Загрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскать
Блог На вулiцы маёй

«В Лунинце стадион возле кладбища. При въезде всегда думал о жизни и смерти». Футболист, исколесивший всю Беларусь

 

Урок географии от Павла Евсеенко, который успел поиграть за 12 клубов из 10 городов.

У Павла Евсеенко была интересная карьера. В «вышке» футболист по-настоящему заиграл, когда ему было под 30. А до этого очень долго «пылил» в первой лиге. В определенный момент даже думал закончить карьеру, но пересилил себя. За это был вознагражден отличным этапом в «Гомеле», вместившим бронзовые медали чемпионата, победу в Кубке и Суперкубке, а также матчи Лиги Европы против «Ливерпуля». В начале 2017 года Евсеенко завершил карьеру игрока и стал тренером в «Шахтере». Самое время подвести какой-то итог и вспомнить яркие моменты. Мы так и сделали, только поговорили не о футболе, а о городах, в которых довелось пожить полузащитнику. Итак, начинаем урок географии, в котором Павел делится впечатлениями и воспоминаниями о жизни в разных уголках Беларуси.

ДЮСШ «Днепр» Могилев

Википедия и другие футбольные справочники говорят, что родился Евсеенко в Минске. На самом же деле родной город тренера Могилев. Детство Павла прошло в микрорайоне «7 ветров».

– Район был боевой. Отлично помню драки двор на двор, школа на школу, район на район. В каждом классе любой школы была основа – самые крепкие, дерзкие и задиристые парни. Помню, в 5-м классе подрались с параллельным классом. Обычно в футбол вместе играли, а однажды решили подраться. Хотели быть похожими на старших. Встретились после уроков, помахали кулаками и разошлись друзьями.

Лучшие из основы класса попадали в основу школы, которая потом формировала основу района. И основа постоянно пополнялась новыми людьми. В определенный момент к восьми- или девятикласснику подходил кто-то из старших и говорил: «Сегодня в семь вечера сборы возле школы». Сборами у нас назывались драки. В назначенный час собиралась толпа и двигала на пустырь, где проходила граница между нашим микрорайоном и «Миром-5», с которым обычно и воевали.

Пустырь был как раз за моим домом. Помню, с сестрой выходили на балкон и смотрели за драками. По разным сторонам поляны стоят группки по 10 человек и оговаривают условия. В основном было одно – деремся по-честному, только на кулаках. Затем отмашка – и понеслась! Драка занимала всего несколько десятков секунд. После пацаны вставали, жали друг другу руки и расходились. Подобные мероприятия устраивались примерно раз в месяц. Иногда организовывались вылазки в другой район. Такая вот своеобразная война за то, чтобы считаться самым крутым районом города.

Обычно дрались честно, но если устраивались облавы, то в ход шли любые подручные средства. Помню страшный момент. Играли в футбол, как вдруг из-за дома вылетела огромная толпа. Одна группа чуть впереди, а другая – с палками, цепями, кольями – догоняла первую. Накрыли парней и гнали куда-то. Думал, и нам достанется, но пронесло – пробежали мимо.

Недалеко от меня жили Калачевы, но в драках мы не пересекались. Хотя, думаю, Дима должен помнить разборки. Сам я дрался на улице только один раз – в 5-м классе. Когда подошел срок мне идти в основу района, вся эта штука как-то заглохла сама собой.

«Взял и затолкал арахис себе в ноздрю». Тимофей Калачев, каким вы его не знаете

Еще недалеко от дома было прекрасное Святое озеро. Ходила байка, что назвали его так, потому что когда-то в нем затонула церковь. Естественно, это неправда, но по детству верилось. Рядышком была небольшая полянка, где мы играли в футбол, а районные школы устраивали соревнования по бегу и легкой атлетике.

Наш «спальник» был далековато от центра города – в 20 минутах езды – и мы туда нечасто выбирались. Вообще в 90-е Могилев мне казался каким-то серым. Видимо, наслаивалась тяжелая ситуация дома. Видел и понимал, как трудно родителям. Оттого и впечатления такие.

Когда учился в 10-м классе, родной дядя Борис Лазарчик, который тогда работал в детской школе «Олимпия», предложил поиграть за эту команду в чемпионате Минска. И я дважды в неделю ездил в Минск. Утром садился в дизель и три часа ехал до Осиповичей, а затем еще два часа на электричке. После матча прыгал в автобус, и в 11 вечера был дома. Когда не успевал, ночевал у дяди в Михановичах. Параллельно играл за юношескую команду «Днепра» на «Хрустальном мяче». Выматывался сильно, но, считаю, это здорово помогло мне в футболе. Когда пришло время выпускаться из ДЮСШ, позвали в дубль «Днепра», но я отказался – Лазарчик предложил играть за «Олимпию» и поступать в БГУФК. Родители, в большей степени мама, видели меня милиционером и склоняли к школе милиции. Но дядька убедил, что в милиции футбольного будущего у меня нет. Если бы не он, разгонял бы сейчас митинги по стране :).

«Молош продавал грибы, чтобы поехать на тренировку». Человек, от которого отказался БАТЭ ради легенд клуба

«Олимпия» Минск

– В 1998-м поступил в БГУФК и получил койку в общежитии. Жил в комнате на пятом этаже вместе с парнем откуда-то из-под Дзержинска. Забавный такой персонаж. Разговаривал в основном на белорусском. Хотя из-за наслоения на язык говора его родных мест иногда казалось, что говорит он на древнебелорусском. Что-то понять было очень сложно. Поэтому и подшучивали все над ним, но он не обижался.

Комнатка в общаге была небольшая: стол, стулья, маленький шкаф с двумя вешалками, две кровати – вот и все. Студенческая романтика. Вечерами собирались шумной компанией, жарили картошку, садились за круглый стол, кушали, общались, пели песни под гитару. Алкоголь? История об этом умалчивает :). Бывало, конечно, но я старался не злоупотреблять. Да и в общаге гоняли за спиртное. Спортсмены же! Со мной в группе учились Серый Сосновский, Саша Давидович, Паша Плют, Юра Мархель. Юра, кстати, мой конкурент за место нападающего в институтской сборной. Постоянно с ним спорили. Удивительно, но начинал карьеру нападающим, а закончил центральным защитником. Еще первый семестр с нами учились Александр Глеб и Алексей Бага, но парни быстро перевелись на заочку.

Та самая легендарная «Олимпия». Справа в красном костюме стоит Борис Лазарчик, рядом с ним Александр Давидович и Павел Плют. Сергей Сосновский стоит 5-й слева, Павел Евсеенко – 6-й. Дмитрий Молош сидит 4-й слева.

Первое, что бросилось в глаза в Минске – скорость. Люди постоянно куда-то спешили по своим делам. А еще поразила их раскованность. В Могилеве народ более зажат. С первой стипендии поехали группой в «Макдональдс» на Октябрьской. Накупили всего, чего хотели, и пошли кушать рядышком в скверик. А еще раньше, когда ездил играть за «Олимпию» из Могилева, впервые прокатился на «Супер-8» в Парке Челюскинцев. Мы тренировались и играли рядышком.

«Молодечно» Молодечно

Весной 1999 года Лазарчик возглавил «Молодечно» и пригласил с собой молодых ребят из своей «Олимпии» – Евсеенко, Молоша, Плюта. В институте Евсеенко сделали свободное посещение, и он укатил в Молодечно.

– Запомнился только хороший стадион и парк, в который нас просили вечерами не выходить, так как там было шумно и можно было попасть под раздачу. Мы были послушными ребятами, не рисковали и сидели в номерах. Жили прямо на стадионе. На верхних этажах административного здания было (и сейчас есть) что-то похожее на гостиницу. Комнатка чуть удобней, чем общажная: появилась прикроватная тумбочка! Но телевизор был только на этаже. Внизу, возле раздевалок, баня. В принципе, больше ничего для футбола и не надо.

Времени гулять по Молодечно не было. Борис Михайлович давал нам по две тренировки в день. После ужина с Димкой Молошем еле доползали до подушки и засыпали. Закладывали базу на будущие годы. Может, поэтому и доиграл до 36 лет. Кстати, именно в «Молодечно» забил свой первый мяч в высшей лиге. Пострадал Василий Хомутовский, но БАТЭ мы тогда обидно проиграли 1:2.

«Коммунальник» Слоним

В конце 99-го Молоша и Евсеенко пригласили в дубль БАТЭ. Дмитрий очень быстро сумел показать себя перед Юрием Пунтусом и перебрался в основной состав. Павел же год боролся за место под солнцем и жил в институтской общаге. На помощь вновь пришел Лазарчик. Специалист возглавил слонимский «Коммунальник» и снова собрал в команде проверенных ребят.

– Жили мы на базе, на улице Брестской, если не ошибаюсь. Ну как база – общежитие классического советского типа. Меня радовало то, что в комнатах стояли телевизоры. Но мы в основном играли в карты. В «джокера», конечно. Нынешняя молодежь не особо знает игру. Мы же за картами сидели постоянно. Интернета не было, в телевизоре три канала, поэтому время проводили так: тренировка – «джокер» – обед – «джокер» – вторая тренировка – «джокер» – ужин – ну, ты понял :). Здорово играли Макс Горбач, Игорь Зюлев и Леша Тищенко. Я же был средненьким, но не таким «сладким» (слабым – Tribuna.com), как Дима Аснин. Он всегда проигрывал. Брали его к себе четвертым и периодически обували. Играли на символические суммы, которые не особо били по карману.

Из красот в Слониме вспоминается речка, протекающая сразу за стадионом, где мы тренировались. Профессиональных рыбаков среди нас тогда еще не было, поэтому там мы только купались. Хотя местные поговаривали, что матерые рыбаки чуть дальше по течению вылавливали сомов с человеческий рост! Еще прямо в воде тренеры проводили восстановительные тренировки. Загоняли нас по пояс в реку и давали силовые упражнения.

Тренировочное поле «Коммунальника». Евсеенко бьет пенальти Аснину.

Неподалеку была воинская часть, где «служили» наши ребята Горбач и Андрюха Мисюк. В общагу они приходили рано утром, когда мы еще спали, и гремели чашками и ложками. Меня ожидала такая же участь, но жена забеременела, и я получил отсрочку. А после рождения второго ребенка с военкоматом распрощался.

Андрей Мисюк: «До первого сбора с Юревичем весил 76 и думал, что это мой боевой вес. Там похудел до 72-х»

В городе была дискотека «Оскар». Можно сказать элитное заведение, где собирались сливки Слонима. Располагался клуб в новом микрорайоне с панельными домами, которые вроде турки строили. На дискотеку ходили всей командой. Никто не оставался в общаге. Футболистов в «Оскаре» знали и уважали. С нами никогда не было никаких проблем. Была и еще одна дискотека, с более простой публикой, но мы туда выбирались редко.

Кроме двух развлекательных клубов в Слониме было три стадиона. На одном мы играли, а на других периодически тренировались. Один назывался «Альбертин» и находился рядом с воинской частью. Хотя стадионом ту площадку назвать сложно. Скорее школьное поле, через которое по диагонали люди протоптали тропинку. Однажды во время двусторонки по дорожке, не глядя на нас, пошла бабушка с сумками. Медленно так шла, не спешила. Пришлось на несколько минут прерваться и подождать, пока она дойдет.

Слонимчане – замечательные люди. Душевные и отзывчивые. Всегда приходили на помощь, когда мы в чем-то нуждались. На стадионе собиралось много болельщиков, которые яростно нас поддерживали. Команда была задорная. Мы не шиковали, но финансово чувствовали себя нормально. Мне платили 150 долларов. Лидеры получали долларов на 100 больше. Для тех времен это было отлично. С зарплаты купил себе орехокол Nokia 3310. Мог себе позволить :).

Валерий Цыганенко, Максим Горбач, Андрей Мисюк, Игорь Зюлев, Павел Евсеенко и легендарная Nokia3310 неподалеку от дискотеки «Оскар».

Содержали команду бизнесмены Роман Мамедов и Геннадий Бабошкин. Чтобы ты понял размах мужчин, они как-то купили себе новенькие шикарные Пежо-607, которые тогда стоили дороже квартиры. Интересные такие товарищи. Правда, вскоре за них вплотную взялись правоохранительные органы. От футбола бизнесмены отошли. Клуб стал городским и начал потихонечку чахнуть.

«Гранит» Микашевичи

В 2004-м Евсеенко перебрался в «Гранит». Команда уже играла не в Микашевичах, а в Лунинце, но базировалась еще в своем городе.

– «Гранит» для меня – настоящая школа жизни. Если в «Коммунальнике» я в 22 года был самым старшим, то здесь, наоборот, одним из самых молодых. Что забавно, уже тогда в заявке было человек 14! Но все ребята подобрались играющие. В том году мы в первой лиге заняли четвертое место.

Главные люди команды – братья Валерий и Андрей Бохно. Оба тогда еще играли и на двусторонках, которые из-за нехватки людей проходили в формате 7 на 7, всегда оказывались в разных командах. Оба хотели победить, поэтому зарубы были знатными. Потом в бане перипетии матча обсуждались очень живо. Побеждать Бохно хотели во всем (это очень похвально). Мы как-то поехали с командой на пикник на озеро. Шашлык, футбол на пляже, а потом кто-то предложил посоревноваться в дальности прыжков в воду с обрыва. И Валерий Петрович был одним из лучших. Здорово разбегался и прыгал.

Все штрафные и угловые в команде Валерий Бохно исполнял сам. Никого даже близко к мячу не подпускал. Я же регулярно вместе с вратарем Ильей Моталыго отрабатывал штрафные удары. Как-то после одной тренировки начинаю бить, и тут слышу Колю Януша: «Паша! Ты зачем это делаешь? Знаешь же, что шансов у тебя нет!» А Валерий Петрович рядом стоит. Посмеялись, но я продолжил совершенствоваться. Вскоре дал каким-то местным плотникам две бутылки водки, и они из забора сделали стенку. Стал бить через нее. Через несколько недель играли против ДСК. На последних минутах при счете 0:0 поставили штрафной в сторону гомельчан. Я не знаю, что нашло на Валерия Петровича, но он доверил бить мне. Я забил, мы победили, и с тех пор все смешки по поводу моих штрафных прекратились. Работа даром не проходит.

Александр Самусевич, Николай Януш, Павел Евсеенко и голкипер Николай Адамец в Микашевичах

Трехкомнатную квартиру, в которой жил вместе с вратарем Андрем Бяроско и Сашей Мясниковичем, нам снимал клуб. Точно не помню, но вроде обходилась «трешка» в 70 долларов в месяц. Сумму делили на троих и вычитали из зарплаты. В итоге на руки получали что-то около 100 долларов. Условия в квартире самые обычные. Я бы даже сказал общажные – в моей комнате был шкаф, стул и кровать. Кушать готовили сами. Пару раз в неделю ходил на рынок за покупками. Брал макароны, сосиски и яйца у бабушек. Вот и весь рацион. Сбалансированное и правильное питание – это не про первую лигу тех времен. Да и не было во мне тогда еще какого-то профессионализма. Он позже выработался.

Хоть мы и жили втроем, но готовил я на себя. Мясникович – житковичский парень и очень часто был дома, а Бяроско периодически пропадал. Андрей – удивительный человек. Возле дома было кафе «Пралеска» (вроде как лучшее в городке – праздновали там свадьбу Коли Януша), куда он ходил по вечерам и иногда возвращался под утро. Порой казалось, что он знает всех в Микашевичах. Идем по улице, общаемся между собой, а он вертит головой и здоровается с колоритными такими личностями. Кроме футбола он еще занимался перегонкой машин из-за границы. Неделю тренировался, а на выходных гонял за автомобилями. Такой своеобразный бизнес.

Конечно, был в городе и ночной бар с дискотекой, но мы туда не ходили. Дисциплина у Бохно всегда была строгая. Если ему говорили, что видели футболиста в каком-то заведении, применял меры. Мог даже выгнать из команды. Болтаться по заведениям позволял себе только Бяроско. Наверное, потому что в команде давно. Да и неплохим вратарем был.

Микашевичи – спокойный городок. Хотя рассказывали, что там обосновалось много сидевших, но я не слышал про крупные драки или разборки. Футболистов точно никто не трогал. И вечером можно было спокойно прогуляться. Правда, сделать это можно было на одной улице. Купишь банан или йогурт, два раза из конца в конец пройдешься – и в квартиру. К счастью, у меня уже приставка появилась – первая Sony. Ох и спасала FIFA от тоски! А еще змейка на телефоне :). Ну и книги никто не отменял.

Обидно только, что за год не попал на завод «Гранит». Хотелось изнутри глянуть на большое предприятие, на котором держится город.

«Химик» Светлогорск

– В начале и середине нулевых многие считали Светлогорск чуть ли не наркоманской столицей Беларуси. Но оказалось, что там по улицам не ходят опасные ребята, и на тротуарах не валяются использованные шприцы. Обычный провинциальный городок с добрыми людьми. Впрочем, от греха подальше местные заведения не особо посещал. Да и некогда было. На выходных ездил домой к беременной жене. Дочка родилась ночью накануне какой-то игры в чемпионате. Растолкал соседей по номеру в гостинице и сообщил радостную новость. Пообщались немного и поздно ночью легли спать. А днем победили. Поэтому и дочку решил назвать Викторией.

Команда базировалась в гостинице. Комнаты стандартные – стол, стул, кровать. Только телевизора не было. Потому от скуки снова спасал «джокер» и книги. Пытались с ребятами ходить на рыбалку, но меня не зацепило.

«Минск» Михановичи

После сезона в «Химике» с Евсеенко связался главный тренер «Минска» Сергей Яромко и со словами «будешь играть в настоящий футбол» пригласил полузащитника к себе. За два сезона в стане «горожан» (2006-2007) Евсеенко сумел выйти в «вышку», став лучшим бомбардиром и ассистентом команды, и вылететь из нее.

– Два года жил в Михановичах, куда к тому времени уже перебралась вся семья. Родители продали квартиру в Могилеве и купили однокомнатную здесь. После моей свадьбы они переехали в бабушкин дом, а «однушку» подарили нам с супругой. Позже мы немного расширились и купили двухкомнатную квартиру, где и живем до сих пор.

Михановичи мне нравятся. Это тихое и спокойное место. Есть детский парк, кафе, красивая церковь. Есть стадиончик и площадка с искусственным газоном, где всегда есть люди. Причем поиграть может любой. Иногда прихожу и здорово провожу время. Ну и главное – до Минска недалеко. На машине до центра можно добраться за полчаса. Да и метро у нас под боком – в 5-7 минутах ходьбы от дома ж/д вокзал с электричками. Ну, и маршрутки есть. Играя в «Минске», катался каждый день в столицу на тренировки.

«Савит» Могилев

– За 10 лет, что не жил в родном городе, он не очень изменился. Да, центр расстроился, облагородился, стал более современным. Появилось много ресторанчиков и кафе. Очень уютно стало. А вот «спальники» остались такими же. Базировался «Савит» на стадионе «Торпедо» вдалеке от центра города, поэтому футболисты очень редко куда-то выбирались. В основном гуляли по парку рядом с базой или общались с родными по интернету.

«Обыгрывали всех – и «Динамо-93», и «Динамо», и БАТЭ». Как родилось и умерло могилевское «Торпедо»

«Торпедо» Михановичи/Жодино

В «Торпедо» у Евсеенко все было так же, как и в «Минске». Два сезона футболист жил в Михановичах и ездил на тренировки.

– Сперва доезжал на электричке до вокзала, а затем на метро до Уручья, где меня подбирал клубный автобус. Дорога туда-обратно занимала четыре часа. Дико уставал и выматывался, но оно того стоило. С Олегом Кубаревым и всем тренерским штабом работать было интересно. Замахнуться тем составом на что-то серьезное мешало финансовое состояние. Оно иногда было непростым. Периодами приходилось одалживать деньги на жетон в метро. Было трудно, но в конце года обычно с нами рассчитывались. 

Жодино я толком не видел. Мы же там и не играли даже. Стадион был на реконструкции, поэтому домашние матчи проводили то в Борисове, то в Могилеве на «Торпедо». Помню только сборы в гостинице квартирного типа на верхних этажах многоэтажки. До пятого этажа идут квартиры, а потом номера. Самые обычные – спальня, гостиная и кухня. Условия спартанские, но хорошие. Завтраки так вообще почти шведский стол. В комнате у докторов на столах стояли яйца, сосиски, колбаса и бутерброды. Приходишь и выбираешь, что хочешь. Захотел яичницу – берешь сковородку и жаришь. Получалось скромно, но душевно.

«Гомель» Гомель

– Лучшая страничка моей футбольной биографии. Именно здесь впервые почувствовал себя футболистом. Выиграл Кубок и Суперкубок, стал обладателем бронзовых медалей чемпионата, сыграл в еврокубках, выходил против «Ливерпуля» – это было здорово!

Жил все время на базе, а когда на лето приезжала семья, перебирался в город. База – старое здание с внутренней отделкой еще советских времен, которое просто нуждается в реконструкции. Говорили, что на это надо около миллиона долларов. Мне кажется, проще снести ту базу и построить новую. Помещения холодные. Ранней весной и поздней осенью мы мерзли. Мне еще повезло. Я жил на правой стороне, где было чуть теплее. К тому же в комнате было две батареи. А вот ребятам слева приходилось пользоваться обогревателями.

Игорь Кузьменок, Павел Евсеенко и Сергей Матвейчик во время пиар-акции «Гомеля».

Я тебе уже рассказывал историю про летучую мышь. Однажды проснулся среди ночи от возгласов в коридоре: «Да ну на…! Что это?» Выхожу из номера – Игорь Кузьменок с Ильей Алексиевичем что-то бурно обсуждают, но в комнату не заходят. Говорят, что внутри что-то есть. Беру полотенце, включаю свет и захожу. Оказалось, к ним через окно залетела летучая мышь и прыгнула на Илью. Он успел накрыться одеялом. Дальше она залетела за шкаф, а парни выбежали из комнаты. Нашел ее, накрыл полотенцем. Несу к окну, а она визжит, как ребенок. Очень громко и немного неприятно. После этого пару дней ребята шутили: охотник на вампиров, Блэйд, Ван Хельсинг и так далее :).

«Ребята называли Блэйдом и Ван Хельсингом». Павел Евсеенко о гомельском этапе карьеры

Любимое место в Гомеле – стадион. Он фантастический! А фан-сектор просто шикарный. Клуб должен гордиться ареной. Гомель – очень футбольный город. На улицах футболистов узнавали, фотографировались, брали автографы, интересовались делами. Настоящий бум. Забавно, но самая памятная встреча с гомельскими болельщиками случилась в Минске. Ждал на вокзале электричку, как меня окликнула группа молодых людей. Парни ехали куда-то и узнали меня. Скоротали ожидание отличной беседой. Еще в первой лиге после «домашек» на поле выходил один мужичок, выбирал лучшего игрока матча по собственному мнению и вручал банный веник. За сезон одарил почти весь состав. Можно было баню открывать :).

Дочкам больше всего нравился парк с аттракционами. Красивое место с великолепной архитектурой. Они очень любили местных белочек, которые не боялись людей.

«Славия» Мозырь

– Много не расскажу, так как особо города не видел. В первую очередь Мозырь – это необычный стадион. Футболисты его «котел» называют. «Юность» в низине, и летом там очень жарко и душно. Играть очень тяжело. Ну а еще холмы и речка. Жили мы на квартире в центре. И если и ходили куда-то, то только на набережную. Могли с Андреем Шеряковым заглянуть в клуб поиграть в бильярд. Зарубы были серьезные, но я был чуть-чуть сильнее и побеждал чаще.

«Гранит» Лунинец

– Второе пришествие в «Гранит» запомнилось базой-казармой, в которой жила команда. Казарма, потому что в 11 вечера хозяин коттеджа закрывал ворота на замок – оберегал склады на территории. Тогда вернуться домой можно было, только перемахнув через забор.

В городе нет чего-то особенного. Ни развлечений, ни достопримечательностей. Иногда казалось, что центр жизни стадион. Тренируемся, а рядом бегают собаки, легкоатлеты, гуляют мамы с колясками, дети играют во что-то свое. Часто Бохно приходилось выгонять детишек с поля перед тренировкой.

«Профессиональным футболом у нас уже не пахнет. Вокруг одно забвение». Как живет «Гранит»

Стадион расположен в уникальном месте – возле кладбища. При въезде всегда задумывался о жизни и смерти. Вспомнилась история. Как-то пропускали с Валерой Каршакевичем матч и решили посмотреть его с трибун. Поднялись на самый верх и сели в толпу. Первые минуты команде не удались, и с трибун начали парней поливать. Валера завелся – стал что-то грубо выговаривать соседу. Через минуту поворачиваю голову, а он уже вскочил и вот-вот спустит того с трибуны :). Благо мужичок все понял и притих. Футбол мы досматривали под положительные комментарии.

На лето привозил семью и перебирался на съемную квартиру в город. Но гулять там негде – даже парка нет. Хорошо, что в 25 километрах от Лунинца есть озеро Белое. Там великолепная природа, прозрачная вода – просто сказка! А по дороге деревенька, где живут семей 10 аистов. Возле домов стоят столбы с гнездами, а в них птицы. Я такого никогда не видел. Нереально круто. Очень колоритное место. Жаль только к городу не имеет никакого отношения.

Бонус. «Шахтер» Солигорск

После «Гранита» Евсеенко оказался в минском «Торпедо». Доиграл сезон и в декабре 2016-го продлил контракт с клубом. Но вскоре после предложения Олега Кубарева войти в тренерский штаб «Шахтера» разорвал соглашение и завершил карьеру. Теперь у экс-футболиста новый вызов.

– Пока еще ничего кроме базы «Жемчужины», стадионов и дороги на Минск в Солигорске не видел. Пожалуй, только озеро впечатлило. Люблю по утрам сделать небольшую пробежку по бережку. Красивые места. Бежишь мимо рыбаков и заряжаешься энергией на весь день.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы