Оршанский вокзал
Блог

«Беременная жена возилась со мной, как с ребенком». Сезон испытаний Неманьи Милуновича

Лучший защитник БАТЭ – о борьбе со своими болячками.

В прошлом году серб влюбил в себя болельщиков БАТЭ заставив позабыть о Егоре Филипенко, который уехал в «Малагу». Милунович настолько уверенно провел сезон, что получил предложение из Бундеслиги. Правда, легионер решил остаться в Борисове. Увы, второй год в Беларуси получился ужасным. Неманья сыграл всего 11 матчей за «желто-синих». В остальное время он восстанавливался от травм. Мы встретились в одном из минских кафе за десять дней до вылета Милуновича в Рим. Там ему наконец-то достанут болт из коленного хряща, и только после этого футболист сможет приступить к нормальным тренировкам:

– Этот год в плане футбола выдался для меня просто ужасным. В моей карьере не было серьезных травм. Неприятности начались еще в межсезонье, тогда меня стала беспокоить спина. Почувствовал дискомфорт в позвоночнике. Думаю, так случилось из-за смены покрытия. Зимой мы много тренировались в зале, на искусственном газоне, когда находились в Беларуси, а потом поехали работать на натуральных полях в Турции. При серьезных нагрузках, когда часто меняется покрытие, могут возникнуть проблемы. Наверное, мой организм был не очень готов к этому.

После одного из товарищеских матчей почувствовал усталость внизу спины. Думал, что это просто реакция на нагрузки и ничего страшного не случилось. Мало ли – продуло или просто защемило мышцу. Обратился за помощью к массажисту. Мне сделали все нужные процедуры, но дискомфорт все равно ощущался. Я продолжал тренироваться, но боль начала отдавать в ногу, и меня отправили на обследование в Германию. Там сделали два укола в позвоночник. После этого предстоял десятидневный курс реабилитации и две недели тренировок по индивидуальной программе. В результате пришлось пропустить кубковые четвертьфиналы со «Слуцком» и пару туров чемпионата Беларуси. 

– Показалось, по этой причине в начале сезона ты растерял былую уверенность.

– Из-за проблем со спиной я пропустил примерно месяц. Одно дело, когда стабильно играешь, совсем другое, когда просто тренируешься. Пропадает игровой тонус. Первый же матч в чемпионате против «Минска» сложилcя для меня не очень удачно. Чувствовал себя не в своей тарелке, не был похож на себя прошлогоднего. К тому же допустил нелепую ошибку, которая привела к голу в наши ворота. Правда, потом подшучивал над Гвилией, что благодаря этому эпизоду он попал в БАТЭ:).

К счастью, мы все-таки победили. Но ошибки, подобные той, которую я допустил в игре с «Минском», мне не свойственны. Думаю, она случилась из-за месячного простоя. С другой стороны, лучше сыграть так неудачно в начале сезона с «Минском», чем ближе к концу в еврокубках или поединках с тем же «Динамо». Признаться, в упомянутой встрече все-таки чувствовал небольшой дискомфорт в районе спины. Мне сказали, что это нормально, и нужно время, чтобы закачать мышцу, тогда боль должна пройти сама собой. В итоге так и произошло.

Еще одним из факторов, почему я в целом неважно провел тот матч, оказалось поле с искусственным покрытием. Где-то на подсознательном уровне думал о здоровье, и это не позволяло полностью сконцентрироваться на игре. Делал ускорение, и в голове проскакивала мысль: «Блин, будет ли что-то болеть?» Может, из-за этого и допустил такую нелепую оплошность. После случившейся обрезки мало того, что не услышал ни одного упрека в свой адрес, так еще и получил моральную поддержку от партнеров. В самой концовке матча мне посчастливилось забить победный гол. Если бы не сделал это, винил бы себя за тот косяк. Слава Богу, удалось реабилитироваться. 

Милунович привозит гол в матче с «Минском» и приносит БАТЭ победу

– Что ты делал для того, чтобы улучшить свою игру после травмы?

– Прежде всего, мне нужно было обрести игровой тонус. Ни одна тренировка не сравнится с полноценным матчем. За игру футболист пробегает 11-12 километров, а на тренировке всего пять-шесть. Во время матча ты должен быть сконцентрирован все 90 минут. На обычном занятии, если устанешь, можно немного позволить себе отдохнуть, в игре это исключено.

Всегда трезво оцениваю свои действия. Понимаю, что после травмы спины я не был похож на себя прошлогоднего. Чего-то постоянно не хватало, поэтому на тренировках работал с еще большим усердием. Все-таки нужно было готовиться к старту в Лиге чемпионов и матчам сборной Сербии.

***

– Казалось, после вызова в сборную Сербии ты набрал кондиции, близкие к оптимальным.

На Родине говорят, что на моем здоровье сказался слишком плотный график матчей. Все-таки вместо отдыха я провел три интенсивных игры за национальную команду. Может, просто накопилась усталость? Обидно, что вскоре травмировался. Ведь после тех матчей за сборную почувствовалось, что Милунович вернулся. Главный тренер был доволен моей игрой. Все складывалось прекрасно, тем более удалось открыть счет голам уже во второй встрече за национальную команду. Сделал это в матче против Израиля, причем в свой день рождения. Разве можно придумать лучший подарок?

– Когда-то ты обещал подумать над предложением сыграть за сборную Беларуси. Это была шутка?

– Конечно, все-таки нельзя передать словами эмоции, которые получаешь, когда играешь за национальную команду страны, в которой родился. Для меня это важно. Плюс чувствуешь душевный подъем, когда видишь, что вместе с тобой на поле выходят футболисты-соотечественники из топ-клубов. Было очень приятно сыграть все матчи целиком. Мы действовали по системе с тремя центральными защитниками, я играл в самом центре обороны. Прекрасно чувствовал себя на этой позиции.

Рядом со мной был Иванович, чуть выше Матич. Порой у меня возникало ощущение, что играл с ними всю жизнь. Моментально нашли общий язык с этими ребятами. Они профессионалы высочайшего уровня. Не было разницы, кому подсказывать: Ивановичу в сборной Сербии или Иваничу в БАТЭ. Каждый из них слушал меня, это приятно.

Славолюбу Муслину удалось создать в сборной классную атмосферу. Все ребята тепло относятся друг к другу. Я только-только приехал, а Коларов и Матич пожелали сыграть как можно больше матчей за национальную команду. Не было высказываний из разряда: «Ты играешь в БАТЭ, а я в «Манчестер Сити», так что сиди и не высовывайся». Реально очень приятно.

– Как в сборной Сербии относятся к Сергею Гуренко?

– Отлично. Я не был лично знаком с Гуренко до того, как получил вызов в сборную. Мне было легко общаться с ним, потому что хорошо знаю русский язык. Иванович играл в «Локомотиве», поэтому ему есть о чем поговорить с Сергеем. У всех ребят прекрасные отношения с Гуренко. Он работает с молодежью в «Динамо», но это никак не влияет на наши отношения в сборной. Вся Сербия желает сборной попасть на чемпионат мира, игроки и тренеры заряжены на результат. Это объединяет. Хотя в какой-то мере мне повезло, что Славолюб Муслин в свое время работал в Беларуси. Он знает уровень чемпионата, наверное, поэтому я и получил вызов.

***

– Через месяц после возвращения из сборной ты получил серьезную травму. Что случилось?

– У БАТЭ был достаточно плотный график. Через несколько туров после возвращения из сборной меня начало беспокоить колено. После матча с «Витебском» стал чувствовать легкий дискомфорт. Вроде бы нормально тренировался, но когда при беге резко тормозил, ощущалась какая-то легкая боль в колене. Обратился к врачам, мне сделали процедуры, массаж. Боль пропала. Все снова было в порядке.

Перед началом игры с «Городеей» совершенно ничего не беспокоило. В начале матча пошел в верховую борьбу, приземлился и услышал, что в колене что-то щелкнуло. Когда побежал, то почувствовал, что там что-то стреляет: тык-тык-тык. Вначале, вроде, не ощущалось боли, но с каждым шагом перемещаться было труднее. Потом коленная чашечка стала ходить по сторонам. Я испугался. Подумал, что порвал крестообразные связки, и упал. Подбежал врач, я попробовал подняться, но просто не мог ровно поставить ногу. Ступить на нее было просто невозможно.

После замены поговорил с Димой Мозолевским, Игорем Стасевичем, потому что у них были похожие ощущения при травмах. Они сказали, что это наверняка мениск. Такой же диагноз изначально поставил врач БАТЭ. Все симптомы сходились.

– Что было дальше?

– С «Городеей» мы играли в субботу, а уже в воскресенье утром меня отправили на обследование в Рим. Все-таки через полторы недели стартовала квалификация Лиги чемпионов. Думали быстренько привести меня в порядок, чтобы я мог вернуться хотя бы к ответной игре с СИКом.

Это было ужасное окончание недели. Врачи сделали так, чтобы моя нога стояла ровно, наложили лангетку. Едва сгибал ногу хотя бы на несколько градусов, в колене чувствовалась жуткая боль, которая сопровождалась хрустом.

Прилетев в Рим, по пути в больницу подумал: «Хоть бы у меня был мениск, тогда уже через две недели снова смогу играть». В восемь утра понедельника мне сделали МРТ и к обеду сообщили, что у меня очень серьезные проблемы с коленом. Меня обследовал врач Пьер Паоло Мариани. Это один из лучших хирургов мира. Он сказал, что у меня отвалился кусочек коленного хряща, и восстановление может занять от четырех до восьми месяцев. Я был в шоке! Вроде бы только набрал форму, вот-вот начнется самый ответственный момент сезона, а тут такие сроки реабилитации. Плюс моя жена была на шестом месяце беременности. Как бы я помогал ей, прыгая на костылях?

Перед обследованием мне постоянно звонили родители, которые узнали о травме. Я думал, что окажусь вне игры на пару недель, а теперь нужно было говорить, что пропущу от четырех до восьми месяцев. Мне звонила жена, потом друзья, но решил до операции о степени серьезности проблем ничего им не говорить. Сказал, что меня просто будут оперировать. В понедельник правду знали только врачи БАТЭ, Александр Ермакович и Анатолий Капский.

Уже в пять вечера меня впервые в жизни прооперировали под полным наркозом. Перед тем, как оказаться на хирургическом столе, сильно волновался, как все пройдет. Повреждение было очень серьезным. Никто не мог дать гарантий, что все будет в порядке. Операция длилась примерно полтора часа, но после ее окончания не чувствовал никакой боли. Абсолютно. 

Почти сразу же начался процесс реабилитации. Уже на следующее утро мне нужно было гулять на костылях, чтобы поддерживать мышечный тонус. Потом было необходимо лежа на кровати поднимать ногу вверх по 100 раз. В такие моменты чувствовалась боль, но понимал, что необходимо разрабатывать мышцы.

Затем начался десятидневный восстановительный курс в клинике, где каждый специалист отвечает за свой участок работы. Есть тренажерка, бассейн, кабинеты с хорошим медицинским оборудованием. Кстати, в коридорах этой больницы висит много маек футболистов, в том числе БАТЭ и минского «Динамо». Там оперировались Родионов и Мозолевский, Тигорев, большая группа итальянских футболистов. Например, Тотти трижды оперировался именно в этой клинике.

Порой во время работы в тренажерке было так тяжело, что, казалось, потеряю сознание. Хорошо, что рядом были специалисты, которые постоянно поддерживали: «Надо, надо, ты же хочешь скорее вернуться». Физиотерапевты не дают никаких поблажек, заставляют переступать через себя.

– Какие упражнения тебе нужно было выполнять?

– В клинике есть специальный прибор, который заставляет ногу сгибаться. По плану к седьмому дню восстановления моя нога должна была сгибаться на 90 градусов. До этого казалось, что ты никогда в жизни не ходил, но с каждым днем прогресс становился все ощутимее. Где-то на 15-й день после операции стал крутить велосипед, правда, только одной ногой, но это тоже шло на пользу.

– Как продолжилась твоя реабилитация в Беларуси?

– Хочется поблагодарить всех ребят из БАТЭ, а особенно руководство клуба. Все это время они очень сильно меня поддерживали. Это был самый сложный период моей карьеры. Все необходимые тренажеры для восстановления, резинки и прочие штуки тут же купили. Большое спасибо врачам, Александру Ермаковичу, Анатолию Капскому, которые отнеслись ко мне по-человечески. Поэтому возникало желание вернуться как можно скорее. Однако в Италии меня предупредили: «Все футболисты хотят быстрее восстановиться, поэтому иногда начинают тренироваться через боль. Ни в коем случае нельзя делать это, необходимо, чтобы хрящ сросся, а для этого нужно время».

Через месяц мне сделали еще одно МРТ колена и отправили снимки в Рим, чтобы врачи могли увидеть, как идет восстановление. Была зафиксирована положительная динамика. До этого я передвигался исключительно на костылях. Первые две-три недели вовсе нельзя было ступать на ногу. Потом по чуть-чуть разрешалось переносить вес.

После того, как перестал ходить на костылях, начал работать в тренажерном зале и бассейне. Каждый день занимался по четыре часа: два проводил в тренажерке, час-полтора – в бассейне, а затем в обязательном порядке следовал массаж. Тренировался больше, чем все пацаны в БАТЭ :).

Знаешь, было очень сложно психологически. Напрягало, что не мог помочь ни команде, ни беременной жене, которая возилась со мной, как с маленьким ребенком. Хотя все должно было быть наоборот.

– Что помогало тебе не захандрить в сложившейся ситуации?

– Вера в Бога. Может, все случилось так, чтобы жена родила, а я находился рядом с ней и ребенком. Моя самая большая мотивация поскорее привести себя в порядок – рождение девочки.

В начале ноября снова полечу в Рим, где мне достанут винт, который сейчас стоит в колене, и все будет в порядке, через четыре недели смогу работать в общей группе. К сожалению, мне некуда торопиться. БАТЭ остался без групповой стадии еврокубков, поэтому не стоит форсировать процесс восстановления. В прошлом году мы играли еще в декабре. Надеялся успеть набрать форму к этому времени. Мечтал выйти хотя бы на десять минут в игре Лиги чемпионов, чтобы вновь прочувствовать атмосферу и получить дополнительную мотивацию на следующий сезон. Увы. Этот год выдался неудачным не только для меня, но и для всей команды. Думаю, в следующем все будет гораздо лучше.

– Как ты смотрел матчи БАТЭ против «Дандолка» и «Астаны»?

– Тысячу раз говорил, что для меня намного легче быть на поле, чем смотреть за БАТЭ с трибун. Угнетает ощущение, что никак не можешь помочь команде. Это очень-очень тяжело. Первый матч с «Дандолком» я смотрел на «Борисов-Арене». Мне показалась, что эта команда хуже себя образца прошлого года. Выходит, я ошибся. В гостях ирландцы играли на результат, а дома цеплялись за каждый мяч. У соперников получалось почти все. Смотрел телевизор и не верил своим глазам. Это был какой-то кошмар!

Еще раз скажу: сезон получился неудачным. Правда, осень все-таки принесла мне хорошую весть — 15 сентября родилась дочь. Я был просто счастлив. Видно, Богу нужно было все сделать так. Приходилось решать много вопросов по документам, все-таки мой ребенок – тоже легионер в вашей стране :). Плюс врачи наблюдали за женой дома, а она не очень хорошо владеет русским. Нужно было постоянно находиться рядом с супругой, чтобы решить миллион вопросов, связанных с языковым барьером.

– Прошлой зимой ты мог оказаться в бундеслиге, но решил остаться в БАТЭ. Из-за неудачного сезона не жалеешь об этом решении?

– Совру, если скажу, что не думал об этом. Я привык к БАТЭ, моя жена была в положении, хотелось помочь команде, поэтому остался в Беларуси. После матчей за национальную команду чувствовал, что двигаюсь в правильном направлении. Но травма отбросила меня на несколько шагов назад. В спорте так бывает, что хорошие моменты чередуются с плохими.

– Как чувствуешь себя сейчас?

– Уже легонечко бью по мячу. Аккуратненько так. Очень хочется скорее вернуться на поле, но пока я даже не начал бегать. Честно говоря, уже очень надоело восстанавливаться. Почти четыре месяца каждый день делаю практически одни и те же упражнения. Не передать словами, как хочется вернуться на поле и почувствовать, что ничего не болит.

Уже совсем скоро финиширует чемпионат Беларуси. Отправлюсь в отпуск в Сербию, там найду тренера по физической подготовке и начну серьезно работать. Уверен, все будет хорошо. Мне очень-очень хочется играть. На прошлой неделе ездил в Лунинец на матч нашей команды против «Гранита». Так соскучился по футболу, что готов был играть даже на тамошнем поле.

– Кстати, а почему ты отправился в столь неблизкий путь?

– Я всегда чувствовал себя частью команды. Почти все игры БАТЭ старался смотреть на трибунах, даже когда был на костылях. И, конечно, мне хотелось быть возле ребят, когда мы выиграем чемпионат, ведь они были со мной, когда мне было плохо. Во время празднований взял кубок и пошутил: «Хоть я не играл в этом году, все равно заберу кубок». Пацаны сказали, чтобы поставил на место :). Надеюсь, в следующем сезоне будет гораздо больше поводов для веселья. 

Фото: Надежда Бужан, Кирилл Павлович

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья