Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Оршанский вокзал

«Крики, взрывы, полиция… Короче, на первый тайм я не попал». Как после службы в армии уехать играть в Италию

Столяренко

Романтическая история Игоря Столяренко о том, как отслужить в армии, поиграть в минорных лигах Беларуси, едва не завязать с футболом и уехать итальянскую серию D.

– Как ты оказался в футболе?

– Я родом из Речицы. Мой старший брат занимался футболом. Смотрел, как он тренируется. Мне это было интересно. Как-то на уроке физкультуры в кабинет зашел человек, который предложил записаться в секцию. Затем начался турнир лицензирования, меня пригласили в «Гомель». Отыграл сезон за эту команду. После подошел мой первый тренер: «Поехали на просмотр в «Динамо». Конечно, я согласился. Всегда мечтал играть за эту команду.

– Просмотр прошел удачно?

– Мы жили в общежитии БНТУ. Ездили на тренировки в манеж. Недельку потренировался. Чем-то приглянулся Николаю Ивановичу Дайнеко. Приехал домой. Через несколько дней позвонили маме и сказали, что меня ждут в «Динамо».

Дайнеко – специфический тренер. Своеобразный. Он готовил нас к взрослому футболу. Мы не подводили – везде становились чемпионами. Кстати, «пихал» Дайнеко достаточно серьезно. Как-то мы сыграли с минской «Сменой» 1:1. Разбираем матч и Дайнеко говорит: «Игорь, тебе после пяти минут нужно было брать мешок – и в речку». Другому парню доставалось: «Где ты был? Тебе после десяти минут на поле – кислородная маска была нужна». Короче, получали мы от него.

– Когда Владимир Гольмак взял тебя в дубль «Динамо»?

– Мы с Саней Залеским и Саней Куганом вызывались в юношескую сборную Александра Хацкевича. Поехали на какой-то сбор. Пацаны из «Динамо» скидывают смску, мол, нас берут в дубль. Сначала не поверил. Подумал, какой-то развод. Вернулись в минскую общагу, а нам звонит Гольмак. Сказал, чтобы приезжали на СОК «Олимпийский» и привозили какие-то документы, фотографии. Конечно, сильно обрадовались.

– Тебе приходилось работать с основой «Динамо»?

– Когда Гольмак работал с дублем, бывало, брали нас для тренировок с основным составом. Тогда командой руководил Славолюб Муслин. Пару занятий с главной командой провел. Там не особо важные тренировки были, так для тонуса… Много передач, растяжки…

Столяренко

– Выше динамовского дубля ты не поднялся?

– Получается, нет. Мне предложили уйти в аренду в «Ведрич-97». Конечно, не хотелось возвращаться в Речицу после пяти лет в Минске. Правда, мне позвонили из клуба, сказали, что ждут. Тогда у руля находился Фролов. Для меня было важно играть. Где – уже другой вопрос. Поехал в Речицу – такая жизнь. Правда, всегда хотел вернуться в «Динамо».

В Речице получал что-то около двух миллионов. Хотя это не главное. Мне было интересно играть. 18 лет все-таки. Было здорово побегать с мужиками. Конечно, приходилось получать по ногам. На поле в первой лиге скорости гораздо выше, чем в чемпионате дублей. Мне нравилось… Хотя команда играла не очень хорошо. Мы находились чуть ли не в зоне вылета. Правда, с приходом Александра Бразевича ситуация изменилась. Он, как и Гольмак, много внимания уделяет тактике. Делает ставку на контроль мяча. Требует от своих подопечных профессионального отношения.

– Самый запомнившийся эпизод за время выступлений в первой лиге?

Поле в Полоцке. На таких огородах больше никогда не приходилось играть. Когда мы туда приезжали, постоянно шел дождь. Поле кривое совсем, ковыряешься в грязи… Ужас!

***

– Как ты оказался в армии?

– Закончился сезон в «Ведриче». Я учился в БГПУ. Сижу дома, смотрю телевизор. Раздается звонок: «Здравствуйте, это Игорь?» Отвечаю, что да. В трубке: «Это вас из военкомата беспокоят. Вы отчислены из университета и должны завтра явиться для прохождения комиссии». Я в шоке! Звоню в университет, ведь меня даже не предупредили об отчислении. Там говорят, что я действительно исключен. Причин особо не объяснили. Попытался восстановиться, но было поздно.

– Почему тебя отчислили?

– Сейчас я уже восстановился :). Тогда меня отчислили из-за неуспеваемости. Не всегда получалось посещать занятия.

– В общем, идешь на медкомиссию…

– Ничего не оставалось делать. Просил о помощи руководителей «Ведрича». Мне сказали: «Служба пойдет тебе на пользу». Хотел косить, на комиссии пытался стать криво. Типа искривление позвоночника. Ничего не получилось. Когда мне сказали: «Годен», руки сами опустили, захотелось плакать. Прошел комиссию. Мне говорят: «Иди в актовый зал. Там приехали «покупатели». Надавали мне разных бумаг… Сказали заполнять какую-то анкету.

– Какие вопросы в этой анкете?

Помню первый вопрос: «Хотите ли вы служить в армии?» Я ответил, что не хочу. В тот день приехали люди только из железнодорожных войск. Заполнил эту анкету. Меня зовет какой-то дяденька, мол, садись, пообщаемся. Он мне: «А почему ты не хочешь служить в армии?» Я подумал: «Как-то глупо это спрашивать». Мне тогда было 19 лет. Объясняю, что я играю в футбол, хочу развиваться в этом направлении. Он тут же: «Ты – наш. Дадим тебе машину – будешь генералов возить». Просто у меня к тому времени были водительские права. Уже никак не отмазаться. Через два месяца поехал служить в Жлобин.

– Первый день в армии – это…

– Это жестко. Нас побрили. Совсем непривычно было ходить лысым. Впал в депрессию. Хорошо, со мной в часть попали ребята, с которыми вместе учились в школе… Первое утро в армии – это ужас. Ты спишь, а тут кричат: «Рота подъем!» Что это значит, тогда не знал. Все вскакивают, а я переворачиваюсь на другой бок и сплю дальше. И тут по кровати какой-то сержант как даст с ноги: «Кому говорят, подъем?» Тут я подорвался, начал быстро одеваться и на зарядку. И так каждый день. Хотя потом все узнали, что я играл в футбол и нормально ко мне стали относиться.  

Столяренко

– Откуда стало известно, что играешь в футбол?

– На каждого служащего составляется личное дело. Там я указал, что играл в футбол. Офицеры в части любили это дело, подходили ко мне, знакомились. Все удивлялись: «Как это так: ты футболист и служишь?»

–  У тебя случались залеты в армии?

– Был один. Как-то я дежурил ночью в парке. Мой напарник говорит: «Иди, поспи». В этот день к нам в часть приехал с проверкой какой-то полковник. Нас предупредили, что в наряде нельзя спать. Мне товарищ говорит: «Иди, отдохни свои положенные два с половиной часа. Ничего не будет». Я пошел. Он меня будит. Спрашиваю: «Как обстановка?» Вроде бы все тихо. Сменились. Все спокойно, сижу, играю во что-то на телефоне. Слышу, вроде бы открылась калитка. Темно, ничего не видно. Вышел на улицу, проверил, что к чему. Тишина и никого нет. Оказалось в это время проверяющий залез на территорию и куда-то спрятался. На следующее утро с поста исчезло оборудование с пожарного щита. Мне сказали: «Если к такому-то времени его не найдешь – будет плохо». Пришлось по всей части бегать и искать эти средства пожарной безопасности. Что-то лежало на крыше, что-то под машинами… Вроде взрослый человек, а такой ерундой занимается…

– Траву красить не приходилось?

– Этого не было, но всякой фигни хватало. Почти каждый день перетаскивали какой-нибудь хлам с одного места в другое, а потом обратно. Старшие говорил: «Главное, чтобы вы не отдыхали, а дело вам всегда найдется».

***

– Попадание в «Жлобин» воспринималось, как счастье?

– Первые полгода я провел в командировке в Витебске. Работал там. Потом вернулся в Жлобин. В одну из суббот команда города играла домашний матч второй лиги. В этот день заместитель комбата собрал нас: «Кто хочет на футбол?» Желающие вышли из строя. Чтобы пойти на матч, нам нужно было выполнить какую-то работу. Сделали ее, и нас повели на игру. Тогда «Жлобин» встречался с «Березой». Сижу на трибуне и вижу недалеко нашего комбата. Один мой друг из Речицы работал его водителем. Спросил у этого товарища: «Наш комбат любит футбол?» Он ответил, что да. Тогда попросил друга устроить мне встречу с комбатом. Пришел к нему, рассказал кто я такой, мол, хочу продолжить карьеру. Комбат сказал: «Нет, вопросов. Сейчас свяжусь с тренером «Жлобина». На следующий день встретились с ним. Тренер сказал, что буду играть.

– По большому счету твоя служба на этом закончилась?

– Да. Я просыпался в восемь утра. До восьми вечера мне выписывали увольнительную. Я завтракал и шел в общежитие команды.

– Как сослуживцы отнеслись к такому повороту?

– Приходилось выслушивать всякую фигня, мол, пацаны тут пашут, а он… Я не обращал внимания на все эти разговоры. Тем более я уже был под крылом комбата. Меня никто не трогал :).

– Чем тебе запомнился «Жлобин»?

– Первые тренировки были очень тяжелыми, ведь я полгода не играл вообще. Повезло, ребята меня хорошо приняли. Они помнили меня по игре за «Ведрич». Мы как-то встретились с ребятами из «Жлобина» в Кубке. Тактики здесь уже не было. Играли в квадраты, били по воротам, организовывали «пули». Короче, бегали в свое удовольствие.

– Что такое вторая лига?

– Даже не знаю, что сказать... Слабо, очень слабо. После матчей офицеры говорили: «Это не твой уровень. Ты должен играть выше». Я же был счастлив хоть где-то бегать. Было интересно повозиться с мячом. Скорости позволяли. Команды играют очень медленно. Вторая лига, что тут сказать? Запомнилось большое количество фанатов, которые ходили на матчи «Жлобина». Приятно.

– Твоя игра в «Жлобине» закончилась одновременно со службой в армии?

– Да. Запомнилось прощание с частью. В последний день службы все старики идут строевым шагом и поют песни. Тогда мне в первый раз за всю службу понравилось идти в строю. Пели «Марусю» и «У солдата выходной». Хорошо, что этот этап жизни позади.

***

– Что было после окончания твоей службы в армии?

– Я позвонил Бразевичу. Спросил, можно ли потренироваться с командой. Тренер разрешил. Потом мне позвонили из Италии: «Приезжай, мы найдем тебе команду». 

Столяренко

– Откуда у тебя контакты в Италии?

– Из детства. С восьми лет я начал ездить отдыхать в Италию. Есть программа для детей, живущих в Чернобыльской зоне. В детстве меня мама записала куда-то. Пришел вызов от одной из итальянских семей. До 15 лет каждое лето ездил в Турин. У нас сохранились хорошие отношения с этими людьми. Мы постоянно поддерживали связь. Отец этого семейства позвонил мне: «Приезжай – найдем тебе команду».

– Какое отношение эта семья имеет к футболу?

– Отец работает в банке. Среди его клиентов много футболистов «Ювентуса»: Пирло, Бонуччи, Кьелини, Видаль… Они нередко завтракали вместе. Глава этого семейства часто водил меня по местам, где любят гулять игроки команды, правда, мы их ни разу не встретили. Пересекся только с Симоне Пепе. Немного пообщались.

– В какой клуб ты поехал?

– Меня пригласили в «Кунео» – команда серии С. Это просмотр организовал мой так называемый итальянский агент :). Лига С – профессиональная дивизион достаточно высокого уровня. Приехал на просмотр со своей кипой, а мне говорят: «Убери это». Тут же выдали форму, одели с ног до головы. Ходил на занятия только с барсеткой. После каждого твою форму стирают… Все шло неплохо, но я получил травму.

– Что случилось?

–  Надорвал заднюю мышцу. Мне сказали: «Лечись, мы позвоним». Две недели восстанавливался. Вроде бы привел себя в норму. Звонит главный тренер: «Завтра приезжай на тренировку». Конечно, я приехал. Врач команды говорит: «Пойдем, я тебя осмотрю». Щупал меня, смотрел с каким-то аппаратом. Потом вынес решение: «Я бы не советовал тебе заниматься в общей группе». Я говорю, мол, главный сказал работать со всеми. Доктор сходил к тренеру, возвращается – ты в общей. Началось занятие, и через полчаса тренировки опять надорвал эту мышцу. На этом мне сказали «спасибо». Я лечился в Турине, восстанавливался. Спасибо, что меня в этой семье приняли, как своего. Как раз закончилась виза. Пришлось возвращаться домой. Мне сказали, что будут искать другую команду. Возвращаюсь в Беларусь. До начала чемпионата две недели. Кому я нужен? Были мысли о завершении карьеры. Позвонил Гольмаку, который работал со СКВИЧом. Он сразу же сказал: «Приезжай».

– Как ты себя чувствовал?

– Со здоровьем все было более-менее, но Алексеевич не давал мне играть. Тренер говорил, чтобы я готовился. Со второго круга уже стал выходить в основе. 

Столяренко

– Как тебе игралось в СКВИЧе без денег?

– Было сложно, но хотелось играть. Три миллиона по контракту уходили на аренду квартиры. С деньгами на жизнь мне помогали родители. Они меня поддерживали. Тем более в Италии сказали, что ищут команду. Все вернется. Деньги – это не главное. Тем более в СКВИЧе был очень хороший коллектив из молодых ребят. Не знаю, чего нам не хватало. Кто-то работал, еще что-то… Наверное, эти мелочи сказывались.

***

– СКВИЧ вылетел из первой лиги. Что делаешь дальше?

– В конце сезона я знал, что мне нашли команду в Италии. Еду в клуб «Ольбия» из Сардинии…

– И что там?

– Там классно! Солнышко, море… Люди довольны, у всех хорошее настроение. Супер! Отдыхаешь от всего. Клуб снимает тебе квартиру. Я жил в центре города, а некоторым ребятам снимали дома в 50 метрах от моря. Правда, я уже не выбирал.

– В «Ольбии» ты был на контракте?

– Меня были готовы подписать. Правда, команда играла в серии D. Это полупрофессиональная лига. Там тяжело заявлять иностранцев. Чтобы я получил вид на жительство, руководители хотели устроить меня в одну из местных школ, мол, я там учусь. Все документы сделали. Сходил в итальянское посольство в Минске. Там сказали, что такая процедура вполне реальна. Правда, в тот момент в Ольбии случилось наводнение… Все затянулось. Потом я пошел со всеми бумагами в посольство. Мне говорят, что никуда не отпустят, мол, сильно стар для этой школы. Звоню в клуб. Его руководитель в шоке: «Мне 62 года, я могу поступить в эту школу. Почему тебе нельзя?» Я расстроился, ничего ведь изменить не могу. Перед Новым годом мне звонят из Италии: «Делай туристическую визу. Приезжай, познакомишься с ребятами, плюс посмотрим на тебя в деле».

Столяренко

– Твои первые впечатление от клуба?

По приезду меня встретили спортивный директор и бухгалтер. Повозили меня по городу. В это время игроки команды сдавали кровь для детишек. Меня это сразу же впечатлило. Познакомился с ребятами. Правда, нервничал перед первой тренировкой. Было тяжеловато, но втянулся. Познакомился с главным тренером. Таких в Беларуси нет. Он очень эмоциональный. Очень.

– В чем это выражается?

– Человек умудрился разломать стол.

– Как?

– Играли. На пятой минуте у соперников удаление – мы забиваем. Кажется, игра сделана, а первый тайм заканчиваем со счетом 1:1. Тренер нашей команды в той встрече был дисквалифицирован и смотрел матч вместе со мной с трибуны. В итоге мы проиграли 2:3. После матча в раздевалке был разбор. Там стоял столик из пластмассы. Тренер орал так, что его натурально трясло. Он подошел к этому столику и просто разнес на части! Потом, конечно, попросил прощения… А вообще в Италии за пределами поля тренер – это друг. Он может позвонить и позвать кого-то из ребят на ужин.

– Так ты все-таки сыграл хоть один матч за «Ольбию»?

– Нет. Мне сказали, что я нужен команде. Сезон закончился, к началу следующего меня будут вытаскивать из Беларуси.

– Кстати, что это за рисунок у тебя на странице во «Вконтакте»?

Это подарок партнера по команде. Как-то сидим, смотрим с ним телевизор. Он спрашивает: «Какой тебе нравится номер?» Я ответил, что десятый. Он взял какую-то коробку, фломастеры и начал что-то рисовать. Я не придал этому значения, смотрю телевизор дальше. Он закончил свои художества и протягивает мне рисунок. Было очень приятно. 

Столяренко

– Чем еще отличается белорусский футбол от итальянского?

– Он очень эмоциональный. Обе команды играют открыто. Не матч, а «качели». Почти в каждом поединке кому-то показывают красную карточку… Криков – уйма.

– Сколько людей ходит на матчи пятого футбольного дивизиона Италии?

– На матчи приходит примерно по тысяче человек. Зато как они болеют: взрываются петарды, фанаты дерутся, разбиваются автобусы… Помню, у «Ольбио» было выездное дерби с «Лате Дольче». Матч начался, а наших фанатов нет. Оказалось, чужие болельщики закидали их автобус камнями: разбили лобовое стекло, пару боковых. Наши болельщики повылетали оттуда в шлемах от мотоциклов, с дубинками, бутылками… Крики, какие-то взрывы, полиция… Короче, на первый тайм я не попал. Мне было интересно наблюдать за происходящим.

– Футболистам достается от фанатов за плохую игру?

– Кстати, после этого матча фанаты чужой команды долго не выпускали нас со стадиона. Заблокировали выезд. Пока не приехала полиция и не оцепила автобус, ребята сидели в раздевалке. И это пятый футбольный дивизион.

– Чем еще футбольная Италия отличается от Беларуси?

– В «La Gazzetta dello Sport» после каждого матча выставляются оценки игрокам. Если ты выступаешь на уровне  – телефон разрывается от звонков агентов. Мой товарищ из «Ольбио» в двух матчах подряд смотрелся очень хорошо. Получил восьмерки в этих встречах. Ему стали звонить тренеры, агенты… Перед каждым матчем пишутся какие-то статьи, выходят интервью. Важные игры пятого дивизиона показывают по телевидению. Кстати, в Кальяри до сих пор помнят Мишу Сивакова. Интересуется, как у него дела в Беларуси.

– Играя в пятой лиге чемпионата Италии, можно зарабатывать себе на жизнь?

– Можно жить и ни в чем себе не отказывать.

– Сколько ты будешь зарабатывать в «Ольбио»?

– Точно больше тысячи евро.

– На эти деньги можно ни в чем себе не отказывать?

– На тысячу, в принципе, можно чувствовать себя спокойно. Тебя кормят, дают квартиру… На остальные деньги можно нормально жить.

– Чем ты занимаешься сейчас?

– Необходимо найти команду, чтобы поддерживать форму. Плюс надо думать, где заработать… Сезон в Италии начинается в августе. Нужно чем-то заниматься до этого времени…

Фото: Личный архив Игоря Столяренко

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+