Блог Yellow card

Беларусь грозилась засудить Международную федерацию каноэ за недопуск наших гребцов в Рио. Похоже, ничего не будет

Дело, которое развалилось.

Менее чем за месяц до старта Олимпиады в Рио стало точно известно, что туда не едет сборная Беларуси по гребле на байдарках и каноэ – одна из сильнейших команд в мире, завоевавшая на предыдущих двух Играх шесть медалей, в том числе две золотые. На Бразилию у Владимира Шантаровича и его подопечных также были серьезные планы, однако Международная федерация каноэ отстранила белорусов от олимпийских соревнований и вообще дисквалифицировала на год – будто бы из-за применения допинга.

Эта история завертелась несколькими месяцами ранее. Во время предолимпийского сбора во Франции на базу белорусских гребцов нагрянула вооруженная полиция. По инициативе антидопингового агентства Парижа и с санкции прокурора города Ажен полицейские искали мельдоний и другие запрещенные вещества. Но главное – мельдоний, безрецептный препарат, поддерживающий работу сердца, который спортсмены использовали еще с советских времен. С 1 января 2016 года он был объявлен Всемирным антидопинговым агентством вне закона.

Во время обыска в отеле, где остановилась команда, было обнаружено 16 таблеток милдроната (он же мельдоний). Принадлежали они главному тренеру женской сборной Геннадию Галицкому, который принимал лекарство по показанию врачей, но тогда на это мало кто обратил внимание. Французская пресса начала писать о том, что у белорусов нашли допинг, а еще запрещенное оборудование – капельницу.

Чуть позже появилась информация, что Андрей и Александр Богдановичи сдали положительные допинг-пробы на мельдоний. Международная федерация каноэ начала расследование в отношении нашей сборной.

«Подкалывали россиян насчет милдроната. Теперь не до смеха». Кто и зачем обыскивал нацкоманду по гребле

Поначалу казалось: произошло что-то страшное. Однако постепенно картина начала проясняться. Тренер женской сборной мог использовать мельдоний в личных целях – он ввез его во Францию на законных основаниях. Превышение в допинг-пробах братьев Богдановичей также оказалось вполне допустимым. Мельдоний имеет свойство накапливаться в организме, особенно тех людей, которые применяли его годами. Всемирное антидопинговое агентство было в курсе этого и в разумных пределах (они были прописаны на бумаге) допускало повышенное содержание вещества в анализах спортсменов. К белорусам у агентства не возникло вопросов. Однако Международную федерацию каноэ это не остановило. Там были убеждены, что белорусские гребцы используют допинг. Этого оказалось достаточно, чтобы не пустить команду на Олимпиаду.

***

В Беларуси инцидент сборной предсказуемо вызвал резонанс. На защиту гребцов встал почти весь белорусский спорт. Национальный олимпийский комитет и Минспорта оперативно подготовили специальное заявление.

Минспорта и НОК : «Беларусь будет бороться за законные права своих гребцов!»

Белорусские олимпийские чемпионы и призеры Игр направили письмо руководству Международного олимпийского комитета, в котором отмечали, что исполком Международной федерации каноэ принял решение, «не имея никаких доказательств и конкретных фактов».

Слова поддержки звучали со всех сторон. Прежде всего, на официальном уровне. Не смолчал тогда и Александр Лукашенко: 

– Я поручил нашим спортивным чиновникам поехать в Швейцарию в Международный спортивный арбитражный суд и непосредственно там отстаивать права белорусских спортсменов. Защищайте ребят, если они не виноваты. А если виноваты – ответят на всю катушку, еще и добавим, за то, что страну позорят. 

Примерно тогда же стало известно, что Беларусь намерена не только доказать невиновность своих спортсменов, но и вернуть затраченные на их подготовку средства. Первым об этом заговорил министр спорта Александр Шамко:

– Уверен, все меры, которые предпринимает белорусская сторона помогут добиться справедливости и мы будем требовать возмещения не только морального, но и материального ущерба.

После отстранения гребцов от любых соревнований НОК Беларуси подал иск в Спортивный арбитражный суд (CAS) в Лозанне, однако в оперативном рассмотрении, чтобы успеть к началу Игр, было отказано.

* * *

По итогу белорусские гребцы пропустили Олимпиаду в Бразилии, которая проходила в августе 2016-го. Владимир Шантарович, посмотрев заплывы, заявил, что Беларусь лишили трех медалей.

Сначала в качестве ориентировочного срока завершения процесса в CAS называлась первая половина октября. В октябре появилась информация, что вердикт будет вынесен в начале ноября.

7 ноября в Лозанне действительно прошел суд, который должен был определить судьбу белорусских гребцов, но это был не конец. 

– В ходе заседания суда наши швейцарские адвокаты представили аргументированную и четкую позицию белорусской стороны, – отмечал генеральный секретарь НОК Анатолий Котов после суда. –  Доводы стороны юристов Международной федерации каноэ, как показалось, были неубедительны. Они не представили доказательств вины белорусских спортсменов. Порой переходили на личности, ссылались на похожее решение Международного паралимпийского комитета об отстранении сборной России. Белорусская сторона в суде еще раз убедилась, что все обвинения в адрес мужской сборной Беларуси по гребле на байдарках и каноэ надуманны ICF.

Окончательное решение CAS по этому делу должны были опубликовать на официальном сайте спортивного суда через 2-3 недели. Но спустя семь дней представитель Междунарондой федерации каноэ (ICF) Ричард Петтит заявил, что до конца года решение CAS по делу белорусских гребцов оглашено не будет. В декабре министр спорта предположил, что CAS затягивает решение по гребцам, чтобы максимально упал градус интереса к проблеме. Вскоре появилась новость, что 6 января Спортивный арбитраж должен что-то сказать, но затем все перенеслось на 27 января.

За неделю до оглашения вердикта в Лозанне – 21 января –  Всемирное антидопинговое агентство Франции закрыло дело об употреблении допинга четырьмя белорусскими гребцами. Спустя два дня – раньше запланированного срока – вынес вердикт и CAS: суд снял дисквалификацию со сборной Беларуси по гребле на байдарках и каноэ.

***

После этого Национальный олимпийский комитет Беларуси вернулся к идее о компенсации и занялся подачей иска к Международной федерации каноэ. Об этом не раз заявлял генеральный секретарь НОК. Заявления Анатолия Котова звучали и в 2016, и в 2017 годах:

– Мы будем готовить второй иск в федеральный суд Швейцарии к международной федерации по гребле на байдарках и каноэ (ICF). Людей нужно наказать рублем.

Замминистра спорта и туризма в 2016-2017-х годах Александр Дубковский рассказал, сколько было потрачено на подготовку гребцов к Олимпиаде:

– На подготовку сборной по гребле к Олимпиаде потрачено более 45 миллиардов неденоминированных рублей. Это только прямые вложения из республиканского бюджета (затраты местных бюджетов мы пока не просчитывали). Если говорить о тех 12 спортсменах, завоевавших право участвовать в Олимпийских играх, то на них мы за четыре года затратили около 15 миллиардов старых рублей. Но эта сумма еще будет дорабатываться.

Сколько Беларусь вложила в гребцов перед тем, как их не пустили в Рио

Дубковский отмечал, что в эту сумму входят:

– затраты по организации учебно тренировочных сборов, в том числе на питание, проживание, аренду спортивных сооружений;

– затраты на покупку фармакологических и лекарственных средств для восстановления спортсменов;

– содержание обслуживающего персонала – тренеров, врачей, массажистов, ученых и других лиц, участвующих в подготовке;

– мотивационные выплаты спортсменам – стипендия или зарплата, если атлеты числятся в штате национальной команды.

* * *

В феврале 2017-го НОК продолжал готовить судебный иск к Международной федерации каноэ. В конце мая 2017-го Котов заявлял, что сумма претензий – 400-500 тысяч евро. Международная федерация каноэ отвечала через прессу, что не собирается ничего платить кроме тех 8 тысяч евро, что обязал взыскать с нее Спортивный арбитражный суд.

Последнее заявление о потенциальной компенсации сделал Генсек НОК Анатолий Котов в июне 2017-го:

– Мы обратились в Международную федерацию гребли о компенсации морального и материального вреда, но со стопроцентной гарантией можно говорить, что этого не произойдет. 

Мы узнали, как сейчас продвигается процесс взыскания компенсации.

***

Анатолий Котов покинул НОК в 2017-м и сейчас работает заместителем директора фонда «Дирекция II Европейских игр 2019 года». Мы связались с функционером. Он заявил, что  занимается исключительно Европейскими играми, по поводу иска говорить не захотел и посоветовал обратиться в НОК и Белорусскую федерацию каноэ.

Пресс-секретарь Национального олимпийского комитета Виктория Меннанова заявила, что дело передали на уровень Белорусской федерации каноэ. Почему? Пояснить этот момент Меннанова не смогла, просто напомним, что именно от белорусского НОК звучали наиболее грозные заявления. Позже мы дозвонились до первого вице-президента организации Андрея Асташевича. Тот, выслушав суть вопроса, попросил перезвонить на следующий день и больше трубку не снимал.

От Белорусской федерации каноэ с нами согласился поговорить по этой теме начальник команды Юрий Кильков:

– Этим делом федерация занималась еще до моего прихода – у нас произошли кадровые изменения. Если идти в суд, то финансирование должно идти от федерации. Поэтому в ней и занимались предварительными подсчетами, чтобы знать, сколько средств потребуется затратить на подачу иска. Нужно судиться в другой стране, например, в Швейцарии – там штаб-квартира международной федерации. Чтобы дело просто рассмотрели, необходимо серьезно потратиться. Гарантий, что все закончится положительно, никаких. Наш председатель Валентин Байко просчитывает финансовый вопрос, и решение может принять только он. На этом пока все и заглохло, процесс не идет.

Олимпийский чемпион Пекина-2008 по гребле на каноэ Александр Богданович собирался завершить в Рио карьеру, однако из-за решения Международной федерации каноэ пришлось это сделать раньше и без особой помпы. Богданович довольно быстро поменял спортивный костюм на классический. Сейчас бывший гребец – депутат от Осиповичского района в Палате представителей Беларуси, где является членом Постоянной комиссии по национальной безопасности. Мы поговорили с ним о ситуации с иском:

– Если честно, я не в курсе, на какой стадии это дело и судится НОК или нет. Я интересовался в прошлом году. Процесс развивался на два судебных дела. По-моему, дальше не пошли. Чтобы добиться компенсации, нужно сначала судиться в самой Международной федерации каноэ. Проигрываешь этот процесс, потому что ведешь борьбу с судьями из федерации, теряешь, по-моему, 60 тысяч евро. После этого можно обращаться в гражданский суд и требовать компенсацию. 

- Но ведь НОК собирался получить компенсацию в размере 400-500 тысяч евро. Возможно, стоило рискнуть? 

– Я за то, чтобы пробовать судиться, но государство доказало невиновность спортсменов. Если брать во внимание политические моменты, то зачем государству ругаться с международной федерацией? Это уже дела спортсменов и тренеров, чтобы получить моральную компенсацию.

- Вам обидно, что это дело, судя по всему, так ничем и не закончится? 

– Конечно, хотелось бы, чтобы было какое-то наказание. Но мы и так отстояли невиновность. Такова судьба, что нам пришлось пострадать.

- У вас как депутата было желание взять это дело под контроль? 

– Чего бы мы добились? Если смотреть с такой точки зрения: я посужусь с международной федерацией, допустим, выиграю суд, чтобы она заплатила компенсацию, и потом Беларусь сразу же попадает в немилость федерации, а молодые гребцы в это время поедут на соревнования… Здесь очень много политических моментов. С точки зрения нашей обиды виновные должны быть наказаны. Но, опираясь на политику, все правильно: мы доказали, что не виноваты. Поверьте, это единичный случай, когда CAS признает, что спортсмены правы.

* * *

На недавней Олимпиаде в Пхенчхане с белорусским спортсменом случилась еще одна несправедливость: в финал не пустили олимпийского чемпиона Сочи-2014 фристайлиста Антона Кушнира.

«Есть два варианта: либо судьи некомпетентны, либо просто убрали конкурента». Дащинский – о скандале вокруг Кушнира

Александр Лукашенко мгновенно вступился за белоруса и раскритиковал судейство: 

– Я не думаю, что будет принято решение в нашу пользу. Если этого решения не будет, что дальше? Думаю, что этот разговор надо перенести на площадку Международного олимпийского комитета. За 20 лет, что я работаю президентом Национального олимпийского комитета, я ни разу не был на этих сессиях МОК, мне надо там побывать, чтобы это сонное политизированное царство там расшевелить!

В марте президент заявил, что не бросает эту проблему:

– Я изучаю вопрос, где и как всколыхнуть это болото. Я всегда проповедую принципы справедливости. Народ все может простить, люди могут простить, только несправедливость не простят.

Очень интересно, чем завершится и эта история. 

Фото: Тарас ЩирыйНадежда Зущик/tut.by, belsat.eu

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.