«Стало модным жаловаться на жизнь»

Андрей и Наталья Михневичи, пожалуй, самая перспективная в Беларуси с точки зрения олимпийских наград семейная пара. В беседе с корреспондентом Goals.by толкатели ядра рассуждают о политизированности русскоязычного мира. Говорят о необходимости создать спортивной канал. Укоряют телевизионщиков за чрезмерное внимание к футболу и хоккею. Также повествуют о романтической истории знакомства, нежелании уезжать за рубеж, об отношениях с чиновниками, любимом сыне и славном городе Бобруйске.

В семье Михневичей сразу видно, кто главный
В семье Михневичей сразу видно, кто главный
MihnevichВ семье Михневичей сразу видно, кто главный Юлия Чепа

Андрей и Наталья Михневичи, пожалуй, самая перспективная в Беларуси с точки зрения олимпийских наград семейная пара. В беседе с корреспондентом Goals.by толкатели ядра рассуждают о политизированности русскоязычного мира. Говорят о необходимости создать спортивной канал. Укоряют телевизионщиков за чрезмерное внимание к футболу и хоккею. Также повествуют о романтической истории знакомства, нежелании уезжать за рубеж, об отношениях с чиновниками, любимом сыне и славном городе Бобруйске.

«У, сорок человек, а медалей пять…» — говорят нам с укором»

— Осень… Наверное, сейчас она не только за окном, но и в душе белорусов. Кризис! Устали мы от него, но и жаловаться устали.

Андрей (взял инициативу в начале интервью на себя, дав понять то, кто в семье Михневичей главный:)): А вот мы только вернулись домой со сборов. 35 дней провели в солнечной Португалии. Так что у нас на душе по-прежнему лето. Да, как и все, смотрим телевизор, читаем газеты, интернет… Так что в курсе всех дел, которые происходят в стране.

— У нас снова будто бы выросли зарплаты, а вот цены в магазинах точно подросли!

Андрей: Знаете, я привык считать все в долларах. Так что если стоимость молока перевести в валюту, то она никак не изменилась.

— Но людям как платили в рублях, так и платят. Зачем переводить в доллары?  

АНДРЕЙ МИХНЕВИЧ (35 лет)

Стиль: толкание со скачка

Лучший результат в карьере: 22,10 м (2011)

Результат на последнем чемпионате мира: 21.40 м (3-е место)

Действующий чемпион мира: Давид Шторль (21,78 м)

Основные соперники: Риз Хоффа (США), Кристиан Кэнтвелл (США), Давид Шторль (Германия), Дилон Армстронг (Канада), Томаш Маевский (Польша)

Награды: чемпион мира (2003) и Европы (2010), бронзовый призер Олимпийских игр в Пекине

Андрей: Что поделать, привычка! После развала Советского Союза доллары — самая надежная, что ли, валюта. А наш рубль нестабилен. Да и вообще, нет в этой жизни стабильности. Ни в Беларуси, ни в Португалии, ни Греции, ни в Америке, ни в Азии… Если речь идет о мировой экономике, о ее кризисе, то это цепочная реакция. Признаться, живется куда легче без телевизора. И даже без русского языка!

— Ого!

Андрей: Да, многие отмечают, что русскоязычный мир очень политизирован. Взять то же телевидение! За границей огромное количество развлекательных каналов. У нас все — общественно-политические. Это тоже определенным образом нагнетает обстановку в обществе.

— Спортивный канал может быть развлекательным?

Андрей: Конечно! Нам давно пора взяться за создание такого канала. Спорта на телеэкранах мало. А если он и есть, то обычно это футбольно-хоккейные темы. Спортивный канал расширил бы существующие рамки и популяризировал, в том числе, и легкую атлетику.

— Телевизионщики часто говорят о том, что нечего показывать из белорусского спорта. Спортсмены могут выразить свои претензии? Например, сказать, что телевизионщики не умеют или не хотят показывать наш спорт.

Андрей: Действительно не хотят. Как-то телевизионщики во время одной из программ так прямо и сказали, что им интересней футбол, который каждый день. Но чемпионат страны по гребле, в котором принимали участие все наши олимпийские чемпионы, им не интересен! Рейтинги?

Недавно общались с парнем из Прибалтики, который привел любопытный пример популярности спортсменов. Традиционно во многих странах мира проводится голосования за звание лучшего спортсмена года. Так вот финский копьеметатель Аки Парвиайнен в свое время выиграл чемпионат мира и в том году опередил в подобном голосовании гонщика Формулы-1. Мой собеседник заключил: «Если бы у нас в Латвии кто-нибудь принимал участие в Королевских гонках, никакой чемпион бы не стоял с ним в одном ряду!».

В вопросе популяризации спорта  многое зависит от журналистов. А им проще показать футбол…

— Почему вы делаете крайними журналистов? Это они должны заботиться о популярности легкой атлетики в стране?

Андрей: Конечно, это должно больше волновать саму легкую атлетику, в частности, нашу федерацию. Сейчас многие говорят о том, что хоккей — спорт номер один в нашей стране. Действительно, теперь на минское «Динамо» народ ходит не по указке, а с желанием. Люди скандируют, вопят… Что-то необыкновенное! Но ведь с чего-то все начиналось даже в хоккее. Легкой атлетике тоже нужен толчок. А народ разберется в ней, поверьте, и полюбит.

— Готовы ввязаться в дело по популяризации своего вида?

Андрей: Нет.

— Опачки!

Андрей: Этим должны заниматься специалисты в области пиара и менеджмента. Знаете, в чем проблема легкой атлетики в нашей стране? Почему ей не уделяется должного внимания? У нас очень много соревновательных видов. Если в других видах спорта одна команда и одна медаль, то у нас одна команда, но включает в себя тридцать видов, сорок спортсменов и, допустим, пять медалей. Всегда было достаточно этого количества наград на тех же Олимпийских играх, но у нас почему-то считают в процентном соотношении. «У, сорок человек, а медалей пять…» — говорят нам с укором. Кто-то везет на Игры десять человек, а привозит три медали. «О, у них же лучше!» — отмечают наверху. Но дело ведь не в процентном соотношении, а в зрелищности видов, качестве и количестве медалей.

Андрей: «Да кому мы нужны заграницей? Приезжая на сборы, нам, конечно, все рады. Но когда ты переезжаешь в другую страну, она еще долго не принимает тебя».

Знаете, что хотелось бы еще отметить. Это стало модным, что ли, в рядах спортсменов жаловаться на плохую жизнь, говорить о смене гражданства, если им что-то не дадут… Да кому мы нужны заграницей? Приезжая на сборы, нам, конечно, все рады. Но когда ты переезжаешь в другую страну, она еще долго не принимает тебя. Вокруг чужие люди, чужие законы. Не все так просто, как говорят некоторые ребята.

Наталья (иронизирует): Сдал всех с потрохами! Как ты мог? :)

«Жалко людей, у которых на первом месте работа, а потом семья»

— Наташ, родились вы в России, но…

Наталья: Родители у меня белорусы. Уехали в Россию работать, но после моего рождения вернулись на Родину.

Андрей: Сколько тебе тогда было?

Наталья: Один год.

— А как познакомились с Андреем?

Наталья: А мы с ним не знакомились…

Андрей: Да что ты? На самом деле это была очень красивая история. Афины. Акрополь. Олимпийские игры. 2004 год. Наташа спускалась с Акрополя по ступенькам, а навстречу ей шел я. Она поскользнулась, я ее подхватил. Она меня спросила: «Вы кто?»  А я ей: «Я толкаю ядро. Приехал из Беларуси!» Она: «Я тоже из Беларуси…»

Мы давно хотели придумать историю своего знакомства. Мы всегда тренировались вместе, но фактически узнали друг друга в Афинах.

НАТАЛЬЯ МИХНЕВИЧ (29 лет)

Стиль: толкание со скачка

Лучший результат в карьере: 20,83 м (2008 год)

Результат на последнем чемпионате мира: 18.88 м (11-место)

Действующая чемпионка мира: Валери Адамс (20,51)

Основные соперники: Надежда Остапчук (Беларусь), Валери Адамс (Новая Зеландия), Джиллиан Камарена-Вилльямс (США), Лицзяо Гон (Китай), Надин Кляйнерт (Германия)

Награды: чемпионка мира (2006, в помещении) и Европы (2006), серебряная призерка Олимпийских игр в Пекине

Наталья: Первыми на Олимпиаду приехали толкатели. И еще долго никто из наших не приезжал. Что делать? Пойдем, погуляем? Пойдем.

Андрей: До этого всегда воспринимал Наташу как младшую сестру. Вернулись с Олимпиады и разошлись. Позже встретились, сходили вместе в кино. Слово за слово — и прикипели друг к другу. Вскоре начали вместе жить.

— Как скоро?

Наталья: Практически сразу!

Андрей: Да, быстрые мы :). Любовь с первого взгляда!

— Теперь растите вместе сынишку…

Андрей: От него заряжаемся положительными эмоциями. Недавно были у на утреннике, где сын читал стишок, танцевал вместе с другими детьми.

— Кем был сын на утреннике? Зайчиком?

Андрей: Нет, это на Новый год обычно зайчики. На этот раз он был Грибочком. Раскрасили вместе с сыном тот самый грибочек, из которого сделали корону на голову, а мама нам вырезала это произведение искусства. Вот в чем радость жизни — в семье!

— Андрей родом из Бобруйска. Об этом городе слагают легенды. Наташ, так ли страшен Бобруйск, встречали ли вы в его окрестностях страшных зверьков?

Наталья: Хороший город :)!

Андрей: Конечно! Владимир Высоцкий о нем пел: «Мол, вел нагрузки, жил в Бобруйске, папа — русский, сам я — русский, даже не судим…» Ильф и Петров писали о Бобруйске. Это было злачное место. Только с годами утратил Бобруйск былую славу. Хотя, думаю, остались бы евреи в нашем городе еще на лет 10-15, было бы в городе уже и метро :).

— Во время соревнований живете вместе в одно номере или порознь?

Наталья: Во время официальных стартов живем отдельно. Просим — и нам здесь идут навстречу. Почему отдельно? Чтобы не мешать друг другу готовиться. Пусть соревнования у нас обычно в разные дни, но когда ты готовишься, то очень раздражителен. Поэтому лучше жить отдельно, чтобы чувствовать себя уверенно. А по вечерам мы можем вместе куда-то сходить, фотографировать окрестности. Спорт дает возможность познать мир. Не стоит ее упускать.

— Наташ, еще хотел бы, чтобы вы прокомментировали слова Надежды Остапчук

Наталья: А я все думаю, спросите или нет…

— «Когда в семье два действующих спортсмена, находящихся на лидирующих позициях, вдвойне тяжелее. Ему нельзя мешать, и ей нужна поддержка», — сказала Надежда.

Андрей: Я сейчас встряну. Можно, Наташ? Не люблю, когда чужие люди комментируют отношения в нашей семье. Могу бурно и грубо отвечать. Человек не знает, как мы живем, но комментирует. И вот вы спросили у нас о нашей семейной жизни, а Наташа сейчас вам ответит, какой позитив она черпает из семьи.

Наталья: „Сначала спорт/работа, а потом, обычно к 35 годам, время личной жизни. Мне жалко людей, которые так думают“.

Наталья: Мне не нравится позиция некоторых спортсменок и женщин вообще. Сначала спорт/работа, а потом, обычно к 35 годам, время личной жизни. Мне жалко людей, которые так думают. Я получаю удовольствие и от семьи, и от работы. Я счастливая женщина. У всех спортсменов бывают взлеты и падения в карьере. Но не надо их спихивать на семейную жизнь.

Андрей: Ты ведь стала серебряной призеркой Игр в Пекине, когда уже была замужем!

Наталья: Последний сезон у меня сложился не очень удачно, но не нужно это связывать с семьей. Отравилась перед финалом чемпионата мира, поэтому финишировала на 11-й позиции. Но и 2008-й, и 2010-й  годы у меня были хорошими.

Андрей: А в 2006-м мы встречались, а ты стала чемпионкой мира. У нас на первом плане семья, а потом спорт. Мне мой тренер (Владимир Иванович Сивцов — Goals.by) всегда говорил: «Андрей, понимаешь, спорт — это хорошо. Нужно успеть пожить, чтобы по окончании карьеры не задавать себе вопрос: а где же моя молодость? Где мой Новый год, мое день рождения?»

Наталья: Посмотрите на Елену Исинбаеву. Она говорит, что смотрит на своих школьных подруг, у которых на руках уже дети, а у нее по-прежнему медали на шее, рекорды…

«Чиновники считают, что чем хуже условия, тем лучше»

— Всего ли хватает в стране толкателям для полноценной подготовки к летним Играм?

Андрей: А что нам нужно? Само ядро, металки, короткая форма и, желательно, теплые условия для подготовки.

— Надежда Остапчук призналась нашему сайту, что зимой толкает ядро в сугробы. Правда, что работаете в таких  условиях?

Андрей: „На самом деле, все это — пустая болтовня. По пятибалльной системе летом условия у толкателей можно оценить на "4+“, зимой — на "3+".

Андрей: Пусть Остапчук пригласит вас к себе на тренировку туда, где она толкает в снег. Тогда можно будет о чем-то говорить предметно… На самом деле, все это — пустая болтовня. По пятибалльной системе летом условия у толкателей можно оценить на «4+», зимой — на «3+». Если в манеже вставят окна на зиму, опять же — на «4+».  Уже третий год снята добрая часть окон и к очередной зиме не могут вставить их на место: нет денег. В манеже зимой температура 10-12 градусов тепла, но там не снег. Там сложно работать, но можно.

Знаете, у нас ведь вид один, но тренируемся мы в разных местах. Вся сборная сидит в Стайках, и только два человека тренируется в Раубичах. Почему? Дело во взаимоотношениях. Остапчук тренируется в Раубичах, хотя там действительно не создано никаких условий для подготовки. А в Стайках у нас хороший зал под штангу, надувной манеж, где хорошие помосты, тренажеры, сектор для толкания ядра… Включил зимой обогреватель — и спокойно толкаешь. Летом в зале работает кондиционер. С общепитом есть проблемы. Раньше в день на нас тратили около 20 долларов, теперь и 10 не набегает. В Стайках уже практически нет мяса. А как же спортсмен без мяса? Все зависит от финансирования, которое чаще всего опаздывает. К Олимпиаде, думаю, опять все наладится, всего будет хватать.

— И что же, теперь питаетесь за собственный счет?

Андрей: Некорректно однозначно так утверждать. Понимаете, есть спортсмен, который весит 50 килограммов, и есть спортсмен, который весит 120. Первому всего хватает, а второму нужно подкормиться. Если надо, значит, надо. Спорт — дело такое: не вложишь — не получишь. Спорт — наша жизнь. Мы не ждем у моря погоды, а делаем все для того, чтобы продлить нашу спортивную жизнь. Вот купил ты машину, но она ведь не будет ездить 20 лет просто так. Нужно масло поменять, прокладочки, колодочки. Мы точно так же вкладываем в себя.

Наталья: Мы вынуждены дополнительно вкладывать в себя сами, потому что этого никто больше не сделает.

— То есть вам точно так же, как и многим другим спортсменам, ситуация с финансированием не нравится, но вы с ней миритесь?

Андрей: Конечно. А как по-другому? Настолько ко всему этому привыкли, что…

Наталья: „Наши проблемы мало кого интересуют. Сколько мы ни поднимали вопросы, все одно“.

Наталья: Наши проблемы мало кого интересуют. Сколько мы ни поднимали вопросы, все одно.

Андрей: Поэтому и говорим, что у нас все хорошо. Раньше как было? «Ребят! – говорили нам. – Вы завоевали медали. Видите, какие у вас условия? А если мы сделаем их лучше, у вас сразу пропадет интерес…» Другими словами, чем хуже условия, тем лучше. Руководители в спорте меняются, а отношение к спортсменам остается прежним.

«В межсезонье главное — это терпеть»

— Настраиваете ли себя на завершение карьеры после Олимпийских игр в Лондоне в следующем году?

Андрей: Нет. Хочу закончить карьеру на Играх в Рио в 2016-м. Ничего нельзя в жизни запланировать. Как будет, так будет. Но запала хватит, чтобы дотянуть до Бразилии. К тому времени мне будет сорокет, так что результат уже не будет так сильно давить. А пока работаем, тренируемся.

— Вы знаете, как завоевывать олимпийские медали. И как же?

Андрей: Заходишь в сектор, делаешь шесть попыток, смотришь на табло и понимаешь: медаль в кармане :).  На самом деле, нет такого рецепта. Каждый спортсмен готовится с мыслью стать лучшим. Мы только знаем, как тренироваться, как терпеть. В последние годы конкуренция в толкании ядра ужесточилась по сравнению с тем, что было 10-15 лет назад. На каждых соревнования идет ожесточенная борьба за «призы».

Чтобы добиться высокого результата в сезоне, еще осенью в течение месяца идет продуктивная работа по втягиванию в тренировочный процесс. Ходишь к доктору на восстановительные процедуры. Зимой переходишь на штангу. Могу присесть с 300 кг на весу. И еще встать могу с ними же :). В это же время усиленно работаешь с ядром. Вес стандартного — 7,26 килограмма. А есть еще 6,7 кг, 7,7 кг, 8,3 кг, 9 кг. В межсезонье главное — это терпеть. По силовым показателям уже на протяжении нескольких лет иду ва-банк. Ведь если не сумеешь вытерпеть, то не сможешь показать хороший результат.

— А есть ли у толкателей стратегия на сезон? Например, к каким-то соревнованиям нужно выйти на пик формы или на протяжении всего сезона должны ровно и систематично толкать?

Андрей: «Лучше сделать шаг назад, чтобы потом два вперед, а не откатиться позже на три шага назад».

Андрей: Готовимся мы к основному старту сезона, а он обычно в августе, а толкать начинаем с мая. Иногда долго раскачиваешься, иногда сразу показываешь хороший результат. Организм человека — не трамвай. Он не может ехать по рельсам, поэтому отклоняется в сторону. К своему организму всегда нужно прислушиваться. Лучше сделать шаг назад, чтобы потом два вперед, а не откатиться позже на три шага назад.

— А во время соревнований делаете ли упор на какую-то из попыток? Ведется ли в толкании ядра тактическая борьба между атлетами?

Андрей: Нет, во время соревнований ты настраиваешь себя на то, что каждая попытка — последняя. Иногда «убиваешь» соперников с первой попытки, иногда убиваешь своей «последней». Но толкание ядра не тот вид спорта, где можно настроиться на какую-то попытку.

— Почему личные рекорды толкатели устанавливают «дома», а не во время решающих стартов? Дело в условиях, климате или в чем-то еще?

Андрей: Практически все спортсмены устанавливают личные рекорды на родине. Что американцы, что немцы, поляки… Всегда хочется побить свой лучший результат подчас официального старта. Но это сопряжено с акклиматизацией, условиями, питанием и так далее. Что касается предстоящих Игр в Лондоне, то в Европе все-таки комфортнее выступать.

— Другими словами, в Лондоне можно ожидать результатов, близких к лучшим в карьере?

Андрей: Конечно. Если в нас будут верить, а не накатывать и требовать, все у нас обязательно получится.

Наталья: Хочется продемонстрировать свои лучшие качества, как спортсмена. И немножко…

Андрей: Множко, множко! Все будет хорошо! Мы едем на Олимпиаду реализовывать свои амбиции. Мыслями мы уже в Лондоне.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.