На вулiцы маёй
Блог

«Саша 17 раз убегал с тренировок». Как главный тренер БАТЭ стал футболистом

Михаил Олешкевич – о самом известном воспитаннике.

Михаил Олешкевич, первый тренер Александра Ермаковича, родился 27 декабря 1951 года в Лунинце. Однако из-за того, что роды проходили дома, а потом начались новогодние праздники, в ЗАГСе мальчика зарегистрировали только 10 января следующего года. В детстве будущий тренер занимался футболом и танцами, а в 1969-м поступил в Гродненский техникум физкультуры. Через год попал в армию и доучивался уже после дембеля. Потом на три года по распределению уехал в Дрогичин работать учителем физкультуры. Вернулся в родной город в 1975-м, когда там создавалась футбольная школа.

– В Лунинце открывали детскую школу по футболу. Нужны были тренеры, и мне как местному предложили помочь. Уладил все вопросы с откреплением и приехал. Выходит, начал работать как раз тогда, когда Саша Ермакович только родился.

Желающих заниматься было много. И, несмотря на то, что я был одним-единственным тренером, брал всех, кто хотел. Первый мой серьезный успех – мальчишка 1962 года рождения Витя Комар. Он первым из моих ребят попал в сборную Брестской области и даже стал чемпионом республики. Потом был Вова Горошук. Умный мальчишка. Окончил школу с золотой медалью, но решил пойти по стопам отца и поступил в медицинский. Однако в футболе поработал – был врачом в «Белшине».

Ну, а потом вырос Сергей Домашевич – в будущем игрок минского «Динамо». Сразу понял, что перспективный паренек, и решил его слегка продвинуть. В Бресте друг тренировал детскую команду. Я к нему: «Посмотри парня, пропадет у меня тут». – «Да куда! У меня своих море». Долго отказывался, но я через рестораны все-таки пропихнул. Так Серега попал в брестскую СДЮШОР. Но когда пришло время выпускаться, в Бресте оставаться не захотел. О таком его желании как-то узнал Михаил Шоломицкий из Пинска и начал Сергея переманивать. Я Домашевичу одно говорю, а Шоломицкий – другое. В итоге меня Серега не послушал и уехал играть за «Автомобилист». Устроили его в какое-то училище трактористом, а через год призвали в армию, в Афганистан на войну.

После возвращения рассказывал, что выжил совершенно случайно. На взлетной площадке стояли два вертолета, в которые надо было садиться солдатам. Он дернулся к одному, но потом сердце екнуло, и залез в другой. Только взлетели, как вертолет, в который он собирался сесть изначально, сбили. И все, кто был на борту, погибли.

С войны Сергей вернулся потерянный. Ничего не хотел делать, но я заставил продолжить карьеру. Связался с Иваном Щекиным, который тогда в брестском «Динамо» работал, и договорился о просмотре. И тут снова Шоломицкий влезает и опять тянет парня в Пинск. На мое счастье Сергея после одного из матчей заметил Эдуард Малофеев. Против такого тренера Шоломицкий оказался бессилен, хотя и пытался всем рассказывать, что своего воспитанника так просто не отдаст. В итоге Малофеев прислал за Домашевичем автобус и увез парня. Так Серега попал в минское «Динамо». Но там карьера не сложилась из-за травмы.

Он очень хорошо делал подкаты. Никто в республике так не мог. На одну ногу опускался и катился. Это его и сгубило. На сборах во Франции во время тренировки подкатился и по инерции выехал за поле. А там железный столбик был вкопан. И он об него половину голени снял. Восстанавливался долго и на серьезном уровне больше уже не играл.

«В первом бою командир потерял глаз. Мне сказали принимать взвод». Как пройти Афган и едва не уехать в бундеслигу

– Когда впервые увидели Александра Ермаковича?

– Моя жена работала в детском саду воспитательницей. И Саша с сестрой-близняшкой Наташей ходил в ее группу. Они, кстати, только лицом были немного похожи. Девочка была намного крупнее и едва ли не на голову выше.

Как-то жена приходит с работы и говорит: «Мальчик в группе появился. От мяча не оторвать. Даже на обед приходится тащить. Удар серьезный. Когда бьет, страшно за других детей. Говорю им, чтобы не подлезали». И стал я к нему заочно присматриваться. А жена, в свою очередь, Сашиной маме постоянно говорила, что вырастет хороший футболист.

Александр Ермакович с сестрой Наташей

Потом я сформировал в СДЮШОР группу из ребят 1974 года. В один из дней подходит ко мне знакомый: «У нас во дворе мальчик есть. Можно привести на тренировку?» – «Конечно». И он приводит маленького и щупленького Сашу, который только во второй класс пошел. Несмотря на то, что его 75-й год еще не набирал, разрешил ходить.

А в ноябре в Пинске проходил турнир по ребятам его возраста. Попросил своего друга Колю Ширинского, который в брестском «Динамо» с детьми работал, проверить моего мальчика в бою. Тот соглашается и сразу ставит Ермаковича в основу. Как Сашка начал всех крутить! И своих, и чужих! Я сам не ожидал от него такой прыти. После первого дня соревнований брестские ребята в раздевалке спрашивают: «А Саша завтра приедет?» Я на него смотрю, а он утвердительно: «Конечно, приеду!»

Желание у него было всегда. Не надо было настраивать или уговаривать поработать на тренировке. Никогда не говорил, что он где-то не добежал или не доработал. Раз вышел на поле – надо побеждать. Это правило в нем сидело с самых малых лет.

Сразу определил Сашу в центр полузащиты. У него пас был хороший. Очень любил раздавать такие передачи, чтобы после них только забить оставалось. Любил еще перед пасом обыграть парочку игроков и выкатить, что называется, «под гол». Корпусом хорошо работал. Отобрать мяч у него было очень трудно. А еще игру просчитывал наперед. Готовясь финтить, уже знал, кому и как отдаст передачу, чтобы продолжить атаку.

Видел, что местных ребят он перерастает быстро и продвинул в сборную области. Саша закрепился в основе и ездил со сборной на все турниры. Кстати, там и подружился с Вадимом Скрипченко, который приезжал в команду из Малориты.

Вспомнил страшный случай. Одно время тренировались на поле с деревянными воротами. Они были очень старыми и перегнили у основания. И вот после одного из ударов штанга переломалась. Ворота начали падать как раз на то место, где Ермакович стоял. Летели прямо на него! Как он уклонился, ума не приложу! Не среагировал бы, и эта колодка прямо по голове бы попала.

– Каким он вообще был мальчиком?

– Очень способным, но ему надо было уделять много внимания. Когда только начинал заниматься, орудовал исключительно правой ногой. Сразу сказал: «Саша, забудь про правую ногу. Работаем только левой». Он сперва негативно отреагировал, но в итоге стал левшой! Это моя заслуга. А я его заставлял! Говорил, что одноногий футболист – не футболист.

Как-то на двусторонке поставил условие: если забивает правой, не засчитываю. Забивает – выполняю обещание. И тут он как вспыхнул! Разозлился и убежал с тренировки домой! Вечером пришел к нему домой, поговорили по душам. Объяснил все.

Еще вспомнил случай. Часто ставил Сашу со слабейшими ребятами, чтобы игра была равной. Ему не нравилось. Понятно, хочет с друзьями, которые посильнее. Начинаю разговаривать – брыкается и снова убегает. Один мой друг подсчитал, что Саша 17 раз убегал с тренировок!

Но вообще он редко когда спорил и проявлял такие эмоции. Чаще, если ему что-то не нравилось в моих словах, действиях партнеров или решениях судей, зло скалился и уходил в сторонку. Ударят по ногам – скривится, ругнется про себя и побежит дальше. Никогда не спорил. И такое спокойствие у него до сих пор. Нет всплеска, нет злости. Спокойствие и рассудительность! А еще он весь свой дом на тренировки приводил. Тянул всех! Организатором был сильным. Никогда не задирал нос от своих успехов и не вляпывался в плохие истории. Не курил и не пил. Я парней в этом плане воспитывал с первых дней. На своем примере объяснял. Я закурил в пятом классе. Не хотел, но среди друзей был заводила, который заставлял. Он и подсадил меня на сигарету. Четыре года курил просто страшно – пачки в день не хватало! А когда решил поступать в техникум, меня как переклинило. Понял вдруг, что курящего не возьмут! Собрал волю в кулак и бросил. И с 1968 года даже не тянет! Рассказывал об этом пацанам, объяснял. Но понимаешь, если сами не захотят, не бросят. Заберешь одну сигарету – пойдут и еще купят.

Поедешь с командой в Брест на пять дней, насмотришься на пацанов вне дома и понимаешь, кто есть кто. Говорю им: «Ребята, отдохните». – «Нет, мы в футбол». А я втихаря за ними: что они там делают – играют, курят или чем-то другим занимаются. Ермакович играл! Он и сейчас насчет алкоголя очень строг. Уже когда в БАТЭ был, приехал в гости и подарил спортивный костюм. Говорю: «Саша, пошли в кафе, пропустим стаканчик за встречу». Пошел, но едва притронулся. Сказал, что один раз в год употребляет.

А вот учился он слабовато, если честно. Да и где вы видели, чтобы футболисты учились хорошо. Сколько он институт заканчивал? Лет десять, наверное :). В школе тоже особо не отличался. Все внимание было сосредоточено на футболе. Хотя меня из школы побеспокоили лишь раз. Учительница математики как-то пригласила: «Михал Николаич, вы как-то накрутите его. Скажите, что не пустите на тренировку, если будет плохо учиться». Смотрю на нее и думаю: а как я могу это сделать? Саша буквально бредит футболом, а я ему запрещать буду? Сказал ей, что лучше бы заинтересовала своим предметом, чтобы он полюбил математику так, как футбол.

– С семьей Ермаковича тесно общались?

– Да. Маму вообще знаю с детства. Но с первого дня занятий она сказала, что в тренировки не лезет: «Есть Володя. С ним и решай все вопросы». А батька не всегда шел сыну навстречу. Часто не отпускал на соревнования. Тогда Саша приходил ко мне в слезах: «Сходите к родителям, поговорите». Шел в гости: «Володя, что за…» Он смотрел на меня и растянуто так произносил: «Ну, пускай едет». Такое отношение непонятно до сих пор. Будто это мне надо было, а не его сыну. Ладно бы сам Саша наплевательски относился к тренировкам, но ведь ему это было важно. И Саша очень эмоционально на подобные моменты реагировал.

А вот бабушка Сашина всегда благодарила за внука. Гуляли как-то с женой по городу, а она шла по другой стороне дороги. Увидела, перебежала через проезжую часть и чуть ли не до земли кланяется: «Николаич, спасибо тебе за внука. Ты его таким сделал». Было очень приятно.

– Вы ведь Александра Владимировича еще и хоккею учили. Успешно?

– Третье место в республике заняли! Зимой на улице в футбол не поиграешь. Пока зала не было, заливали на поле каток и играли в хоккей. Хотя играли – это громко сказано. Падали больше, чем катались. Но как-то умудрялись побеждать. Сперва выиграли областные соревнования, а потом и стыковой матч за выход в финальную группу. Кроме нас туда попали Могилев, Минск и еще кто-то. В итоге заняли третье место.

Форму собирали по всему миру. Верх от футбольной формы, защиту одолжил на заводе у мужиков, которые в хоккей играли. Хотели без шлемов поехать, но сказали, что нельзя. Тогда обратился к коммунальникам, которые помогли купить шлемы.

Хоккейная команда Лунинца после победы в матче за третье место. Александр Ермакович – третий справа

Ермакович всегда впереди катался – нападающим был. Но понятно, что больше футбол его увлекал. В одном из матчей за сборную области Сашу заметил Юрий Антонович Пышник и сказал, что забирает в РУОР. Положительно отнесся к такому повороту событий. Это был шаг вперед. Но до сих пор немного обидно за то, как Пышник это сделал. Он даже не поговорил со мной, а ведь мог хотя бы руку пожать, поблагодарить за Сашку. Я ведь даже деньги не просил за подготовку, но не дождался и элементарного «спасибо». Хотя, как мне говорили, деньги Пышник себе забрал. Впрочем, не буду этого утверждать.

Первые полгода в Минске Саша очень скучал по друзьям и родителям. Часто приезжал. Иногда даже играл за нас на соревнованиях, но потом Пышник запретил. После попадания в БАТЭ Ермакович стал приезжать все реже и реже. Зимой на несколько дней заскочит – и все. В отпуск-то уже на курорты стал ездить :). Узнавал новости через родителей, а пару лет назад они квартиру продали и уехали в Минск. Теперь видимся очень редко.

Почти сразу после того, как Ермакович уехал, я на 12 лет возглавил СДЮШОР. В 2004-м вернулся к тренерству, а в декабре 2015-го ушел на пенсию. Сейчас нигде не работаю. Живу для себя. Есть квартира, дача. Веду хозяйство. Уточек вот завел.

– Пенсии хватает?

– Я не только на нее живу. Лет 20 назад приятель предложил заниматься бизнесом – возить из Польши и Украины спортивную форму и инвентарь. Тогда с этим были проблемы, поэтому дела шли неплохо. Удалось что-то скопить. На это и живу.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья