android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьsports_on_siteplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог What the puck?!

В Словакии думают, как вывести из кризиса свой хоккей: там все, как у нас, только у нас немного хуже

Руководитель учебного проекта для тренеров в Словакии

В Словакии принято считать, что местный хоккей находится в системном кризисе. После победы на чемпионате мира 2002 года, четвертого места на Олимпиаде-2010, серебра чемпионата мира 2012 года и пары мелочей вроде бронзы ЧМ-2003 и МЧМ-2015 словацкий болельщик вправе недоумевать по поводу трёх подряд девятых мест на чемпионатах мира. Уменьшается и количество действующих игроков в НХЛ, а для словацких проспектов преодоление барьера молодежных и минорных лиг на пути в сильнейшую лигу мира становится более сложной задачей, чем раньше.

Проблему пытаются решить различными способами, в том числе – привлечением иностранных специалистов, которые могут поделиться опытом других стран. Можно вспомнить, что в настоящее время главным тренером сборной Словакии является канадец Крэйг Рэмзи, а несколько лет назад этой же командой немного порулил небезызвестный нам Глен Хэнлон.

Ещё один иностранец, призванный придать импульс развитию словацкого хоккея, – финн Юкка Тиккайя, возглавивший команду авторитетных специалистов «Школа словацкого хоккея», целью которой является подготовка тренерских кадров и увеличение общего количества хоккеистов в стране. Членами команды являются такие известные игроки как Мирослав Шатан, Михал Гандзуш, Мартин Цибак.

Предлагаю вашему вниманию мой перевод интервью с финским специалистом, которое он дал словацкому ресурсу Dennik N (если вы сходили по ссылке – возвращайтесь. Там на словацком и за деньги, здесь на русском и бесплатно). Полагаю, оно будет интересно тем, кто следит за развитием белорусского хоккея, так как некоторые параллели напрашиваются сами собой.

- Как вас приняли в Словакии? Нет ли жалоб, мол, пришел какой-то финн и говорит нам, что делать?

– Я все время пытаюсь объяснить: я пришел сюда не для того, чтобы рассказывать другим, что они должны делать. Я готов работать с местными специалистами и делиться своим профессиональным мнением, основанным на моем опыте. Этот опыт получен не только в Финляндии, у меня была возможность увидеть множество спортивных систем в мире. Дело не в том, что я говорю: давайте сделаем что-то по-фински, потому что это более эффективно. Нет, я хочу общаться с местными специалистами с уважением к тем, кто достиг чего-то в прошлом, и вовлечь их в этот процесс.

 - В чем заключается ваша работа?

– Это не только моя работа, тут задействована целая группа людей, чья задача – развивать словацкий хоккей. Цель – увеличить общее количество игроков и сделать хоккей доступным для всех детей. Мы хотим создать среду, в которой дети смогут попробовать себя в разных видах спорта и узнать, какой именно им интересен. Чтобы они занимались спортом не потому, что так хотят их родители, а потому, что они получают удовольствие от игры. Когда в системе будет достаточное количество игроков, в ключевой период 15-16 лет мы можем начать работать с ними в полной мере.

- Как вы планируете добиться увеличения числа игроков? У нас уже есть программа «Детей – на хоккей». Это проект, который проходит на словацких аренах, где дети получают необходимое хоккейное снаряжение.

– Мы пойдем различными путями. Если говорить о срочных мерах, мы уже обсуждаем с клубами изменение расписания времени, которое дети проводят на льду. По-моему, словацкие хоккеисты имеют очень плотный режим даже в юном возрасте. Если 10-летний ребенок занимается хоккеем, он уже не способен заниматься дополнительно другими видами спорта. Мы должны разгрузить график и дать ребенку время заняться другими видами, например, хоккеем с мячом.

- Подождите. Хотите сказать, чтобы увеличить количество хоккеистов и поднять уровень хоккея, нужно меньше в него играть?

– В целом – верно. Мы хотим создать возможности для занятий спортом вне сложившейся системы, когда родителям нужно привозить детей на тренировки четыре раза в неделю. Совместно с общеобразовательными школами организовать распорядок дня детей так, чтобы во второй половине дня они могли заниматься хоккеем или любыми другими видами спорта и, таким образом, были физически активны весь день. Если они хотят играть каждый день, пусть играют. Что касается таких проектов, как «Детей – на хоккей», мы хотим, чтобы клубы организовывали такие мероприятия каждую неделю, а не раз в сезон.

- Так это какая-то попытка вернуться в прошлое? Павол Демитра и другие великие хоккеисты в свое время могли выбирать на каком-то этапе: будут ли они играть в футбол или хоккей. Сейчас дети могут заниматься только одним видом спорта.

– Было другое время, не было компьютеров или мобильных телефонов. Большинство детей занимались спортом, и было легко понять, у кого к этому лежит душа. Тогда они занимались спортом просто для себя, и теперь нам нужно сделать это нормой. Но мы не можем делать это в одиночку, силами одного только хоккея, мы должны делать это вместе с другими видами спорта.

Даже в Финляндии есть несколько игроков НХЛ, которые занимались несколькими видами спорта до 18-19 лет. Легендарные спортсмены, такие как Теему Селянне, Яри Литманен или Саку Койву, занимались вторым видом спорта до пятнадцати или шестнадцати лет.

- В Финляндии недавно сделали что-то подобное?

– И мы все еще работаем над этим. У Финляндии аналогичные проблемы, система рано ставит перед выбором, кем должен стать ребенок. Ребенок в 12 лет – это все еще ребенок. Не нужно ожидать, что он уже определился, чем хочет заниматься во взрослой жизни. Мы хотим создать своего рода шведский стол для детей, из которого они смогут выбрать свой вид спорта. Когда мы узнаем, что им нравится и что у них получается лучше, тогда мы можем ставить перед ними какие-то вызовы. Но то, сколько ребенок тренируется, должно зависеть от самого ребенка, а не от спортивной секции.

- Хоккей – дорогой вид спорта в Финляндии?

– Это одна из самых больших проблем, с которыми сейчас сталкивается наша федерация. Хоккей дорог в том числе и потому, что он настолько профессионален. Система соревнований меняется, но детям по-прежнему приходится много путешествовать, а это – приличные затраты. Если хоккей станет слишком дорогим, мы можем столкнуться с ситуацией, когда им будут заниматься только дети богатых родителей. Будет упущен большой потенциал, например, дети, которые видят в спорте способ подняться по социальной лестнице.

- И как решить эту проблему?

– Решений несколько. Сделать спорт менее организованным и снизить издержки. Изменить систему соревнований, ограничить поездки команд. Работать с местными властями так, чтобы они понимали ценность спорта и финансово поддерживали ледовые катки (что уже происходит в Тренчине, но еще не везде). Лучше инвестировать в спорт, чем в здравоохранение. Работать на упреждение, а не на устранение последствий. В Финляндии расходы на хоккей тоже растут, потому что у нас привлекается все больше и больше профессиональных тренеров, даже в юношеском хоккее. Но благодаря этому качество тренировочного процесса также улучшилось.

- Питер Брюлл, словацкий специалист, который работает в Национальном олимпийском комитете Финляндии, рассказывал нам, что в Финляндии также есть проблема: дети слишком увлечены телефонами и планшетами. Может, проблема с телефонами – это просто оправдание, которое находят себе тренеры?

– Да, в какой-то мере, и здесь нужно что-то менять. Мы не можем просто сказать, что телефоны – это плохо, и дети не должны ими пользоваться. В конце концов, они используют их для общения с друзьями. Мир изменился, телефоны удовлетворяют их психологические потребности. Например, они стали более независимы. Когда в спорте мы только лишь контролируем детей, только говорим им, что они должны делать, и не даем им никакой свободы, это порождает конфликт. Однако спорт имеет большое преимущество, которого нет у компьютерных игр, – это физическая составляющая. Я считаю, что спорт всегда будет привлекательным.

- Родители хотят вырастить своих детей в звезд НХЛ, ругают них. Приемлемо ли такое поведение?

– Мы уже работаем над этим. Я уже обсуждал эту тему с несколькими словацкими командами. Если хочешь чего-то добиться, желание должно исходить от тебя самого. Это не нормально, когда родители связывают с детьми слишком много собственных надежд. Это может обернуться тем, что ребенок будет заниматься спортом просто чтобы не расстраивать родителей. Обычно в таких случаях и ребенок не вырастает в звезду НХЛ, и счастливое детство проходит мимо него.

- Спортивный психолог объяснял нам, что есть такие случаи, как Андре Агасси или Рафаэль Надаль, которые достигли успеха именно под давлением со стороны семьи. И, в то же время, у нас нет перед глазами примеров тысяч детей, которые возненавидели спорт из-за того, что их родители действовали подобным образом.

– Я знаю историю Агасси, и могу вам сказать, что он ненавидит теннис. Мы тоже этого хотим добиться? Эти два случая очень специфичны. Если кто-то достиг успеха во взрослой жизни, он уже в юношеском возрасте интересовался, что ему нужно для этого делать. Я бы не стал брать эти два примера за норму. Обычно при таком подходе вы теряете больше, чем получаете. В Испании в футболе выбирают лучших в возрасте 11-12 лет и создают для них специальные программы. У них 60 тысяч футболистов в каждой возрастной группе. И там считается успехом, если три или четыре из них станут играть за национальную сборную. А 59 997 игроков не зайдут так далеко. Всегда нужно смотреть на перспективу.

- За счет чего финский хоккей стал таким успешным? Можем ли мы применить те же методы в Словакии?

– Когда мы пытаемся изменить вещи, которые завязаны на культуре народа, это не может произойти быстро. В финской культуре было заведено, чтобы дети с 8 утра, когда начинается их день, и до 4 дня, когда завершаются занятия, делали лишь то, что им говорят делать. Будьте смиренны, будьте послушны, делайте это, не делайте то, и вы добьетесь успеха. Они просто совершали последовательность относительно простых механических действий. И считалось нормальным, чтобы они не очень много думали, потому что если бы они начали думать, вся система могла рухнуть. Многие люди все еще работают так же, в том числе и в спорте. Теперь мы вступаем в эпоху, когда все эти действия могут совершать роботы, а компании нуждаются в людях, которые заинтересованы в своей работе и хотят развиваться.

- И вы перенесли это в хоккей?

– Не только в хоккей, но и другие виды спорта, а также в школьную систему. Легче внедрять изменения, когда они происходят на всех уровнях. Например, когда родители получают одинаковую обратную связь и в школе, и в хоккейной секции. Однако школьная система все еще консервативна. Изменения займут какое-то время.

- В Финляндии авторитарный стиль коучинга сменился на более либеральный. Сложно поверить, что все тренеры без проблем приняли эти изменения.

– Это очень тонкий момент, все зависит от характера тренера и от его эго. Учителя обычно учат так же, как учили их самих. Тренеры обычно также начинают тренировать так же, как тренировали их. Поэтому изменения никогда не даются легко. В Финляндии очень помогло то, что авторитарный стиль был заменен более либеральным и в бизнесе, и в школе. И спортивные тренеры, которые применяли новые методы, оказались более успешными. Достигнуты успехи также в баскетболе и волейболе, в НБА даже появился финский игрок. Все эти успехи – достижение тех школ, которые отличались от традиционных.

- И как только кто-то становится успешным, другие начинают учиться у него?

– Есть молодые тренеры, которые открыты и хотят работать по-новому. Но во время больших перемен всегда хорошо, когда есть люди, способные влиять на мнение других.

- Получается, если Мирослав Шатан говорит, что надо делать вот так, это работает?

– Да, я понял этот принцип словацкого менталитета. Когда этот человек что-то говорит, я верю ему без всяких аргументов. Вчера мы отлично пообщались с тренером Владо Оршагом, он рассказал мне о своем развитии.

- Он изменил себя?

– Вот что я понял из того, что он сказал: он изменил свою философию, он хочет больше понять игроков и улучшить отношения между тренером и игроком. Вот на чем мы должны сосредоточиться и с детьми. Игроку всегда нужно понимать, может ли он доверять своему тренеру. Нам нужно доверие.

- Вы уже видели тренировки словацких детей? Как вам?

– Да, я даже посетил одно из мероприятий проекта «Детей – на хоккей». Есть положительные моменты, есть и отрицательные.

- В чем разница между 12-летними игроками здесь и в Финляндии?

– Наибольшие различия связаны с количеством игроков, так как в Финляндии в семь раз больше юных хоккеистов, чем в Словакии. Это влияет на все:  на конкуренцию, на количество значимых игр. Здесь же мы сталкиваемся с ситуациями, когда у команды недостаточно игроков, и она проигрывает со счетом 0:15 или 0:10. Отсутствие игроков также влияет на тренировки. Когда у вас достаточно игроков, вы можете проводить полезные, важные упражнения на льду.

Существует также разница в философии, используемой при воспитании игроков. Финские тренеры не боятся предлагать детям что-то новое в тренировках, выводить их из зоны комфорта, чтобы те в свою очередь не боялись ошибаться. Это в целом связано с менталитетом. Будете ли вы пытаться преодолеть границы своих возможностей, когда вам постоянно твердят: «не допускай ошибок!»

- Так работает наша школьная система...

– Это можно увидеть на тренировках. Если все пытаются избегать ошибок и не проявляют смелость, почему хоккеисты должны вести себя по-другому? Можно ли так чему-то научиться? Не думаю. В этом отношении мы, финны, такие же, как вы.

- В Словакии мы знаем, что нам нужны изменения. Но нет общего мнения, как это сделать – пойти по финскому пути, по своему собственному или совместить их?

– Я не верю, что мы добьемся успеха, используя только финскую систему. Мы обсуждаем, чего мы действительно хотим на выходе. Каких игроков, какие качества. Мы слушаем мнения экспертов. И я думаю, что мы пришли к пониманию, каким должен быть игрок 21-го века. И каким он должен быть как личность.

- Мы говорим о вещах, которые могут изменить наш хоккей в долгосрочной перспективе. Вы также работаете и над срочными мерами?

– Мы уже общаемся с некоторыми клубами об изменениях в их деятельности, например, о том, как использовать ледовую площадку, изменения начнутся уже со следующего сезона. Конечно, для широкой доступности спорта нам нужны новые спортивные площадки, и сейчас федерация работает над этим. Скоро состоится большой семинар для молодых тренеров, которые работают с игроками в возрасте 14-20 лет. В январе стартует другая крупная программа. Мы пытаемся объяснить людям, что мы хотим делать.

- Что вы думаете о сборной Словакии U20? (как и в Беларуси, в чемпионате Словакии выступает команда игроков не старше 20 лет, Orange 20, – прим. пер.)

– У меня еще не было возможности ознакомиться с ней должным образом. Однако, мы должны быть очень осторожны в вопросах формирования состава, быть осторожны, исключая кого-либо из ростера. Например, в НХЛ хотят повысить возраст игроков, которые могут быть задрафтованы. Мы не знаем, что станет с 18-19-летним хоккеистом, когда ему исполнится 27 лет.

- Команда была создана в 2007 году в качестве краткосрочной меры, чтобы не вылететь из элитного дивизиона. С тех пор прошло десять лет.

– Мы должны начать с основ. Нам нужно больше игроков, тогда среди них появятся те, кто захочет развиваться не по воле своих родителей, а по своему желанию. Это долгий путь. В Финляндии в одной возрастной группе насчитывается около 3000 игроков, при равной численности населения со Словакией. В лиге U20 участвуют 18 команд, и ещё столько же в молодежной лиге второго дивизиона. Мы выбираем из 500-600 игроков.

- Должны ли мы сохранить команду U20 на ближайшие несколько лет?

– Не могу ответить. С ограниченным количеством игроков нужно предпринимать какие-то меры, которые смогут помочь. Но это не должно быть что-то одно. У нас имеются и другие планы, такие как создание региональных академий.

Фото: www.hockeyslovakia.sk

Автор
  • sickboy

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы