Жена Алексея Кудина: «Я прекрасно понимаю, для чего муж так сделал и почему не поставил меня в известность»

Супруга бойца Алексея Кудина Татьяна рассказала об исчезновении супруга до суда.

– Для меня его исчезновение стало такой же неожиданностью, как и для всех. Но я прекрасно понимаю, для чего муж так сделал и почему не поставил меня в известность. Мне надо, чтобы он был в безопасности.

Как вы узнали о том, что до суда муж не добрался?

– Леша поехал на суд [19 ноября] в 9:30, а в 10:01 мне позвонил секретарь: «Алексея нет. Вы не знаете, где Алексей?» – «На суд поехал. Где он может быть еще?» Я на суд с ним ехать не хотела. Я не люблю и на бои его ездить, а тут такое мероприятие. Меня должны были вызывать в качестве свидетеля, но так как Леши нет, то и мне приезжать не надо. Я, правда, не понимаю, какой я свидетель. Меня не было при этих всех манипуляциях, которые с ним происходили 10 августа и потом. Позже [19 ноября] домой приехала милиция, чтобы мужа доставить на заседание. Перед этим мне позвонили и сказали, что если его не будет дома, то будут приниматься более жесткие меры.

Не заметили чего-то необычного в его поведении накануне суда?

– Видела, что он очень закрылся. Привез огромные «чурки» – четыре куба – и за восемь часов (после коронавируса, к слову) их порубил. Вообще в дом не заходил, с детьми мало общался. Просто был весь в себе. Рубил, складывал, рубил, складывал. Гонял мысли, понимая, что его могут посадить. Это 95 процентов. Может быть, даже и 97

– Как дети это все переживали?

– Дети не знают ничего. У них нет доступа к интернету. Поэтому я говорю им, что папа просто уехал на сборы, тренироваться.

Как Алексей проводил домашний арест?

– Леша оптимистичен был всегда. Настрой был хороший. Жил как всегда, тренировался. Единственное, не мог выезжать из города, из-за этого были определенные сложности. Физуху прокачивать и кроссы бегать можно было, но спарринг-партнер его живет в Вилейке – приходилось проводить домашние тренировки. Нам много людей помогало. Предлагали помощь [в лечении] ребята из BY Help, но в Молодечно мужа лечили только капельницей.
Мы до последнего ждали, что все будет нормально. А арест постоянно продлевали, наверное, чтобы дотянуть до того времени, когда с судами совсем чернуха началась. Правового поля просто нет. Мужа сперва судили по административной статье – адвокат еще недоумевала, как можно по одному делу два раза судить.

Леша ни в чем не виноват. Те, кто его знают, понимают, что он никогда никого не ударит. И сам он был побитый – мне рассказывали об этом, потому что его не выпускали, пока не зажило. Человек просто отбивается, а его сажают – ни за что.

Избитый на протесте чемпион мира мог получить срок, но исчез в день суда. Поговорили с женой бойца о его уголовном деле и жизни под домашним арестом

19 ноября должен был состояться суд по уголовному делу над многократным чемпионом мира по кикбоксингу и тайскому боксу Алексеем Кудиным. Бойца обвиняют в том, что он 10 августа в Молодечно во время акции протеста против фальсификации выборов оказывал им сопротивление и применил насилие. Тогда Алексей вместе с друзьями оказался в центре Молодечно в момент, когда силовики начали атаковать протестующих. К бойцу подбежали омоновцы, распылили газ и принялись избивать дубинками – при этом, как утверждает одно из провластных медиа, Кудин отправил одного из силовиков в нокаут.

Кудину удалось убежать и добраться домой, но оттуда из-за головокружения и тошноты он решил отправиться в больницу. Недалеко от нее бойца и арестовали – при этом разбили его машину, а в Кудина выстрелили и снова избили. У него были травмы головы и груди, а также сильное повреждение пальца. Почти две недели Алексей провел за решеткой, пока 21 августа не появился в сюжете на госТВ. В нем боец признавал себя виновным в нанесении телесных повреждений сотрудникам МВД и раскаивался. В тот же день он был отпущен под домашний арест.

В октябре у Кудина за то же 10 августа был административный суд по популярной нынче статье КоАП 23.34 о незаконных массовых мероприятиях – боец был оштрафован на 25 базовых величин, то есть 625 рублей. Обвинительный приговор по уголовному делу Алексея не мог бы ограничиться штрафом – согласно части 2 статьи 363 Уголовного кодекса Беларуси, за такое полагается до пяти лет ограничения или лишения свободы. Однако на заседание он не явился.

 

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья