Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Футбол. Прошлое и настоящее

1990. Побег и туристический слёт на фоне СССР – Румыния 0:2

ф

Я сидел в салоне микроавтобуса среди коробок с бытовой техникой, и с грустью наблюдал, как мимо мелькают просторы родной Херсонщины. Встречный ветер освежал сквозь приоткрытое окно. В летний солнцепёк самое оно. И нахлынули воспоминания моего пребывания в нашем областном центре. Ведь будто бы только вчера проходил медкомиссию, чтобы официально поступить на завод имени Петровского в Учебно-производственный цех постигать азы профессии – электросварщик, и встретил в больнице начальника одной из херсонских продуктовых баз. От его предложения поработать грузчиком вместо выбывшего на четыре недели товарища я отказаться не мог. Это ничего, что работать приходилось без выходных, и вставать нужно было в пять утра. Главное, каждый день тебе платили по пятёрке, плюс брали немного тех товаров, которые развозили по многочисленным точкам областного общепита и магазинах.

Вспомнился и дед, хозяин хаты, где я квартировал, со своими вечными нравоучениями и правилами, что после 23.00 он закрывает ворота, и ночуй, где хочешь. А как забыть любовницу, старше почти не десяток лет, которая была со мной лишь потому, что я приносил продукты в дом каждый день, да и еще денежек подгонял, когда дармовую водку из «боя» сдавали с напарником таксистам. Но как только моя месячная «командировка» в грузчики завершилась, и я пошел работать в УПЦ на завод Петровского со стипендией 70 рублей в месяц, так моя пассия тут же нашла себе нового добытчика. Всё верно. Ей ведь своих детей кормить нужно было.

С нескрываемой грустью вспомнил Лену, с которой был в близких отношениях три месяца. Классная она девчонка, это бесспорно. И красивая очень. А в постели во время интима, так просто огонь. Только вот, как оказалось, мы из разных слоёв общества. Она относилась типа к элите. Крутилась среди областных «мажоров» и… рокеров. Так в перестроечные времена именовали байкеров. Летала Ленка на своей «Яве», как ведьма на метле в Вальпургиеву ночь. И я после одного такого заезда, больше не рисковал садится на заднее сидение мотоцикла, которым управляла моя «невеста».

И, конечно же, я вспоминал, как играл в кабаке на клавишнике. Особенно тот последний вечер, который мог стать для меня последним в жизни.

Нас, музыкантов, предупредили заранее, что среди посетителей будут важные гости – уважаемые воры со своими «телохранителями». Мол, вы уж, ребята, не ударьте лицом в грязь, и покажите все, на что способны. Но при этом умело фильтруйте базар, не то…

Та ради Бога. Рады стараться! Тем более что учитывая специфику нашего кабака, где в основном оттопыривались воры, бывшие и будущие зэканы, рекетиры, косящие под крутизну, и вообще подобная публика, у нашей группы и репертуар был соответствующий. Играли в основном блатняки, и вообще разный там шансон. Ну, и популярные хиты, конечно же.

В самый разгар вечера к нам подошёл «телохранитель» одного из «уважаемых» воров:

- Так, лабухи, сыграйте «Белый теплоход», - и полетел на мой аппарат «червонец». У пацанов из группы в глазах читалась растерянность. Та-а-ак, все ясно. Этой песни они не знают. Значит, нужно брать инициативу в свои руки.

- Хлопцы, я пою! – крикнул, быстро черкая на листке бумаги аккорды латинскими буквами, - Переходить будете с аккорда на аккорд тогда, когда левой рукой махну.

Я, конечно же, не вокалист. Но когда нужно, в экстренных случаях, пел. Тем более что гости за столиками уже прилично «накушались» водочки, отполировав её пивасом. А в таких компаниях я неоднократно выдавал вокал под расстроенную шестиструнку во время совместных попоек. И понесся «Белый теплоход» по просторам зала.

 

 

Но не успел я выдать на гора припев после первого куплета, как к группе подошел «пацан» от второго «уважаемого» вора. Махнул рукой, мол, тормозите, размахивая «четвертаком»:

- «В шумном балагане» давай! – крикнул. Парни опять в растерянности. Песню-то они слышали, мотив напевать и аккорды им говорить не нужно. А вот слова…

- Тональность ля минор, - рявкнул, и пошел выдавать свои хриплым голосом хит Вили Токарева. Чего уж там, буду петь, раз такая жара пошла, и денег клиенты не жалеют.

 

 

Но опять, не успел я пропеть припев после первого куплета, как тут уже прямо ко мне подошел наш первый заказчик, взмахом руки прервав «ла-ла-ла…». На клавишник упал «полтинник»:

- «Белый теплоход»!...

- «В шумном балагане»! – прервал моё пение второй заказчик, бросая уже сотню. Я впервые видел такие деньги одной купюрой. Ведь зарплаты в СССР выдавали более мелкими дензнаками. Да и в кабаке, когда заказывали песни, никто сотками не разбрасывался. А тут сразу видно – серьёзные люди собрались в зале.

Ситуация до боли напоминала эпизод из бессмертной кинокомедии Георгия Данелия «Мимино».

 

 

Только вот финал в реальной жизни оказался не таким веселым и жизнерадостным, как в кино. После нескольких прерываний моего пения с повышением таксы за исполнение, автору этих строчек один из заказчиков подставил нож под горло:

- Сейчас ты сыграешь «Белый теплоход» полностью, - прошипел блатной мне на ухо, гипнотизируя своим немигающим взглядом белых от выпитого алкоголя глаз, как питон Каа – бандерлогов в известном всем советском мультике,  - И не на какие «Шумные балаганы» отвлекаться не будешь, сколько бы тебе не предлагали. Я больше заплачу.

- Вы там между собой сначала разберитесь, чью песню первую полностью исполнять, - бросил фразу вслед удаляющемуся «телохранителю», - А то не даёте нормально работать!

На меня все музыканты тут же посмотрели испуганными взглядами.

- Саня, нас же предупреждали…

 

Больше никаких заказов со стороны «уважаемых» воров не было. Больше того, минут через пять, расплатившись, они покинули кабак вместе со всей своей свитой. А по шабашу я увидел из окна две толпы человек по пять, которые кого-то явно поджидали возле выхода из кабака. Когда же среди них узнал своих «заказчиков», то понял – это по мою душу. Сидели мы с пацанами, и бухали до утра в своей каптёрке, время от времени выглядывая в окно. Две толпы не расходились, степенно сидя на корточках и дымя папиросами «Беломорканал».

- Санёк, бежать тебе нужно из Херсона, причем немедленно, - посоветовал наш ударник.

- А как же ресторан. Да и с завода Петровского рассчитаться нужно. Трудовую книжку получить на руки. Выписаться и дома прописаться.

- Пока ты будешь рассчитываться, и бегать по всему Херсону с обходной, тебя уже несколько раз прирежут. Ведь ты обидел воров, которые приехали сюда, чтобы иметь какие-то важные общие дела с нашими ворами, - вставил словечко соло-гитарист, который чаще всех нас вместе взятых общался с подобной публикой в повседневной жизни, и знал, что говорил, потому как был знаком со всеми раскладами в этих слоях общества, - Так что рассчитывать тебе на наших воров не стоит. Даже если с некоторыми из них ты гужбанил. Они ни за что не променяют важные дела, которые им могут принести хорошие «бабки», на какого-то лабуха. Тем более что ты фраер по их понятиям.

- Ну, спасибо тебе, успокоил, гля.

- Я тебе умную мысль скажу, - продолжал лидер нашей группы, - Мы тут как-нибудь и без тебя управимся. Да и «Серый» (которого я заменял – К.А.) через три месяца из тубдиспансера вернётся. А ты должен сегодня же сдыметь из Херсона, чтобы здесь и твоим духом не пахло! Пока эти залётные к нашим ворам не обратились за помощью. Но, все равно, на твоём бы месте я выбирался из города не через автовокзал и железнодорожный вокзал. Там тебя уже могут пасти, и могут поставить на пику.

- И что же мне делать? – произнес я в полной растерянности.

- У меня сосед сегодня везет на микроавтобусе бытовую технику в Каховку. Он тебя и подбросит туда, куда нужно. А сейчас по телефону вызываем такси, чтобы нас ждало за квартал отсюда. Выбираемся из кабака через подвальные помещения. Там, с тыльной стороны здания решетка, что прикрывает яму с водопроводным краном на асфальте, легко поднимется вверх…

 

Так и сделали. Я быстро мотнулся в общагу, где набросал свои вещи в сумку. Микроавтобус ждал меня возле входа в парк имени Ленинского комсомола. Я сбегал из города, который почти за полгода пребывания в нем стал для меня родным. Что же теперь? Снова привыкать к размеренной сельской жизни? А ведь для того, чтобы устроиться на работу, нужна Трудовая книжка. А её еще с завода имени Петровского забрать нужно.

Но это я перенёс на лучшие времена. А пока что слез из микроавтобуса возле соседнего с родным селом ПГТ, и стоял на остановке в ожидании рейсового автобуса. И тут ко мне подлетел на «Яве» дружок, с которым играли-переиграли в разных группах в разное время:

- Садись, подброшу!

- Витёк. Сто лет тебя не видел! – обрадовался, - Так может пивка по поводу такой встречи.

- Дело говоришь…

Решили не париться в духоте местной забегаловки «Встреча», где продавалось пиво на разлив. Дружок, узнав, что я при «бабле», мотнулся к своему знакомому, и взял две десятилитровые пластмассовые канистры. Я в это время прикупил в магазине четыре пузыря водки. Заскочили ко мне домой. Прихватил зеленую маску-глубоководку, ласты, ведро, укроп, пачку соли. Это чтобы раков варить на природе. И вперёд отрываться по полной программе на Косу нашей речки. Так что жизнь хороша и бьёт ключом!

Когда начало смеркаться, а мы с дружком уже порядочно зарядились позитивной энергией путём возлияния спиртных напитков, на дороге неожиданно появился кортеж из автобусов. Один ПАЗик, второй, третий, четвертый, пятый… За ними два Икаруса желтого цвета, наподобие тех, которые курсировали между Бериславом и Новой Каховкой. В наших степях их почему-то именовали «бройлерами». Не ведаю, на каком основании.

Из автобусов, которые остановились вокруг нас с другом, дружной толпой стала десантироваться молодежь. Причём красивых тёлок было столько, что глаза стали разбегаться в разные стороны от такого разнообразия красавиц на один квадратный метр. А мы еще хотели в село двинуть на поиски «мяса». Так вот же оно! Само к нам приехало. И отборное, грудинки с ляжками!

Уже совсем скоро Витёк оказался в привычной своей атмосфере – нашел у приезжих гитару, и стал петь слезливые песенки, собрав вокруг себя приличную толпу. Как оказалось, это с Красноперекопского района Крыма к нам пожаловали гости на туристический слёт. И начался он сразу по их приезду – соревнование, кто из отрядов установит быстрее палатки. Потом, кто первый костёр разведёт и приготовить ужин. Кулинарное мастерство комиссией тоже учитывалось. Мы с моим другом наблюдали за всем этим делом, и время от времени бросали колкости в сторону конкурсантов. А потом грянула дискотека!

 

 

На медлячки я приглашал одну и ту же девушку, сказав ей, что кроме меня она ни с кем сегодня больше танцевать не будет.

- А как же женихи? Их у меня много, - поинтересовалась девушка.

- Твои женихи объелись груш, - ответил.

- Так это про мужей так говорят, - засмеялась красавица.

- Теперь я твой муж, дающий тебе груш, - резюмировал…

 

На следующее утро ко мне в комнату завалил сосед, работающий в одном из гаражей Новой Каховки водителем МАЗа:

- Саня, я такую биксу привёз, просто пальчики оближешь, - сообщил.

- Да-а-а, точно уж оближешь, - засмеялся я, увидев на лавочке ничем неприметную девушку, которая вкалывала поваром в столовой того же гаража.

- Выручай, я ей пообещал незабываемые выходные, - взмолился Вовчик.

- Ладно, что уже с тобой делать. Поехали…

 

Причалили мы на каюку к Гайку. Это островок такой между зарослями камыша в лимане, и протокой с речки Козак в Малый Козак как раз напротив Косы. Когда вылез с полным пакетом раков, то увидел, как через эту протоку перелазят на канате, привязанном за деревья по оба берега, приехавшие вчера туристы. Некоторые падали в воду. Но большинство преодолевало препятствие, а побеждал тот, кто это проделывал быстрее и ловчее всех.

Завидев, что соседу с его кухарочкой не до поедания речных деликатесов, я с выловленными раками перебрался на «острые» Косы, куда приехали на кутёж наши крутяки на КАМАЗе. С ними и гудел почти до вечера. И всё бы хорошо, только вот в то время табачные изделия были дефицитом. Даже при наличии денег в магазинах не купишь, потому что сигарет, а тем более – папирос, там не было уже давно. На рынок же в город ехать далече. Вот и шибали сигареты у туристов из Крыма. Они-то ими затарились перед своим слётом основательно.

Во время очередного похода за цыгаркамы я и встретил ту девушку, с которой танцевал весь вчерашний вечер. Сначала я её не узнал, пьяный ведь был, как-никак. Но, уловив постоянные улыбки в свою сторону, спросил у красавицы:

- Мы знакомы?

- Вот те на-а-а, - засмеялась девушка, - А кто вчера на дискотеке всех моих женихов поразгонял? Теперь ты, как порядочный человек, просто обязан на мне женится!

- И свадьба будет сегодня ночью! – пообещал…

 

И тут я увидел, как туристы никак не могут настроить портативный телевизор на нужную волну. И очень по этому поводу матерились, потому как меньше, чем через полчаса сборная СССР по футболу должна была стартовать на итальянском чемпионате мира. Я мгновенно оценил ситуацию: «Хлопцы, сейчас я вам антенну принесу», и мотнулся домой. Благо, батя ремонтировал телики всему селу, и антенн для метровых волн с уже присоединенным к ними кабелем у него было вайлом. Схватил одну из них, и вперед опять на Косу. Самый худой из туристов залез повыше на дерево и прикрутил антенну, повернув в нужном направлении. Телевизор заработал, словно молодой в первую брачную ночь на невесте.

 

Старший тренер сборной СССР Валерий Васильевич Лобановский взял с собой на Мундиаль-1990 таких исполнителей. Вратари: номер один – Ринат Дасаев («Севилья» Испания, исполнилось 33 года во время турнира), Виктор Чанов (16-ый номер, «Динамо» Киев, 30 лет), Александр Уваров (22 – «Динамо» Москва – 30).

Защитники: Владимир Бессонов (2 – «Динамо» Киев – 32), Вагиз Хидиятуллин (3 – «Тулуза» Франция – 31), Олег Кузнецов (4 – «Динамо» Киев – 27), Анатолий Демьяненко (5 – «Динамо» Киев – 31), Ахрик Цвейба (13 – «Динамо» Киев – 23), Андрей Зыгмантович (17 – «Динамо» Минск – 27), Сергей Фокин (19 – ЦСКА Москва – 28), Сергей Горлукович (20 – «Боруссия» Дортмунд. ФРГ – 28).

Полузащитники: Василий Рац (6 – «Динамо» Киев – 29), Сергей Алейников (7 – «Ювентус» Италия – 28), Геннадий Литовченко (8 – «Динамо» Киев – 26), Александр Заваров (9 – «Ювентус» - 29), Иван Яремчук (15 – «Динамо» Киев – 28), Игорь Шалимов (18 – «Спартак» Москва – 21), Валерий Брошин (21 – ЦСКА Москва – 27).

Нападающие: Олег Протасов (10 – «Динамо» Киев – 26), Игорь Добровольский (11 – «Динамо» Москва – 22), Александр Бородюк (12 – «Шальке-04» ФРГ – 27), Владимир Лютый (14 – «Шальке-04» - 28).

Если не ошибаюсь, советская команда была самой возрастной на итальянском чемпионате мира. К тому же, Лобановский явно переборщил с приглашением легионеров. Например, место «деревянного» тогда Лютого вполне мог занять молодой и перспективный 20-летний динамовец Киева Олег Саленко, который пребывал в мае 1990 года в прекрасной физической форме. Но тренер сделал выбор в пользу опыта.

Светская команда остановилась на постой в городке Чокко, где уже проводила свой февральский сбор и ездила оттуда по всей Италии на товарищеские матчи. Ради того, чтобы сборная СССР базировалась во время чемпионата мира на базе в Чокко, спортивный директор этой базы Леонетто Келлони был готов на все требования. Под его чутким руководством было всё сделано для удобства советской делегации – построен новый корпус, тренажерный зал, финская и турецкая бани для полноценной релаксации. Даже тоннели пробили в горах, чтобы извилистую дорогу заменить на прямую! И всё это находилось в провинции Тоскана – одним из самых экологически чистых районов Италии, где на сотни километров нет ни одной заводской трубы, пускающей дым.

По прилёту в Италию у советской делегации возникли проблемы с аккредитацией. Что-то там не заладилось у принимающей стороны с компьютерными данными. «Макаронники» никак не могли устранить неисправность. Проходит час, второй, третий… Игроки нашей сборной уже, было, обрадовались, что не будет изнуряющих тренировок. Но Лобановский остается Валерием Васильевичем в любой стране, при любых обстоятельствах. И побежали парни в тренировочных костюмах с надписью «СССР» на груди кросс…

По жеребьёвке советская команда попала в Группу «В» вместе с действующими чемпионами мира – аргентинцами, а так же сборными Румынии и Камеруна. Последняя уже сотворила сенсацию, под чутким руководством специалиста из Союза Валерия Непомнящего одолев в матче-открытии Марадону и Ко – 1:0. Теперь пришла очередь сражаться СССР и Румынию.

Из прохладного по итальянским меркам Чокко (25 градусов по Цельсию) в солнцепёк Бари и Неаполя наша команда попадала таким образом. Сначала футболисты, тренеры, врачи и массажисты грузились в два вертолёта. За десять минут перелетали в Пизу. А уже оттуда чартерными авиарейсами доставлялись в точку назначения. А такие перелёты могут быть очень утомительными. К тому же резкий переход из «тенька» горного Чокко в самое пекло равнинных городов Италии явно сказывалось на самочувствии советских футболистов. Так что Лобановский ошибся еще в феврале месяце, выбрав местом базирования своей команды на чемпионате мира Чокко. И это был не единственный просчет великого тренера на своём последнем Мундиале в качестве наставника сборной.

9 июня 1990 года. Бари. Стадион «Сан – Никола». 42 907 зрителей горячо приветствуют футболистов. На поле появляются Дасаев, Бессонов, Хидиятуллин, Кузнецов, Горлукович, Рац, Алейников, Литовченко, Заваров, Протасов, Добровольский. И по всему ходу первого тайма создавалось впечатление, что должно было быть повторение стартового матча сборной СССР четыре года назад в Мексике, когда была сокрушена Венгрия – 6:0, с двумя быстрыми голами Павла Яковенко и Сергея Алейникова уже к четвертой минуте матча. Но, увы…

Когда Протасов запорол свой тет-а-тет с румынским голкипером Силвиу Лунгом, в адрес нападающего киевского «Динамо» посыпались десятки проклятий болельщиков, которые расселись на травке Косы возле портативного телевизора. И ведь правы же были пацаны. Если такие моменты не реализовывать, то тогда вообще в футболе делать нечего!

Заваров с выгодной позиции пробил прямо во вратаря. И понеслись выкрики: «По сторонам смотреть нужно, Саша, а не своими фирмовыми бутсами любоваться!», намекая на то, что нужно голову поднимать во время удара и мгновенно оценивать обстановку, где кто из соперников находится, чтобы в итоге нанести точный не берущийся удар. Что Заварову сделать не удалось.

Алейников мог повторить свой мексиканский супергол венграм четырехлетней давности, но пробил точно в Лунга. «Есть в футболе правило: не забиваешь ты - забивают тебе, - говорил после матча один из тренеров сборной СССР Юрий Морозов, - Трижды наши игроки упустили в первом тайме хорошие возможности открыть счет и как бы в отместку за это перед самым уходом на перерыв пропустили гол…». И забил его Мариус Лэкэтуш. Причем отличился нападающий бухарестского клуба «Стяуа» точным ударом в ближний угол, где и находился Дасаев. Только вот бывший спартаковец «на опыте» стал заранее гадать, куда же надумает пробить соперник, и начал валиться в дальний угол. Что и заметил Лэкэтуш. «Ошибки целого ряда игроков, в том числе и Дасаева, позволили сборной Румынии открыть счет», - резюмировал Лобановский, добавив, что «Реализуй мы хотя бы одну из этих возможностей, и игра пошла бы совсем по-другому». И старший тренер имел все основания для таких вот утверждений. Но, увы, у его «птенцов» в тот день, 9 июня 1990 года, явно затупились клювы.

«Во втором же тайме наша сборная пустилась в явную авантюру. Защитники посчитали, что они умеют атаковать не хуже нападающих, пошли все вперед и раскрыли оборону. В такой ситуации еще хорошо, что мы проиграли только 0:2…» (Юрий Морозов).

И опять отличился Лэкэтуш. На сей раз с пенальти, которого не было. Да, Хидиятуллин в борьбе с Мариусом сыграл рукой. Но вне пределов своей штрафной площади. Тем не менее, уругвайский судья Хуан Даниэль Кардельино назначил одиннадцатиметровый удар в ворота Дасаева. И все доказательства капитана сборной Союза в том, что пеналя не было, тонули в бездне непонимания со стороны арбитра. Что ж тут поделаешь, Хуан, он везде Хуан. Недаром ведь римская газета «Коррьере делло спорт» озаглавила свой отчёт о матче в Бари: «Лэкэтуш и арбитр сокрушили сборную СССР».

 

 

Признаться, все эти Лэкэтуши-Балинты-Думитреску из «Стяуа» к тому времени страх как надоели советским любителям футбола. То киевское «Динамо» в поединке за Суперкубок УЕФА-1986 в феврале 1987-го обыграют – 1:0. А то и вовсе осенью 1988 года разнесут в двух встречах 1/8 финала Кубка европейских чемпионов московский «Спартак» с общим счетом – 5:1 (3:0 – 2:1). И три гола из пяти в ворота все того же Дасаева проведёт как раз вышеупомянутая троица.

Кстати, забитых мячей сборной Союза в стартовом поединке ЧМ-1990 могло бы быть гораздо больше. Только вот лидер румынской команды, «карпатский Марадона» Георгий Хаджи отбывал дисквалификацию, и не смог принять участия в матче.

 

После проигрыша сборной СССР настроение было препаскудным. Ведь теперь с учетом того, что и Аргентина тоже уступила Камеруну, встреча с действующими чемпионами мира, да и еще в Неаполе, где просто обожали Диего Марадону, становилась самым настоящим «матчем смерти». Кто проиграл, тот и умер на итальянском Мундиале. Ну, или пребывает в предсмертном состоянии. Так как еще теплилась надежда, что будет крупная победа в последнем туре, что даст возможность зацепиться за четыре из шести лучших третьих мест в группах, которые тоже были проходными.

 

А что может быть лучшей релаксацией после таких вот угнетающих всё твоё естество результатов? Правильно. Секс с красавицей! А у меня была такая в наличие.

Как оказалось, моя «невеста» была начальником своей группы. И лишь только на Косу спустились сумерки, она начала вместе со мной обход берега всего Козака. Так 19-летняя начальница вылавливала 15-17 летних малолеток, которые уединились в темноте, чтобы отдаться интиму. А я всё смеялся, когда она палила парочки, с мыслью: «А сама-то чем очень скоро будешь заниматься? Да тем же!». А потом, когда этот обход с фонариком порядком надоел, попросту завалил девушку в густую траву. Красавица не сопротивлялась, и явно ожидала от меня подобных действий…

 

- Слышь, местный. Чтобы через пять минут и духа твоего здесь не было, - начали мне угрожать «женихи» моей «невесты» из соседнего с ней села.

- А то что? – поинтересовался.

- Потом узнаешь.

- Просто страх, как интересно…

 

И тут темноту ночи пробил яркий свет фар КАМАЗа. Это наши крутые парни, с которыми гудел днём, после дискотеки в клубе снова решили продолжить кутёж на Косе. Угрожавшие мне хлопчики, до этого смотрящие на меня, как на свою будущую жертву, враз стали перепуганными зверьками, и испуганно попятились назад. А потом и вовсе исчезли с головой в своих спальных мешках.

Свою «невесту» я вызвал из её палатки, чтобы ещё раз испытать минуты сексуального наслаждения. Хотел было, на следующий день прийти утром и проститься. Но опоздал. Когда шел на речку, только издали увидел кортеж из множества ПАЗиков и двух Икарусов желтого цвета. Кто-то из этих автобусов навсегда увозил от меня красавицу, которая балакала на французский манер, не выговаривая чётко букву «р»…

 

P.S. Девушка мне оставила свой адресок, и я написал ей несколько писем зимой 1990-1991 годов. На каждое она ответила. Поступила красавица в институт и стала учиться на юриста. Приглашала приехать к ней в гости, для лучшего знакомства. Я всё переносил и переносил вояж в Крым до тех пор, пока в своём последнем письме «француженка» (как я её называл) не сообщила, что у неё уже есть парень, за которого она собралась выходить замуж…

Из чего следует вывод. Куй железо, пока горячо, иначе остынет.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+