android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderview
Блог На вулiцы маёй

«Между тренировками оставался на стадионе и учил конспекты». Сергей Черник, которого вы не знали

 

Инспектор Виктор Черник рассказывает о сыне, который учился на очном, работал учителем, служил в армии и параллельно играл в футбол.

Из родного дома Сергей Черник уехал в 17 лет. Сразу после окончания школы голкипер из небольшого агрогородка Лунно, что в Мостовском районе, перебрался в Гродно к бабушке. Перебрался, чтобы учиться на лингвиста в тамошнем университете и делать карьеру в «Немане». С тех самых пор отец вратаря – инспектор Виктор Черник – видит сына нечасто. А после перехода кипера во французский «Нанси», окон для встреч стало неприлично мало – рождественские праздники, отпуск, да вызовы в сборную.

Мы встретились с Виктором Мечеславовичем (вообще, должно быть Мечиславович, но из-за ошибки паспортистки отец инспектора стал Мечеславом) в Минске за день до приезда «сборника» на игры против Люксембурга и Швеции. В столице инспектор совмещал полезное с приятным – работал на матче между «Динамо» и «Городеей» и готовился встречать сына.

– Когда играет сборная, стараемся с женой отменить все дела и вырваться в Минск. В силу занятости не можем проводить в столице много времени, поэтому ценим каждую минутку с сыном. Собираемся или у него дома, или в кафе неподалеку. Но чаще дома. Сергей приезжает не один, а с семьей. Хочется побаловаться с внучкой, пообщаться с невесткой (Вероника у нас очень хорошая). Вечер проводим за разговорами о жизни и семье, рассказываем всяческие истории. Футбола не касаемся, потому что ему и так уделяется много времени. Денек проводим вместе и разъезжаемся.

А вот когда Сергей приезжает домой это совсем другой размах! Родной дом – это не пустые слова. Сергей любит пройтись по двору, по которому бегал в детстве, посмотреть, как растут деревья, которые когда-то сажал.

Любит свой дом, свою комнату, которая почти не тронута с отъезда. Стенка в комнате украшена вымпелами и другой футбольной атрибутикой. Заходишь, и сразу всплывают воспоминания. Во время отпуска сын обязательно посещает костел, стадион, где начинал играть, и школу. На Новый год, к примеру, встретился с учителями и подарил им хороший подарок. Он же не только учился там, но и два года отрабатывал распределение. Учителя его любят.

Сергей Черник в школе вручает форму

Летом можем на рыбалочку выбраться. Недалеко от Лунно есть отличное местечко на Немане. В снастях Сергей разбирается. Донки, полудонки, фидеры, шмидеры и прочие штуки – все это у него есть. Для меня куда важнее просто побыть с ним рядом, чем кого-то выловить. Немного обидно, что он и старший сын Миша приезжают не так часто, как хотелось бы нам с женой. Друзья иногда говорят: «Вот, у тебя два сына. Ты бы баньку построил». А зачем она мне! Для себя :)? В следующий раз Серега дома будет на Новый год. Завтра встретимся, проведем день, а потом мы домой, а он – в сборную. Старший Михаил ввиду своей занятости тоже не балует частыми приездами. Не вижу смысла в простаивающей бане.

Благо сейчас интернет позволяет общаться ежедневно. Мама звонит ему чаще. Интересуется семьей, внучкой, здоровьем. Я – чуть реже. Кроме того, смотрю все матчи с его участием. Даже если не играет, все равно смотрю. Жду выхода на поле.

Есть у Черников интересная традиция. После каждого матча Сергей звонит отцу и рассказывает о своих чувствах и ощущениях. Делает он это даже если не играл.

– В день матча сына никогда не дергаю. Не звоню, не пишу – никак себя не обозначаю. А после игры терпеливо жду его звонка. Сергей знает, что я не сплю (даже если матч завершился далеко за полночь по нашему времени). Как только освобождается, сразу звонит и рапортует: все нормально, после матча было то-то и то-то. О самой игре говорим не очень много. Стараюсь не грузить его по горячим следам. Все, что надо, сын рассказывает сам. Чаще всего (особенно в последнее время) подбадриваю, говорю, чтобы не расстраивался, продолжал работать и шанс обязательно будет. Кроме того, интересуюсь разговорами в раздевалке, поведением тренеров и партнеров. «Гоняю» по околофутбольным вопросам, в общем. Сергей рассказывает и немного отвлекается. После я наш диалог вкратце пересказываю жене и спать. А уже на следующий день по скайпу общаемся более основательно.

Черник-старший вспоминает, что самый трудный период телефонных разговоров с сыном случился в 2014 году. Сложным вышел весь первый сезон в БАТЭ. Лучший вратарь чемпионата-2013 совершал очень много ошибок и подвергался критике журналистов и болельщиков.

– Есть одна причина, по которой 2014-й у сына, считай, выпал. В БАТЭ Сергей переходил не совсем здоровым – в конце сезона получил травму, выступая за «Неман». За зиму подлечился, и втягивающая неделька после отпуска прошла нормально. Но как только начались нагрузки, пошли проблемы. В итоге Сергей трижды вместе с БАТЭ ездил в Турцию на сборы, но не занимался там вместе с командой, а работал по индивидуальной программе под руководством немца Демельта. Восстанавливался основательно, но после двух ошибок Германа Малиньша в стартовом туре, сына, который так до конца не оправился, поставили на игру с «Гомелем». И потом пошли косяки. Я спокойно об этом говорю. Я такой человек, который не может на белое сказать черное и наоборот. Сын ошибся с тем же «Скендербеу». Это понятно. И мы с ним много говорили на этот счет. Это были тяжелые разговоры. Приходилось успокаивать, подбадривать, хотя я сам прилично переживал. Говорил, что это жизнь, что все великие вратари порой пропускают нелепые голы.

У сына есть особенность. Когда ошибается другой вратарь, он защищает: «Папа, там такой удар был, что может быть парень и не виноват». Но если такой же гол пропускает сам, винит себя и повторяет: «Раз пропустил – виноват».

Но, кажется, уже пора закрыть вопрос о его психологической неустойчивости! Пока Сергей жил один, было дело. Но сейчас, когда рядом жена и дочка, просто нет времени так глубоко копаться в себе. Конечно, Сергей анализирует матчи и свою игру. Если этого не делать, то прогресса не будет. Но сын теперь не занимается самоедством. И сейчас он критику воспринимает нормально. Мы с Мишей – главные критики. Можем сказать: «Сергей, это твой гол. Заснул на выходе». И он признает. Сын даже больше недоволен, когда мы хвалим.

В Лунно уроженец Гродно Виктор Черник приехал осенью 1985-го. Изначально выпускника педагогического вуза хотели отправить на отработку в северные районы Беларуси, но молодой учитель не захотел бросать футбол (Черник выступал за местный «Олимп») и каким-то хитрым образом договорился о возможности выбора района распределения. Остановился на Мостовском, а в Дятловский уехала какая-то девушка. Три года Черник работал учителем математики в Лунненской средней школе, а когда засобирался возвращаться в Гродно, ему неожиданно предложили стать директором учреждения. Он согласился (кто знал, что это затянется на 30 лет). А через пару месяцев в семье родился второй сын Сергей.

– Детство у Сергея было обычное. Мог стекло в саду разбить (воспитательница приходила домой и жаловалась на поведение), мог подраться с братом (куда ж без этого), но в основном был законопослушным. Любил маму, папу и всех родственников. Читал книги. 

На турнире в Москве

Любовь к футболу Виктор Мечеславович прививал сыновьям с ранних лет. Братья очень любили вылазки в Гродно на матчи «Немана» и футбольные мячи в подарок. Так зарождалась первая семейная традиция – ходить на стадион вместе. Вскоре Черник стал самостоятельно тренировать сыновей во дворе собственного дома и на школьном стадионе. Интересно, что в младшего отец семейства не особо-то и верил. Ставка делалась на Михаила.

– Лепил из старшего полузащитника атакующего плана, а Сергей на первых порах тягался с нами прицепом. Он был немного пухловат, да и бегать не любил, поэтому отправлял в ворота. Вскоре я заметил, что он уже сам на тренировках идет в «рамку». А иногда просто подходил ко мне и просил побить ему. Уже через пару месяцев я заметил, что ему нравится. Даже на физкультуре, где все ребята хотят бегать, он шел на ворота.

Первые ворота Сергея Черника

Как тренировал? Ну, во-первых, я сам поиграл немного и видел, как работали вратари «Олимпа». В памяти отложилось. Во-вторых, связался с Александром Балухой, который дал видеокассеты с упражнениями и литературу. Ну и в-третьих, на матчах «Немана» обращали внимание на разминку голкиперов. Подмечали нюансы и применяли в тренировках. Вспомнил историю. В 2010-м наша сборная играла в Гродно против Андорры. Выбрались всей семьей на стадион. Подходим к своим местам, как вдруг Сергей говорит: «Папа, не могу с вами сейчас побыть. Надо поработать». Мы в шоке! Какая работа? А оказалось, что Андрей Ашихмин (тренер вратарей «Немана» тех лет – Tribuna.com) дал задание записать разминку вратаря сборной Андорры. Сын пошел на удобное место и тщательно все конспектировал.

Я не утверждаю, что сделал из сына вратаря. Скорее, просто привил ему основы, а дальше он уже сам. Первое качество, которое в нем проклюнулось, это бесстрашие. Он не боялся мяча, никогда не отворачивался – шел смело и отбивал. Потом прорезалось трудолюбие. Сергей – настоящий трудоголик. Скажешь сделать 100 приседаний – сделает 120. Если дают три дня выходных, выдерживает один, а потом выходит на пробежку и идет в тренажерный зал. Сын всего достиг своим трудом. Все через пот и кровь.

Сергей Черник получает награду лучшего вратаря чемпионата Гродненской области.

Что интересно, касалось это не только футбола, но и учебы в школе. У него никогда не было репетиторов. Все через урок и учителя. Внимательно слушал и всегда выполнял домашние задания. Их я даже не проверял. Был уверен, что все сделано. И сын меня не подводил никогда. Мог окончить школу с золотой медалью, но вмешался случай. Ввели тестирование, и он сдал белорусский на такое количество баллов, которое соответствовало «восьмерке». Пришлось поставить. Это была единственная «восьмерка» в аттестате – и серебряная медаль.

Несмотря на то, что с 10 лет вратарь серьезно занимался футболом и даже играл за мостовскую ДЮСШ на чемпионате области, к 17 годам никто в семье не думал, что из него все-таки получится футболист. Парня даже близко к дублю «Немана» не подпускали. Поэтому Сергей сосредоточился на учебе и поступил в Гродненский государственный университет на филологический факультет.

– Вообще мы думали, что он на исторический пойдет по стопам своего дяди. Он и хотел быть таким, как мой брат (Василий Черник – заместитель министра культуры Беларуси – Tribuna.com). Любовь к истории у Сергея развивалась параллельно футболу. Он многими вещами интересовался, читал книги и смотрел фильмы. Еще отмечу учителя, который смог заинтересовать предметом. В 9-м классе взял сына на районную Олимпиаду по истории, и тот ее выиграл. А потом на области занял высокое место. В итоге Сергей три раза выигрывал районную Олимпиаду, но областная так и не покорилась.

В общем, поступал на историка, но баллов набрал столько, что смог пройти на филологический факультет на кафедру романо-германских языков. Помню, встретились с ним через две недели после начала учебы. Говорю: «Расставь, только честно, по ранжиру всех студентов в группе по знанию языка». Отвечает: «Я – последний! А как иначе, папа? Один окончил лицей, второй – гимназию, третий – в школе языки на повышенном уровне изучал. А я паренек из обычной сельской школы, где английский был два раза в неделю». Через три года задал этот же вопрос. Сын продвинулся на пятую строчку. А к концу учебы поставил себя в тройку.

Интересный момент с изучением французского в «Нанси». Сергей немного скромничает, что неуверенно владеет языком. Он знает его великолепно. Ежедневно занимался по скайпу с репетитором из Минска. Кроме того, учил самостоятельно. Невестка рассказывала, что приходил после тренировки уставший, укладывал дочку спать и заставлял ее вместе с ним учить язык. В итоге на экзамене, когда определяли степень владения языком, в тесте сделал всего семь ошибок. Все удивились, как он смог за пару месяцев так выучить язык, и дали всего 50 часов дополнительных занятий. Для сравнения: некоторым легионерам «Нанси» назначали 350 часов.

После первого курса Сергея, благодаря отличным успехам в изучении латинского языка, приглашали учиться в Грецию, но к тому моменту футбольные перспективы стали более осязаемыми. Вратарь отказался.

– Он уже стал лучшим вратарем страны своего возраста на Лицензировании и потихонечку привлекался под основу «Немана». Я видел, что он сам хочет связать жизнь с футболом. А если бы уехал в Грецию, футбол закончился бы. Поэтому Сергей остался в Беларуси и продолжил играть и учиться.

Уверен, что сын едва ли не единственный футболист «вышки», который совмещал футбол и учебу на очном отделении. Между двумя тренировками не шел домой, а оставался на стадионе и учил конспекты. Брал их с собой на выезды. Ему было тяжело, но никогда нам это не показывал. Не хотел расстраивать. Насколько знаю, Сергей ни разу не усомнился в своем выборе образования. Более того, я уверен, он понимает, что знания сейчас ему помогают. Владение иностранными языками только в плюс.

После окончания университета Черника ждало распределение. По признанию отца, он мог избавить сына от обязательной отработки, но не стал. Просто слегка облегчил – распределил в собственную школу.

– Доверили ему английский язык, ОБЖ и парочку факультативов. Расписание составили так, чтобы уроки были только по понедельникам, когда в клубе выходной. Работу пропускал только во время зимних сборов. На уроки всегда приходил подготовленным. Старался постоянно удивлять учеников. Делал презентации с кучей познавательных фактов. И дети его просто обожали, бегали стаей и ждали понедельника. Не сомневаюсь, что если бы не футбол, сын связал бы жизнь с наукой.

Армия – еще одно испытание, выпавшее на долю Сергея.

– Как будто бы руководство «Немана» обещало решить вопросы с армией благополучно, но не сумело помочь. Когда пришла повестка в военкомат, сын уехал на игру в Брест. В итоге домой даже милиция приходила – искали «дезертира». Мне удалось организовать службу в резерве, но у сына было три полноценных сбора. Правда, его отпускали на тренировки и игры. Однажды так вышло, что до Минска, где собирался «Неман», он добирался на фуре.

Каких-то ужасных историй об армии сын не рассказывал, а вот со мной одна интересная произошла. Ехал в Скидель на попутке. Разговорились с водителем. Я обмолвился, что у меня сын футболист «Немана». Он смотрит на меня и спрашивает: «А ваша фамилия не Черник случайно?» Я в шоке, а парень добавляет: «Я из армии недавно. И во время проверок частенько Черником был». Оказалось, его просили представляться Сергеем, если что-то пойдет не так, пока тот на тренировках и играх.

Во взрослом футболе Сергей Черник дебютировал 23 июня 2010 года в выездном матче против брестского «Динамо». В перерыве он заменил получившего травму Романа Астапенко. К тому моменту «Неман» горел 0:3. Черник пропустил еще один мяч, но сыграл так, что был признан лучшим игроком «желто-зеленых».

– Хорошо помню тот день. Я тогда инспектировал какой-то матч в Минске и следил за игрой «Немана» по телефону. Гродненцы горели к перерыву 0:3, но я наблюдал спокойно. Я же знал, что сын не должен играть. В итоге закончили 0:4. И где-то через час традиционный звонок: «Папа, я играл!» Я был шокирован. Думал, сын четыре пропустил. Потом взял видео и пересмотрел. Стоял Сергей очень уверенно. В некоторых моментах реально спас.

Впервые живьем игру сына увидел через несколько недель. Никогда не думал, что буду так переживать! Думал, буду сидеть на стадионе с гордо поднятой головой и говорить всем вокруг: «Смотрите, это мой парень! А, каков?!» Но было все иначе. Когда атаковали его ворота, я вздрагивал. Сейчас уже эмоции не те, но поначалу волновался страшно.

Постепенно у него стали формироваться и вратарские привычки. Не скажу, что сын с пулей в голове, но, как и каждый вратарь, имеет свои заморочки. На поле выходит только с левой ноги. Подбегает к линии штрафной площади и ждет, пока помощник судьи проверит сетку. Когда тот заканчивает, делает рывок к линии ворот, подпрыгивает и хватается за перекладину. Ту же процедуру проделывает и во втором тайме. А еще никогда никому не дает стирать перчатки и форму. Всегда сам.

Черник-старший признается, что неоднократно мог ускорить ход карьеры сына, но никогда всерьез это даже не рассматривал.

– Для философии нашей семьи это неприемлемо. Мы никогда не строим свое счастье на чужом горе. Даже когда Ассембе (вратарь «Нанси» – Tribuna.com) получил травму в прошлом сезоне, очень за него переживали. И Сергей тогда тоже расстроился. Как и расстроился сейчас, когда Журдран получил красную карточку. Он хочет доказать, что достоин играть именно благодаря собственной работе, а не внешним обстоятельствам.

Когда он учился в университете, но не играл за «Неман», друзья на меня давили: «Черник, у тебя связи – подойди, поговори». Я понимал, что сыну надо играть, но всегда отвечал отказом. Говорил, что будем ждать, пока не наступит шанс. А он обязательно придет. Так и случилось.

Единственный раз в жизни, когда я за кого-то просил, случился со старшим, когда тот играл в дубле «Немана». Долетел до меня слух, будто тренеры считают, что Миша не тянет. И поэтому не дают ему играть. Я тренеров хорошо знал, пришел на разговор. Ребята, говорю, знаете, кем работаю? Я учитель математики. Если я хочу доказать, что Петя не знает мой предмет, я его вызову к доске – и все увидят и поймут. А как можно определить, что футболист не умеет играть, если за 10 матчей наиграл всего 20 минут. Команда проигрывает 0:3, выпускаете на 90-й минуте и хотите, чтобы он что-то показал? Дайте сыграть два-три матча, а потом делайте выводы. Дали. Миша поиграл еще несколько лет, но вскоре закончил. Занимается бизнесом и играет в любительской лиге. Он предан футболу. Никогда не будет смеяться после поражений, как это делают многие футболисты.

Если честно, я немного виноват перед старшим сыном за то, что не смог его раскрыть. Действительно, у меня достаточно связей. И я спокойно мог прийти к тренеру и сказать: «Посмотрите паренька». Не возьмите, а именно посмотрите и потом принимайте решение. Но я этого не сделал. И я постоянно прошу у Миши прощения, потому что уверен, что он должен был играть на профессиональном уровне.

А вот перед Сергеем чувства вины нет. Я никогда его не заставлял что-то делать. Он всегда любое решение принимал самостоятельно. Советовался, но свой путь определял сам. Возможно, идя на разговор со мной, он уже все решил, но ему просто надо поговорить.

Я не знаю, кем он станет, когда закончит играть. Но если будет тренером вратарей, то я не завидую молодым парням. Человек, который делает все сам и делает основательно, требует этого от других. И легко пацанам не будет. Но пока он хочет играть. Его даже деньги не особо интересуют. Сергей как-то сказал: «Меня ничего не интересует, кроме футбола. Ни деньги, ничего. Я просто хочу играть!» И я его понимаю. Самый возраст. 

Фото: из архива Виктора Черника.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы