Оршанский вокзал
Блог

Почему «Крумкачы» должны быть в «вышке», а насилие исчезнуть с улиц: мощное интервью Дулуба, который поборол апатию и вернулся в футбол

Высказался тренер, который не может молчать. 

Олег Дулуб возвращается в большой футбол после полуторалетнего простоя. Один из немногих белорусских тренеров, публично выступивший за честные выборы и осудивший насилие со стороны носителей формы, возглавил «Крумкачы». Александр Ивулин встретился со специалистом, чтобы наполниться мудростью и поговорить про апатию после работы в БАТЭ и «Атырау», обстрелах на улицах Минска, перспективах белфутбола, будущем «воронов». 

– Мои украинские коллеги удивляются, почему тренер квалификации Олега Дулуба больше года находился без работы, а потом возглавил пока еще минорные «Крумкачы»…

– Мне поступали предложения из нашего чемпионата, но даже рад, что до подписания контракта дело не дошло. Если бы заключил соглашение, то после августовских событий пришлось бы ставить людей, которые приглашали меня, в неудобное положение. Просто не смог бы промолчать. 

Я рассматривал варианты продолжения карьеры за границей. Велись переговоры с клубами УПЛ, но, к сожалению, нам не удалось найти общий язык в вопросах формирования тренерского штаба. Кроме этого был еще один важный момент: после БАТЭ и «Атырау» я был эмоционально и физически выхолощен. Из-за этого совершенно не хотелось работать, но благодаря Николаю Ходасевичу потихоньку пришел в себя. Он втянул в передачи на «ЯСНАе TV». Мне было интересно научиться работать в прямом эфире. Это полезный навык для того, чтобы четче формулировать мысли и не стесняться камеры.

Уже летом ко мне обратились руководители «Крумкачоў», с которыми у меня очень хорошие отношения. Перед кубковым матчем с минским «Динамо» они попросили на уровне консультаций помочь тренерскому штабу. Я не вмешивался в тренировочный процесс, просто приезжал на тренировки, а затем делился своим мнением с главным тренером.

– Вы сказали, что после БАТЭ и «Атырау» были выжжены изнутри. Что имеете в виду? 

– Наступила полная апатия. Например, поехал на переговоры с клубом. Сидишь, слушаешь потенциальных работодателей, но в голове крутится один вопрос: «И что я тут делаю?» Понимаете, в тот момент мне ничего не хотелось, даже читать книги. Однако встреча с Олегом Кубаревым, который сейчас входит в тренерский штаб «Крумкачоў», снова пробудила у меня интерес к тренерской работе.

Но, вообще, состояние было не из лучших. Чтобы все восстановилось, понадобилось время. У меня на это ушел примерно год. Еще раз, спасибо Николаю Ходасевичу. Хотя после августовских событий сказал ему, что больше не пойду на телевидение. 

– Но вы все-таки отработали телевизионный сезон до конца…

– Одну или две передачи мы отменили. Потом Коля сказал: «А что ты будешь делать? Ты же просто с ума сойдешь». Отвечал, что не могу работать, когда рядом происходят такие события. Ощущения были схожи с теми, о которых говорили ребята из пляжного футбола. Вроде бы, у тебя все нормально, но когда рядом взрываются гранаты и избивают людей… 

 

10 августа я вышел из студии, а вокруг все грохотало. В тот вечер развез по домам Ходасевича и одного из операторов. 

– Что вы видели в тот день? 

– Мы выехали на проспект, где стоял сотрудник ГАИ, и тот, как по команде, сел в свое авто и уехал. Тут же мимо нас поехали черные микроавтобусы. Оператора  нужно было отвезти домой на Пушкинскую, где разворачивались настоящие боевые действия. 

Если честно, у меня накопилось много вопросов еще до начала выборов. Например, когда люди просто стояли в очереди в магазин Symbal.by, а к ним подъехали автозаки, и начали хватать мирно стоящих граждан. За что? Люди же ничего не нарушали. Тогда сразу же залез в интернет и нашел текст военной присяги. В нем черным по белому написано: «Я, гражданин Республики Беларусь (фамилия, имя, отчество), торжественно клянусь быть преданным своему народу, свято соблюдать Конституцию Республики Беларусь, выполнять требования воинских уставов и приказы командиров и начальников. Клянусь достойно исполнять воинский долг, мужественно и самоотверженно защищать независимость, территориальную целостность и конституционный строй Республики Беларусь». Однако, как оказалось позже, та история была просто разминкой. 

– Что в первые дни после выборов впечатлило вас больше всего? 

– 10 августа мне позвонил двоюродный брат, который живет в Мозыре, и рассказал о том, что творилось в моем родном городе. Он возвращался домой  на мотоцикле и видел, как восемь граждан в форме милиции ногами избивали одного человека. Рядом стояла пожилая пара, которая кричала им «фашисты». Тогда мой брат начал кружить вокруг них, чтобы отвлечь на себя внимание и спасти человека. 

На следующий день, когда он уже ехал на машине, его остановили: «С вами хочет поговорить начальник РУВД». И брат видел, что там происходило внутри, потому что его задержали на три дня. Говорит, что его не трогали, но другим повезло меньше. Он рассказывал, что зашел в камеру и увидел в ней афроамериканца. Только оказалось, что это белорус, которого просто избили до посинения. Человеку сломали шесть или семь ребер, перебили ахилловы сухожилия! Как можно избивать людей до такого состояния?! Где честь мундира? Словарь Владимира Ивановича Даля определяет честь и как «внутреннее нравственное достоинство человека, доблесть, честность, благородство души и чистую совесть», но также и как «условное, светское, житейское благородство, нередко ложное, мнимое». Где все это, когда восемь человек бьют одного? Или когда субъект в черной форме без знаков различия с закрытым лицом угрожает гранатой 15-летнему подростку? Или когда майор милиции под камерами бьет наотмашь по лицу женщину среди белого дня?

Правильно сказала Ольга Хижинкова, что сейчас уже прошло время призывать силовиков к соблюдению присяги. Каждый из них сделал свой осознанный выбор и должен четко понимать, какие могут быть последствия. Не последствия в физическом мире, куда страшнее последствия другого порядка – духовные. В данном контексте всегда вспоминаю историю про Иуду, который предал Иисуса за 30 сребреников. Наверняка, по тем временам это были большие деньги, но на них была кровь. Когда Иуда понял, что сотворил, он вернул эту сумму и удавился. Уверен, подобные деньги прокляты у любого народа. Не собираюсь кого-то агитировать, но для себя сделал главный вывод, что на этих деньгах лежит проклятье до седьмого колена. 

– Новости о том, что происходит в стране, выбивают вас из колеи? 

– Уже адаптировался. Просматриваю новостные ленты и смотрю Euronews. Все чаще в прессе говорится про экстремизм и терроризм. Давайте разберемся в терминах. Зайдем в «Википедию» и прочитаем значения этих слов. Экстремизм – это приверженность крайним взглядам, использованию крайних мер для достижения своих целей. Наиболее радикально настроенные экстремисты часто отрицают в принципе какие-либо компромиссы, переговоры, соглашения. 

Терроризм – это политика, основанная на систематическом применении террора. Одна из его разновидностей – государственный терроризм. Этот термин используется для обозначения государственного насилия против гражданских лиц. Под актами государственного терроризма обычно понимают незаконные задержания, убийства, похищения, пытки и казнь граждан без суда и следствия, выполняемые сотрудниками силовых структур. Теперь сравните это с событиями, которые происходили в Беларуси. Есть убитые, есть раненые, есть покалеченные, но в отношении виновных не возбуждено ни одного уголовного дела. В то же время, когда человека сбивает машина, его обвинят в причинении вреда служебному транспорту. 

– Вы понимали, что, подписав письмо за честные выборы и публично осудив насилие, вряд ли в ближайшее время найдете работу в Беларуси? 

– Да, прекрасно понимал. Но как это все держать в себе? В нынешней ситуации, на мой взгляд, нельзя занимать какую-то половинчатую позицию. Сейчас молчание – знак согласия. Если человек не высказывается – он одобряет происходящее в стране. Для меня это не вопрос политики, а вопрос человеческой морали. Это мое видение ситуации, которое никому не навязываю.

Давайте сравним это письмо с другим письмом спортсменов. Во втором письме четко не сформулирована цель. Если оно противопоставляется письму Свободного объединения спортсменов, то подписанты второго письма, логически рассуждая, против всех шести изложенных в первом письме пунктов, а именно:

1. Против признания прошедшие 9 августа 2020 года выборы президента Республики Беларусь недействительными ввиду многочисленных фактов фальсификаций и давления на избирательные комиссии. Против требования провести повторные выборы президента Республики Беларусь в соответствии со всеми международными стандартами, а также отставки действующего состава ЦИК с привлечением к предусмотренной законодательством ответственности.

2. Против освобождения всех граждан, задержанных во время демонстраций и непричастных к противоправной деятельности.

3. Против освобождения и реабилитации всех политических заключенных.

4. Против остановления противоправной деятельности сотрудников правоохранительных органов и проведения проверки законности их действий, начиная с момента сбора подписей для выдвижения в кандидаты в президенты Республики Беларусь.

5. Против выявления и наказания виновных в избиениях и зверских издевательствах над гражданами, задержанными во время мирных демонстраций. Против того, что руководители силовых структур, ответственных за насилие, должны подать в отставку.

6. Против оказания полноценной медицинской, психологической, правовой и материальной помощи всем пострадавшим от неправомерных действий представителей силовых структур.

Но этого нет. Вместо конкретных слов размытые фразы.

Читаем далее: «Мы считаем неприемлемым и требуем прекратить настоятельные призывы к публичному выражению политических взглядов, а также ультимативные предложения присоединиться к определённому политическому мнению». Но я, повторюсь, не выражаю каких-то политических взглядов, для меня это вопрос человеческой морали. О какой политике идет речь? Снова обратимся к «Википедии». Политика – одна из сфер человеческой деятельности, в которой государства в лице органов государственной власти и их должностных лиц, а также общественные институты реализуют свои цели и интересы. Это вопрос органов государственной власти и их должностных лиц. Пытки и избиения, вмешательство в личную жизнь, унижение чести и достоинства, убийство безоружных людей – это политика? Это вопрос человеческой морали. Опять же, никого не агитирую, а высказываю свое мнение.

Мы же все видели, как Елена Левченко разговаривала с Максимом Недосековым. Оказалось, что этот человек выступает за флаг. Подождите, флаг – это всего лишь символ. Он может иметь любой  цвет, но при этом он останется куском ткани, если он не обладает духовной ценностью. Понятно, это символ, но символ народа, страны, людей, за которых ты выступаешь. 

Второе письмо также призывает к отказу от демонстрации своей гражданской позиции. Но снова упускается важный момент – все спортсмены, которые хоть чего-то достигли, являются личностями. У каждого есть свое мнение, своя позиция, с которой можно соглашаться или нет. Каждый делает свой выбор, руководствуясь, прежде всего, одобрением или неодобрением происходящего вокруг. И самое главное, на мой взгляд, предпринята попытка расколоть спортивное сообщество. Этого никогда не было и, надеюсь, никогда не будет в будущем. Белорусы – единый народ.

– Если мы заговорили о личностях, в вашем понимании Александр Глеб, который до сих пор не высказался по ситуации в стране, является личностью? 

– Для игры в футбол – да. Но во многих вещах …  

– Как стоит относиться к белфутболу, где игроки, вроде, и не подписали провластное письмо, но и не стали публично говорить о честных выборах? 

– Для меня важным моментом стал матч сборной против Грузии. Такие встречи выигрываются только за счет морального состояния команды. На фоне событий, которые происходили в стране, футболисты национальной сборной могли стать национальными героями. Они могли  обратиться к болельщикам, но увы…. Это был уникальный шанс, который мог бы изменить все, но ничего не произошло. Зато теперь нам говорят, что наше место быть «седьмыми у причала»…  

– Если не секрет, за кого вы отдали свой голос на президентских выборах? 

– Мне скрывать нечего, голосовал за Тихановскую. Зашел в кабинку, проголосовал, сфотографировал бюллетень, сложил его и ушел. Большинство бюллетеней в урне были сложены гармошкой.

***

– Вы помогали «Крумкачам» готовиться к матчу с минским «Динамо». Чем вам запомнилась эта встреча? 

– За пару дней до матча у меня случился разговор с ребятами. Говорил им: «Вы не можете проиграть, за вами страна». Многие считают, мол, «Крумкачы» – это протестная команда, но в корне с этим не согласен. Да, у ребят на майках появилась надпись «Мы с народом». Разве это протест – быть с народом? Давайте определимся с понятием «народ». Снова заглянем в «Википедию»: Народ – историческая общность людей. Употребляется в научной литературе в двух основных значениях – в политическом и в культурно-этническом. Взятое в первом значении слово является синонимом понятия «нация»[, взятое во втором значении – синоним понятия «этнос». Следует отличать от понятия население. По мнению специалистов по международному праву, принадлежность к единому народу предполагает наличие определённых исторических, культурных и практических связей. Каждый нормальный гражданин своей страны, желающий мира, добра и процветания своей Родине, не будет отделять себя от народа. 

А тут еще за несколько дней до игры с «Динамо» с ребятами из «Крумкачоў» Сергеем Козекой и Павлом Рассолько случилась трагедия… В день матча я надел майку «Крумкачы» с черными крыльями и поехал на игру. Перед ее началом увидел Сергея Козеку, пострадавшего от людей в черном, с которым мы работали во времена «Гомеля». Узнал подробности задержания и избиения, поэтому честь и хвала ребятам за то, что они все-таки решили сыграть. 

Если говорить об игре, то «Крумкачы» выглядели очень организованно. Сергей Лынько забил просто сумасшедший мяч. Для меня этот гол – второй по красоте после великолепного удара Марко ван Бастена в ворота сборной СССР. После удара Лынько подумал: «О, неплохо, угловой». Но когда мяч попал в сетку… Фантастика! Футболисты «Динамо», вроде, все правильно делали, но «Крумкачы» закрыли середину поля и действовали очень организованно. Играли сердцем. За всю игру у «Динамо» было, наверное, два полумомента, а «Крумкачы» забили второй и могли доводить счет до разгромного. После этого матча лишний раз убедился, что при должном тренировочном процессе психологическая составляющая – самый важный момент в работе тренера. Этот матч напомнил мне ту самую встречу с «Днепром» в 2015-м. 

Еще в день матча с «Динамо» меня удивила атмосфера на трибунах. Насколько там все было организованно и замечательно. И это на фоне того, как ОМОН пропускал людей через металлоискатели. Нужно знать культуру боления поклонников «Крумкачоў», все-таки на матчи этой команды люди всегда ходили семьями и болели очень интеллигентно. Вообще, та встреча стала для меня глотком свежего воздуха. В том числе благодаря символизму: чтобы ни происходило – вера и добро всегда победят. 

– Вы же заходили в раздевалку команды после того матча? 

– Зашел поблагодарить ребят. Сказал им: «Спасибо, вы подарили мне два года жизни». Возможно, это был тот самый матч, который дал дополнительный импульс к моему эмоциональному возрождению и возвращению в футбол. 

– Для меня этот матч был показателем того, что у «крумок» все-таки особенный дух…

– Соглашусь. Сейчас ребята находятся под серьезными нагрузками, но я им повторяю: «Мне все равно, как вы будете играть тактически. Я хочу видеть ваше желание сражаться за «Крумкачы». Все мои родные и знакомые болеют за эту команду. Мы не можем проигрывать». 

Было бы интересно сейчас провести статистическое исследование: «Кто вам ближе по духу – БАТЭ, «Шахтер», минское «Динамо» или «Крумкачы»?» Мне кажется, сегодня наша команда победила бы с большим отрывом. Наши игроки могут в чем-то уступать физически, тактически, индивидуально, но мы должны биться до конца в каждом матче. 

*** 

– Как именно вам поступило предложение вновь возглавить «Крумкачы»? 

– Попросил руководство клуба подождать до января. Понимал, что перезагрузился и нужно возвращаться в футбол в качестве тренера. Снова начал получать удовольствие от управления тренировочным процессом, разговоров с футболистами. У меня есть жизненное правило: делай, что должен, и будь, что будет. Если все делаешь правильно, то Бог обязательно выведет тебя на новый уровень. Если бы в 2015 году, когда у «Крумкачоў» закончились деньги, мне бы кто-то сказал, что через год буду работать в УПЛ, то покрутил бы пальцем у виска. Мы делали то, что должны: вывели команду в высшую лигу, быстро собрали коллектив и в первой части сезона шли в верху турнирной таблицы.

– А как же история о том, что в одну реку нельзя войти дважды? 

– Это совсем другие «Крумкачы». На мой взгляд, сейчас это команда высшей лиги. Да, у клуба нет своего стадиона, но такая же ситуация у половины клубов высшей лиги. У «Крумкачоў» нет собственной базы? Но в моем понимании она есть только у «Шахтера». Сейчас у «Крумкачоў» имеется стабильное финансирование, собственные группы подготовки, но, самое главное, есть руководители, которые хотят развивать клуб. 

У тех «Крумкачоў» был только хайп в хорошем смысле этого слова и открытое общение между всеми членами команды. Ребята собрались попить пива и решили выйти в высшую лигу: заявляли хоккеистов, искали какие-то интересные ходы. Когда принимал ту команду, она находилась в первой лиге на третьей строчке снизу… Сейчас это клуб совершенно другого уровня. 

– Как вы относитесь к разговорам, что «Крумкачы» не пустят в высшую лигу? 

– Начну с загадки. С одной стороны незатейливой, а с другой – весьма занимательной. Старый сапожник Карл сшил сапоги и послал своего сына Ганса на базар – продать их за 25 талеров. На базаре к мальчику подошли два инвалида (один без левой ноги, другой – без правой) и попросили продать им по сапогу. Ганс согласился и продал каждый сапог за 12,5 талеров. Когда мальчик пришёл домой и рассказал всё отцу, Карл решил, что инвалидам надо было продать сапоги дешевле – каждому за 10 талеров. Он дал Гансу 5 талеров и велел вернуть каждому инвалиду по 2,5 талера. Пока мальчик искал на базаре инвалидов, он увидел, что продают сладости, не смог удержаться и потратил 3 талера на конфеты. После этого он нашёл инвалидов и отдал им оставшиеся деньги – каждому по одному талеру. Возвращаясь домой, Ганс понял, как нехорошо он поступил. Он рассказал всё отцу и попросил прощения. Сапожник сильно рассердился и наказал сына, посадив его в тёмный чулан. Сидя в чулане, Ганс задумался. Получалось, что раз он вернул по одному талеру, то инвалиды заплатили за каждый сапог по 11,5 талеров: 12,5 – 1 = 11,5. Значит, сапоги стоили 23 талера: 2·11,5 = 23. И 3 талера Ганс истратил на конфеты, следовательно, всего получается 26 талеров: 23 + 3 = 26. Но ведь было-то 25 талеров! Откуда же взялся лишний талер? Такая занимательная арифметика и вместе с тем, задание на сообразительность. Ну и пример, конечно. Пример того, как нельзя мешать в кучу людей и коней, путать горячее с мягким, суммировать доходы с расходами и как необходимо отделять мух от котлет.  

Теперь к регламентам федерации, её заявлению и, как мне показалось, к путанице. Постараюсь кратко о том, где и как федерация футбола, как мне видится, запуталась в собственных регламентах, отвечая на претензии «НФК Крумкачы». Уверен, что это всего лишь путаница, такая же, как с названием футбольного клуба, фигурирующего в том же заявлении: «Крумкачи», «Крумакчи».. Спасибо, что хоть не «Крумкорчи» :).

Но как говорится, с кем не бывает? Итак, к регламентам. Точнее, к двум из них: 

– Регламент чемпионата Республики Беларусь по футболу. 

– Регламент по лицензированию и контролю деятельности клубов. 

Первый документ регламентирует ход чемпионата. Второй – возможность в него заявиться при необходимом соответствии определенным критериям. Здесь вот и произошла та самая путаница. Клуб, отправляя запрос в федерацию, просил разъяснения по Регламенту лицензирования, а именно: «пункта 4.1. Статьи 14. Лицензии Раздела 2. Система лицензирования клубов АБФФ – Клуб, получивший на основании своих спортивных результатов право участвовать в чемпионате высшей лиги, но не получивший лицензию АБФФ «Высшая лига», не допускается к чемпионату высшей лиги в лицензируемом сезоне АБФФ. В таком случае право на участие в чемпионате высшей лиги в лицензируемом сезоне АБФФ получает клуб, занявший наиболее высокое место в чемпионате первой лиги в предыдущем сезоне и получивший лицензию АБФФ «Высшая лига». Федерация же дала ответ, ссылаясь почему-то на совершенно другой документ, – Регламент проведения чемпионата. В ответе рассказала про утвержденную систему ротации клубов между лигами, согласно которой «НФК Крумкачы», проиграв переходные матчи, не смог завоевать право участия в высшей лиге по результатам футбольного сезона 2020.  

Спасибо, это понятно, но спрашивали о другом. Хотя, кстати, раз уж все же вернулись к Регламенту чемпионата, давайте отметим следующее. Еще один его пункт. Основной. «Статья 1. Цели и задачи чемпионата. 1.1. Чемпионат проводится в целях:

Определение чемпиона и призеров

Определение мест команд в итоговой турнирной таблице

Что получается? Чемпионат закончился. Места распределены. Место ФК «НФК Крумкачы» по итогам чемпионата третье. Эти самые итоги подведены и утверждены Исполкомом АБФФ. Страницу под названием чемпионат страны по футболу 2020 перевернули. Открыли следующую страницу. Она начинается с лицензирования, на процедуру которого никак не могут влиять ни итоги прошедшего чемпионата, ни результаты состоявшихся матчей, ни соответственно, статьи пункты Регламента, страницу которого мы уже перевернули. Только заданные критерии лицензирования и степень соответствия им соискателями лицензий. И вот, теперь опять, к озвученному вопросу. Если кто-то не в состоянии соответствовать требованиям лицензионного комитета, его право, как соискателя лицензии, переходит к представителю первой лиги, занявшему наиболее высокое место. Открываем итоги чемпионата, смотрим – за вычетом двух первых мест, получивших уже возможность подняться наверх, это место третье. «НФК Крумкачы». 

Если же заявлять при этом, что «Крумкачы» упустили свой шанс в переходных матчах, ссылаясь на положения Регламента проведения чемпионата, то прежде чем предлагать право лицензироваться в высшую лигу клубам, занявшим место ниже их, следует еще раз вернуться к самому началу Регламента – пункту 1.1. Статьи 1: «Чемпионат проводится в целях: Определение мест команд в итоговой турнирной таблице». Сделать это нужно уже для того, чтобы убедиться в том, что все команды, находящиеся в турнирной таблице на местах ниже третьего, если следовать логике АБФФ, упустили свой шанс лицензироваться в высшую лигу, еще раньше «НФК Крумкачы», а именно, по итогам двухкругового турнира в первой лиге сезона-2020.

Всем понятно, что «Городея» не будет подавать заявку для прохождения лицензирования. По всем спортивным принципам на это место должны претендовать «Крумкачы». Думаю, на 99 процентов клуб готов к лицензированию. Но как будет дальше? Для меня это абсолютно непонятно. Точно так же непонятно, как давняя история со списанием «Крумкачоў» из высшей лиги, хотя в последний момент клуб нашел спонсоров. Впрочем, сейчас мы вновь обращаемся к понятию «чести». Давайте вспомним жеребьевку переходных матчей… 

– Это было просто прекрасно. 

– Думал, что судейство Шмолика в матче «Витебск» – «Нафтан» никто не переплюнет, но жеребьевка переходных матчей – это было что-то. Затем появилась история с игроками «Слуцка», которые должны были отбывать дисквалификацию: то им нельзя играть, то можно… Нужно понимать, профессиональный футбол – игра на деньги. Грубо говоря, партия в карты. И когда заранее все проговорено, а соперник начинает мухлевать, то, в лучшем случае, его попросту выгонят из-за стола. Но в истории с «Крумкачамi» все менялось столько раз… 

– Каково вам комплектовать команду, когда неизвестно, в какой лиге вы начнете сезон? 

– Говорил ребятам, что они будут готовиться под «вышку». Игроки, которые приходят на просмотр, спрашивают: «А где мы будем играть: в высшей или первой лиге?» Честно отвечаю, что не знаю. У нас уже был опыт, когда в 2016-м мы быстро собрали состав под высшую лигу и показывали результат за счет грамотной работы. Если все-таки попадем в «вышку», то летом точно будем не на последнем месте:).

– Как вы формировали свой тренерский штаб?

– Спортивным директором клуба стал Олег Михайлович Кубарев. Конечно, мне бы хотелось пригласить в команду и Александра Анатольевича Грановского, и Василия Иосифовича Хомутовского, но «Крумкачы» не могут сейчас предоставить соответствующую их уровню оплату труда. 

Радует, что удалось пригласить Эдуарда Анатольевича Тучинского, с которым мы работали в Казахстане. На мой взгляд, это один из лучших специалистов страны по работе с вратарями. Пригласил Сергея Олеговича Кубарева, в нем видна жажда знаний. Он постоянно генерирует идеи, хочет развиваться. Если честно, напоминает меня 20-летней давности. Он учился в Германии, разбирается в вопросах физической подготовки, питания. Это довольно узкая специализация. Плюс мне будет помогать уже Сергей Васильевич Козека. На мой взгляд, это тоже один из символов клуба, который еще в прошлом году выходил на поле, и сейчас находится в хорошем контакте с игроками. Вдобавок Сергей последние два-три года тренировал ребят в ФШМ, поэтому у него есть интересные мысли. Моя задача – объединить все лучшие качества этих людей, жаждущих знаний. 

– Вы сказали, что не считаете «Крумкачы» протестной командой, но, кажется, в АБФФ думают иначе. Готовы к «особому» отношению со стороны федерации? 

– Работа в Казахстане – серьезное испытание :). Когда приходишь в новый чемпионат, нужно время, чтобы понять специфику взаимодействий внутри лиги, руководителей клубов, отношения к ним в федерации. Для меня абсолютно неважно, как к нам будут относиться. Например, в товарищеском матче против «Белшины» на турнире в Жодино у нас удалили игрока. Подошел к судье: «Как, мы играем по регламенту?» Мне ответили, что правила такие же, как в чемпионате. Никаких проблем, мы 60 минут играли в меньшинстве. Забиваем один мяч, второй, но его отменяют из-за офсайда…

Обычно  смотрю за своими игроками, но тут ко мне подходит помощник: «Смотрите, «Белшина» проводит обратные замены». Тогда снова подошел к судье: «Так по каким правилам мы играем?» У него глазки забегали, но человек ответил: «Ну, вы же все понимаете». Понимаете что? Подошел к инспектору, который оценивал работу молодых судей, но тот перевел все в шутку: «Если вас что-то не устраивает, тогда подавайте протест, чтобы вам засчитали победу». Но зачем нам такая победа в товарищеской игре? Мне интересно разобраться в правилах, по которым мы играем, только и всего. И если бы раньше такое отношение у меня бы просто вызвало негодование, то сейчас оно генерирует внутреннюю энергию.  

За свою жизнь прочитал немало книг. Но, по моему мнению, самая главная из них – Библия. Это Книга Жизни, которая дает мне силы и мудрость на каждый день для каждой ситуации. В настоящее время это слово из книги пророка Исайи 41:14:  «ибо Я Господь, Бог твой; держу тебя за правую руку твою, говорю тебе: «не бойся, Я помогаю тебе» и пророка Иеремии 29:11: «Ибо только Я знаю намерения, какие имею о вас, говорит Господь, намерения во благо, а не на зло, чтобы дать вам будущность и надежду». 

Фотоvk.com/krumkachy

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья