Блог H-Sport

«Выходя на лед «Минск-Арены», в первом своем матче в КХЛ буду очень волноваться». Правила жизни Руслана Салея

Так говорил Расти.

В сентябре 2011 года сезон КХЛ на «Минск-Арене» должен был открыть большой матч, но вместо этого случился коллективный реквием. Самолет с игроками «Локомотива» упал, едва вылетев на игру с «Динамо» из аэропорта под Ярославлем. На борту среди прочих находился легендарный белорусский хоккеист Руслан Салей. Его кахаэловский дебют как раз должен был состояться в родном городе. Салей погиб в 36. Многие до сих пор считают его лучшим хоккеистом в истории Беларуси. Он пользовался огромным вниманием у журналистов. Ниже – выдержки из различных интервью Расти.

Мое детство было, наверное, обычным, как у всех. 

Никогда не любил ходить в детский сад. И хотя он находился буквально через дорогу, мама всегда отводила меня туда кричащего и плачущего.

Я в детстве не особо любил общаться с детьми – был, наверное, типа волка-одиночки. Угрюмый. Даже не знаю почему.

В хоккей я пришел не сразу, уже в школе, когда учился в первом классе.

Чтобы играть в хоккей, нужно быть мужиком в прямом смысле этого слова.

Если хочешь завоевать место в составе – нужно биться, в том числе и на тренировках, не обращая внимания на то, новичок перед тобой или старожил, ровесник или ветеран.

Считаю, если еще есть силы и здоровье играть, если ты, образно говоря, на двух ногах, а не на одной, надо выходить и бороться до финальной сирены, невзирая на то, решающий это матч или нет, официальный либо контрольный.

Жесткость, неуступчивость – стиль моей игры. Но тафгаем в том смысле слова, который чаще всего используют на постсоветском пространстве, я, конечно же, никогда не был. 

В новом клубе всегда нужно играть так, как играл до этого, ведь именно потому тебя и взяли в команду. К мнению тренеров, конечно, прислушиваться необходимо, но свойственную именно тебе манеру игры менять нельзя.

Чем реже выходишь на лед, тем меньше шансов вернуть уверенность в собственных силах. В итоге образовывается замкнутый круг, вырваться из которого крайне непросто.

Ты должен чувствовать товарища по команде, в противном случае играть вместе будет тяжело.

На площадке, как и в жизни, все зависит от твоего состояния. Как к тебе относятся, так и ты будешь относиться к другим.

Если начнешь загонять и накручивать себя всякого рода мыслями, ничего хорошего точно не выйдет.

Благодарен судьбе, что она вытолкнула меня в США (Руслан Салей в 1995 году был дисквалифицирован на шесть месяцев за допинг, вследствие чего мог выступать только в Североамериканских лигах. Сам Салей утверждал, что запрещенное средство попало в организм вместе с лекарством от гриппа, которое он принимал), в выступавший в Интернациональной хоккейной лиге «Лас-Вегас Тандер», откуда уже через год я попал в сильнейшую хоккейную лигу планеты.

Когда я только начинал выступать за океаном, поначалу учился прежде всего тому, чтобы, скажем так, смотреть вперед — оценивать ситуацию и просчитывать возможные действия соперника на ход-два вперед. Там, перед тем как коснешься шайбы или попадешь в какую-то игровую ситуацию, ты уже должен знать, что будешь делать потом – стоит зазеваться на долю секунды, и… тебя могут попросту под руки вывезти с площадки.

Если хочешь сделать НХЛовскую карьеру, то надо всерьез заняться английским языком.

За океаном сложнее всего было привыкнуть к одиночеству. Точнее – не к одиночеству как таковому, а к другой стране, иной культуре, менталитету. 

Американский и белорусский менталитет прилично разнятся. В Беларуси, например, нет ничего зазорного в том, чтобы списать у одноклассника неприготовленный урок. И если кто-то «закозлится» или «заложит» преподавателю, то будет подвергнут жесткой обструкции. В американской же школе, насколько мне известно, подобное не пройдет — если один ученик не приготовил урок, а другой дал ему списать, то стыдом покроют себя оба. Первый – за то, что списывал, второй – за то, что собственноручно позволил однокласснику сделать это: с точки зрения американских тинэйджеров, не имеет смысла учиться, если ты ходишь в школу не за знаниями, а за оценкой. Ведь тем самым ты обманываешь себя. Американские школьники считают, что, рассказав об этом учителю, они, наоборот, помогают тебе. И если рассматривать ситуацию в такой плоскости, они правы. У нас же это называется ябедничеством, стукачеством.

Когда в коллективе один из его членов наушничает на тебя руководству, то иначе как стукачом я его не назову. Допустим, нарушил ты режим – всякое в нашей жизни бывает – и кто-то из команды сообщил об этом тренеру или менеджеру, то в данном конкретном случае его мотивы, что, дескать, он желает тебе добра, не проходят: человек донес только для того, чтобы понизить твои позиции и повысить собственные. Так он поступает из корыстных побуждений, ради личной выгоды.

Зависть, злорадство есть везде: и у нас, и по ту сторону Атлантики. Но от этого никуда не уйти, с этим надо мириться, искать компромиссы и быть готовым к тому, что подобное было и будет. Везде есть люди, готовые помочь. Как есть и те, кто будет вставлять палки в колеса.

Даже сейчас, по прошествии многих лет, уезжая из Беларуси в США, на душе всё равно тоскливо. Точнее – грустно, печально. 

У нас, в Беларуси, любят говорить: они играют в хоккей и зарабатывают такие деньжищи, которые нам, стоящим у станка на заводе с восьми утра до шести вечера, и не снились – за месяц получится намного меньше, чем у НХЛовца за матч. 

Я считаю, человеку всегда платят столько, сколько он заработал – иногда чуть больше, иногда чуть меньше. Но в принципе зарплаты адекватны прилагаемым усилиям.

Прежде чем идти в казино, необходимо заранее определить, какой суммой готов рискнуть; сколько денег можешь проиграть или выиграть без последствий для твоего завтрашнего дня. Грубо говоря, чтобы этот проигрыш или выигрыш никак не влиял на твою дальнейшую жизнь 

Зачем настраиваться на то, что еще не случилось?

У каждого должно быть собственное мнение.

Чисто по-человечески я не мог подписать то письмо («письмо 23-х»,когда в 1996 году почти все игроки сборной Беларуси требовали от федерации хоккея отставки тренера Андрея Сидоренко, которое не подписали Руслан Салей, Андрей Скабелка и Сергей Еркович). Это было бы непорядочно с моей стороны, каким бы тренером – хорошим или плохим, по мнению многих, – он ни был. А на мой взгляд, Андрей Михайлович – грамотный и квалифицированный специалист. Да и как человек он никогда ничего дурного мне не сделал. С моральной точки зрения я не мог отвернуться от Сидоренко, а тем более «плюнуть» в его сторону своей подписью – воспитан иначе. В подобных ситуациях каждый сам решает, как ему поступить – стадно такие вопросы не решаются., а у меня оно было именно таким: не ставить подпись под этим письмом. 

Жена должна уметь ждать.

Семья для меня – святое. 

Присутствие при родах – это, естественно, потрясение для мужчины. И немалое. Оно вызывает бурю положительных эмоций, которые переполняют и захлестывают тебя. Видеть, как рождается человек, которому именно ты подарил жизнь, – это, наверное, и есть настоящее счастье. 

Если можешь и хочешь помочь – помоги, но не афишируй это, не превращай доброе дело в PR-кампанию. Я хочу хоккейные свитера игроков, футболки с их автографами периодически выставлять на аукционы, а полученные деньги передавать в детские дома, дома престарелых, спортивные школы, на лечение людей. Только делать это так, чтобы моя фамилия не фигурировала – благотворительность, считаю, не должна быть публичной.

Мечта поднять над головой Кубок Стэнли так, увы, мечтой и осталась.

Выходя на лед «Минск-Арены», в первом своем матче в КХЛ я буду очень волноваться и бороться с чувствами. Как меня встретит «Минск-Арена»? Наверное, одни болельщики будут аплодировать, другие – свистеть... Хотелось бы, чтобы позитива было больше. 

Расти, мы тебя помним. Как всю твою команду – ярославский «Локомотив». Покойтесь с миром, ребята.

При написании этого материала были использованы фрагменты из книги Сергея Олехновича о Руслане Салее «Просто лучший», а также интервью «Прессболу» и «Физкультурник Беларуси».

Фото: Спутник, Getty Images, fb.ru

Телеграм-канал блога

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья