Экс-судья Верховного суда: «Волков как свидетель в суде выглядел, на мой взгляд, не лучше, чем обвиняемые в этом процессе»

Секретарь КДК, судья Верховного суда в отставке Руслан Юмагужин поделился мнением по делу о договорных матчах. Напомним, что в числе участников дела оказался и защитник БАТЭ и национальной сборной Беларуси Захар Волков.

– Почему было принято решение дисквалифицировать Захара Волкова именно на два года и была ли возможность уменьшить срок наказания, а то и вовсе его убрать?

– Хочу отметить, что была определенная сложность при принятии решения. Дисциплинарный кодекс АБФФ (статья 99) имеет три редакции: 2017 год – одна редакция, 2018-2019-е годы – другая, сегодняшняя – совершенно иная. И прописанные в редакции 2020 года санкции не могут быть применены к тем футболистам, которые совершили правонарушение в 2017-2018 годах. Например, поскольку ФИФА относится очень жестко к такого рода правонарушениям, планка ответственности в Дисциплинарном кодексе АБФФ в настоящее время поднята высоко – от пяти лет и от 500 базовых величин за малейшее прикосновение к данному вопросу. Все это прописано в 99-й статье дисциплинарного кодекса. При этом если футболист добровольно сообщил АБФФ о манипулировании футбольным матчем и активно содействовал выявлению всех обстоятельств, в отношении такого лица может быть применено более мягкое наказание (но не менее одной трети), а согласно редакций 2017-2018 года вообще предусматривалось освобождение от наказания.

В сегодняшнем списке правонарушителей есть те игроки, которые приняли участие в договорных матчах только в 2017 году, есть те, кто участвовал в 2018-м, а есть футболисты, которые оказались причастны к «договорнякам» в обоих сезонах. В 2017 году санкция статьи предусматривала за такого рода правонарушение дисквалификацию от трех месяцев до двух лет. В 2018 году было прописано: от одного года до пяти лет.

Как вы помните, в 2018-м КДК выносил решения по участникам «договорняков» первой волны. И там все участники «договорняков» получили не менее двух лет. Все, кто наиболее активно принимал участие в тех делах, получили пожизненную дисквалификацию.

Все это учитывалось и при вынесении решения по участникам «договорняков» второй волны. В этом списке были футболисты, которые приняли участие в одном нечестном матче, были те, кто сыграл два-три поединка, и было несколько игроков, которые участвовали в трех-шести матчах. Конечно, имелось и несколько организаторов «договорняков». Естественно, все они получили разные сроки дисквалификации, включая пожизненную.

В частности, после получения в декабре 2019 года представления из Следственного комитета на заседание КДК – оно прошло в январе 2020-го – пригласили всех футболистов, причастных к участию в договорных матчах. На заседание явилась лишь часть. Каждый из явившихся был опрошен на предмет того, подтверждает ли он изложенные в представлении Следственного комитета обстоятельства. Из числа явившихся футболистов подтвердили обстоятельства (в отношении себя) практически все, кроме одного, – к ним КДК применил различные дисквалификации (участникам одного договорного матча применена дисквалификация на один год). Все футболисты были понурые, раскаявшиеся. Мы заметили, что они действительно признали свою вину.

Но был один человек, который не признался, – это Волков Захар. 14 января он явился на заседание КДК. Так получилось, что в компании остальных футболистов он за столом сидел последним. Игроки признавались в совершении правонарушения и выходили из зала заседания. А когда подошла очередь Волкова, он твердо сказал: «Я играл честно». Мною был задан вопрос: «Вы понимаете, что уголовное дело прекращено по не реабилитирующим основаниям?» Но Волков не проронил ни слова.

Если честно, я думал, что Волков поступит иным образом. Например, публично признается в недопустимости такого рода действий, может, даже соберет пресс-конференцию, учитывая то, что он уже дорос до уровня игрока сборной. Впоследствии, как и все, к кому применены спортивные санкции, любой может заявить ходатайство об отсрочке применения наказания в порядке, предусмотренном Дисциплинарным кодексом. Но парень сказал, что играл честно. На следующий прямой вопрос, зачем он брал деньги, он понурил голову и ничего не ответил. Захар занял такую позицию, и я даже не понимаю, кто ему посоветовал так вести себя.

Впоследствии посмотрел я и эпизоды того матча между «Нафтаном» и «Крумкачамi». Три-четыре эпизода с участием защитника мне показались странными. С одной стороны, явных действий, таких как привезти пенальти, отдать явный пас сопернику под удар или другое, с его стороны не прослеживалось, но было видно, что парень неохотно бежит за нападающим, прострел, который даже молодой защитник может прервать, проходит. При этом деньги за участие в договорняке он получил. И, повторюсь, на вопрос, зачем он их взял, мы ответа не услышали.

Что было в уголовном процессе при рассмотрении дела в суде, мы все увидели. Если честно, Волков как свидетель в суде выглядел, на мой взгляд, не лучше, чем обвиняемые в этом процессе, – сказал Юмагужин.

«Его поведение нельзя признать адекватным». Бывший судья Верховного совета – о том, как наказывали Волкова

Эти гонки уважает даже легенда «Формулы-1». В гифках объясняем, почему дрифт в Беларуси – это круто 

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья