровитые, то я, наверное, буду ближе к журфаку. Тут двоякая ситуация: где я буду полезнее, туда и буду склоняться. Но по игре все равно ближе волейбол – там бы я помогал, а не мне.

– Вопрос от Димы Варенникова. Куда бы ты хотел больше: в Студсоюз или сборную журфака?

– Я люблю спорт, так что пойду в сборную. Я даже не рассчитывал на Студсоюз. У нас уже была встреча с ним, но я не ходил. Я за движуху, но не организовывать, а выступать. Что-то подготовить – пожалуйста, но организовывать не хочу. Я в школе наорганизовывался.

***

– Ты занимаешься рэпом?

– Я не занимаюсь рэпом. Нельзя заниматься рэпом. Это просто мое хобби.

– Как ты к этому пришел?

– В 2015 году мне было 13 лет, я тогда увидел баттл-рэп. Мне это куда ближе в целом. Я просто увидел баттл Оксимирона против Джонибоя. Все ж тогда смотрели баттлы Оксимирона. Я когда смотрел, то было небольшое уныние, ничего не понимал. И вот обычный человек, если сразу не понравилось, дальше смотреть не будет. А я посмотрел – Ларин против Хованского. И это было уже мне понятнее, мне это понравилось. Дальше уже вникал в движуху Версуса, просто на досуге смотрел некоторые баттлы.

Где-то в 2017 году стал искать новые площадки, потому что Версус становился все хуже – уже было не про культуру, а про деньги. Мне нравилось SlovoSPB. Само Слово очень слабое, хоть я и был на нем. RBL еще нравился. Мы начали по приколу сами баттлиться. Потом как-то решил уже записывать треки. Первый трек я записал в 2017 году еще, в 8-м классе. Он зашкварный, но текст мне там нравится. Я очень много внимания тексту всегда уделяю. Мне нравится, когда есть смысл.

– Планируешь заниматься этим более плотно, выйти на широкую аудиторию?

– Я никогда не хотел быть звездой. Прикольно, когда тебя знают в каком-то кругу, но не сильно массово. Условно, я за то, чтобы выйти на широкую аудиторию, но не хочу, чтобы я выходил из общаги и меня каждый второй узнавал. Я к такому не предрасположен. У меня так: будет вдохновение – напишу. Будет возможность – запишу. Может, клип сниму.

– Со спецом по баттлам в нашем движе, Костей Баяндиным, познакомился уже?

– Да. Костя меня уже «зачмырил» в беседе сборной журфака. Сказал, мол, Макс-Макс, как так. Его спросили: «Слово – это что, зашкварная площадка?”, – он сказал, что зашкварней не существует. А там как было: я туда попал вообще случайно. В конце 10-го класса захотел съездить на баттлы в Минск, посмотреть на всю эту атмосферу. Я приехал сугубо посмотреть, но познакомился с девочкой, которая там баттлиться должна была. В итоге ее оппонент не пришел, а там был такой рэпер, Зика, он предложил ей пофристайлить. Та девчонка начала плыть, и я решил за нее заступиться.

Возможно, это зашкварная дичь, но тогда это было прикольно. Косте вроде несколько панчей понравились. Писал, мол, вот эта строчка крутая, а та еще лучше. Хотя, возможно, это был сарказм. Но блин, что я мог сходу придумать? Дайте мне время – я бы написал что-то стоящее. Особенно на Костю :).

– Забаттлил бы с Костей?

– Да я не знаю его еще. Надо поближе узнать. Знаю, что он футболист и, видимо, в баттлах разбирается.

***

Блиц

– Какой твой самый любимый футболист?

– Из ушедшего поколения – Фернандо Торрес. Чемпионат Европы-2008 в сердечке. А из нынешних мне много кто нравится, но, пожалуй, выделю Маркуса Рэшфорда, мне нравится его стиль игры.

– Баттл-рэп жив?

– Сложно сказать. Скорее, да. Пока да. Но сложно.

– Versus Battle или SlovoSPB?

– Слово. Я за андерграунд просто.

– Русский рэп или зарубежный?

– Русский. Душа ближе. Если баттл-рэп, то точно русский. Если в плане треков, то смотря какой исполнитель. Условные легенды вроде Эминема, Тупака, 50 Сent у меня в плейлисте будут.

– Три лучших русских рэпера?

– Markul, KnownAim и Скриптонит.

– С кем бы ты хотел записать фит?

– Не с Костей :). В целом, по стилю, наверное, с Маркулом. А из тех, кто более реален, может, Booker или Alphavite.

– Опиши журфак одним словом.

– В голову банальное приходит «дом» или «семья». Ну, одним словом сложно.

– А двумя?

– Неплохая штука.

Фото предоставлены Максимом Миклашевичем

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья