Реклама 18+
Реклама 18+
Блог Оршанский вокзал

«Самое страшное – быть средним белорусским футболистом». Ради чего стоит уехать в клуб-аутсайдер чемпионата Словакии

alt

Александр Сверчинский рассказывает о жизни после «Минска». 

Прошлой зимой перспективный защитник «горожан» наконец-то уехал за границу. Клубом Сверчинского стал скромный «Земплин», борющийся за выживание в «элите» чемпионата Словакии. В том числе благодаря усилиям Александра, команда сохранила прописку в высшей лиге. В интервью Александру Ивулину футболист рассказал о колорите тамошнего первенства. 

О причинах отъезда

– Я очень долго играл за «Минск». Считаю, просто пересидел в чемпионате Беларуси. Наверное, нужно было уезжать за границу раньше, но у меня не появлялось такого жгучего желания сделать это. Признаться, особо интересных вариантов тоже не было. Лучший момент для отъезда за рубеж был в год, когда мы под руководством Вадима Скрипченко пробились в плей-офф Лиги Европы. Тогда мной интересовался клуб, участвующий в группе ЛЕ, но дальше разговоров дело не пошло. Я находился в оптимальной форме. Попади тогда в хорошую команду – наверняка, зацепился бы этот за шанс. Правда, существовали нюансы. Пока тебе не исполнилось 23 года, потенциальный покупатель должен заплатить за трансфер серьезную компенсацию. В Европе этот процесс идет гораздо проще. В Беларуси говорят: «Хотим сто-двести тысяч». В общем, не срослось.

Долгое время в «Минске» задерживало наличие еврокубков и комфортная домашняя обстановка. Сейчас ситуация изменилась. Какой смысл еще год сидеть в клубе? Почувствовал: если проведу в Беларуси еще один сезон – полностью закисну. Кажется, на протяжении двух последних лет я не развивался, а застыл на одном уровне. Решил ради дальнейшего прогресса выйти из зоны комфорта, хотя руководство «Минска» предлагало остаться. Вроде бы здесь все в порядке: клуб находится в пяти минутах от дома, есть неплохие по белорусским меркам условия. Но я решил уехать в Словакию. Сделал это не ради зарплаты – она осталась примерно такой, как в «Минске». Повторюсь: нужно было сменить обстановку, найти какой-то новый стимул, начать все с чистого листа. Когда постоянно играешь в Беларуси, то после трех-четырех сезонов у местных специалистов складывается о тебе какое-то определенное мнение, изменить которое почти нереально. В «Земплине» была возможность перезапустить карьеру, проявить себя с новой стороны. Сказать честно, у меня уже не было эмоций играть в Беларуси. Здесь я везде побывал, все видел. Хотелось чего-то нового. 

alt

Наверное, поэтому в первое время после переезда реально кайфовал от смены обстановки, нового коллектива. Радовался конкуренции, потому что понимал, что без нее не будет роста. Для меня самое страшное – быть средним белорусским футболистом, который каждый год ездит из клуба в клуб и живет сегодняшним днем. Лучше уже совсем не играть. Хочется с каждым годом становиться круче, дорасти до национальной сборной, а не сидеть на одном месте.

Об адаптации

– Конечно, переезжать было не совсем удобно, но сумел убедить супругу, что это нужно для моего развития. Уладил все бытовые вопросы, и супруга с сыном переехали в Словакию. Пришлось достаточно долго искать квартиру. До этого примерно месяц жил с россиянином Максимом Вотиновым. Потом нашел жилье лучше, чем у президента :). Так говорил мой арендодатель. Квартира прямо в центре города Михаловце, который напоминает старый Вильнюс. Неплохая двухкомнатка с новой мебелью. Отдавал за аренду 480 евро вместе с коммуналкой. Все расходы брал на себя в «Земплин». Если говорить о каких-то бытовых вопросах, то кроме аренды жилья клуб дает возможность каждый день обедать в одном из ресторанов. В этом плане никаких проблем.

Кстати, в «Земплине» существует традиция. Когда приходишь в команду, отдаешь в банк 100 евро на праздничный ужин в конце сезона. Даешь интервью какому-нибудь изданию – в банк отправляется еще 50 евро. В общем, проставляешься за практически каждую активность. Достаточно необычная традиция.

Вообще, в первый месяц после перехода в новый клуб пребывал в жуткой эйфории! Был готов тренироваться хоть на асфальте. Кстати, начал ценить инфраструктуру «Минска». У моего родного клуба в распоряжении 20 полей. Выходишь на любое – отличное качество. В «Земплине» есть проблемы с тренировочным полем. Правда, это ерунда. Понимал, что нахожусь в Европе, и у меня есть определенные цели. Все очевидно: буду прогрессировать – уеду в более сильный чемпионат. В Беларуси с этим сложнее. Простой пример: в «Земплине» со мной играл Никола Лукич, который в свое время выступал за «Минск». Считаю его очень сильным футболистом, который мог спокойно играть в любой команде из первой тройки нашего чемпионата. В Беларуси на него никто не обратил внимания. Как только Никола забил два мяча и отдал голевую в матче с «Жилиной», ему тут же начали звонить из многих клубов. 

alt

Михаловце – небольшой город рядом с украинской границей. Практически все остальные команды лиги находятся на западе Словакии. Им ехать до нас примерно семь часов. При этом практически на каждом матче присутствуют скауты различных клубов. Особенно много людей из Польши. Чаще всего приезжают смотреть за людьми, которых агенты ведут персонально. Понятно, чтобы перейти в более сильную команду недостаточно хорошо сыграть один матч. Правда, этого хватит, чтобы на тебя хотя бы обратили внимание. Ведь на матчи «Земплина», который боролся за выживание приезжал тренер национальной сборной Словакии. На белорусских стадионах вряд ли можно увидеть скаутов зарубежных клубов.

О трудностях

– Сначала была эйфория, но потом пришлось тяжеловато. Было трудно находиться без семьи. Сыграл свою роль языковой барьер. Хорошо, что в команде был футболист из России, потом подъехал Никола. В «Земплине» молодой коллектив, но все-таки не хватало общения. Порой возникали недопонимания. Например, всей команде нужно было поставить автографы на футболке. Я подписался Бульбаш. Руководство мне тут же: «Что ты робишь? Кто тебя так называет?» Стал объяснять, что белорусы любят картошку, а картошка по-белорусски – бульба. Только тогда все улыбнулись.

Вообще, поначалу для меня многое было необычным. Заходишь в раздевалку, где справа от тебя сидит испанец, а слева грек. Как общаться? До переезда в Словакию практически не знал английского языка. Правда, через три месяца уже нормально разговаривал. Потом начал разбираться со словацким, который очень похож на белорусский. Через неделю-другую начал понимать и его. Кстати, вспомнил интересную историю. Приехал на просмотр в «Земплин». Сыграли матч, сели за стол с грузинским легионером, его агентом и польским футболистом. Они начали общаться на английском. Понимаю, что выключен из беседы. После разговора грузин говорит мне: «Мой агент сказал, что ты очень понравился тренерам, потому что ты рыхлый». Подумал, что сейчас поеду домой. Переспрашиваю: «Как это рыхлый?» Он увидел мое испугавшееся лицо: «Не бойся, рыхлый – это на словацком быстрый».

Об уровне чемпионата Словакии

– Футбол в чемпионате Словакии отличается от нашего – он более силовой и не такой техничный, как в Беларуси. Уровень исполнителей нашего первенства где-то сильнее, но в Словакии практически все команды играют в атаку. Отечественные журналисты могут назвать такую манеру «бей-беги», но в Беларуси многие просто бьют вперед и не бегут, чтобы не пропустить. Футбол в Словакии более открытый с большим количеством единоборств, более динамичный, более скоростной. В первом матче против «Спартака» из Трнавы ждал, когда будет хоть какая-то пауза. Крайний полузащитник, против которого я играл, ни разу не попросил партнеров пас в недодачу. Соперники постоянно грузили передачи мне за спину. При такой игре быстро научился, как нужно правильно играть в отборе. Тут речь больше не о тактике, а о жажде борьбы. Понял, что мяч нужно просто вырывать, поэтому порой случаются необязательные фолы. Бывает, просто катился в соперника, а в этот момент трибуны взрывались аплодисментами.

alt

Когда команда борется за выживание, это накладывает определенный отпечаток на твою игру. Конечно, хочется и себя продать, и команде помочь. Мы всегда висели на волоске от зоны вылета, поэтому нужно было где-то подстроить свои интересы под интересы команды. Порой приходилось действовать проще – меньше играть на атаку. Кстати, тренер сразу поставил меня на позицию левого защитника, хотя всю жизнь играл правого. Мне было неважно, где выступать – это новый опыт. Да и универсалы ценятся везде. 

Об атмосфере на стадионах

– Приехали в Трнаву. Там суперский стадион – примерно как в Бундеслиге. На игру с нами пришло где-то шесть тысяч человек. Конечно, маловато. Ведь стадион «Земплина» вмещает пять тысяч зрителей. Наши игры посещает по четыре-четыре с половиной тысячи. На матчах с лидерами стадион забивался под завязку. В городе абсолютно все знают, как выглядят футболисты. Словаки очень любят футбол. На стадионах реально классная атмосфера. Там много чисто футбольных стадионов. Например, ввожу аут, а человек с трибуны поливает меня пивом. Причем у нас на стадионе есть специальная трибуна, где можно смотреть матч и пить пиво. Забавно наблюдать, как во время разминки некоторые зрители заряжаются.

Вообще, когда играешь за «Земплин» чувствуется нерв игры – понимаешь, для кого все это делается. Ты не представляешь, как радовались люди, когда мы сумели остаться в высшей лиге. После матча никто не расходился – весь стадион аплодировал стоя. Люди спустились к первому ряду, а футболисты проходили мимо и давали «пять» каждому зрителю. Настолько важно было этому городу сохранить прописку в «элите». Здесь очень развит местный патриотизм.

alt

После матча пришел домой. В мой подъезд просто так не зайти, но туда каким-то образом завалился пьяный мужик. В этот момент я поднимался по лестнице, он подлетает и начинает обниматься: «Алекс! Это был очень крутой матч! Вы – молодцы! Я такой счастливый!» Это очень маленький масштаб, но все равно ощущаешь, что хоть немного доставляешь радость людям. 

О доходах футболистов

Уехал в Словакию, чтобы заработать имя, а не деньги. Кстати, думал, что там относятся к футболистам не так, как в Беларуси. У нас все считают деньги игроков. Правда, после игры со «Слованом» ко мне подошел один товарищ: «Спасибо, что не проиграли. У нас просто ненавидят «Слован», потому что там зарплаты по 15-20 тысяч евро. Почему они проедают такие деньги?» В командах-лидерах чемпионата Словакии зарплаты примерно такие, в средних клубах доходы игроков примерно пять-восемь тысяч евро. В остальных все намного скромнее.

Об изменении требований к себе

– Я пропускал несколько матчей чемпионата из-за травмы. Понимал, что просто так никто не будет ставить меня в состав. Такое отношение к делу у всех игроков. Приезжаешь на тренировку за час, а все уже чем-то занимаются. Просто представь, тренер по физической подготовке приходил на занятие позже футболистов. Я тоже приезжал на занятия раньше, чтобы поработать дополнительно.

О жизни в Словакии

– У них, конечно, очень красивая природа. Мы поехали на выезд и остановились в отеле, который находился в Татрах. Виды просто завораживали. Выхожу из автобуса и начинаю фотографировать горы. На меня все смотрят и смеются: «Что ты делаешь?» Отшутился: «Что вы хотели? В Беларуси ни моря, ни гор. Нужно же что-то фотографировать».

alt

Еще удивляло, что в Словакии на улицах много цыган. Не представляю, за счет чего они живут. Когда приехал на просмотр, меня встретил водитель и повез в клуб. Говорит: «Поедем другой дорогой, потому что на нужной нам забастовка учителей. Им мало зарплаты в тысячу евро». Удивился такой информации. Правда, это не такие большие деньги. Чтобы сходить в магазин и что-то приготовить, нужно тратить примерно 60 евро в день. При этом заходишь в кафе и отдаешь 20 евро за обед и 30 – за ужин. Причем в тамошних заведениях такие порции! Каждый день мы обедали и ужинали в ресторане. Когда впервые пришел в ресторан в Михаловце, заказал суп, салатик и карбонару. Меня переспросили: «Вы уверены?» Конечно, уверен. Мне принесли суп в посуде размером с кастрюлю, потом огромную порцию салата. Уже наелся – огромные порции.

Об отличии словаков от белорусов

– Все-таки у словаков более европейское понимание жизни. У них больше позитива. Людей в Беларуси замучили постоянные кризисы – им непросто жить. В Словакии уровень доходов выше, поэтому им легче концентрироваться на хорошем. Еще одна отличительная черта европейцев – постоянная улыбка. Пусть они делают это не всегда искренне, но это создает какую-то дружелюбную атмосферу.

О паспорте ЕС

– Отсутствие паспорта Европейского союза доставляет проблемы. Легионер должен иметь достаточно высокий класс, чтобы попасть в хороший чемпионат. В Европе хватает выпускников своих школ, которые имеют высокий уровень, поэтому лучше всего уезжать за границу в раннем возрасте. На западе молодым дают даже не второй, а пятнадцатый шанс. Игрок может не забить десять моментов, а потом отличиться – его вынесут со стадиона на руках.

Сразу бросается в глаза, что тамошние футболисты верят в себя. Они ничем не лучше нас, но уверены, что им все под силу. Благодаря этому словаки чего-то добиваются. Там никто не скажет футболисту плохого слова. Например, ошибся в игре, киксанул по мячу, а тренер кричит с бровки: «Ничего страшного – ты можешь лучше». Все концентрируются на позитиве. Перед важнейшим матчем с «Жилиной», в котором решалась судьба нашей команды, коуч сделал выходной: «Сегодня организуем турнир по теннису». Говорю: «Я белорус, поэтому могу сыграть в хоккей». Играющие в теннис пошли соревноваться, остальные поиграли в теннисбол, побили в перекладину. Напряжение снялось – мы победили.

Фото: архив Александра Сверчинского

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья
Реклама 18+