Блог По синему

В американском футболе Беларуси есть политзек – обвиняют по чату в Telegram, поддержал депутат (немецкий), 7-летняя дочь шлет рисунки

Его команда остановила тренировки.

Американский футбол Беларуси не остался в стороне от событий, происходящих в стране последние месяцы. Известно о задержаниях более десятка представителей этого вида спорта, но широкая общественность знает лишь о нескольких из них.

Так, под репрессии властей попали два игрока столичных «Литвинов». 11 октября задержали Филиппа Шутова. Спортсмена отпустили на следующий день со штрафом в 25 «базовых» (675 рублей). 16 октября за решеткой оказался Игорь Бояр, который возвращался с тренировки. Парню повезло меньше – суд дал ему 15 суток. Отметим, что «Литвины» своих игроков поддержали, назвав задержания неправомочными и потребовав остановить насилие против мирных граждан.

Есть уголовные дела

В мире американского футбола говорят о двух задержаниях игроков, которые закончились для них уголовными преследованиями. Первый случай зафиксирован в Гродно. Однако сам фигурант дела не хочет, чтобы его имя предавали огласке.

Еще одно задержание с заведением уголовки произошло в столице.

Кого задержали

29 сентября пропала связь с дефенсив эндом «Минских зубров» Ростиславом Стефановичем. 31-летний минчанин работает архитектором и дизайнером интерьеров, а свободное время посвящает американскому футболу.

Во время предвыборной кампании Ростислав участвовал в агитации штаба Виктора Бабарико и активно вел себя в социальных сетях. В августе Стефанович взял членство в расширенном составе Координационного совета.

Вечером 29 сентября Ростислав сел в машину и уехал по делам, но ночью не вернулся. Жена Стефановича начала писать супругу в мессенджерах, но ответа не получила.

“Хотя я гнала от себя плохие мысли, уже понимала, что произошло что-то нехорошее. Ведь Ростик всегда предупреждает, если задерживается. Я заснула около трех ночи и проснулась от звонка телефона в пять утра: это был следователь. Спросонья я не поняла, что он мне рассказывает, но когда поняла, что Ростислава нет дома, попросила повторить информацию еще раз. И только тогда поняла, что его задержали”, – в интервью незарегистрированному в Беларуси правозащитному центу «Весна» вспоминала супруга футболиста.

Тот звонок следователя оказался единственной коммуникацией родных со следователем. С тех пор связь со Стефановичем держат через адвоката.

В чем обвиняют футболиста

9 октября парню огласили сразу несколько уголовных статей, по которым он подозревался. Позже следствие остановилось на одной из них – статье 310 УК РБ «Умышленное блокирование транспортных коммуникаций», по которой можно получить срок до трех лет. Однако выяснилось, что автомобиль Стефановича находился на стоянке возле дома, что подтверждалось документами.

Тогда следователи переквалифицировали обвинение на часть 2 статьи 293 УК РБ «Массовые беспорядки», которая предполагает лишение свободы на срок от трех до восьми лет. Стефановичу предъявили участие в «массовых беспорядках» в Минске 9-12 августа, однако в те дни Ростислав практически не был в центре города, а если и заезжал туда, то не в места основных протестов. По мнению родных, августовские события стали формальностью, чтобы задержать парня.

Вскоре Стефановичу начали вменять, что он якобы планировал поджечь торговый киоск. Доказательной базой стало сообщение другого пользователя в чате, в котором состоял минчанин.

«Следствие точно знает, что Ростислав ничего не поджег, но сейчас пытаются получить показания, что у него такие планы были. В чате были три сообщения от Ростислава. В одном он просто поставил плюс, что прочитал. В следующем уточнил место, где встретится с ребятами. В последнем он выдвинул мнение, что поджигать машины не очень удобно и красиво, скажем так. Скрины трех этих сообщений есть у следствия. И вот поэтому считают, что у Ростислава были намерения участвовать в поджоге киосков, – рассказал «Трибуне» брат подозреваемого Олег Стефанович, спортивный менеджер «Минских зубров», который и сам успел отсидеть сутки после президентских выборов.

Но до поджога дело вообще не дошло.

«Со стороны мне кажется, что в чате находился провокатор, который подстрекал остальных участников. Может, даже сотрудник органов. Писал, что, мол, чем вы тут занимаетесь, давайте сделаем что-нибудь реальное. В переписке были ребята, которые активно комментировали это. Ростислав действительно находился в этом чате. Ребята спланировали сбор по предложению этого провокатора. Всех, кто приехал на эту встречу, покрутили с претензиями, что они являются радикальной группой, которая планирует какие-то мероприятия», – говорит Олег Стефанович.

Параллельно с первыми обвинениями правозащитники признали Ростислава политическим заключенным, счет которых в Беларуси сейчас идет по второй сотне.

Боялся снимать побои

По словам адвоката, Стефановича сильно избили при задержании. Ростислав жаловался на боль в голове, но изначально не хотел требовать медицинское освидетельствование, которое предлагала адвокат.

«Она [адвокат] рассказывала, что первые дни Ростик был в глубочайшем шоке. Она несколько раз повторяла ему фразу, но он ее просто не слышал»,  – вспоминала супруга игрока.

Однако защитнику все же удалось настоять на медицинском освидетельствовании. Сначала это сделали в изоляторе на Окрестина, а затем после перевода в СИЗО на Володарского.

«Видимо, был так жестко приложен, что боялся сделать хуже. В принципе, так и получилось. Когда заставили снять побои, адвокату запретили навещать Ростислава на Окрестина. Насколько мне известно, дней 15 у него побои не снимали. По-моему, недавно только сделали это», – рассказал Олег Стефанович.

Где сейчас находится и что о нем известно

Сейчас Стефанович находится в жодинском СИЗО. Минчанин продолжает отказываться от дачи показаний и не признает вину. Соответственно, о смене режима содержания речи идти не может.

Родственников к Стефановичу по-прежнему не пускают, поэтому ему приходится общаться только с адвокатом. До последнего времени не доходили до Ростислава даже письма, которые отправляли каждый день.

Первое письмо, дошедшее от Ростислава

Но в последние недели ситуация улучшилась – коммуникация через письма пошла. Теперь родственники знают, что Ростислав не унывает за решеткой и приободрился после того, как его признали политзаключенным.

«Единственное, что сейчас ему предлагают, это сознаться в намерении поджога. И все основано на трех сообщениях в Telegram-чате. Сам лично видел эти сообщения и не понимаю, как они сопряжены с обвинением. Признаваться не в чем, на самом деле.

Насколько знаю, изначально было одно огромное дело по массовым беспорядкам, со временем его стали дробить и начали выводить в отдельные делопроизводства, но статью не поменяли. Даже если у кого-то было намерение поджечь, то это статья о порче имущества, но никак не участие в массовых беспорядках», – утверждал Олег Стефанович.

У самого дела периодически меняются следователи, которые продолжают хранить молчание. Сохраняют в тайне даже имена других фигурантов дела – ни Стефанович, ни его адвокат не в курсе, кто проходит по статье 293 вместе с парнем.

Во вторник заключенного поддержал депутат парламента Германии Кай Геринг, призвавший немедленно освободить белоруса. Теперь немецкий народный избранник лично следит за дальнейшей судьбой Стефановича, став его «крестным».

На свободе осталась двое детей

У Ростислава есть 7-летняя дочь и 5-летний сын – ему говорят, что отец уехал в командировку. А вот девочка догадалась о случившемся – просто подошла к маме и спросила: «Папу задержали?» С тех пор дочь каждый день рисует отцу открытки и пишет письма.

«Дочь переживает, что папа что-то пропустит – например, какую вкусную шарлотку с корицей я приготовила, поэтому я каждый день пишу ему сообщения в мессенджере о том, что у нас происходит: он все прочитает, когда вернется. Вот недавно написала, что теперь он знаменитость, потому что правозащитники включили его в список политзаключенных», – делилась супруга Ростислава.

Повлияла ли ситуация на «Минских зубров»?

Сообщество американского футбола с началом событий после президентских выборов сразу осудило репрессии против мирных граждан. Делалось это через заявления клубов, которых оказалось большинство. Среди них были и «Минские зубры», где выступает Стефанович.

«Изначально позиционировали себя, что мы на стороне света – как минимум своими постами в социальных сетях, краткими комментариями и так далее. В принципе, позиция нашего американского футбола понятна. Моральная поддержка существует.

Отреагировал ли кто-то негативно? Я такого не заметил. Абсолютно большинство понимает, что это все не нормально», – говорит Олег Стефанович.

У «Минских зубров» были большие планы на осень-2020, однако из-за событий в стране их пришлось отменять. К запланированному клуб не вернется, пока ситуация в Беларуси не стабилизируется. Команда даже не проводит тренировки.

«Мы никогда не были дотационным клубом и никогда не обращались к государству за поддержкой. Соответственно, нам и терять нечего. Я не питаю иллюзий. Думаю, если бы сейчас объявили о возобновлении тренировок, то нам бы перекрыли кислород по времени занятий. Более-менее все площадки государственные. Тут у меня абсолютная уверенность. Но, скажем так, пока нет повода укусить нас», – комментирует Олег Стефанович. 

Фото: «Весна»MINSK ZUBRS

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья