Блог Оршанский вокзал

«Драгун высказался – мимо сборной. Что это такое?» Экс-форвард «Крумкачоў» рад серьезной травме – теперь он может говорить то, что реально думает

Когда карьера оборвалась вовремя.

Александр Филанович – экс-футболист «Крумкачоў», минского «Торпедо» и «Нафтана». В этом году из-за разрыва крестообразных связок скоростной форвард завязал с профессиональным футболом. Травму игрок получил на обыкновенной тренировке новополочан. Филанович решил не делать операцию на колене и завязал с профессиональным футболом. Но, кажется, не очень об этом жалеет. Вы удивитесь, Александр даже рад тяжелой травме, из-за которой закончил карьеру. Теперь он может говорить то, что думает. В общем, Филанович оказался в первой сотне спортсменов, подписавших письмо за честные выборы и против насилия. Александр Ивулин созвонился с экс-футболистом, чтобы поговорить о фальсификациях на выборах, боязни коронавируса и молчании футбольного сообщества: 

– Я, наверное, оказался в первой сотне людей, подписавших обращение спортсменов. Сделать это предложил один давний болельщик «Крумкачоў»: «Есть такая тема. Как ты на нее смотришь?» Я смотрел позитивно. Согласен со всем, что изложено в этом письме. Но кто я такой? Не считаю себя выдающимся спортсменом. Мне объяснили, что это заявление от всех людей, которые хоть как-то связаны со спортом: комментаторы, журналисты, другие работники сферы. Тогда у меня отпали все вопросы. Тем более своими глазами видел некрасивые моменты, которые происходили во время голосования. Тут даже не стоит говорить про насилие: все прекрасно понимают, что после августа творится на улицах.

– О каких некрасивых моментах ты говоришь? 

– Вечером 9 августа я пошел к школе, где голосовал, чтобы узнать результаты выборов. Если что, так же поступил и пять лет назад. Возле моей 209-й школы, которая находится рядышком со школой под номером 207 в Малиновке, собралось много людей. Кто-то пришел с детьми, кто-то с компанией друзей. Никто не выкрикивал никаких лозунгов, все спокойно и мирно ждали результатов. Но со временем стала появляться информация, что к одному из минских избирательных участков приехал ОМОН, потом приехал к другому… Мы продолжали ждать. Тем более к дверям подошла девочка из комиссии и через стекло показала два пальца вверх.

Наверное, часам к десяти из 207-й школы, которая располагается метрах в 400 от 209-й, к нам стали подтягиваться люди. Подходят и говорят: «Наша комиссия убежала через окно. Мы их провожали возгласами «ууууу». Но никто не пытался их преследовать». Все удивились: «Да ладно! Что это за прикол?» Нам рассказали, что в этой школе члены комиссии не вывесили никаких результатов, сослались на безопасность и реально убежали через окно. А чуть позже уже на нашем участке объявили, что победила Светлана Тихановская. Она набрала на порядок больше голосов, чем Александр Лукашенко. Все тут же стали аплодировать: «Супер! Спасибо за правду!» После комиссия под аплодисменты ушла домой через парадные двери. В тот момент все были счастливы, а на следующий день знакомая проходила мимо школы, и там висел протокол, по которому Тихановская проиграла Лукашенко.

– Да ладно! 

– Возможно, это был протокол с другого участка. Я его не видел, но все равно происходящее не укладывалось в голове. Люди живут в одном районе, и тут в одной школе убедительная победа Тихановской, а в другой разгромное поражение. Конечно, это вызывает большие вопросы. Потом на  платформе «Голос» смотрел данные по трем участкам с района. На одном победила Тихановская, на втором было недостаточно данных, а на третьем явные расхождения в данных «Голоса» и официальных. А чуть позже мне скинули видео из моей родной школы. Там на досрочном голосовании сильно завысили явку учителя, которые в свое время преподавали у меня. Во время досрочного голосования девочка-наблюдатель считала проголосовавших. Насчитала 20 человек, а по официальным бумагам их оказалось 220. В общем, все эти факты привели к тому, что я оставил свою подпись под обращением спортсменов за честные выборы.

– Как ты провел вечер 9 августа? 

– Был очень рад, когда узнал, что у нас на участке победила Тихановская. Звонил друзьям: «У нас все честно посчитали! А как у вас?» Правда, части моих знакомых, которые ждали результатов возле участков, так ничего и не сказали. У тех, кому сказали, было 50 на 50 между Тихановской и Лукашенко. Но домой я все равно пришел довольным. Не поехал к Стеле, потому что наделся на победу Тихановской. Но, увы, все оказалось не так. 

– Что творилось у тебя в голове, когда ЦИК объявил о победе Лукашенко на выборах с 80,1 процентами голосов? 

– Среди моих знакомых все топили за другого кандидата. Были и те, кто голосовал против всех, поэтому в такие результаты не верилось совсем.

– Тебя удивляет, что после выборов белорусские футболисты практически не говорят о происходящем в стране?

– Если честно, в этом году мне повезло. Если, конечно, считать везением разрыв крестообразных связок. Я завязал с профессиональной карьерой, поэтому не могу поставить себя на место действующих футболистов. Не знаю какие мысли у ребят по этому поводу, и почему они не подписываются под письмом спортсменов. Понятно, все боятся за своих близких. Все-таки слова и подписи могут аукнуться. С другой стороны, если бы за честные выборы выступили все, то никому бы ничего не сделали. Наверное, тут личное дело каждого. У кого-то смелости больше, у кого-то ее нет. Хотя, может, здесь дело не в смелости. 

Еще раз, рад, что мне не пришлось делать выбора: оставить подпись под письмом или рискнуть карьерой. Спокойно подписался, не опасаясь наказания со стороны федерации или клуба. Лично мне хочется, чтобы больше именитых футболистов выступили публично. Было бы здорово, если бы под этим письмом подписалось больше игроков из высшей лиги и сборной Беларуси. Яркий пример – Вася Хомутовский, который активно топит за свою позицию. Настолько, что с ним не только расторгли контракт в брестском «Динамо», но и дали штраф за участие в марше. 

– Звучит немного парадоксально, что сейчас ты рад разорванным «крестам»…

– Обсуждали эту тему с женой. Если бы еще строил карьеру, то реально не знал бы, как себя вести. Все началось еще с коронавируса. Когда пандемия бахнула в Беларуси, первые недели мы с женой практически никуда не ходили. Я даже не общался с родственниками, чтобы не стать переносчиком. По сути, жил в режиме работа-магазин-дом. У меня маленький ребенок, поэтому очень сильно за него переживал. Если бы в это время занимался футболом, то контактов было бы гораздо больше. Многие мои знакомые переболели «короной». Везде пандемия, а пацаны играли в футбол. Очень переживал за них. Игроки многих команд болеют, а мы играем! Ну как?! Как такое возможно?! Сейчас немного проще к этому отношусь, но все же. 

– Обратил внимание, что среди подписавших письмо футболистов больше всего игроков «Крумкачоў»? 

– Как по мне, футболисты «крумок» никогда не хватали звезд с неба. Наверное, большинство из нас даже не считало себя супер-мега-профессиональными спортсменами. И старые, и новые «Крумкачы» всегда были самобытным клубом. Отношение АБФФ к нему соответствующее. Например, когда подавал иск к клубу по поводу задолженностей по зарплате, федерация только и говорила, мол, мы вам поможем. По факту – никакой помощи. Ходили на встречи, разговаривали с тем же Юрием Вергейчиком, но дальше слов дело не пошло. Кажется, АБФФ должна помогать футболистам, но на деле такого нет. Наверное, это наложило отпечаток на позицию многих игроков. В том числе тех, кто прошел через «крумки». 

Ну и не стоит забывать, что «Крумкачы» – негосударственный клуб. Они позиционируют себя как народная команда. И это не просто слова. В клубе и раньше постоянно проводились какие-то акции, встречи с болельщиками, товарищеские матчи с поклонниками. Здесь ничего нового, но все делалось регулярно и не ради какого-то хайпа. Команда же формируются по человеческому, а не по политическому принципу. 

– В этом году у тебя поменялось отношение к белорусскому футболу? Следишь за матчами чемпионата, играми сборной? 

– После рождения ребенка стараюсь больше времени уделять ему. В глобальном смысле футбол отошел на второй план. За чемпионатом Беларуси я совсем не следил. Смотрел, как выступают команды, в которых играют друзья и знакомые. Например, за Юркой Козловым в «Слуцке» или теми же «крумками». Если честно, то просто нет желания. Для меня потрясающе, когда болельщики кричат на стадионе «Жыве Беларусь!». Хотелось бы прочувствовать эту атмосферу, но глобально… 

Что касается сборной, то она не вызывает каких-то чувств. Все болельщики надеялись, что команда что-то сделает в матче с Албанией или той же Грузией. Сейчас речь не про результат, но ничего не случилось. Что мы видим? Стас Драгун высказался – мимо сборной. Что это такое? Зачем так делать? 

– И это на фоне задержания ребят: Сергея Козеки, Павла Рассолько, Романа Гаева…

– У меня же еще попали под раздачу ребята из любительской команды «Uni». Рассолько и Козека были не первыми из знакомых футболистов, которые пострадали. Поэтому, если можно так сказать, адаптировался. Но тот же Козека и Рассолько попали просто ни за что. Они и близко не были рядом с местом, где творился движ. Это обескураживает. С другой стороны – того же Рому Дурко просто забрали из такси.

«На полу прямо с мясом валялись человеческие зубы». Футболист из минора пережил Окрестина, а вскоре женился под БЧБ-флагом

Еще одного парня выдернули из машины сотрудники ГАИ: дали штраф и арестовали авто. В общем, какие-то максимально странные решения. Все футболисты, которые попали под раздачу, пострадали ни за что. Но глобально футбольное сообщество не высказалось по этому поводу. Это выглядит странно. «Крумки» поддержали ребят, а остальные? Не очень понятно. Обратил внимание, что, в принципе, высказываются одни и те же люди. Это попросту удручает. Кажется, все боятся каких-то санкций. Например, мы играем в любительском чемпионате. Планировали провести какую-нибудь акцию солидарности, но руководство лиги попросило этого не делать: «Ребята, вы нас подставите. Не надо».

– Как думаешь, что будет дальше? 

– Тяжело строить какие-то прогнозы. Понятно, перемены быстро не случаются. Мы же не Кыргызстан, где все изменилось за одну ночь. Обществу нужно время, но никто не знает сколько. Но я верю, что всю закончится и закончится хорошо. Надеюсь, что Новый год в другой обстановке. В такой, когда будет не страшно выйти с семьей на улицу. 

Фото: vk.com/krumkachy

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья