Блог Накапливай и сберегай
Спецпроект

Как белорусы своими деньгами выручают любимых спортсменов и заставляют чиновников быть человечней

Краудфандинг помогает, но кого-то он выматывает, а кого-то заставляет стесняться. Рассказываем самые интересные истории в спецпроекте с финансовым приложением Lacerta.

Чемпионат мира по лыжным гонкам-2017 в финском Лахти получился для мужской сборной Беларуси посредственным. Никто из наших ни в одной гонке не сумел войти даже в топ-20. Лучшим среди белорусов стал самый возрастной член сборной Сергей Долидович: в скиатлоне (15+15 км) 43-летний лыжник занял 24-е место, а в масс-старте на 50 км – 22-е.

К тому моменту за плечами спортсмена уже было шесть Олимпиад. И он, несмотря на возраст, оставался среди белорусских лыжников наиболее очевидным кандидатом на участие в Играх-2018. Однако менее чем за год до старта в Пхенчхане произошло нечто странное: Долидович неожиданно для многих объявил о завершении карьеры, заявив, что не чувствует в себе ни сил, ни эмоций, ни драйва, чтобы продолжать. Спортсмен, 30 раз становившийся чемпионом Беларуси, намеревался полностью посвятить себя тренерству.

Впрочем, вскоре Долидович передумал и решил все-таки готовиться к Играм-2018, однако столкнулся с проблемой: Белорусская федерация лыжных гонок отказала ветерану в какой-либо финансовой помощи. После ЧМ-2017 контракт с уроженцем Орши разорвали из-за невыполнения обязательств, а они были следующими: спортсмену надлежало попасть в места с третьего по восьмое. Долидович хоть и стал лучшим в сборной, однако цели не достиг.

– Главного тренера Виктора Евгеньевича Камоцкого экстренно поменяли на Ивана Викторовича Листопада, – вспоминал обстоятельства разрыва Долидович. – С Камоцким у нас была договоренность, что будем готовиться отдельно. И я рассчитывал, что с Листопадом она не утратит силу. Тем более это мой бывший личный тренер, с которым работал семь лет. В 2006-м я остался с Листопадом, когда все от него отвернулись. И сейчас мог рассчитывать на понимание. Но не нашел его. Остался сукиным сыном. Как это говорят, кто не с нами, тот против нас. Вот и получилось, когда федерация могла помочь, она не помогла. А что касается контрактных обязательств? У нас что, кто-то выполнил их? Они были намного ниже моих. Но почему-то все остались в сборной. Складывается парадоксальная ситуация: результаты лучше всех, однако в команде меня не видят. Наверное, я был бы не лишним человеком в эстафете на Олимпиаде – это как минимум.

Желание участвовать в Играх у Сергея не пропало. Однако на то, чтобы подготовиться к старту, по оценкам спортсмена было необходимо 30 тысяч рублей.

– Подготовка каждого спортсмена несет определенные затраты, особенно если приходится выезжать за границу, – говорит Долидович. – На сборы в Беларуси практически ничего не надо было тратить. Фактически только на бензин, чтобы доехать до «Раубичей». А так условия у нас просто шикарные. Что касается заграничных сборов, то нужно оплачивать проживание, переезд. Если команда едет скопом – легче, а в одиночку – все получается дороже.

Знакомые предложили Долидовичу неожиданный вариант решения финансового вопроса – через краудфандинг обратиться за поддержкой к болельщикам и просто неравнодушным людям.

– Тогда это был как некий протест, – признается Долидович. – А вообще первый шаг сделали журналисты и друзья, они связались со мной, помогли, поддержали. Может, один бы я и не решился на краудфандинг.

В августе 2017-го Долидович объявил о начале сбора средств на подготовку к Олимпиаде. Краудфандинговая кампания стартовала на интернет-платформе Talaka.by.

Белорусский лыжник Сергей Долидович планирует собрать деньги на подготовку к ОИ с помощью краудфандинга

Еще на старте кампании спортсмен был уверен, что реакция общественности будет «взрывной».

– Может, из-за того, что на протяжении 20 лет я представлял Беларусь на международной арене, долго был на слуху, хоть и не имел громких побед. Думаю, это сыграло свою роль. Да и, наверное, мой краудфандинг стартовал в самый подходящий момент. В любом деле важно вовремя начать. Мне в какой-то мере даже повезло.

Уже за первые сутки кампании спортсмену перечислили более 2,5 тысяч рублей. На сбор необходимой суммы отводилось два месяца. Однако на пятый день неравнодушный житель Канады перечислил Долидовичу 75 процентов от необходимых 30 тысяч. Вопрос, по сути, был закрыт.

Долидович за 10 дней собрал 30 тысяч рублей для подготовки к Олимпиаде. Как это удалось?

– Да, основной вклад сделал один человек. Мы с ним даже в Минске потом встречались, вместе тренировались. Наверное, так все совпало, он проникся идеей. Очень благодарен ему. К слову, у нас с этим человеком оказалось много общего. Когда я учился в интернате, мы жили с ним в соседних домах в Зеленом луге. В Веснянке, оказывается, жил неподалеку от его бабушки. Многое совпало.

Народ собрал 15 тысяч долларов для лучшего лыжника Беларуси. На что пойдут деньги?

При подготовке к Олимпиаде Долидович вел онлайн-дневник, в котором фиксировал все расходы.

– Хотел, чтобы все видели, на что уходили деньги. Кто-то, наверное, думал, что я хочу всех обмануть. Не осуждаю таких людей, у каждого свое мнение. Я принимаю любое.

Долидович рассказал о тратах на зарубежные сборы

Кампания по сбору средств получилась громкой. Резонанс вынудил чиновников пойти на попятную и оказать материальную помощь Долидовичу. Сперва о том, что Минспорта готово выделить под лыжника-ветерана ставку, заявил глава лыжной федерации Андрей Коваленко. А уже через неделю он же рассказал о том, что Долидович включен в списочный состав сборной Беларуси. Зарплата лыжнику не полагалась, зато его брали на сборы.

Сергей Долидович: «До Нового года езжу за государственные средства. Решим, куда направить деньги, которые собрали краудфандингом»

В итоге часть денег, собранная через краудфандинг, оказалась невостребованной. После уплаты подоходного налога в размере 3200 рублей на руках у Долидовича остались 10 тысяч. Их спортсмен решил отдать Андреевскому детскому дому под Оршей.

Что касается Игр в Южной Корее, то они белорусу откровенно не удались. Долидович принял участие в скиатлоне 15+15 км, но до финиша не добрался. В остальных дисциплинах ветеран даже не вышел на старт.

Замминистра спорта Барауля: «Надеемся, в Пхенчхане Долидович, по крайней мере, за восьмерку поборется»

– К сожалению, не удалось показать то, что хотел. В условиях, когда нужно все время что-то доказывать, когда довлел результат, ненадолго меня хватило. Плюс возраст, естественно. Безусловно, стыдно было за такое выступление. Внутри каждого из нас сидит свой судья, и он дает оценку всему происходящему, – признается Долидович.

Краудфандинг – это только про спорт?

На самом деле коллективный сбор средств – практика в мире довольно известная. С 2000-х краудфандинговые кампании активно проводятся в США для сбора средств на политические цели. Например, в 2008 году Барак Обама на этапе предварительных выборов в президенты собрал около 272 миллиона долларов благодаря вкладу более чем двух миллионов человек.

На выпуск альбома Spirit в 2012 году собирала деньги группа «Би-2», а тремя годами позже по такому же пути пошел Борис Гребенщиков. Одним из самых успешных краудфандингов в мировой практике считается проект по выпуску суперохладителя для пикника – обычной с виду сумки-холодильника, помимо резервуара для льда оборудованной блендером, открывалкой и другими приспособлениями. Кампания стартовала в 2014 году, за несколько месяцев создатели хотели собрать 50 тысяч долларов. Но идея так понравилась людям, что более 62 тысяч инвесторов пожертвовали свыше 13 миллионов долларов.

Суперуспешным получился краудфандинг и для создателей плееров Pono Music, акцентировавших внимание на качестве звука. Авторы проекта намеревались собрать 800 тысяч долларов, но в итоге получили от инвесторов более 6 миллионов.

Вообще же проекты, на которые собираются деньги через краундфандинг, разнообразны: от финансовой помощи при лечении до оказания материальной поддержки в социальных проектах или стартапах.

А спорт получает деньги через краудфандинг?

В мировом спорте хватает примеров. Перед Олимпиадой в Рио-2016 американский боец вольного стиля Кайл Снайдер благодаря краудфандингу собрал 25 тысяч долларов для поездки на Игры. Отправился в Бразилию и взял там золотую медаль. Жокею из Австралии Сью Хирн за месяц удалось собрать 40 тысяч долларов, которые требовались для транспортировки жеребца по кличке Ллойд на бразильскую Олимпиаду.

Одним из самых известных кейсов краудфандинга в мировом спорте является история бобслеистов из Ямайки, которые благодаря финансовой помощи обычных людей смогли поехать на зимнюю Олимпиаду в Сочи. В одном из интервью спортсмены, успешно прошедшие квалификацию к Играм, пожаловались, что у них нет денег на поездку в Россию. Вскоре в интернете была запущена кампания по сбору средств – и за два дня набежало 120 тысяч долларов. Правда, в Сочи показать что-то стоящее ямайцы не смогли. Экипаж, в состав которого входили 47-летний Уинстон Уотт (для него та Олимпиада была четвертой в карьере) и 31-летний Марвин Диксон, занял последнее 29-е место.

Как это вообще работает?

Для того чтобы запустить краудфандинг, на сайте платформы следует зарегистрировать свой проект, описав идею и указав необходимую сумму. Естественно, автор обязан рассказать о себе и своей команде. Для продвижения проекта можно подготовить промо-ролик. Указываются сроки сбора денег – в основном от месяца до трех.

В течение пары недель заявка на сайте платформы проходит модерацию. И в случае одобрения подписываются договор на размещение проекта в системе, а также договор с банком на аккумулирование средств во время кампании. Средства поступают на специально созданный временный счет.

Следует знать, что в некоторых случаях автору проекта придется заплатить налог с собранных средств. Например, если собранная сумма превышает 4947 рублей, получатель этих денег должен перечислить в бюджет страны 13% подоходного налога. Также краудфандинговые платформы, банки и платежные системы взимают свою комиссию (на это может уйти около 10 процентов пожертвований). При этом комиссия взимается только с тех проектов, которые были успешно профинансированы.

А в Беларуси краудфандинг – это привычное явление?

Вполне. Первая краудфандинговая платформа была запущена в стране в конце 2011 года   и называлась MaeSens. Просуществовала она до начала 2018-го. Ее целью было финансирование творческих и социальных проектов, в том числе поддержка детских домов, нуждающихся в срочном лечении детей, помощь бездомным животным. За несколько лет существования с помощью платформы была оказана финансовая помощь в размере 550 тысяч рублей. В качестве «фандеров» выступили 80 тысяч человек.

С апреля 2015 года в стране работает площадка Ulej.by. Основатели утверждают, что 60 процентов проектов на платформе являются успешными.

Talaka.org – еще одна успешная краудфандинговая площадка в Беларуси. Она была основана в 2013 году. Ее особенность – более гибкие возможности использования спонсорских денег. Если проект собирает более 50 процентов от необходимой суммы, это означает, что деньги можно использовать. Другие платформы позволяют распоряжаться средствами, если кампания получает 100 процентов от финансирования.

На какие проекты в Беларуси собирали деньги через краудфандинг?

Примеров довольно много, причем в самых разных сферах: от благотворительности и социальной помощи до культуры. Писатель Андрей Горват с помощью краудфандинга опубликовал книгу-дебют «Радзiва прудок». Его поддержали 388 спонсоров, которые перечислили более пяти тысяч рублей. Это оказалось на 75 процентов больше заявленной изначально суммы.

Еще одной книгой, изданной благодаря помощи неравнодушных, стали «Хронiкi Нарнii» па-беларуску». Более 270 человек внесли денежный вклад в размере 9,5 тысяч рублей, необходимые для перевода.

Краудфандинг помог создать онлайн-школу для обучения людей с ограниченными возможностями. Благодаря спонсорам за короткое время удалось собрать почти 5,5 тысяч рублей для запуска проекта.

Заметным явлением в сфере краудфандинга стал журнал «Имена», начавший работу в 2016 году. Онлайн-издание публикуются материалы о людях и социальных проблемах, которые необходимо решать. А с помощью поступающих на специальный счет средств создаются и запускаются социально-значимые проекты, финансируются общественные организации. Плюс сам журнал работает фактически за счет пожертвований свих читателей. На данный момент «Имена» получили переводов почти на 2,5 миллионов рублей.

В белорусском спорте краудфандинг популярен?

Широкое распространение еще не приобрел, но несколько ярких примеров уже есть. Первый по-настоящему массовый сбор денег в помощь белорусскому спортсмену прошел в 2016 году, причем кампания оказалась рекордно быстрой.

Тайбоксер Виталий Гурков собирался ехать на чемпионат мира в Швецию. Но за полтора месяца до соревнований неожиданно был уволен из Министерства спорта и потерял ставку, а вместе с ней и государственную финансовую помощь. Почему? Боец утверждал, что к нему возникли вопросы со стороны федерации из-за капы с «Погоней», а также из-за участия в группе BRUTTO. По сути, Гуркову предлагалось ехать на турнир за свои средства. Однако тайбоксер через площадку Talaka.by попросил болельщиков профинансировать его участие в ЧМ. Необходимая сумма – примерно три с половиной тысячи долларов – была собрана всего за пять часов.

В кампании поучаствовали 170 человек. В зависимости от вклада каждый мог рассчитывать на подарок.

Гурков раздает призы тем, кто поучаствовал в краудфандинге

Интересно, что уже после финиша кампании деньги на спортсмена у Минспорта нашлись, о чем сообщил сам Гурков. Позже с заявлением выступил тогдашний профильный министр.

Александр Шамко: «Мы бы и без скандала в СМИ отправили бы Гуркова на чемпионат мира»

Виталий вновь стал чемпионом мира, победив в финале представителя Таиланда Экапана Самбаансаба. Собранным через раудфандинг средствам боксер нашел применение. К тому моменту, когда Министерство спорта сказало свое слово, на счету оставалось около двух тысяч долларов (некоторые дарители отозвали взносы). Гурков объявил болельщикам, что «народные деньги» направит в родной для него клуб «Патриот».

— Хотелось отдать дань залу, в котором я вырос, в котором тренируюсь. Да и цель была – поддержка белорусского спорта, конкретно – муай-тай. Тем более, что нужно готовиться к сентябрю, когда начинается тренировочный сезон, у нас будет много детских групп, – говорил Виталий.

– На улице Волгоградской в Минске наш зал был действительно зачуханный, – вспоминает основатель и главный тренер клуба «Патриот» Дмитрия Пясецкий. – А за счет средств Виталика, а также других ребят нам удалось многое отремонтировать. Например, поменяли стену со стороны улицы. Поставили новые окна, вентиляторы, постелили новое напольное покрытие. Поменяли всю входную группу. Закупили провода, чтобы поменять электрику. Пока, правда, еще не все доделали. Но преображение клуба оказалось существенным.

***

За помощью к народу в августе 2017 года обратились «Крумкачы», выступавшие на тот момент в высшей лиге чемпионата Беларуси по футболу. Председатель клуба Денис Шунто на специальной пресс-конференции объявил о начале краудфандинга на платформе Talaka.by.

– Наверное, на то время это было единственным шагом для спасения клуба, – говорит функционер. – Других источников финансирования не существовало. И, как показала практика, краудфандинг помог.

Для того чтобы не сняться с чемпионата, команде за два месяца необходимо было собрать почти 125 тысяч рублей – около 64 тысяч долларов.

– Честно говоря, даже не думал, удастся ли собрать такие деньги. Была нужда в них и появилась возможность попробовать вариант краудфандинга. Плюс хотелось привлечь внимание общественности, – говорит Шунто.

Интересно, что «Крумкачы» могли объявить о краудфандинге еще раньше – как только вышли в высшую лигу в 2016 году.

– Именно тогда мы активно прорабатывали эту идею. Просто я не хотел этого делать, считал это своего рода попрошайничеством. Мне, честно говоря, было немного стыдно, да и, учитывая большие риски, не решился. Хотя, рассуждая сейчас, наверное, надо было объявлять краудфандинг, это был нормальный шаг. В итоге кампанию по сбору средств мы объявили из-за острой нужды, когда других вариантов просто не было. А так, если бы делали все это раньше, может, привлекли бы внимание спонсоров. И, возможно, дошло бы до того, что «Крумкачы» превратились бы в открытое акционерное общество, – рассказывает основатель проекта.

Народная любовь к команде вылилась в то, что за первый час после запуска краудфандинга клуб собрал почти две тысячи рублей, а за первые сутки – более восьми тысяч.

– Это было очень приятно, дало много сил. Тогда было тяжелое психологическое состояние внутри команды, меня ситуация немного подкашивала, моральные силы были на исходе, – признается Шунто. – Но то, как люди начали нам помогать, придало сил, стало понятно, что клуб нужен не только мне и работникам команды, но и другим неравнодушным людям, которые хотели, чтобы мы существовали и продолжали играть.

По воспоминаниям Шунто, самый большой «донат» равнялся пяти тысячам рублей:

– Вроде бы, даже не из Беларуси перечислили. Из США или Канады. Я пытался выяснить, мне было очень любопытно, но не смог. В любом случае благодарен таким людям.

Как и в случае с кампанией Гуркова, жертвователям полагались бонусы в зависимости от внесенной суммы – от билета на игру до участия в тренировке основного состава.

К сожалению для клуба, собрать необходимую сумму так и не удалось. За отведенное время неравнодушные перечислили чуть менее 30 тысяч рублей.

– Честно скажу, абсолютно не расстроился, что не получилось собрать 125 тысяч. Как есть, так есть. Тем не менее даже полученные средства нам помогли, - говорит сегодня Шунто.

Хоть правила Talaka.by и требуют поступления минимум 50 процентов от заявленной суммы, чтобы инициатор кампании мог воспользоваться деньгами (иначе средства перекидывают на другие проекты), «Крумкачам» удалось заранее оговорить этот момент и получить все переводы от спонсоров. Деньги, по словам Шунто, пошли на благие цели – в основном, на детский футбол:

– Помощь людей не ушла в никуда, несмотря на то, что клуб потом перестал существовать. Все наши четыре детские команды играли и дома, и в гостях. Собранные средства ушли на обеспечение детских коллективов. В отличие от того же «Нафтана», которому АБФФ разрешила снять с чемпионата две команды, мы на такой шаг не пошли. Ни одного матча вплоть до финиша турнира не сорвалось.

Испытав краудфандинг, Шунто отчасти поменял мнение об этом инструменте:

– Наша ситуация показала, что людям мы небезразличны, интересны. И это самое главное. Не сбор средств как таковой вдохновил, а то, как наши болельщики отнеслись к ситуации. Они показали, что клуб им действительно не безразличен.

***

Один из самых свежих примеров краудфандинга в белорусском спорте – сбор средств на издание второго и третьего томов книги журналиста Василия Сарычева «Миг и судьба». Кампания стартовала в ноябре 2018 года на платформе Ulej.by. Для издания книг, проиллюстрированных сотнями уникальных фотографий и содержащих рассказ о судьбах многих советских и белорусских футболистов и тренеров, была заявлена сумма в 12200 рублей (около 5,7 тысячи долларов).

– Учитывая, что я готовил к выпуску две книги, пришлось заявлять сумасшедшую по меркам «Улья» сумму, – вспоминает Сарычев. – Шансов собрать столько денег было немного. И даже консультант на «Улье» несколько раз меня переспрашивала, уверен ли я в том, что нужно заявлять столько. Я пошел ва-банк.

Для Сарычева краудфандинг – дело не новое. Еще в 2016 году журналист собирал «с миру по нитке» на издание книги «В поисках утраченного времени. Дни окаянные». Тогда была заявлена сумма 5,5 тысяч рублей.

– И до этого я выпускал книги, но помощь оказывали спонсоры. Со временем экономика в стране просела, со спонсорами стало туго, надо было выходить из положения. Не помню, что стало толчком к краудфандингу, но я решил попробовать такой способ. Действовал тогда по наитию. Сложно было понять, какой срок кампании задавать, какую сумму. Долго решался, прикидывал, но в конце концов все пошло.

В обоих случаях кампании Сарычева прошли максимально успешно. Ему удалось не просто собрать необходимые суммы, но и преодолеть заявленные планки. Так, на книгу «В поисках утраченного времени» было собрано 7600 рублей за пять недель, а на два тома «Миг и судьба» – более 14 тысяч за месяц с небольшим. При этом и там, и там количество спонсоров оказалось практически одинаковым – 128 и 129 человек.

– Хочу сказать, что в обоих случаях заявленные изначально суммы полностью не покрывали расходы. Просто хотелось таким образом закрыть большую часть.  В итоге удалось собрать больше, чем предполагал. Хотя, когда был первый краудфандинг, за две недели до часа Х выставил машину на продажу с намерением пустить деньги на свой же краудфандинг. Надо было спасать свою кампанию.

Все спонсоры получили обещанные подарки. Самый простой – визитка с автографом автора (за пять рублей взноса). А вот тому, кто не пожалел тысячу рублей, полагался комплект, состоящий из мяча Лиги чемпионов от Виктора Гончаренко, трех томов книги «Миг и судьба» и упоминания в издании. В качестве альтернативы можно было выбрать ужин с тренером Юрием Пудышевым и все те же три тома и упоминание. В случае внесения трех тысяч рублей спонсор помимо прочего становился обладателем еще и доменного имени maradona.by.

 

– Понимал, что каким-то образом нужно привлечь спонсоров, – объясняет свой подход Сарычев. – Если предлагать только будущий продукт, книгу, то желаемого эффекта кампания не принесет. Поэтому пошел по нестандартному пути. Среди прочих бонусов, как ни странно, особой популярностью пользовались ужины с автором, то есть со мной.

Несмотря на положительный опыт в краудфандинге, Сарычев говорит, что в ближайшем будущем еще раз по этому пути вряд ли пойдет.

– С одной стороны, это большое приключение. С другой – это три выброшенных из жизни месяца. Потому что на свою кампанию надо работать каждый день, придумывать что-то новое. Чем больше в это вкладываешь, рекламируешь, тем больше получаешь отдачу. Краудфандинг – способ сбора денег трудоемкий, требующий полной выкладки. Вот у меня готовится к выпуску новая книга, а в краудфандинг не иду. Надо уже действовать по-другому. Долго играя на одном поле, многого не добьешься.

***

По-настоящему можно приумножать деньги, инвестируя в облигации надежных белорусских компаний. Финтех-компания Lacerta разработала удобное приложение для смартфонов, предназначенное для инвестиций. Сбережение и приумножение средств через покупку облигаций просто и доступно.

Цена одной облигации снижена до 10 рублей, чтобы попробовать свои силы в новом финансовом инструменте могли буквально все.

Установить приложение Lacerta можно для Android и iOS.

Три белорусских спортсмена, у которых круто получилось в бизнесе (эти инвестиции сработали)

Самые необычные инвестиции футболистов: друг Глеба спасает планету, экс-защитник «Ливерпуля» рулит канализационной службой

Как создать в Беларуси свой футбольный клуб? А купить существующий можно – например, БАТЭ или брестское «Динамо»?

Фото: socnews.by, ulej.by, pressball.by,araratnews.am, vk.com/krumkachy, belsat.eufacebook.com

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья