На вулiцы маёй
Блог

«Дулуб предлагал перейти с ним в «Карпаты». Хомутовский официально завершил карьеру игрока

Несколько историй на прощание.

– 2016 год круто изменил вашу жизнь. Начинали год играющим тренером вратарей в столичном «Динамо», а заканчиваете главным тренером «Крумкачоў».

– Есть фраза: «Все, что ни делается, то к лучшему». Я попал в «Крумкачы» после внепланового ухода из «Динамо». И благодарен Богу за то, что так случилось – успел поработать с отличным тренером. Считаю Олега Анатольевича Дулуба одним из самых сильных наставников на постсоветском пространстве. После него было очень удобно принимать команду. Она была тактически вышколена, ребята были обучены. Неважно, по какой системе их расставлять – 4-2-3-1 или 4-3-3.

И с моей субъективной точки зрения от игры к игре мы действовали лучше. Очень здорово, что ребята смогли выйти из пике, в которое угодили после первого круга. Вспомни, что после определяющей победы над «Гранитом» мы выдали хорошие матчи с БАТЭ, «Витебском» и брестским «Динамо», которое намеревалось отомстить за первый круг, а по итогу радовалось ничьей. Да и последняя игра с «Минском» нам очень удалась.

– Олег Дулуб говорил, что во втором круге команда играла лучше, чем в первом. Почему тогда результата не было?

– Я пришел, когда у команды уже был спад. Мое мнение – эмоциональная выхолощенность. Ребята здорово начали сезон, но успех пошел во вред. В команде было много дебютантов «вышки», много ребят с небольшим опытом, и всего пару человек с нормальным профайлом. А тут промежуточное второе место, победа над «Шахтером», разгром «Динамо». Появилось чувство эйфории от успехов и началось падение вниз. Но потом эмоции ушли, парни осознали реальность и в конце второго круга «вернулись».

– Когда узнали, что Дулуб уходит?

– Еще с лета знал, что «Карпаты» его ждут, но Анатольич планировал довести команду до конца. Однако потом все переигралось, и во время сентябрьской паузы на матчи сборных он летал во Львов на переговоры. После между нами состоялся разговор, Дулуб сообщил, что уходит.

– Ожидали, что Денис Шунто попросит довести сезон вас?

– Нет, конечно. Это был сюрприз. Олег Анатольевич предлагал перейти в «Карпаты» вместе с ним, но я взял паузу, так как получал тренерскую категорию «В». До конца ноября мне надо было находиться в Минске.

В общем, Денис в разговоре признался, что не хочет дергаться и искать тренера со стороны на оставшиеся шесть матчей. Предложил доработать сезон в паре с Яковом Залевским. Согласился, это для меня это хороший опыт. Благодарен Богу, что в своей карьере поработал с сильными европейскими тренерами, которые многому научили. И у меня было желание развиваться. И в «Крумкачах» старался применять полученные ранее знания. Надо отдать должное ребятам – наши с Яковом требования они выполняли. Было приятно видеть, как парни выкладываются на тренировках, как стараются вникать в упражнения, которые для них в новинку.

– Футбол, в который играли «Крумкачы» при вас, отличался от дулубовского?

– Менять что-то в тактике было бы большущей глупостью – ребята были отменно готовы. Хотя некоторые нюансы мы с Яковом внесли. Как действовать при стандартах, к примеру. А в остальном старались играть в быстрый, агрессивный футбол. Здорово прессинговали и накрывали соперников. Для меня это самое главное. Такой футбол должен нравиться зрителям.

– Забить дурака и отбиться – это…

– Не про «Крумкачы» :). Надо стараться побеждать за счет собственной быстрой игры, за счет прессинга и доминирования.

– Отмечалось, что помогать в тренерстве вам будет Денис Шунто. Каким было его участие?

– Денис живет футболом и хочет держать все под контролем. «Крумкачы» – единственный клуб высшей лиги, который не берет у государства ни копейки. И с последним бюджетом в лиге, команда шла на втором месте. Значит, он не совсем плохой руководитель. Что касается вопроса, то Шунто присутствовал на каждой тренировке, присутствовал при обсуждении стартового состава и возможных замен. Мог высказать свое мнение, но в этих вопросах последнее слово всегда было за нами. Руководство командой – за тренерами, а руководство клуба – за президентом. Денис четко чувствует эту грань и ее не переступает. И со своей стороны я, надеюсь, тоже не переходил грань дозволенного.

– Но ведь Шунто не футбольный человек. Что и как он может советовать?

– У Дениса есть одно хорошее качество. Он любое свое мнение может обосновать и никогда не озвучивает мысли тоталитарно. Пример. Обсуждаем состав на матч. Денис говорит: «А почему бы не использовать этого парня? Он хорошо бежит и пригодился бы». Объясняю, что лучше будет другой, так как лучше прессингует и быстрее играет в пас. С этим соперником это важнее.

– Меня немного удивили многочасовые собрания тренерского штаба после матчей.

– А ты откуда знаешь?

– После «Ислочи» больше часа ждал Дениса Шунто и Олега Дулуба, но так и не дождался.

– О да. Мы тогда три часа проговорили. Спокойно размерено анализировали не только игру, но и жизнь клуба. Время пролетело незаметно. На часы никто не смотрел. Мы бы еще дольше сидели, но пришла уборщица и сказала, что пора закрывать раздевалку :). Вообще, поначалу для меня такие «встречи» были необычными, но потом привык. Общались после каждого домашнего матча.

– Разговаривали с Денисом Шунто о будущем клуба и о вашей роли в нем?

– Нет. Еще по ходу сезона договорились с Яковом, что об этом говорить не будем. И вообще будем этой темы избегать. А после не было возможности. Так что пока ничего не могу сказать. Хотя Денис и обозначил, что будет искать опытного тренера. Мы же пока начинающие. Кстати, собираюсь съездить в Германию к тренерам, с которыми работал раньше. Что-то типа стажировки, но личной. Интересно будет узнать, как изменился тренировочный процесс за это время. Там футбол не стоит на месте и тренеры постоянно развиваются.

– Вячеслав Глеб – главная звезда команды. Как справлялись с его характером?

– Я ему благодарен за примерное поведение. У нас не было никаких проблем. Да, у Славы взрывной характер, но, в свою очередь, он очень требователен и к себе, и к партнерам. Кстати, если обращал внимание, то в последних матчах Глеб ребятам претензий не предъявлял.

– Мне наоборот казалось, что весь второй круг он только этим и занимался.

– Есть моменты, которые люди со стороны могут неправильно интерпретировать и понять. Слава сделал над собой усилия, и у нас проблем не было.

– Не кажется, что в середине второго круга Глеб потерял мотивацию?

– Ох… То, что я видел в его исполнении на тренировках и в играх, не позволяло думать о таком отношении. Слава не опустил руки и не потерял мотивацию. Пересмотри матч с БАТЭ. Это лучшая лакмусовая бумажка к моим словам.

***

– Три матча за два года, поездка в Германию к бывшим тренерам на стажировку – с карьерой игрока окончательно закончили?

– Да. Я благодарен Юрию Санычу Чижу, который пригласил меня в «Динамо», чем дал возможность еще немного поиграть. Спустя несколько месяцев он же предложил мне войти в тренерский штаб Вука Рашовича и стать играющим тренером. А окончательно понял, что «играющий» ушло уже в «Крумкачах». Понятно, что все еще есть огромное желание стать в ворота, тренироваться и играть, но нужно смотреть правде в глаза – возраст. Как бы это сказать, чтобы не казалось, что я сетую на травмы. Если бы начал карьеру в Европе или играл бы там долго, я бы еще продолжил лет до 40. Но я прошел советскую систему подготовки. Поиграл и в России, и в Украине, где попадал под тренеров-вратарей старой закалки. Когда ты прыгаешь до состояния, что мышцы уже не держат, а суставы трутся друг о друга, бесследно это не пройдет. У меня оперированные колени и сшиты три связки в плече, после разрыва которых была вероятность, что не восстановлюсь. Слава Богу, тогда играл в «Аугсбурге», и лечился в клинике, специализирующейся на таких травмах. После операции восстанавливался 10 месяцев и за это время прочитал три тома «Архипелага ГУЛАГ» Солженицына. Меня это сильно зацепило, так как книга касается и моих прадедов. Один был расстрелян, а другой – репрессирован. Все это и повлияло на то, что я уже больше тренер.

– Допускаете, что ваш уход из «Динамо» – отголосок интервью в Молодечно, когда вы раскритиковали руководство за трансферную политику?

– По «Динамо» скажу коротко: время в клубе буду вспоминать с большой теплотой. Мне за работу не стыдно. Гутор, Игнатович и Плотников при мне прогрессировали – это результат моей работы. Дай Бог, парни продолжат развиваться дальше. Что касается всего остального, когда мог как-то влиять на ситуацию, я это делал. Хотел, чтобы «Динамо» становилось сильнее и не допускало ошибок. И я пытался на это влиять.

– Каким образом?

– На встречах тренерского штаба с руководством, при обсуждении развития клуба высказывал свое мнение. Все действия и слова были логичны и обоснованы.

– Могли остаться после ухода Вука Рашовича?

– Ты меня подводишь к тому: работал бы я с Боровским?

– Да.

– Не работал бы. Это связано с моим отношением к происходящему. Пойми, меня приглашал не Селимов, не Боровский, не Рашович, а Чиж. Я не был ни на чьей стороне. Просто хотел, чтобы «Динамо» было лучше и сильнее. И из своих убеждений не сработался бы с Боровским.

– Выходит, на стороне Рашовича?

– Я не хочу вступать в полемику. Закроем тему.

***

– У вас была яркая карьера. Расскажите три наиболее запоминающихся истории.

– Когда приехал в «Стяуа», месяц жил в клубной гостинице при стадионе. Одноместный номер без окон. Точнее, окно было, но больше походило на витраж. Номер простой и аккуратный: кровать, телевизор и шкаф. Румынского языка не знал, стадион не в центре города, поговорить не с кем. Толком не понимал, куда попал. Время было очень тяжелое, и я начал вести дневник, куда записывал мысли и ощущения от тренировок, впечатления от новой страны и культуры, от Бухареста и людей. Это был мощный самоанализ, который придал мне внутренней концентрации. Мелким почерком исписал небольшой блокнот. Он до сих пор лежит дома. Пару лет назад жена нашла: открыла, полистала, улыбнулась и положила на место.

Параллельно учил язык и знакомился с городом. В свободное время брал такси, ехал в центр и просто гулял. Первое, что сделал, – нашел книжный антикварный магазин и купил старый, советский, русско-румынский словарь. Потом покупал спортивные газеты и читал со словарем, слушал, что говорят люди. И вскоре выучил язык. А со временем полюбил и Румынию, и Бухарест. Возвращаюсь туда, как к себе домой. В августе летали со старшей дочкой. В толпе людей шли на матч  «Стяуа» – «Спарта». Меня постоянно узнавали и приветствовали. А после игры попал на спортивный канал DIGI Sport на прямой эфир. Было очень приятно.

– До сих пор помнят?

– Да! «Стяуа» – самый титулованный клуб Восточной Европы. Болельщики команду любят. Когда выиграли чемпионство, в центре Бухареста на площади Университатя собралась огромная толпа. Людей реально было очень много, и все – в атрибутике. Вдруг на площадь очень медленно въезжает «Майбах» президента клуба Джиджи Бекали. Едет прямо через толпу и останавливается в центре. Джиджи выходит, забирается на крышу авто с флагом клуба и начинает выплясывать! Это было фантастическое зрелище! 

Бекали – очень эксцентричный человек. Миллиардер со своими тараканами. Чтобы ты понимал весь размах, еще одна история. Он всегда ездил с охранниками – ребятами очень крепкого телосложения. «Майбах» же – люксовая машина, в которой весь комфорт сзади. А Джиджи любит быть за рулем. Теперь ситуация. После тренировки охранники садятся на пассажирские сиденья и кайфуют, а миллиардер садится за руль. Когда впервые увидел, удивленно улыбался, но потом привык.

– Есть еще история?

– Через полгода в Румынии меня позвали на ТВ-шоу. В прямом эфире говорили о вратарях. В студии также были Богдан Лобонц, Флорин Пруня и Богдан Стеля – вратари сборной Румынии разных времен. Тогда я говорил по-румынски еще плохо и для меня специально пригласили девушку-перводчика из российского посольства. Она синхронно переводила мне вопросы, а всей студии ответы. И вот у меня спрашивают: «Что значит вратарь для команды»? Отвечаю: «Вратарь – это полкоманды». А девочка услышала «Бог команды» и перевела на всю страну. В тот же миг понял, что перевод не соответствует моим словам. Ведущий робко спрашивает это же у Лобонца. Тот со мной соглашается. Стеля – тоже. Завершается ситуация общим смехом. Но у меня другая проблема. Бекали – глубоко верующий человек. И кто знает, как он отреагировал. На завтра после тренировки подошел ко мне: «Ты все правильно сказал». Но ребята потом долго подкалывали.

С Бекали мы хорошо общались. Когда собирался уйти в «Томск», он вызвал к себе и сказал: «За те деньги, которые предлагают, я тебя отпущу, но ты должен прессе и болельщикам сказать, что хочешь уйти сам. Иначе меня не поймут». Сделал. Кстати, когда прилетаю в Румынию, мы хорошо общаемся.

– Где-то читал, что вы даже боксировали с его охранниками.

– Было дело. Одним из охранников был Каталин Змарандеску – известный в Румынии боец К-1. Он знал, что я люблю боксировать. И как-то на сборах в Голландии предложил спарринг. Ощущалось, что это настоящий профи. Ни одного лишнего движения. А журналисты, которые всегда с командой, увидели нас в тренажерном зале и сфотографировали. Снимки потом попали во все газеты. В дальнейшем часто ходил к Змарандеску в зал, который на стадионе оборудовал Бекали для бойцовой его школы.

– Есть история из России?

– Ой, не особо хочу вспоминать. Лучше про Германию расскажу. В «Карл Цейсе» поразило то, как болеют за единственную команду из Тюрингии, играющую в профессиональной лиге. На стадион приходили не только горожане, но и собирались люди со всего региона. Больше всего поразило отношение болельщиков к игрокам. Выходишь со стадиона после выигранных или проигранных матчей, а тебя хлопают по плечу: «Спасибо за игру». «Отлично играли». «Не огорчайтесь». «Ничего страшного». И мы бились за такое отношение. Оно дорогого стоит.

Кстати, в Йене была традиция. После игры все без исключения футболисты должны были подниматься наверх в вип-зал, где вместе с руководством футбол смотрели жены с детьми. Там был мини-ресторан с видом на поле и отдельным выходом на трибуну. На минутку, или на 10 – неважно. Можно было выпить бокал пива, вина или сока, что-то перекусить. Иногда бывало, что мы там ужинали всей командой с семьями. Это очень хорошее правило, которое здорово сплачивает команду. Такое же было и в «Аугсбурге». Думаю, подобная практика существует во многих немецких клубах.

– То, что алкоголь в свободном доступе, не было проблемой?

– В Европе к нему другое отношение. В Йене и в Аугсбурге в раздевалке стояли холодильники с пивом. Игроки могли после тренировки спокойно взять бутылку пива и пойти с ней в бассейн, или просто сидеть и общаться с ребятами. Это в порядке вещей. И никто не следил за количеством выпитого. Полный самоконтроль. И я никогда не видел, чтобы кто-то брал больше одной бутылки.

Как-то один из игроков спросил: «Можешь выпить стакан водки?» – «Я вообще крепкий алкоголь не пью, но могу. А зачем?» Он рассказал, что когда-то играл с одним известным игроком с постсоветского пространства, который на спор перед командой выпил стакан водки. Честно, никогда такого не понимал.

– Ваши истории в основном о Германии и Румынии. Почему не хотите вспоминать Россию? Переход в «Томь» – ошибка?

– Ну, как сказать. У меня была недоказанность в России после московского «Динамо». Хотел доказать, что я сильный вратарь. Да и в Томске планировали грандиозный проект. Рулил всем белорус Сергей Шимкевич – генеральный директор «Томскнефти». Он был очень амбициозен. Хотел построить новую базу и новый стадион для «Томи». Хотел сделать команду одной из лучших в России – вывести в Лигу Европы. Но вскоре Шимкевича арестовали, и проект быстренько заглох. Успели только построить хорошую базу.

– Вы довольны тем, как прошла карьера?

– Можно было бы сожалеть только о двух вещах. Во-первых, не надо было молодым поддаваться на уговоры Валерия Газзаева и уезжать из «Вальдхофа» в «Динамо». Когда перешел, Газзаев уже ушел в отставку, и в клубе менялось руководство – убирали президента Николая Толстых. Это человек, к которому отношусь с большим уважением. А во-вторых, все-таки не стоило возвращаться в Россию из Румынии. Но я благодарен Богу за эти трудности. Они сделали меня сильнее.

Фото: dinamo-minsk.by, offside.by, kpcdn.net.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья