Железный дровосек
Блог

«В возможном наказании Жукова адекватности не вижу». Первый зампред АБФФ – о главных скандалах футбольного сезона

В среду у Сергея Сафарьяна было много дел. Сначала он дал показания в суде по делу экс-руководителя департамента судейства и инспектирования БФФ Андрея Жукова, а потом ответил на вопросы журналистов по наиболее острым поводам, да еще провел для представителей СМИ экскурсию по Академии футбола.

- Сергей Вагаршакович, почему при наказании «Ислочи», «Ошмян» и «Луча»,  замешанных в договорных играх, использовался регламент ФИФА?

– Говорю специально для «Трибуны». На принятие решений, связанных с этими командами, я лично не присутствовал. Мы очень пунктуально выполняем требования дисциплинарного кодекса, и дисциплинарный комитет принимает решения самостоятельно. Нарушать устав не собираемся. Информацию, которую мы знали, до комитета довели, а он решение принимал самостоятельно.

- Тогда почему с команд сняли 7, 10 и 5 очков?

– Я же говорю, что не участвовал в заседании. Мне решение не нравится, но оно принято дисциплинарным комитетом.

- А ваше мнение какое?

– Не скажу. Будет апелляционный процесс. Возможно, на каком-то из заседаний я еще выступлю. Чтобы потом апеллировать своими данными, сейчас придать их огласке не могу.

- Но почему снять очки с команд решили в следующем чемпионате, а не в этом?

– Так решил дисциплинарный комитет. Не знаю, как вам ответить иначе. Я не принимал это решение. Этот вопрос нужно задавать членам дисциплинарного комитета. Они его обсуждали. Но могу предположить, что комитет не хотел потом выслушивать упреки в том, что все подгоняли под итоги устоявшейся таблицы. Всех заранее предупредили, что команды будут наказаны. Подобная практика, кстати, распространена за рубежом. Это не ноу-хау. Но, повторюсь, спрашивать об этом нужно у членов комитета. На обсуждениях я не присутствовал, на принятие решений не влиял.

- Санкции дисциплинарного комитета в отношении команд приняты, а что насчет футболистов?

– Согласно дисциплинарного кодекса АБФФ, основанием для рассмотрения являются не вердикты, а сведения. Документ, который я получил, вердиктом не является. Эти сведения официально зарегистрированы в Главном управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД. После завершения чемпионата мы решили рассмотреть дела, связанные с юрлицами. Что касается физических лиц, сейчас ведется следствие. Из-за того, что поменялся следователь, мне не удалось получить информацию. Но нам сразу сказали, что суд над физическими лицами состоится в феврале-апреле следующего года. До тех пор, пока мы не услышали показания свидетелей, привлекать к ответственности мы никого не планируем. В том числе из-за того, чтобы не мешать правоохранительному процессу.

- А рассматривался ли вариант понижения в классе «Ислочи», «Луча» и «Ошмян»?

– Не знаю.

- Может ли после апелляции вердикт в отношении команд быть ужесточен?

– Решение могут оставить в силе или частично изменить. Наказание могут в том числе и ужесточить. А «Ислочь» на это напрашивается.

Владимир Пинчук: «Будем добиваться чтобы «Ислочь» вообще не наказывали»

- Как повлияет скандал с договорными матчами на сотрудничество со спонсорами?

– Переговоров по новому сезону еще не было. Я еще раз хочу напомнить, что инициатива по расследованию договорных матчей была передана нами правоохранительным органам. Для этого я по поручению Румаса написал соответствующее письмо в органы внутренних дел. И результаты повторных просмотров матчей позволили утверждать, что некоторые игры были странными. Мы попросили подтвердить или опровергнуть то, что это зараза пришла в белорусский футбол. Рекламодатели и спонсоры знают о нашей принципиальной позиции. Информация была доведена до «Ислочи», которая высказала свою позицию. Более размытой она оказалась у директора «Луча», который после того, как ему прислали сообщение, пытался объяснить, что был не в курсе всего.

- После вскрытия договорных матчей говорилось, что это только начало и что будут рассмотрены новые эпизоды. Но сейчас на этот счет ничего не слышно. Может, федерация страхуется, чтобы в случае новых разборок не лишится поддержки УЕФА и ФИФА?

– Позиция УЕФА в большей степени зависит от того, как ведет себя национальная ассоциация. Если она занимает жесткую позицию, вскрывает договорные матчи, принимает по ним решения, то УЕФА относится к этому с понимание, никаких санкций не принимает. Всю информацию, которая поступает к нам от правоохранительных органов, мы используем в своей работе для введения соответствующих санкций. А что касается новых эпизодов, то подтвержденной информации о них у нас нет. Но это не значит, что мы остановили работу в этом направлении. Если у нас будет новая информации о договорных матчах, мы ее передадим правоохранителям.

- Организация Federbet назвала подозрительными матчи «Слуцк» – Неман» и «Неман» – «Нафтан». Вас эта информация заинтересовала? Вы ее проверяли?

- Мне ничего проверять не нужно. Я смотрел эти матчи. Могу сейчас тоже сказать, что 80% статей, которые вы пишете, против кого пишете, вам заказали. Наверное, вы с этим не согласитесь. Инфомациюм нужно проверять. И я не увидел, что «Неман» сдавал игру «Нафтану», к чему вы подталкиваете (вопрос задавал корреспондент Tribuna.com).

- Нет, я прошу прокомментировать информацию, которая была опубликована.

 – Никаких фактов о том, что этот матч договорной, предоставлено не было. Это были разговоры о том, что в этих поединках было что-то не то. Пожалуйста, можем их вместе посмотреть. Как я помню, «Неман» даже гол забил «Нафтану», но его не засчитали из-за положения вне игры. И у меня просто не повернется язык сказать, что это был договорной матч. Так устроен мир. Каждый может высказывать свое мнение и не отвечать за него.

- Вы уверены, что после принятых федерацией решений чемпионат стал чище?

Да. Правда, я не скажу, что уверен на 100%. Но, думаю, желающих принимать участие в договорных матчах стало меньше.

*  *  *

- Почему вы в суде ходатайствовали о минимальном наказании для Андрея Жукова – человека, который подорвал репутацию всего судейского корпуса БФФ?

– Если вы внимательно читали, дисциплинарный комитет федерации принял в отношении Жукова самое жесткое решение. В белорусском футболе он объявлен персоной нон грата. Он не сможет заниматься футболом. Сотрудники федерации не имеют права в своей футбольной деятельности вступать с ним в какие-либо отношения. И это самое жесткое наказание, которое может быть. Более серьезного наказания в футболе мы применить не можем. То, что он преступил закон, это однозначно. Но я обратился к суду с одной лишь просьбой. Соотнести то, что он сделал не с точки зрения имиджа футбола, а с позиции уголовного права. На мой взгляд, лишать свободы человека сроком до 10 лет за те эпизоды, которые прозвучали в суде, неправильно с точки зрения конституции. Наказание должно быть адекватным. В данном случае я не вижу в статье адекватности наказания, учитывая то, что Жуков – трудоспособный человек, который должен работать хоть на разгрузке вагонов. Но от этого пользы нашему обществу будет больше, чем от его содержания в тюрьме. И ходатайство – это не только моя позиция, но и позиция многих людей нашего трудового коллектива.

- Из арбитров, замешанных в деле Жукова, от судейства отстранен пока лишь Сорока. Будут ли приняты меры в отношении других судей?

– Безусловно. После того, как в суде прозвучали показания и Дивакова, и Панченко, и Мурашкевича, их не назначали на матчи последних туров чемпионата. Их показания в суде – это основание для дисциплинарного комитета рассмотреть дело каждого персонально. Думаю, в ближайшее время такие решения будут приняты.

- Вы говорили в суде, что принимали участие в назначении судей. Почему первый зампред занимается этими вопросами, хотя по регламенту такими полномочиями не наделен?

- Мне повторить свои показания? Я там подробно рассказал, как все происходило. Раз вы затронули эту тему, скажу о человеке, у которого возникли с этим проблемы. Максим Березинский, руководитель вашего проекта, написал открытое письмо. И я приглашаю его в студию АБФФ в любое время, чтобы разобрать каждую букву этого письма. Я готов это сделать публично. Что нарушал, а что не нарушал, что подписывал, а что не подписывал, я повторю в режиме онлайн. Пожалуйста, если хотите, тоже можете поприсутствовать. Отвечу на дополнительные вопросы.

- А сейчас не ответите?

– Ни одного положения я не нарушил. В мои функциональные обязанности входит обеспечение работы судейства и инспектирования. Когда полтора месяца назад приезжал наш куратор от УЕФА (представитель датской федерации футбола), одной из его задач являлось интервью с генеральным секретарем, который должен быть в курсе всех судейских вопросов. С 1999 года я входил в состав судейского комитета АБФФ, что вы упорно игнорируете. И многих судей я знаю еще с того момента, когда они начинали судить вторую лигу. И когда ко мне обращаются за советом, я не могу отказаться, сказать, чтобы сами справлялись. Подробности назначений я озвучил в суде. Мне их повторить?

- Ключевые моменты.

Я считаю, что один человек не может заниматься назначением судей. Это принципиальная позиция нынешнего руководства федерации. Поэтому ни Жуков, ни Сафарьян не могли в одиночку кого-то назначать. Коллегиальная работа – это принципиальная позиция.

- Может ли белорусский судейский корпус возглавить беспристрастный иностранный специалист? Такой опыт у нас уже был.

– Человек, который беспристрастно бы относился к белорусскому футболу, нам не нужен. Человек должен переживать за футбол. И я не разделяю точку зрения, что приглашенный легионер (речь, видимо, о Николае Левникове, бывшем начальнике отдела судейства и инспектирования БФФ – Tribuna.com) делал только полезное. У меня есть факты, что при нем работа велась не лучше, а хуже.

«Это тупой и еще тупее какой-то!» Суд над главным футбольным судьей временами напоминает театр абсурда

ФОТО: pressball.by

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья