Ни слова про футбол
Блог

Почему новое шоу Кларксона лучше Top Gear

Тимофей Загорский с обзором на The Grand Tour – новое шоу Джереми Кларксона и его банды.

Детектив Брюс Робертсон из черной трагикомедии «Грязь» поступал по-хамски и был глубоким подонком, однако зрители любили его и таким – наверное, потому что мог одурачить первого попавшегося любопытного тюльпана. Тайлер Дерден, Борис «Бритва», Большой Крис – ой, эти ребята еще хуже, но изобретательные, черт возьми! Интеллект, харизма, индивидуальность, очки и сигарета в зубах – в общем, вы поняли. К таким относится и Джереми Кларксон. Когда тот открыл автобиографию Джона Рокфеллера, первая страница явила высказывание: сначала ты работаешь на репутацию, потом репутация на тебя. Тогда Кларксон понял: главное – делать свою работу лучше остальных. Если понимаете, о чем я.

Многие говорят: чтобы быть успешным, надо хорошо выглядеть и модно одеваться.

Блин, скажите это Джереми!

Согласитесь, 2016 год запомнится сплошными парадоксами: Великобритания вышла из Евросоюза, «Лестер» стал чемпионом, Португалия стала чемпионом, Дональд Трамп обогнал Клинтон, Ди Каприо взял Оскар за самый отвратительный фильм в своей карьере, а Top Gear нанял новых ведущих – те скопировали поведение старых звезд, записали полноценный сезон и чуточку провалились: дебютную серию посмотрели 4,4 млн человек; последнюю серию с участием Джереми – 5,3 млн. Аналитическая платформа Sysomos, просканировав реакцию на новое шоу в Twitter, опубликовала статью, в которой утверждалось, что 75% отзывов относительно перезапуска Top Gear были негативными, а самым популярным словом, используемом в комментариях, стало Flop – то есть провал. Сам Кларксон отреагировал на это как всегда бодро: «Потрясающе. В прямом эфире на ТВ: мужчины подметают дорогу».

Нет-нет, не подумайте, что Эванс и остальные не подходят на свои роли – все прекрасно, но это не то, что мы хотели. Лично я смотрел Top Gear за правдоподобную дружбу между харизматичным Кларксоном, интеллигентным Мэем и инфантильным Хаммондом – и все это с задиристыми и тонкими подколами, пусть иногда выходящими за черту. Хорошо, в итоге я получил те же самые шуточки, Стига, сценарий и благовидную съемку от BBC, но нет там души и желания. Это как если бы кто-то решил переснять Гарри Поттера с другими актерами – господи, оставьте Гарри Поттера в покое!

Или... вот вы смотрели корейский Oldboy?

А американский ремейк? Вот примерно то же самое. Новые ведущие – хорошие парни, но вы же слышали, что они такие безумные, что не едят ничего, кроме клея для обоев? Не имею ничего против, но я изначально на другой стороне. Да и клей так себе. Поэтому ждал другой Top Gear. Вы бы видели мою улыбку, когда я вглядывался в их трейлер.

Производство затянулось так сильно, что Кларксон не выдержал и обратился к поклонникам: «Спустя год работы и примерно миллион миль в дороге наше новое автошоу дебютирует на Amazon Prime, и почти каждый, кого я встречаю, задает один и тот же вопрос: «Почему же, черт возьми, так долго?» Моим стандартным объяснением является то, что производство всего, в чем участвует Джеймс Мэй, непременно занимает годы. Мы говорим о человеке, который просиживает в туалете по 2 часа. Но правда в том, что нам пришлось потратить довольно много времени, чтобы заставить все работать. В течение 12 лет Ричард Хаммонд, Джеймс Мэй и я работали на ВВС, мы были похожи на маленьких детишек, живущих в доме родителей. Мы с криками проходили повороты, продюсер Энди Уилман соединял все воедино, а бибисишники делали всю скучную работу – страховку, здоровье и безопасность, набор кадров и поливание цветов в офисе. Поймите, нам не так легко, как раньше».

Признаюсь честно: единственную фотоленту, которую бы я ждал еще сильнее, прямо сейчас снимает Дэнни Бойл – это вторая часть «На игле». The Grand Tour на втором месте. И поймите, это комплимент.

Теперь серьезно.

Что такое The Grand Tour. Краткий обзор

Первый эпизод вышел ночью 18 ноября. Ведущие охарактеризовали передачу так: «Трое мужчин среднего возраста и в плохом состоянии с ужасными зубами и легким похмельем переворачивают, крушат и взрывают всякий металлолом – и все это сопровождается проезжающей на заднем фоне машиной. Это довольно захватывающе, смешно и невероятно. Это приключения странствующих мужиков в очках и кожаных куртках».

Сам я буду более краток: The Grand Tour – это 23 сезон Top Gear, только чуточку интереснее.

Лондон. Привычный дождь. Джереми Кларксон спускается из отеля, раскрывает темно-серый зонт, останавливает такси и направляется в Хитроу – там он покупает билет на ближайший рейс до Лос-Анджелеса.

Лос-Анджелес. Привычная жара. Молчаливый ведущий арендует автомобиль и поднимается на парковку, где его ожидает потрясающий синий Ford Mustang. На лице героя появляется улыбка.

High way. Где-то в Калифорнии. В кадр вползают Хаммонд и Мэй. Вся троица передвигается на Ford Mustang разных цветов, затем они сворачивают с трассы на пыльную глину, где неожиданно много других машин, очевидно спешащих на какое-то событие. Издалека виднеется концерт группы Hothouse Flowers. Кажется, они вместе со зрителями ожидают дебютный выпуск The Grand Tour. Когда мужчины, запарковавшись прямо в центре толпы, открыли двери, люди сошли с ума, а в небе засверкали восемь F-16 – весь этот максимализм дает понять, что нас ждет грандиозное шоу с бесконечным бюджетом.

Все трое поднимаются на сцену, Кларксон берет микрофон и начинает рассказывать о возвращении, о ведущих, о планах и в общем об их крутости. Фанаты поддерживают аплодисментами. «Хотите знать, что вас ожидает в ближайшие 12 недель?» – спрашивает лидер. Далее следуют эпизоды со всеми сумасшествиями, произошедшими с ними за это время: безрассудный съезд Хаммонда на багги с песочной горы, дрифты маслкаров, заброшенный посреди пустыни корабль, с которым очевидно что-то сделают, броневики, езда по грязи, обстрел террористами бронированного Audi, за рулем которого Джереми, стреляющий из окна Мэй, спуск автомобиля на канатах, суперкары, водные мотоциклы, сидящий внутри летящего на вертолете внедорожника Ричард, потоп и взрывы всякого хлама, кирпичная лодка Джеймса, гонки на выживание, авто-дартс, великолепные пейзажи и многое другое.

Затем группа перемещается в палатку. Она – их новая студия. Кларксон подчеркивает, что гости программы – американцы. Этим он дает понять, что концепция шуток повернется в сторону национализма еще на 45 градусов: языковой барьер, менталитет, история и какие-то стереотипы. Людям нравится. Высмеивая популярный в США Toyota Prius, ведущие отводят тему на суперкары – так стартует португальский сюжет о McLaren P1 и Porsche 918, в котором поясняются разнообразные современные фичи. Пока Джереми и Ричард разговаривают на треке, подъезжает фура, из которой выпрыгивает Джеймс Мэй: «Привет. Джентльмены, у меня есть что-то покруче ваших корыт, и это Ferrari LaFerrari» Как вы поняли, в новом шоу будет знаменитое соперничество. Стоит отметить, в The Grand Tour абсолютно новая компьютерная графика, и это не тот самый случай, как в английской Премьер-лиге – наоборот, она смотрится симпатично, в Top Gear такого нет.

После сюжета камера возвращается в студию. Там Кларксон и Хаммонд традиционно высмеивают Мэя: теперь вот эти все разговорчики имеют собственную заставку и собственное название – Conversation Room. Через несколько минут все внимание снова акцентируется на огромный телевизор – там следующий ролик, рассказывающий о более простых спортивных автомобилях. Кларксон получает простенькую BMW, его цель – проехать трассу (к слову, у передачи своя трасса – RAF Wroughton, что недалеко от города Роутон в центральной Англии) как можно быстрее. Да, остались и любимые тесты, но главное – зрители знакомятся с местным Стигом. Им стал американский гонщик NASCAR Майк Скиннер. И да: перед его выступлением звучит пара-тройка шуток, представляющих загадочного водителя. Различие от Стига лишь в том, что Скиннер, во-первых, без шлема, во-вторых, разговаривает.

Поговорив о новом рекорде Скиннера, ведущие представляют старую-новую рубрику Celebrity Brain Crash – та самая, где звезда международного уровня. Когда Кларксон обвинил американских звезд в зализанности (поэтому они пригласили только британских), а американские ВВС – в непрофессиональности (британские однозначно круче), зрители возмутились и проскандировали: «США! США! США!», а сам Кларксон получил по носу.

Под давлением Кларксон приносит извинения, и Хаммонд объявляет гостя – американского актера Джереми Реннера: «Для зрелища мы попросили Реннера спрыгнуть с самолета и приземлиться прямо у нашей палатки» В это время на экран передается прямая трансляция, где актер выпрыгивает с большой высоты. Зрители подходят к окнам и замечают в небе человекоподобное тело. Потом оно неожиданно разбивается о землю – черт, парашют не раскрылся.

Оказалось, шутка. «Друзья, на этот случай мы позвали запасного гостя», – представляет второго человека Кларксон. Тот пешком под хлопки направляется в студию, но по пути на него нападает змея, и он тоже погибает. Тогда Мэй спрашивает у стоящих зрителей: «Может быть, среди вас есть кто-нибудь из звезд?» В этот момент умирает оператор, и ведущие решают провести выпуск без специального гостя.

После случившегося продолжается сюжет о спорткарах, где ведущие соревнуются в драг-гонке. Затем результаты. На этом шоу кончается.

Почему надо смотреть The Grand Tour

1. Концепция передачи поменялась, причем довольно сильно: теперь нет ангара; вместо этого каждый выпуск снимается в различных городах и странах, а студия – огромная собирающаяся и разбирающаяся палатка. The Grand Tour надо смотреть хотя бы потому, что почти каждая серия – как специальный выпуск старого Top Gear. Герои путешествуют, проходят различные испытания, тестируют автомобили и шутят над разными классами общества. Вам же нравились специальные выпуски?

Что касается бюджета. Многие слышали, что The Grand Tour – самая дорогая телепрограмма в истории, что на каждый эпизод тратится по 4 миллиона фунтов. Это правда. Это, к слову, миниатюрная военная операция в Сирии. 

2. Шутки не стали хуже. Легендарные подколы над Хаммондом (гном) и над Мэем (зануда; большая черепаха), бред и гениальные сравнения от Кларксона, юмор на национальной почве (все поляки – рабочие, французы – зазнавшиеся старики, русские – коммунисты), пародии прославленных сцен (однажды Джереми кинул спущенный мяч в воду и закричал: «УУУИИИЛСООООН!!!») и многое другое. Разница лишь в одном: в новой передаче делается акцент на разницу в английском и американском произношении. Выглядит довольно забавно, если учесть, что британцы высмеивают американский на их же собственном канале.

«Самый веселый момент. Марокко. Мэй управлял серьезным спорткаром Zenos, у которого нет дверей и у которого съемный руль – чтобы проще вылазить из машины. Как-то утром Джеймс вышел из отеля, сел в машину и тронулся с места до того, как осознал, что руль все еще лежал на пассажирском сидении», – смеется Кларксон.

Кроме того, кажется, Хаммонд понял дзен. Так по его мнению выращиваются конусы.

Реклама – вообще бомба. С недавних времен новой достопримечательностью Лондона стала Toyota Prius, и если продюсеры Top Gear не позволяли старой троице издеваться над экологическим автомобилем (репутация BBC превыше всего) в полную силу, то начальники The Grand Tour в этом проблемы не видят: теперь по столице разбросаны несколько «Приусов», в которых можно переночевать или раскинуть пасьянс с бездомными.

3. Акцент на экшн. Да, передача о машинах, но, кажется, они наконец-то поняли: никто – я серьезно – никто не смотрел их ради машин. Людям нужно другое, и они это поняли!

Экзотический ареал. В Top Gear такое встречается редко, в The Grand Tour – почти всегда. Вот все страны, ожидающие нас в ближайшие четыре месяца: Барбадос, Иордания, Намибия, Италия, Германия, Калифорния, Марокко, Теннесси, Дубай, Финляндия, Голландия, Южная Африка и, конечно, Уитби.

«Больше всего меня удивила Иордания. Там, в заброшенном карьере, супер-солдаты собираются каждый год, чтобы выяснить в серии изнурительных испытаний, кто из них лучший. И мы решили поучаствовать: автопогони, спуск по веревке с вертолета, перестрелки – мы много где участвовали. Неудачно. Я умудрился подстрелить сам себя, Джеймс Мэй получил разряд тока в голову, а Ричард Хаммонд попал в битву на ножах с огромным солдатом из спецвойск Иордании. Это была самая быстрая схватка в истории», – рассказывает Кларксон о 9-месячных съемках.

4. Новый Стиг.

Он разговаривает и шутит шутки.

5. Хаммонд похож на маленького Хью Джекмана. Ну вы посмотрите.

6. Они и правда долбанутые. Когда большинство идей были воплощены в реальность, продюсер Энди Уилман позвонил троице: «7 часов утра, станция Saint Pancras. Не опаздывайте». Ричард пришел вовремя. Кларксон немного припоздал. Затем прозвенел телефон: «Алло, это Уилман. Вчера вечером Джеймс, выходя из ресторана, поскользнулся и сломал руку»

Но вместо трогательных посиделок с цветами и соболезнованиями, Мэй успел на следующий поезд и прибыл к месту назначения в 11 часов. «Я сказал ему перестать быть задницей и поехать. Он сможет везти Maserati с автоматической коробкой» Из-за этого пришлось переписать сценарий трейлера – Мэй и правда рулил одной рукой.

Дело превыше всего.

Фото: globallookpress.com/London News Pictures (4)

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья