Блог На вулiцы маёй

«Китайцы отвратительно ведут себя за столом. В Дубае чувствуется запах денег». Белорусский хоккеист, повидавший мир

 

Артем Каркоцкий рассказывает о хоккейной (и не только) экзотике.

Хоккеем Артем Каркоцкий начал заниматься в минской «Юности», а играл за «Керамин», «Брест», «Химик-СКА», «Витебск» и «Шахтер». В 2010 году форвард вместе с Евгением Лебедевым и еще четырьмя соотечественниками уехал в Китай поднимать тамошний хоккей. Через сезон Каркоцкий вернулся и снова изрядно поколесил по стране. После рванул в Казахстан, оттуда в Латвию, а летом 2016-го отправился в Объединенные Арабские Эмираты. Мы встретились с Артемом в Минске во время его отпуска и поговорили о хоккейной экзотике.

– Как вы оказались в Китае?

– В моей жизни тогда был непростой период: проблемы в семье, отсутствие клуба. В какой-то момент захотелось что-то поменять. Поэтому когда тренер Евгений Лебедев позвонил и предложил поехать вместе с ним в Китай, согласился. Его пригласили туда развивать хоккей. Для меня это был своеобразный вызов. Кроме меня ехали и другие ребята: Дима Дудик, Вадик Новицкий, Саша Ковшик, Сергей Паклин и вратарь Леша Абрамов. Такая вот великолепная пятерка и вратарь.

– Ваши первые мысли после звонка Лебедева?

– Точно не было удивления в стиле: «Китай? Что за шутки!?» Я общался с украинцем Юрой Наваренко, который со сборной ездил туда на турниры, и знал, что Азиатская хоккейная лига хорошего уровня. И по приезде еще больше в этом убедился. У японцев и корейцев были очень сильные команды, где наравне с местными играли по пять легионеров. У одних была пятерка канадцев, у других – словаков, у третьих – финнов. В «Чайна Драгон», куда приехали мы, ставка делалась на белорусов. Мой друг Леша Шагов играет в Азиатской лиге за российский «Сахалин». Говорит, уровень стал еще выше.

В общем, долго над предложением не думал. Хотя летом планировал найти что-то в Беларуси, но к старту предсезонки так ничего и не нашел. Был вариант в родной «Юности», но надо было ждать – не захотел терять время, собрался и поехал.

– Правда, что вам пришлось брать с собой амуницию?

– Да. Подобная штука слегка удивила. Ехать-то далеко, думал, там все выдадут, но нет. Не надо было брать шлем, трусы и клюшки. Все остальное тащил на себе. Но вообще к подобной просьбе отнесся спокойно. Все же Китай – нехоккейная страна. Несмотря на то, что там с середины прошлого века проводился свой чемпионат, нормальной была только одна команда – «Чайна Драгон», являвшаяся базовой для сборной. Сейчас «Куньлунь» добавился.

За «Драконов» тогда играли молодые ребята, которым было по 18-20 лет. Самому старшему 26. Молодняком как раз перед нашим приездом заменили взрослых китайцев, чтобы был рост и прогресс.

– Изучали «Чайна Драгон» перед отлетом? Команда всю жизнь на последнем месте в лиге и лишь раз финишировала предпоследней.

– Ха! Они до сих пор последние и никак не могут победить. Что интересно, в Латвии некоторые ребята больше пяти лет специально следили за «Драконами» – ждали, когда команда выиграет хотя бы один матч! Когда они узнали, что я там играл, забросали вопросами: «Как такое может быть, что за пять лет ноль побед»?

О том, что команда очень слабая, знал, но не представлял, что все будет настолько плохо.

Вскоре после приезда влипли в удивительную ситуацию. Те ребята, которые играли в «Чайна Драгон» до нас, вместе со старым руководством перешли в другой клуб. И именно с этим клубом нам организовали предсезонные спарринги. Была запланирована серия матчей, но сыграли в итоге один, закончившийся массовой дракой.

Поначалу игра была равной. Мы отвечали голом на гол и не особо давали развернуться сопернику. Но вскоре чужие китайцы стали жестко действовать против наших молодых. Те стушевались, перестали играть в хоккей, а только шугались шайбы. Нам стали забрасывать, а отвечать не получалось. Уступать не очень хотелось, да и за ребят надо было заступаться, поэтому решили встряхнуть команду дракой. Планировали подраться 5 на 5, но все вышло иначе. Вскоре после начала потасовки, бить нас вылетела вся команда соперника. Причем бежали они с клюшками в руках и били ими же! Отбиваясь от ударов, сломал себе кисть и пропустил в итоге месяц. А из наших китайцев на помощь прибежали только двое. Остальные сидели на лавке.

Судьи тоже хороши. 20 человек клюшками бьют семерых, а они даже не пытаются разнимать. Вмешались только, когда заметили, что один китаец из другой команды уже долгое время лежит без сознания.

– Кто его так приложил?

– Я. Мы разобрали соперников. Вижу, Вадик Новицкий дерется с кем-то, а к ним подъезжает китаец и начинает тыкать Вадику клюшкой в лицо. Обычно, если идет драка один на один, никто не встревает. А тут такая грязь! Ну, я подъехал и вырубил парня. Потом на меня вратарь накинулся, а потом смотрю – вся команда летит.

После драки пришли в раздевалку, а наших китайцев нет – убежали, подумав, что мы их тоже будем молотить за то, что не помогли. Потом оказалось, что им лезть в драку запретил менеджер.

– Как себя вел Евгений Лебедев?

– Он был в шоке. Держался за голову и твердил: «Я такого никогда в жизни не видел». Ясное дело, после такого решено было закончить нашу серию игр. Хотелось здоровым остаться. Мы и так прилично пострадали: мне руку сломали, Паклина избили. Но зато себя отстояли.

– Знали, что Лебедев ехал в Китай с задачей вывести «драконов» в плей-офф Азиатской лиги?

– Мы с ребятами тоже рассчитывали на это и ставили перед собой такую задачу, но не до конца представляли уровень команды. А после первого круга, когда проиграли всем, стало понятно, что никуда не отберемся. Молодым китайцам было очень сложно играть на равных с японцами и корейцами. Поэтому в какой-то момент решили, что белорусская локальная задача – выигрывать свои микро-матчи. Иными словами старались не пропускать, пока на льду.

– Команда закончила «регулярку» с двумя очками и разницей шайб 46-248. Это как вообще?

– Ну, вот такая команда :). Одно очко заработали, проиграв в овертайме. Второе – проиграв по буллитам. Это был большой праздник для всех нас! Что интересно, поначалу играли плотно и не уступали очень крупно, но постепенно стали разваливаться.

– Самое крупное поражение, которое потерпели?

– Точного счета не помню, но глядя на разницу, понятно, что частенько проигрывали с разницей больше десяти шайб.

– Дмитрий Дудик говорил, что руководство «Чайны» относилось к местным игрокам, как к рабам. В чем это выражалось?

– Не знаю, из-за чего так было, но китайцы играли практически за еду. Зарплату получали только трое. Местные не могли чего-то требовать у руководства или просить. Авторитетом пользовался только капитан команды Жанг. Его слушали боссы и нормально к нему относились.

Кстати, один из тех наших молодых парней сейчас в «Куньлуне». Как-то увидел знакомую фамилию и порадовался за человека. В нем уже тогда был виден потенциал. Рад, что получилось добиться успеха.

– Как боссы относились к белорусам?

– Нормально. Украинцы, которые играли до нас, говорили, что случались конфликты, но у нас не было проблем. Видимо, Евгений Иванович грамотно все организовал. К нам относились с уважением и выполняли просьбы. К примеру, поначалу были трудности с едой. В день игры надо кушать углеводы – макароны и куриное мясо. Приходим на обед, а на тарелках куриные лапки в подливе, трава и рис. Где энергию брать? Пробили у руководства суточные, чтобы питаться правильно. Нашли кафе с хорошей европейской кухней и ходили туда. На выездах приходилось питаться вместе, но мы ездили в Японию и Корею, где с едой был порядок.

– Правда, что суточные были 50 долларов?

– Не могу вспомнить точно, но хватало, чтобы полноценно питаться целый день.

– Самое странное китайское блюдо, которое попробовали?

– Жареные личинки какого-то жука. Принесли целую горку, но я съел штучек 10. На вкус как семечки. Разламываешь скорлупу, приоткрывая внутренности, и высасываешь содержимое. Кстати, как мне потом сказали – полезная шутка. В личинках до 95 процентов белка.

А еще видел, как едят обезьяньи мозги. Зрелище странное и не самое приятное. За круглый стол садятся люди. По центру стола дырка, куда помещают голову живой обезьяны и закрепляют. Посетителям дают молоточки, и они бьют ими по голове обезьяны. Животное орет на все заведение и извивается, а они, не обращая внимания, продолжают лупить по голове. Когда обезьяна вырубается, официант срезает верхушку черепа и заливает мозги кипящей рисовой водкой, после чего нарезает на кусочки и подает.

Вообще, китайцы отвратительно ведут себя за столом. У них странная культура поведения. Принято плевать, сморкаться на пол, бросать под стол салфетки. Чем шумнее и грязнее, тем круче. Значит, компания хорошо отдыхает. Как-то ждали минут 20, пока после китайцев уберут стол – настолько было грязно.

Еще в маленьких городах заметил интересную особенность. По улицам может ходить взрослый китаец с задранной до груди майкой и демонстративно чесать живот и стучать по нему. Так он показывает, что богат, что у него хороший достаток.

Из-за всех этих вещей китайцев не любят японцы, которые очень дисциплинированы и всегда опрятно выглядят. Их к этому приучают с рождения. Люди живут на территории, где частые землетрясения и цунами – нужно всегда быть готовым. И они очень спокойные в кафе. Не шумят, разговаривают тихо. А когда китайцы из нашей команды заходили в кафе на обед, японцы пересаживались в уголок зала с выражением лица, на котором читалось: «Опять эти китайцы».

В Японии осьминога пробовал. Он вроде не живой, но стоит капнуть соевого соуса, начинает шевелиться и «выползать» из пиалки с рисом. Его тело определенным образом реагирует на кислоту, срабатывают какие-то рефлексы. Меня об этом не предупредили, и я дико испугался, когда он начал двигаться.

– После всего этого я про собак даже спрашивать не буду.

– Когда в Казахстане играл, ел собаку. В Караганде есть азиатский ресторан, где готовят собак, выращенных на специальной ферме. Породой не интересовался, но мясо – что-то среднее между телятиной и говядиной. Интересно, но ничего особенного.

Кстати, ученые доказали, что мясо собак выводит из организма токсичные вещества. Тем, кто курит, рекомендовано. После того как съешь собаку, два дня через мокроту выходят вредные смолы.

Еще в Казахстане прикольнуло, что мы на выезды отправлялись на автобусе. Там я впервые в жизни проехал 20 часов в одном положении. Страна готовилась к мировому Экспо и ремонтировала дороги. В итоге их все разбили напрочь. Ощущения были такими, словно едешь по проселочной дороге. После первого раза не понравилось, и я на обратной дороге решил попробовать снотворное. Отъехали от города, закинул таблеточку и быстро уснул. Проснулся, когда почти приехали – телепорт.

– Еще две вещи, кроме кухни, которые вас поразили в Китае.

– Не скажу, что поразило, но скорее понравилось, как китайцы проводят утро. Я к этому так и не привык. В 5 утра на улице начинает играть китайская музыка, и все жители, в том числе бабушки и дедушки, которым по лет 70, выходят на улицу и дружно делают зарядку. Люди даже в старости поддерживают себя в форме. Не зря там много долгожителей.

Китайцы вообще спортивные люди. Хорошо играют в настольный теннис и бадминтон. В пинг-понг, наверное, умеет играть каждый. Причем умеет хорошо. Не припомню китайцев, которые играли бы слабо. Это арабы не понимали, как ракетку держать, а китайцы в теме.

Поразил фестиваль ледяных скульптур в Харбине. В северных городах с хорошей зимой они проходят постоянно. «Архитекторы» строят классные замки изо льда, которые вечером шикарно подсвечиваются огоньками.

Ну, и отмечу стихийные рыночки. Такое чувство, что они везде. В небольших городах, в больших мегаполисах – везде! Варят еду, что-то продают, перетягивают с места на место. Настоящий хаос.

– Где вы жили в Китае?

– Первое время базировались на севере в Харбине – его еще называют городом русских, так как он ближе всего к России. Город неплохой. Есть большой физкультурный комплекс с хорошим катком. Рядом с нами тренировались чемпионы Олимпиады в парном фигурном катании. Через некоторое время мы переехали в Шанхай.

– Население Шанхая 24 миллиона человек. Не терялись в таком большом городе?

– А мы не гуляли особо. Тренировка, сон, вторая тренировка. Если куда-то надо, брали такси. Такси не очень дорогое, но интересное. Тормозишь авто, называешь адрес, тебе говорят, чтобы садился – открываешь дверь, а там еще два пассажира. Я когда впервые с этим столкнулся, очень удивился. Водитель собирает тех, кому ехать в одну сторону, и люди потом на своих остановках выходят, как в маршрутке. Топливо экономит, а деньги берет с троих.

– Вы ездили на Великую китайскую стену. Как вам?

– Я не поехал. Зато был на самом высоком здании в мире на тот момент. Смотрел на город с высоты сотого этажа. Там оборудована смотровая площадка. Поначалу присутствовало легкое головокружение, а потом отпустило.

– Вниз смотрели?

– Да. Фантастические ощущения. У меня даже фотка в Инстаграме есть. Вот это внизу не девятиэтажки, как кажется, а небоскребы. Я еще время выбрал, чтобы увидеть Шанхай на закате, когда город в огнях. Очень красиво!

– Сколько вы заработали за сезон?

– Может, не будем о деньгах? Нам платили не космические суммы. Получал столько, сколько и в Беларуси.

– 5 тысяч долларов в месяц зарабатывали?

– Нет. Может, кто-то из ребят и получал столько, но мы на такие темы не общались. Да и я никогда этим не интересуюсь.

***

– Как вас занесло в Арабские Эмираты?

– Снова настал период, когда захотелось перемен. Из-за небольших проблем дома я не был готов к серьезному хоккею. Не было ни эмоций, ни сил. Понятно, что пришлось бы где-нибудь играть, но подвернулись Эмираты. Там уже давно живет и работает хоккеист Виталий Савко. Он часто меня зазывал к себе в «Эль Айн». И когда в очередной раз зашел разговор о Востоке, я согласился. Понятно, что уровень несильный, но зато есть возможность проветрить голову. Прикинул, что на тот момент это оптимальный вариант. Можно новую культуру открыть. И погода всегда хорошая.

– Что собой представляет чемпионат ОАЭ?

– Полулюбительский турнир. В играх нельзя применять силовые приемы и припечатывать соперника к бортам. Но в командах огромное количество иностранцев, которые когда-то поиграли в сильных лигах и даже в НХЛ. Финны, американцы, канадцы, словаки, чехи – как без борьбы? Вот и получается, что когда просыпается азарт, об этом правиле все забывают. Начинается заруба, и судьям приходится закрывать глаза.

– Самый известный хоккеист, который играет в ОАЭ?

– Был финн какой-то, но не могу вспомнить фамилию. А в «Абу-Даби Шторм» приехал вратарь Томми Сатосаари – достаточно поигравший парень.

В отличие от «Чайна Драгон», мой «Эль Айн» выиграл регулярный чемпионат ОАЭ, но в финале уступил команде из Дубая «Белые медведи», за которую играют в основном россияне (команда основана российскими эмигрантами – Tribuna.com). Было тяжело. Тем более русские на плей-офф привезли четверку сильных ребят. Среди них был Максим Краев, поигравший в Суперлиге за «Нефтехимик».

Подобная история, когда команды сформированы по национальному принципу, для ОАЭ норма. Канадские эмигранты организовывают канадские клубы, американские – американские. Арабы играют только в двух командах: «Шторме» и «Эль Айне».

– Вы жили в городе Эль-Айн. Что это за место?

– Второй по численности в эмирате Абу-Даби и четвертый – в ОАЭ. Фактически город находится в пустыне между Абу-Даби и Дубаем. Это чисто арабский город, откуда родом почти все крутые шейхи. Они, кстати, запретили строить высокие дома, чтобы осталась история, и город остался арабским.

Эль-Айн – тихое, спокойное место с хорошим климатом и большим количеством зелени. Есть парки, скверы. Сейчас строится огромный парк с дворцом в честь нынешнего шейха. Говорят, там будет очень красиво.

Впечатлили семейные праздники. Каждые выходные арабы собирают семью, берут стульчики, покрывала, еду и напитки и едут отдыхать в парки. Еще в Эль-Айне есть гора – самая высокая точка ОАЭ. Вокруг нее все сделано для отдыха: парки, рестораны, фастфуды, мангалы. Хочешь жарить мясо самостоятельно – вперед. Не хочешь – есть кафе. Все сделано для народа.

Мы с ребятами из команды как-то выезжали в пустыню на барбекю. Причем выезжали поздним вечером. Приехали на джипах, расставили лежаки, фонари, жарили мясо и общались. Понравилось. Пустыня начинает остывать – уже не жарко, но песочек еще теплый.

Что интересно, в городе почти нет русскоязычного населения. Если захочешь пообщаться, надо ехать или в Абу-Даби, или в Дубай. Помню, когда приехали, Виталик Савко сказал: «Восток – дело тонкое». И лишь спустя год я понял это. Нужно время, чтобы привыкнуть к психологии и мышлению местных. Но куда дольше я привыкал к неторопливости и спокойствию. У наших людей постоянный мыслительный процесс и движение, а арабы живут размеренно. Никто никуда не спешит. Ты хочешь, чтобы твой вопрос решили быстро, а они очень долго будут обдумывать.

– А как же женщины, которые ходят в парандже?

– К подобным проявлениям культуры отношусь с уважением. Тем более не все поголовно так ходят. Если муж не против, женщине можно не надевать паранджу, а ходить в одежде, закрывающей все тело, кроме лица.

Кстати, у них есть женский день, когда парки, пляжи и все-все-все закрывают для мужчин. Женщины в этот день могут ходить в любой одежде.

– Арабки красивые?

– Встречаются очень красивые. С некоторыми замутил бы :). Но знакомиться на улицах у них не принято. Тебе могут даже не ответить. У них с иностранцем семью не построишь, вот и игнорируют. Я слышал истории, что приезжие девушки принимали ислам, надевали паранджу и только после этого получали возможность выйти замуж за араба. А вот про мужчин, которые делали бы то же самое, не слышал.

– Еще там запрещен алкоголь. Для вас это стало проблемой?

– Я не употребляю, поэтому и трудностей не было. Что касается запретов, то тут вопрос законов. К примеру, в Дубаена покупку. А в нашем городе, например, были специальные нелегальные магазины, где можно было купить алкоголь. Знаю, что люди покупали, но на улицах все равно никто не пил. Все же строго – могут депортировать.

– При вас кого-нибудь ловили?

– Нет. На улицах днем почти нет людей. Народ выходит вечерами и концентрируется в парках, но без алкоголя. Даже на барбекю нет пива.

– Правда, что «Эль-Айн» домашние матчи проводил на катке в торговом центре?

– Не совсем. В Эль-Айне нормальная арена. В торговом центре играли в Дубае, где базируются две команды чемпионата. Если в нашем ТЦ «Корона» просто площадка, то там настоящий ледовый дворец. По периметру четырехэтажные трибуны с кафе, а под потолком куб. Посещаемость у центра нормальная и на матчи собирается прилично народа. Понятно, что многие просто идут мимо, залипают на какое-то время и двигают дальше по своим делам.

– Как игралось?

– Жарко. Снимал комбинезон и надевал амуницию на голое тело, чтобы хоть немного было легче.

– Вашей командой владеет шейх?

– Раньше владел и даже сам поигрывал, но лет 5 назад все поменялось. Появилась федерация хоккея, которая теперь рулит всем.

– В ОАЭ вы получали самую большую зарплату в карьере?

– Нет. Вопреки заблуждению, больших денег не было. Зарабатывал на уровне китайских денег.

– Окей. Тогда где получали самую большую?

– В Беларуси был период, но команду и сумму не назову.

– В Эмиратах дорого жить? Вам хватало денег?

– Смотря как жить. Если все время отдыхать и тусить, то не хватило бы – все очень дорого. Но я спокойный парень. На еду хватало – кушал, что хотел. А одежда там не нужна. Весь год проходил в шлепках, шортах и майке. Машину выдал клуб. В общем, все хорошо.

– ОАЭ купаются в роскоши. Ощутили?

– Чувствуется стремление, чтобы все было лучше, чем у других. В том же Дубае остро чувствуется запах денег. Взять те же фонтаны Бурдж Халифа. Смотришь на них и понимаешь – вбухано очень много денег.

– Вы остаетесь в клубе еще на сезон?

– Да, подписал контракт на год. В августе начинается предсезонка.

***

– Зимой вы сыграли за сборную ОАЭ на минском Рождественском турнире. Зачем?

– Кроме меня в команде было четыре финна, которые играют за «Штормс», пара россиян и две пятерки арабов. Мы играем в их чемпионате, и нас попросили. Это нормально. Я уже играл за ОАЭ на одном турнире в Эмиратах. Арабы тогда еще зверей пригласили – Бондру, Шатана и Вишневски! Было за честь играть с такими людьми в одном звене и посидеть рядом в раздевалке. Я потом еще месяц ходил под впечатлением.

Бондра меня даже в Словакию звал играть. Он работает на «Вашингтон», где поиграл 14 лет. Колесит по миру со своим оператором и снимает перспективных ребят и привозит их в Америку. Это же он пригласил лучшую хоккеистку ОАЭ Фатиму Аль-Али в Вашингтон. Девушка гремела на все Штаты! Делала вбрасывание на игре с «Детройтом», тренировалась с командой. Ей Овечкин даже клюшку подарил.

– Вы играли против нашего президента. Каково это?

– Нормально. Инструктаж? Не было ничего такого. Все всё понимали. Александр Григорьевич давно в хоккее и для своего уровня играет нормально. Бросок очень сильный. 

Фото: из личного архива собеседника.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья