Блог Журнал «Большой Футбол»

«Однажды чуть не убил Балотелли!». Эксклюзив Станковича для «Большого футбола»

После твердого рукопожатия, которым обмениваюсь с Деяном Станковичем, предупреждаю: «Интервью будет глорихантерским». Собеседник широко улыбается: «Нет проблем, дружище. О ком хочешь поговорить?» После этой фразы мысли разбегаются. С одной стороны, легенда итальянского футбола, проведшая практически всю карьеру в «Лацио» и «Интере», выступал рука об руку минимум с полусотней европейских звезд. И выбрать из них пул наилучших (а ведь есть еще и топ-тренеры, наставлявшие серба!), невероятно сложно. С другой стороны, Станкович, поднимавший над головой все возможные клубные трофеи континента, вроде как спортивный небожитель. И, наверное, должен вести себя сообразно статусу.

Однако Деян настолько быстро располагает к себе, сразу переходя на «ты», что уже через пяток минут план интервью с советником УЕФА по вопросам развития молодых футболистов теряет актуаль-ность. Мы говорим о тех, кто окружал полузащитника на протяжении восемнадцати лет профессиональных выступлений — и перескакиваем с фамилии на фамилию, чтобы вспомнить как можно больше супергероев.

Беседа растягивается на добрых полчаса, но Станкович охотно жертвует ими, ломая график сверхплотной минской программы. Похоже, ему самому в кайф возвращаться на поле – пусть только и в мыслях.

– Практически вся ваша карьера состоит из взаимоотношений лишь с двумя клубами – «Лацио» да «Интером». Кем ощущаете себя больше, римлянином или ломбардийцем?

– Был очень молод, когда перебрался в «Лацио» из «Црвены Звезды». И для 19-летнего парня Рим изобиловал нюансами, к которым было сложно адаптироваться, трудно принять. Тем не менее, провел там удачный отрезок длиной в пять сезонов. Завоевали скудетто, хотя до этого клуб не мог взять золото на протяжении 29 лет. Кроме того, оказались сильнейшими в Кубке обладателей Кубков и обыграли «Манчестер Юнайтед» в Монте-Карло в матче за Суперкубок Европы. Но потом провел 10 сверхуспешных лет в рядах «Интера» – и, если говорить начистоту, чувствую себя больше milanese, чем romanista.

– Если объяснять простому болельщику из-за рубежа, что особенного есть в «Лацио», чего нет в «Интере» – и чем примечательны миланцы в отличие от римлян?

– Это совершенно разные вселенные, прежде всего в вопросах ментальности. В Риме на игроков оказывается колоссальное давление, ты живешь, будто в жерле вулкана. Соперничество «Лацио» и «Ромы» для местных больше, чем спорт – это личное. Атмосфера же вокруг «Интера» намного спокойнее, да и сама Ломбардия попроще относится к жизни. Этот стиль оказался более близок. Да и футбол, который демонстрировали с «неррадзури» был мне больше по душе.

– О ком из людей, окружавших вас в ходе карьеры, в первую очередь рассказываете детям?

– Ох, наверное, придется выбирать по человеку из каждого этапа. Ведь на вершину взбирался, словно по лестнице – и на всяком этаже мне помогали замечательные люди. Например, первые серьезные шаги делал под присмотром Томы Миличевича, который развивал молодых игроков в системе заметившей меня «Црвены Звезды». Потом непременно назову Свена-Горана Эриксона – он поверил в меня в «Лацио», дал путевку в европейский футбол. Также вспомню Роберто Манчини. Ну и разумеется – Жозе Муринью. За два года, что провел под его руководством, с 2008 по 2010, демонстрировал лучшую игру в жизни.

– Манчини недавно возглавил «Зенит». Согласитесь, что для вашего бывшего одноклубника это дауншифтинг после «Лацио», «Интера» и «Манчестер Сити»?

– Нет-нет, ни в коем случае! Питер последние 10-15 лет не просто российская топ- команда, но самый настоящий европейский гранд. Они регулярно выступают в Лиге чемпионов, подписывают суперзвезд, добиваются громких побед и берут кубки. Что еще надо, чтобы быть в числе лучших на континенте?.. Для Роберто переезд в Россию – отличный вызов и шанс попробовать себя в новых обстоятельствах на топ-уровне. И если он справится, в чем, кстати, не сомневаюсь, то добавит себе солидную строчку в резюме.

– Говорят, Манчини очень жаден до гонораров. Сталкивались с чем-то подобным в пору, когда были одноклубниками?

– Ой, дружище, сегодня в футболе крутятся такие сумасшедшие деньги, что пора перестать удивляться тратам и размерам окладов! Это закон рынка: если хочешь, чтобы у тебя играли лучшие футболисты или тренировали самые сильные наставники, плати. Поэтому расходы на приглашение Роберто кажутся адекватными, ведь их диктует спрос на высококлассные кадры. Кроме того, деньги для Манчи – не главное, поверь. Это не тот порок, который мог бы его погубить.

– Сколько времени понадобилось Манчини, чтобы убить в себе игрока и стать тренером?

– Переход получился плавным, ведь он рулил процессами прямо на поле – еще до того, как официально стал ассистентом при Свене-Горане Эриксоне. Это был самый настоящий играющий тренер, поскольку ментальность позволяла Манчи организовывать нас прямо на поляне в ходе самого напряженного матча. Он постоянно подсказывал, мотивировал, одергивал, если требовалось. Несмотря на юный для коуча возраст, он блестяще управлялся с командами. Например, в «Интере» добыл три скудетто и несколько Кубков страны. Так что уже с первых шагов Манчи по этой стезе было понятно – он прирожденный тренер.

– А вам трудно было переквалифицироваться из футболиста в тренера?

– Проблемным был не сам переход, а его осознание. Ведь из-за болячек закончил играть довольно рано – и психологически попросту не был готов повесить бутсы на гвоздь. Поэтому сезон провел вне футбола: переключился на семейные дела, наслаждался временем, проведенным с женой и детьми, банально отдыхал. Уже думал, все, игра меня отпустила. Как спустя год – бах! – тело и разум вновь захотели футбольного адреналина. Тяга была настолько острой, что стоило Андреа Страмаччиони позвать меня ассистентом в «Удинезе», как дал согласие в ту же секунду! Правда, скажу честно: довольно быстро осознал, что тренерство не для меня. Слишком эмоционален, слишком несдержан…

Потом попробовал себя в качестве менеджера «Интера» и там преуспел больше. В обязанности входили PR, коммуникация с игроками и тренерами, налаживание отношений с другими командами. Получалось неплохо, да и ощущения от работы были куда более комфортными. Однако потом получил предложение из УЕФА, от которого не смог отказаться. Одновременно на столе был целый ряд не менее заманчивых карьерных вариантов: звали на должность президента «Црвены Звезды», выдвигали на пост главы сербской футбольной федерации. Но я еще слишком молод и недостаточно опытен, чтобы вступать в столь ответственные должности. Зато курировать программы по развитию сборных U-14 и U-15 в Европе, помогать молодым спортсменам и специалистам, продвигать женский футбол, думаю, способен. Поэтому сегодня и оказался в Минске.

– Вы упомянули тренерский год, проведенный в Удине. Вели себя подобно жесткому Муринью или мягкому Раньери?

– Я без ума от Жозе, но он уникален. Как бы ты ни мечтал на него походить, это невозможно, поскольку все равно останешься лишь бледной тенью или копией португальца. Знаешь его прозвище – Особенный? Так вот, оно бьет в самую точку. Как ни старайся, стать вторым Жозе не получится ни у кого. Для меня он по сей день остается лучшим тренером современности. 

– Правда ли, что даже Особенный не мог совладать с Марио Балотелли?

– О да! Хотя Марио на самом деле отличный парень: простой, открытый в общении. Но некоторые черты его характера губят талант футболиста и отрицательно влияют на восприятие другими людьми. Смотри, он ведь в прошлом сезоне восхитительно выступал за «Ниццу» во Франции – и входил, на мой взгляд, в десятку лучших нападающих Европы. Но люди все равно судили о нем, исходя из опыта прошлых лет и проступков. Так что Балотелли срочно нужно менять менталитет, подход к делу, искать дорогу к болельщикам, чтобы разрушить стереотипы о себе.

– А у вас есть любимая история о Марио?

– Ха, те, что было бы интересно услышать журналистам, навсегда останутся в нашей раздевалке!.. А так могу разве что вспомнить матч против «Рубина» на выезде, когда Балотелли получил в первом тайме желтую карточку. Муринью весь перерыв то и дело прерывал установку, обращаясь к нападающему: «Марио, ты же помнишь, что у тебя есть «горчичник»? Не смей нарушать правила. Ты мне нужен на поле». Балотелли кивал в ответ, мол, окей, тренер, окей, все понял. Но даже пяти минут не прошло после того, как команды вернулись на поле, а Марио уже видел перед собой вторую желтую – и топал в раздевалку. Ох, видел бы ты в тот момент Муринью! Жозе готов был просто растерзать нападающего. Да и я, если честно, его чуть не убил.

Для «Интера» матч имел важное турнирное значение, а играть в Казани даже при равных составах всегда сложно. Здесь же остались вдесятером да еще и без форварда…

– Типичный момент из вашей практики, который лучше всего характеризует Муринью?

– В одной истории сложно отразить многогранность таланта и характера Жозе. Он стоит за ребят горой – за всех, не только футболистов, но и за сотрудников клуба. От ассистентов до уборщиков. Поэтому и ты, в свою очередь, пашешь до седьмого пота, чтобы не облажаться и не подвести тренера, который на тебя рассчитывает. Люди с внутренним стержнем в команде португальца приживутся, слабые – сломаются и будут искать счастья где-то в другом месте, это точно.

Ну а чтобы ты понял, как он трепетно относился к игрокам, как о них заботился, вот реальная история. В сезоне-2008/09 мы досрочно выиграли скудетто – за три тура до окончания серии «А». Наутро после оформления титула Муринью вызвал меня и говорит: «Деян, хочу дать тебе неделю отпуска». «Мистер, – отвечаю. – Как так? У нас же еще три недели до окончания чемпионата». «Нет-нет, ты отлично поработал по ходу сезона, выложился на полную катушку. Теперь моя очередь отблагодарить тебя. Каникулы – это подарок от меня отличному футболисту. Отправляйся в Дубай, отдохни хорошенько и возвращайся. В каком туре хочешь сыграть: заключительном или неделей раньше?» Говорю: «Был бы рад выйти на поле в последней игре, ведь она пройдет на нашем стадионе». «Окей, нет проблем. Жду тебя после отдыха в Эмиратах, потренируешься недельку перед финальной игрой – и выпущу тебя на «Сан-Сиро». Вот такой вот он, Жозе Муринью.

– Самая удивительная установка португальца в вашей жизни?

– Да он к каждому матчу готовил команду как к финалу! Неважно, выступали мы на начальной стадии Кубка Италии или боролись за трофей в плей-офф международных состязаний. В этом и есть одна из выдающихся особенностей Жозе. Лучше же всего он подвел нас к матчам с «Барселоной» в полуфинале Лиги чемпионов-2010. И с точки зрения тактики, и с позиций психологии это была безупречная тренерская работа. Команда просто звенела – и на каждое перестроение каталонцев имела заготовленный заранее ответ.

Больше скажу: считаю Муринью лучшим мотиватором, который когда-либо встречался мне в раздевалке. Он ведь по молодости окончил психологический факультет – и поэтому с блеском находил подход к любому футболисту. С одним вел себя как строгий тренер, с другим – как заботливый отец, с третьим – как менеджер-промоутер, от которого требуется раззадорить «воспитанника».

– Рафа Бенитес остался в памяти людей тренером, чей Ливерпуль выиграл финал Лиги чемпионов у «Милана», уступая 0:3. А у вас какие ассоциации возникают при упоминании испанца?

– Он проработал в «Интере» всего пять месяцев – с сентября по конец декабря, но успел за это время выиграть Межконтинентальный кубок. Когда Рафа стоял у руля, было сложно всем. Тренеру – потому что он пришел на смену Муринью, которого в клубе обожали. Знаешь, наверное, даже самому титулованному специалисту непросто входить в раздевалку, общаться с футболистами, изменять тактику под себя, если перед этим тем же самым с этими людьми занимался Жозе.

Игрокам было тяжело адаптироваться к совершенно иным подходам, нежели царили в команде предыдущие сезоны. Поэтому напряжение витало в воздухе постоянно. Хотя у меня с Рафой сложились отличные отношения – да и действовать под его началом получалось продуктивно.

– Слышали ли вы поговорку «дили-динь, дили-дон» от Клаудио Раньери, когда тот возглавлял «Интер»? Говорят, когда она не помогала, наставник для спасения ситуации в Ломбардии прибегал к помощи астролога.

– Нет-нет, такого в моей практике не было никогда! Что в «Лацио», что в «Интере», да даже в «Удинезе» при Стромаччиони тренеры столь странные способы управления командой не использовали. Так что слухи о Раньери точно не имеют под собой оснований. Тем более, работой в «Лестере» он показал, что способен и без помощи сверхъестественных сил добиваться успеха. В чем вижу причины его триумфа с «лисами»? Много-много факторов сложилось. «Манчестер Сити» сыграл откровенно плохо, «Челси» по ходу сезона никак не мог найти баланс. «Манчестер Юнайтед» начал глобальную перестройку и менял ключевые аспекты в игре, что всегда негативно сказывается на результатах.

«Арсенал» имел шанс вернуться на вершину, но «канониров» опять подвела старая проблема – за десять туров до финиша у них вновь закончился бензин, и Лондон поставил крест на мечтах о чемпионстве. Даже не знаю, почему их так «клинит» последний десяток лет… Соответственно, кто-то должен был собрать растерянные лидерами очки – и проворнее всех в этом деле оказался «Лестер». Почему? Верю в такое понятие, как «командная химия». Когда люди подходят друг другу не только в плане тактики, но и психологически. Они доверяют, раскрепощаются и проникаются идеей, что им любой соперник по плечу – ведь в команде противников играют такие же обычные люди. Кроме того, «лисы» не задержались в кубковых розыгрышах, не разрывались на перелеты и игры в Лиге чемпионов. Это позволило им сфокусироваться на Премьер-лиге, и к каждому матчу готовиться в оптимальной форме. Это колоссальное преимущество, если вспомнить, какие плотные графики были у грандов.

Ну и удача – куда ж без нее!

– Читатели не поймут, если не спрошу вас о Златане Ибрагимовиче. Какие неожиданные способности шведа помните вы?

– О, Златан – это настоящее чудо света! Один из лучших игроков планеты всех времен, пусть себе и не выигрывал Лигу чемпионов. Не знаю, почему так происходит. Кстати, ты в курсе закономерности? Ибра ушел из «Интера» – и Милан выиграл топ-турнир. Покинул «Барселону» – и каталонцы стали сильнейшими на континенте. Теперь он расстался с «МЮ»… В общем, ты знаешь, на кого ставить в Лиге чемпионов-2017/18! А если серьезно, то Златан не только великолепный футболист, но и человек. Мы близко дружим, и могу сказать, что в цивильной жизни он совсем иной, нежели на публике. Очень добрый, позитивный, компанейский, лишенный всякого высокомерия или что там ему приписывает пресса. Он всегда является душой компании и шикарно шутит: чувство юмора – один из коньков Ибры.

 – Раз уж вспоминаем топ-нападающих, игравших вместе с вами, не могу не спросить: когда-нибудь ставили под сомнение настоящий возраст Самуэля Это’О?

– Ох, друг мой, даже не задумывался об этом! Буквально два месяца назад виделся с Сэмми в Турции по делам УЕФА и могу сказать, что он в отличной форме и ничуть не изменился с поры, когда играл в «Интере». Так что время над Это’О, наверное, не имеет власти. Вообще же, Самуэль — один из самых верных и преданных игроков, которых когда-либо встречал в карьере. Для него интересы команды всегда были выше личных. Когда он играл в «Интере», то на совесть справлялся даже с самыми невероятными вызовами и никогда не ворчал, какими бы сложными задачи не оказывались. Если помнишь, одно время Муринью использовал камерунца как левого защитника, а не как форварда. И Сэмми решал вопросы, вызывая восхищение всех в команде. Мне кажется, это лучшая характеристика Это’О, которая затыкает рты критикам.

– Адриано – самый талантливый футболист, который рос на ваших глазах, но так и не раскрылся в полной мере?

– Думаю, да. Ведь в один из годов пребывания в «Интере» он являлся, без преувеличения, лучшим нападающим планеты. Адриано был словно скала – настолько могучий и мощный. Но его погубило непрофессиональное отношение к футболу. На одном таланте сегодня далеко не уедешь. Бразилец же верил, что ему это по силам – и поэтому позволял себе множество поблажек, которые в том числе вредили здоровью. Отсюда подкосившие его травмы. Да и на тренировках он уже не мог работать в полную силу, чтобы вернуться в оптимальные кондиции. Очень-очень жаль, что его прогресс остановился так рано и таким печальным образом.

– Марко Матерацци смог вывести из себя Зидана в финале ЧМ-2006. А было ли ему по силам взбесить Деяна Станковича на тренировках?

– Он был важным человеком в раздевалке «Интера», эдакий ассистент Муринью среди игроков. Итальянцев в ту пору у нас было немного: он, Франческо Тольдо да, пожалуй, третий голкипер Паоло Орландони. Поэтому Марко был не только вожаком коллектива, но и хранителем национальных традиций клуба. Стальная воля, инстинкт победителя, готовность перегрызть глотку за своих как на поле, так и за его пределами – это и есть настоящий Матерацци.

До сих пор относимся друг к другу как братья. Правда, на тренировках он не щадил даже «родственников»: минимум раз за занятие от Марко в стыках «прилетало» так, что тело просто горело огнем. А если у Матерацци был плохой день или скверное настроение, «припекало» куда чаще.

– Самый крутой аргентинец на вашей памяти? Спорю, что разрываетесь между Чоло Симеоне и Хавьером Дзанетти…

– Это полярные миры. Они разнились по позиции на поле, игровому стилю, характеру. Да и воспринимают их сегодня уже совершенно иначе, нежели лет 15 назад. Дзанетти остается легендой «Интера», кумиром молодежи. Диего сегодня, скорее, уже символ «Атлетико». Кстати, мне нравится стиль, который он прививает Мадриду. Может зрелищности действиям не хватает, но результат говорит сам за себя: два финала Лиги чемпионов, титул в «Примере», Кубок Короля – это очень круто. Хотя, если честно, не удивился его тренерскому прорыву. Еще во время выступлений за «Лацио», а с тех пор прошло уже лет 20, Симеоне был одержим футболом. Для него больше не существовало ничего – только игра. Чоло стремился понять даже самые мелкие нюансы и обратить их себе на пользу. То же самое происходит и сегодня. Что до Дзанетти, то по сей день ставлю его профессионализм в пример молодым футболистам, с которыми общаюсь, путешествуя по миру. Каждую тренировку, каждый матч он выкладывался с такой страстью и самоотдачей, что нам было стыдно, если кто-то не дорабатывал хотя бы эпизод. И да, ты бы видел его тело: в 40 лет Хавьер выглядел лучше любого парня из нашей «примаверы»! Любил повторять ему: «Пуппи, когда закончишь карьеру, непременно пошлю тебя в NASA, чтобы там вскрыли тело и хорошенько посмотрели внутренности – ты же точно инопланетянин!»

– Сегодня фаны судачат, кто круче – Месси или Роналду. А кто был лучшим игроком континента вашей эры?

– Это глупый спор о людях, которые выступают в лиге, недосягаемой для простых смертных. Они творят историю футбола, влияют на умы нескольких поколений болельщиков. Как их вообще можно сравнивать? Такими игроками надо лишь восхищаться… Вот скажи, кому в начале 2000-х пришло бы в голову искать изъяны в действиях Ибрагимовича, Манчини, Алессандро Несты, Хуана-Себастьяна Верона? Всем было плевать на статистику – болельщики просто наслаждались волшебством. И сейчас аналогичным образом надо поступать в отношении Роналду и Месси.

– Есть ли человек, с которым Деян Станкович мечтал поменяться майками?

– Черт, а ведь хороший вопрос (задумывается)… Даже не знаю. Наверное, Алессандро дель Пьеро. Да, точно, дель Пьеро! И еще Паоло Мальдини. Три или четыре раза пробовал это делать, но все никак не складывалось. Однако в последний год выступлений обоих в серии «А» все-таки провели «чейндж» – и был искренне этому рад. Ведь считаю их великими спортсменами, благодаря которым итальянский футбол стали уважать на планете.

– Деян, вам везло на экстравагантных владельцев команды. Вспомните самый безбашенный поступок, скажем, Массимо Моратти?

 Знаешь, образ, который пресса создала боссу «Интера», совсем не соответствует человеку, которого знали мы. Он был для футболистов отцом, поэтому в клубе Массимо любили все. Он и члены его семьи поддерживали команду даже в самые трудные времена – и я не знаю более рьяных и преданных болельщиков, чем эти люди. Моратти горел страстью к игре, разбирался в ней и делал все, чтобы спортсмены, защищавшие цвета «нерадзурри», были счастливы. Так что даже продажа акций клуба китайским владельцам не выглядит для меня безумием, поскольку Массимо чуть ли ни раньше всех в Италии понял – времена меняются, и это надо принять. Деньги, которые приходят в футбол, влияют на распределение сил в Европе, в мире. И если игнорировать эти тенденции, можно остаться на периферии.

Сам видишь, вслед за Моратти кооперироваться с инвесторами начали и другие большие клубы серии «А». Например, тот же Берлускони после 30 лет правления «Миланом» продал команду восточным бизнесменам. Поэтому Массимо опередил время – и так было со многими вещами, которые люди квалифицировали как некомпетентность или авантюризм.

– Как ваша жена смирилась с тем, что даже после окончания карьеры вам постоянно надо колесить по миру?

– Она привыкла – еще с тех пор, как выступал в серии «А». Тогда, случалось, проводили по три матча на неделе, из-за чего дома практически не появлялся. Сейчас же Ана осознает: то, что я делаю, не только дарит опыт, позволяя развиваться, но и приносит удовольствие. Поэтому поддерживает во всем. К тому же, нынче в моей жизни нет таких перелетов и вояжей, как, скажем, в футбольную пору. Тогда и в Сантьяго-де-Чили жизнь забрасывала, и со сборной Сербии аж до Австралии добирались. Так что командировками на пару дней по Европе жену сейчас не удивить.

– Вы вспомнили о своей национальной команде. В курсе ли, что свой след там оставил белорус Сергей Гуренко?

–  Да, разумеется – Славолюб Муслин звал его ассистентом на отборочный цикл к ЧМ-2018, верно? Ничего не имею против, тем более что команда демонстрирует содержательный футбол и дает результат. В начале лета могли закрыть вопрос о попадании в финальную часть мундиаля, но, увы, оступились. Тем не менее, верю в Славо и его штаб. Они поменяли многое внутри команды, вокруг нее – и это сделало сербов лучше. Так что за это спасибо и вашему специалисту.

– Напоследок – история из коллекции Деяна Станковича о самом важном или необычном моменте его игровой карьеры.

– Ох… Наверное, расскажу о вечере, когда выиграли с «Интером» Лигу чемпионов. Помню, как стою на поле после финального свистка, обвожу взглядом трибуны, вижу кубок –и начинаю плакать! Не подумай, я не из тех людей, у которых глаза на мокром месте по любому поводу. И уж точно не сентиментален. Но после того как утер слезы майкой, отвернулся, чтобы поздравить ребят с тренерами, вновь повернулся к трофею и… зарыдал опять! Было невероятно осознавать, что мы подарили праздник не только болельщикам, но и целому поколению игроков, которым больше могло не выпасть шанса зайти так далеко. В ту пору «Интер» был скроен из тридцатилетних ребят: меня, Матерацци, Дзанетти, Кристиана Киву, Вальтера Самуэля, Камбьяссо, Пандева, Лусио, Майкона. И закончить карьеру, не сделав последнего шага к мечте, – это как выпустить на волю демона, что преследовал бы тебя потом всю жизнь. Мы справились, и потому не стеснялся слез – пусть себе и говорят, что настоящие мужчины не плачут.

Как не пропустить новости от журнала «Большой футбол»?

Подпишитесь здесь:

Твиттер

Вконтакте

Фейсбук

Купить журнал в официальном фан-шопе АБФФ

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья