Блог Мята и патата

Made in China. О худшем легионере в истории чемпионата Италии

Александр Скворцов рассказывает о китайце, который должен был стать легендой, а стал еще одним мутным пятном на репутации «Перуджи».

«Обычное мнение о безумии обманчиво: человек теряет вовсе не логику; он теряет все, кроме логики». Гилберт Честертон

Безумства Лучано Гауччи не знали границ. В период его барского правления в «Перудже» всерьез рассматривали возможность приглашения футболистов и тренеров женского пола («я приведу Юнгберга, только не Фредди, а Ханну»), в нападение был подписан сын ливийского лидера Каддафи. Команда выступала в экипировочных обносках от третьесортной подставной фирмы «Galex», которую Гауччи создал для прикрытия финансовых махинаций, а на груди игроков красовалась сюрреалистичная реклама Daewoo Matiz. Однако с Гауччи и «Перуджей» связана еще одна любопытная, но не такая раскрученная история.

Удачное приобретение Хидетоши Накаты в 1998 году, принесшее «Перудже» хорошую прибыль, погрузило Гауччи в мир иллюзий: постепенно ему стало казаться, что хороших и дешевых футболистов в Азии навалом – успевай только заказывать для них самолеты в Италию. Последующая покупка крепкого корейского форварда Ана только подкрепила эту уверенность. Лучано понесло, он окружил себя азиатскими советниками и разработал собственный слоган: «Мы открываем таланты и делаем бизнес».

В июне двухтысячного Гауччи выстрелил: «В мире полтора миллиарда китайцев – среди них должен быть хотя бы один феномен! И я привезу его сюда».

И уже в августе клуб официально объявил об аренде полузащитника «Сычуаня» Ма Минъю. Вот где была бомба – серия А получила первого китайца в своей истории. Сумма сделки не раскрывалась – неопытные, зажатые и наивные китайцы, отбиваясь от итальянских журналистов, тараторили одно и то же: «Это секрет! Это секрет!» Чуть позже проболтался сам Гауччи – за годичную аренду он уплатил приблизительно 500 тысяч долларов.

Но когда Ма Минъю представили журналистам, они были удивлены. Вместо всесильного самурая перед ними предстал низкорослый человечек с лицом и телом сорокалетнего бухгалтера. Его тут же прозвали «Дедушкой». Пресс-служба «Перуджи» уверяла, что игроку 27 лет, а вот китайские источники утверждали, что возраст Ма – «примерно 32 года».

Сам Ма Минъю никого не стеснялся и обещал всех порвать:

«Я буду лучше, чем Наката».

«Я видел, как играет Неста, он хорош, но я справлюсь с ним».

«Вы называете Дель Пьеро Пинтуриккьо, в таком случае, зовите меня Микеланджело».

Несмотря на бодрое интро, за целый сезон Ма Минъю ни разу не вышел на поле (за исключением одного появления в Кубке Италии). Он не учил итальянский язык, будто отсчитывая дни до возвращения в Китай. Он не общался с одноклубниками – по их словам, Ма пулей убегал с тренировки, три минуты проводил в душе и тут же уезжал домой. «Мне нравится быть с семьей – покушать в китайском ресторане, посмотреть DVD с субтитрами, послушать старую китайскую музыку» – этим Ма оправдывал свое странное поведение. Похоже, он даже не всех партнеров знал по именам. Это был полный провал.

Когда аренда закончилась, Ма вылетел из Италии пулей. О нем не вспомнили бы никогда, если бы сборная Китая не пробилась на Чемпионат мира 2002 года. Там она встретилась с будущим чемпионом – Бразилией, и проиграла 0:4. Единственным ее достижением стал удар, нанесенный по бразильским воротам (это стоит увидеть). Его нанес капитан китайцев Ма Минъю.

В Умбрии о нем до сих пор ходят легенды. Бывший садовник Гауччи рассказывал, что однажды в доме появилось множество неизвестных азиатов. Садовник уверял, что хозяин привез из Китая нелегальную рабочую силу и раскидал ее по своему имению – кто-то работал в прислуге, кто-то – в гараже, кто-то – на кухне. А Ма Минъю стал футболистом – для разнообразия.

Правды уже не узнать.

Очевидным остается одно – если в Китае и был феномен, то Гауччи его не нашел.

Топовое фото: Fotobank/Getty Images/Gary M. Prior

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.