android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьsports_on_siteplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог Кава и бла-бла-бла

«Был выбор: или стать инвалидом, или бросить». Арямнов объявляет о завершении карьеры

Игорь Петрулевич узнал, чем сейчас занимается самый неспокойный олимпийский чемпион в истории Беларуси.

Олимпийский чемпион Андрей Арямнов еще во время карьеры был достаточно одиозным человеком. После успешного Пекина-2008 он попался пьяным за рулем, а потом в его крови и вовсе обнаружили спайсы. При этом спортсмен постоянно жег в интервью, умело объясняя жизненные перипетии.  

Андрей Арямнов: «Проехался пьяным – у меня отняли зарплату. А Фелпс за марихуану извинился – и все»

Тренеры наших тяжелоатлетов уже несколько раз говорили, что Арямнов завязал со спортом. Впрочем, эти разговоры опровергал сам спортсмен. Но все-таки Андрей сдался и избрал для себя не самый простой путь: после завершения карьеры Арямнов работает детским тренером в спортивной школе Борисова. Атлет рассказывает Игорю Петрулевичу, что из этого получилось, нисколько не стесняясь в выражениях.  

Почему завершил карьеру

– Я окончательно завязал со спортом. Уже почти год совершенно не занимаюсь тяжелой атлетикой. Передо мной возник выбор: или стать инвалидом, или бросить заниматься спортом и перейти на тренерскую должность. Дело в том, что я всегда хотел превзойти планку человеческих возможностей. Стремился к таким рекордам, чтобы ни одна живая душа не подступилась. Из-за этого у меня случилась перегрузка организма. Плюс тренеры постоянно гнали вперед, потому что от моих результатов зависели их зарплаты. Будучи уставшим, часто подводил свое неподготовленное тело к соревнованиям. Так свою незалеченную ногу я травмировал восемь раз. В итоге мышца бедра не выдержала. Я сделал МРТ. Мне показали, что одна голова от четырехглавой мышцы на 50 процентов оторвана. Для жизни мне хватает такого состояния. Для занятия профессиональным спортом – ни в коем случае.

Хотя белорусские врачи мне говорили, что можно выступать. На самом же деле, нужно было срочно делать операцию. Я все равно пытался тренироваться на этой порванной мышце. За это моих тренеров нужно посадить. Только в Москве, когда был у друзей, сходил к хорошему врачу со своим МРТ, который спросил у меня: «Как ты вообще ходишь?» Мол, с таким снимком можно инвалидность ставить. Сейчас эта травма уже зарубцевалась. Чтобы сделать операцию, нужно всю твердую породу бедра вырезать. Я решил, что не стоит на такое идти. В спорте я уже всего достиг. Пора учить других.

Как стал детским тренером

– Мой полноценный переход от спортсмена к тренеру еще не состоялся. Он произойдет в том случае, когда за своих учеников стану получать деньги. У нас же надо с ребенком позаниматься два года, чтобы официально начать хоть что-то зарабатывать. Нынешнее время – самое сложное.

Но раз я обладаю какими-то знаниями в тяжелой атлетике, значит их надо передать следующему поколению. Это очень важно. Честно: только этот долг и движет мной. Я самый честный человек в стране, так что можете верить мне. Я – патриот. Я тот человек, который может сделать этот мир лучше. Работа детским тренером – это крест, который я понесу. Я достаточно верующий человек, поэтому чувствую, что должен быть полезен именно на этой должности. Мои родители зачали меня на Урале, а родился я в Беларуси. Это судьба. Значит, я должен жить здесь и помогать этой стране. Я искренне верю в свое предназначение. Я хочу, чтобы ни один человек не повторил мою судьбу и не допустил моих ошибок. Мне будет больно на сердце, если в старости увижу, как успешный спортсмен повторяет мои промахи. 

Добавлю, что еще очень приятно видеть глаза ребенка, который горит желанием трудиться. Мне это нравится. Работа с детьми – это всегда интересно. Правда, они сами не хотят заниматься спортом. Они любят мячик погонять на физкультуре. А напрягаться и заниматься тяжелыми видами спорта никто не хочет. И в такой ситуации встает вопрос мотивации. Талантливым ребятам объясняю, что они смогут достичь больших высот. Победы – главная мотивация.

Что делать и как относиться к зарплате в 1,3 миллиона

– Еще завлечь ребенка можно какими-то деньгами или подарками. Но как их можно дать с зарплатой тренера в 1,3 миллиона рублей? Вообще, к этой сумме можно относиться по-разному. Когда молодой человек сразу после университета начинает тренерскую деятельность, возможно, он первые два года сможет позаниматься такой благотворительностью. Тогда это нормально. А когда состоявшийся спортсмен после 20 лет карьеры становится тренером с такой зарплатой – это совсем неправильно. Власти в этом вопросе что-то явно недосмотрели. У нас абсолютно не созданы условия для плавного перехода от спортсмена к тренеру. Тем не менее, многие решаются на такой шаг. За эту работу таким тренерам, как я, еще при жизни надо поставить памятник. 

По сути я играю в русскую рулетку. Прямо сейчас получаю 1,3 млн рублей. Когда начну зарабатывать больше, одному богу известно. Я лишь надеюсь на свой опыт и характер. Наверное, я такой человек, который не ищет легких путей.

Только через лет семь наработаю на зарплату, которая чуть выше, чем у уборщицы

Я уже просчитал перспективы своей деятельности. Вот в первый год мне не дали группу детей, а лишь свободные часы. У меня вообще только полставки. Во второй год работы дадут несколько групп, и я смогу получить полторы ставки, а это уже около двух с половиной миллионов. После двух лет труда я начну получать какие-то деньги за успешные выступления своих спортсменов. В таком случае будет уже больше трех миллионов. А воспитать чемпиона страны я смогу только за пять лет, но тогда я дойду до пяти миллионов в месяц. Чтобы обучить чемпиона Европы, нужно уже лет семь. И только через этот срок я наработаю на зарплату, которая чуть выше, чем у уборщицы. Это миллионов шесть. Я так подумал, что заработок растет в геометрической прогрессии, где каждый год приносит дополнительный миллион. Меня радует тот факт, что через 40 лет работы я смогу получать целых 40 миллионов :).

Когда подготовлю олимпийского чемпиона, закончу с этой профессией. Это главное и единственное, что держит меня в школе. На меня государство потратило много средств, чтобы сделать из меня профессионала. Я человек с широкой душой и крепкой совестью, считаю своим долгом передать весь свой опыт молодым. Пусть это невероятно тяжело. Но когда я увижу, что кому-то помог, отдал все свои знания, то сразу закончу. Я и так намучался во время карьеры спортсмена. А когда передам все знания, пойду на стройку класть кирпичи. Спорт вычеркну из своей жизни.

Что за трэш творится в белорусском спорте

– Меня до слез огорчает только одна вещь. Профессионалы абсолютно никак не защищены. Легко можно быть олимпийским призером и заслуженным человеком, но при этом работать дворником. Это угнетает. Почему так происходит? Я 20 лет доказывал, что умею многое в тяжелой атлетике. Зачем мне сейчас заново все доказывать? Профессионалы не защищены.

У нас от того и возникают другие проблемы в спорте. Вот министром спорта стал пожарник (с 2008-го по 2012-й Александр Шамко являлся заместителем министра по чрезвычайным ситуациям – прим. Tribuna.com). Чем он может помочь спортсменам? На спортивных объектах знает только, как проверить пожарную сигнализацию. Как он может навести порядок в зале, если он даже не представляет, как должно быть в принципе? Спорт – это спорт. МЧС – это МЧС. Почему мы смешиваем эти понятия? Если бы на этой должности был спортсмен, он бы точно не разваливал любимое детище. Всем остальным нас##ть. Главное, чтобы был порядок. Если честно, это белорусская тенденция «порядок превыше достижений» меня бесит. В ущерб развитию мы создаем порядок – это неправильно.  Мне трудно принять такой подход.

И таких перегибов полно. Вот тяжелоатлет Вадим Стрельцов стал чемпионом мира.  Он пришел за вознаграждением. Но в министерстве спорта забыли, что на дворе 2016 год и курс доллара равен 21 тысяче белорусского рубля. Ему отдали премию по курсу 2008 года. Как же так? Это же полный соплей плевок в лицо. Лучше бы облили бензином и подожгли, чем так относились. В нашей стране система вознаграждения хромает на все ноги, а система штрафов и наказаний уходит на три шага вперед. Это раздражает. Я бы руки отрубил тому, кто следит за тем, как вознаграждают спортсменов.

Еще один мощный пример обо мне. Я на Олимпийских играх установил 27 рекордов: республиканские, европейские, мировые, олимпийские и так далее. Мне заплатили только за республиканские. А где деньги за мировые рекорды? Все привыкли, что их никто не бьет? Мне только за них должны дать миллион долларов. Но я вообще ничего не увидел. Смысл стремиться к этим достижениям? И как мне теперь объяснить детям, что нужно тянуться к рекордам?

Мои спортсмены получили только грамоту и сказали: «Такой вид спорта, где даже медаль не дают, нам не нужен»

Вот из-за такой ситуации у детей отсутствует стимул заниматься. Они посмотрели, что у их тренера – олимпийского чемпиона – зарплата чуть больше миллиона, который и за карьеру ничего не накопил, и подумали: «На ### [зачем] это нам нужно? Пошли лучше нюхать клей». Мотивации нет. Никакой.

Если сейчас ребенку на соревновании не давать медаль, он наплевательски будет относиться к турниру. Мои спортсмены получили только грамоту и сказали: «Такой вид спорта, где даже медаль не дают, нам не нужен». Необходим материальный стимул. Но у нашей спортшколы элементарно нет денег на медали. А надо хоть как-то мотивировать детей к будущим успехам. Показать, что курс победы на чемпионате мира привязан, например, к золоту. В таком случае я буду показывать и объяснять, что надо работать, потому что, став чемпионом мира, ты будешь успешным и уважаемым человека.

Я постиг такие тайны тяжелой атлетики, которые вообще никто не знает.  Я вот был не самым сильным человеком в школе. Но я испытал на себе схему правильной подготовки. А что если ее применить на настоящем терминаторе? Многие хотят, чтобы я исчез из спорта. Но я не собираюсь этого делать. Нужно поднимать проблемы, говорить о них и готовить новых чемпионов.

На что сейчас вообще живет

– Накопить денег не удалось. Мне нужно было тратить на себя. На хорошую подготовку к каждому чемпионату мира я должен был расходовать 10 тысяч долларов. Иной раз подготовка стоила дороже, чем вознаграждение. Содержать тело олимпийского чемпиона очень дорого. Я много тратил на свое здоровье и питание. У меня же элементарно никогда не хватало еды. Олимпийскую столовую в Стайках нужно сжечь. Будет больше смысла. Там давали один кусок мяса и макароны – это неправильно. Много мяса спортсмену нельзя. Так я докупал себе витамины и другие необходимые продукты.

Сейчас я сдаю квартиру, которую получил за победу на Олимпийских играх. Первую квартиру получил, отстояв в очереди. Слава богу, государство дало место, где жить. Но существовать пока не на что. Я хоть как-то был подготовлен к жизни после спорта. Но я считаю, плавный переход от спортсмена к тренеру вообще невозможен. Это магия и волшебство. Это просто нереально. Как можно самому пойти на такую работу, будучи в трезвом уме? 

Фото: news.tut.by

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы