android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьsports_on_siteplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог На вулiцы маёй

Людас Румбутис: «Говорили, что в этой «молодежке» нет футболистов. Но я вижу, что есть»

 

Главный тренер молодежной сборной Беларуси подводит итоги сезона и говорит о проблемах молодежного футбола.

Людас Румбутис возглавил молодежную сборную Беларуси в феврале этого года. АБФФ доверилась литовцу, который 5 лет не имел тренерской практики. Последний раз главным тренером Румбутис работал в 2012-м, когда недолго рулил «Партизаном». Впрочем, в футболе наставник был. Консультировал различные клубы и помогал женской сборной.

Людас Румбутис: «Пять лет вне тренерской деятельности? Я же не таксовал, а постоянно был в футболе»

Под управлением Румбутиса «молодежка» в отборочном турнире к чемпионату Европы-2019 провела 5 матчей, в которых дважды победила (Сан-Марино и Молдова), один раз сыграла вничью (Чехия) и дважды проиграла (Греция и Хорватия). На зимний перерыв сборная ушла третьей в таблице.

Мы встретились с тренером вскоре после заключительного сбора команды, подвели итоги года и поговорили о проблемах белорусского молодежного футбола.

– «Молодежка» набрала 7 очков в 5 матчах и расположилась на 3 месте в группе. Как оцениваете выступление?

– Удовлетворительно. Взяли бы свои очки в Хорватии – сказал бы, что выступили хорошо. Но эти два мяча, которые пропустили на 93-й и 96-й минутах… Сейчас много говорят о голе Родионова в ворота «Городеи» в добавленное время. Так вот Виталий вложился в тайминг, а нам забили на шестой добавленной минуте, хотя судья компенсировал пять. И это нормально. Это мировая практика. Арбитр дал завершить атаку.

Да и календарь был сложным. Взять, к примеру, первый матч с Сан-Марино. Четвертого июня был тур чемпионата, а седьмого – уже игра. Не было много времени, чтобы основательно подготовиться. А с наскока мы пока не можем обыгрывать команды, которые в полном составе закрываются в собственной штрафной. Пока не хватает мастерства. По этой же причине очень сложный первый тайм получился с Молдовой. Нам тяжело, когда надо взламывать оборону.

Трагедия белорусской молодежки: пропустить два гола 90+ и отдать победу, а потом и ничью

– Почему?

– Мало индивидуально сильных нападающих. Артем Кийко и Женя Шевченко не имеют игровой практики в клубах. В прошлом году Женя играл чаще, забивал. В этом – нет. Виталий Лисакович и Паша Седько вообще как-то мимо сборной пролетают пока. Талантливые пацаны, но из 5 игр провели всего один тайм на двоих. Не могу их использовать в полном объеме. У Лисаковича вообще собственный график не совпадает с нашим. Почему-то он, когда хочет играть, всегда травмирован. Ваня Бахар – неплохой парень, но нестабильный. Может забить из ничего, а может запороть верняк. Валера Громыко из-за травмы разыгрался только к концу сезона. Но я никому из пацанов не могу предъявить претензий. Они играют на максимуме. Тренерский штаб рассчитывает на всех ребят, кого вызывали в сборную за год.

– А на Кирилла Капленко?

– Я изначально знал, что он не приедет к нам. Был уверен в этом. Если ты видишь, что у тебя пропущенный от конкретного человека, но не перезваниваешь, значит, не хочешь с ним говорить. Я разговаривал и с Кириллом, и с его отцом. Они сказали, что со мной свяжутся. И после этого все – тишина. Надежд на него давно нет. С тех пор, как он не приехал на первый сбор.

– Можете назвать трех футболистов, вокруг которых строится ваша «молодежка»?

– Не хочу никого выделять – они все игроки основного состава.

Вообще тренерским штабом определили две главные задачи. Первая – результат. Хочется быть как можно выше в турнирной таблице. Мы набираем очки, но мало. Вторая – побороть страх перед сильным соперником. Ребята не должны никого бояться – они должны играть. Они – ближайший резерв национальной сборной. Должна быть психология победителей.

Наша философия очень простая: пока у нас мяч, нам не забьют. Игру мы строим через контроль мяча. Пацаны не лупят просто вперед. Мы заставляем их думать, думать и еще раз думать. Они должны играть не столько быстро, сколько точно. Что толку, если ты быстро избавишься от мяча, но при этом отдашь пас в никуда. Нужна точность! Хрен с ним – потеряем в быстроте, но зато мяч сохраним.

Кстати, поэтому мы в выездных матчах смотримся лучше. Соперник вынужден атаковать, а мы можем взять паузу, придержать мяч и в подходящий момент выскочить в контратаку. Главный тренер хоккейной сборной Дэйв Льюис как-то сказал: «Свою философию ты должен втюхать команде так, чтобы она поняла: по-другому играть нельзя».

– Футболисты принимают вашу философию?

– Хочется верить. Из бесед понимаю, что им очень нравится. Ведь что получается. Практически все в своих клубах не на ведущих ролях и больше выполняют черновую работу: бьются, закрывают зоны, подбирают и так далее. А в сборной играют. Кому интересно бездумно лупить его вперед, а там, дай Бог, зацепимся?

Если бы им не нравилось и они приезжали на вызовы, как на каторгу, не было бы у нас такого коллектива. А мы создали отличную команду. Есть три «Д», которые делают команду, да и любой коллектив, сильной: дерзость, дисциплина и доверие. У нас добавилась еще и дружба.

– Выходит, довольны работой?

– Не совсем. Хотя шансы на выход из группы не потеряли. Да, отрыв немалый (6 очков до первого места – Tribuna.com), но чехи, хорваты и греки еще обязательно будут терять очки. Для нас многое прояснится после мартовского матча в Сан-Марино. В свое время там испанцы и шведы долго мучились перед тем, как забить. А как я уже говорил, у нас нет индивидуально сильных ребят. Вторая сложность: наш матч будет, когда чемпионат Беларуси еще не начнется – кондиции будут не самые хорошие. Но если парни после зимы будут входить в основную обойму своих клубов и будут иметь игровую практику на уровне высшей лиги, все будет нормально. Поэтому уже сейчас продумываю варианты, как это все преодолеть.

Но определяющим будет сентябрь, когда сыграем с Молдовой и Хорватией. Если возьмем максимум очков дома, то шансы есть.

– Игровая практика только в высшей лиге, а первая не подойдет?

– Только «вышка». На последний ноябрьский сбор вызывал тех ребят, которые не играют в «элите», и из первой лиги. Из тех, кто выходит за свой клуб, был только Егор Хвалько. Иными словами смотрел на вторых и третьих номеров сборной. Заканчивали сбор двухсторонкой – высшая лига против первой. Если поначалу силы были примерно равны, то во втором тайме разница стала ощутимой. Ребята, которые не играют в «вышке», все равно на голову сильнее. На голову! Из первой лиги выделил только одного парня, который по своему менталитету и мастерству, но при условии хорошей работы, будет играть. Фамилию не назову. Но это не значит, что на остальных я поставил крест. На данный момент такой только один, но другие могут подтянуться. Те же Хвалько, Волков и Печенин пришли из первой лиги. Прогресса добились своей работой.

На прощание сказал пацанам одну простую вещь: «Ребята, вам никто просто так место в основе не отдаст. Ни в клубе, ни в сборной. Его надо выгрызать».

– Как руководство оценило вашу работу?

– Пока еще не было разговора на этот счет. Скорее всего, переговорим после церемонии «Звездный мяч». Нарекания, наверняка, будут. Я тебе даже так скажу: в первую очередь у меня есть вопросы к самому себе.

– В каких моментах ошиблись?

– Первый тайм матча с Россией не предвещал такого разгрома. Да, проигрывали 0:2, но смотрелись на уровне. Но в перерыве я выпустил ребят из первой лиги и тех, кто мало играет в клубах, и началось. Разгром очень болезненный, но еще больнее от статистических цифр. Россияне нанесли 9 ударов в створ и отличились 7 раз. Такое в книгу рекордов Гиннесса надо заносить.

– Это товарищеский матч. Не в счет.

– Хорошо. С Грецией надо было играть по излюбленной тактике 4-2-3-1, а не в три центральных. Я же хотел не дать развернуться фактурному центральному нападающему. Думал, это решит проблему. Тем более некоторые ребята в клубах играют по такой схеме, но не получилось. Когда по ходу матча перестроились, стало чуть лучше. Но случилось дурацкое удаление Паши Седько.

Но даже при этом греки не создали много моментов. Это важно. Потому что мы очень много времени уделяем игре в обороне. Я люблю такую фразу: «Оборона от тренера, а атака от Бога».

После каждого тура, я через Instat просматриваю все моменты с участием моих ребят и отмечаю ошибки и недочеты. Потом компоную все и отправляю на почту видео. Затем мы созваниваемся и обсуждаем, почему произошла та или иная ошибка. На протяжении чемпионата очень серьезно относился к этой работе. Тренер «молодежки» не должен ограничиваться только сборами. Я постоянно был на связи с ребятами. Именно поэтому у нас и сложились доверительные отношения. Парни могли в любое время позвонить: «Ионыч, а вот в этом моменте как надо было играть?» И с таким вопросом они могли обратиться и к Саше Лухвичу, и к Олегу Радушко, и к Саше Сулиме. Сулима вообще очень много разговаривает с ребятами. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить за работу весь тренерский штаб, а также докторов и администраторов.

***

– Вы долго никого не тренировали. Из-за этого было много разговоров в СМИ. А как на это реагировали футболисты?

– Может, поначалу и было что-то такое (они же читают прессу), но очень быстро ушло. Как мне кажется, поворотный момент случился уже после первого матча с Литвой. Мы полностью доминировали, создали много моментов и уверенно победили. Игроки воспряли, поверили в себя. Раньше пытались сыграть упрощенно. Сейчас все иначе.

– Пришлось поднимать старые конспекты?

– Нет. Я хоть и тренирую уже 30 лет, но переживаю сейчас четвертое или пятое переосмысление тренировочного процесса. Когда начинал в 1987-м смешивал методики киевского «Динамо» и Малофеева с Арзамасцевым. Но потом постоянно менялся. Конечно, от старых упражнений не отказываюсь, но применяю, только если могут помочь сейчас, а не потому, что помогали когда-то. Старые вещи не стоит копировать слепо.

Но вообще возвращаться в тренерство было нелегко. В сборной все как-то кусками. Работать сложнее, чем в клубе, где все неделями. Между сборами было тяжело. Отпустить ребят в клубы и забыть на месяц – это не мое. Как уже говорил, идет интенсивная работа. Пытаюсь понять, в чем наш резерв. Поэтому смотрю много игр – как из нашего чемпионата, так и из чемпионатов соперников. Пытаюсь понять, в чем мы можем добавить.

– Был момент, когда хотя бы слегка пожалели, что ввязались?

– Очень неприятно было, когда от России глотнули семерку. Самое смешное во всем этом – это статистика. Владение: 54-46. Удары: 11:7. Нормальные показатели. А на выходе кошмар…

«Мы прилично получили по горбу». Румбутис – о крупнейшем поражении в истории «молодежки»

Ну и очень неприятно было, когда телевизионные комментаторы пытались создавать мнение, что у нас все не просто плохо, а все – жопа. К примеру, очень нравилась кому-то игра сборной Молдовы! Подождите: бить вперед – это не значит играть! Говорят: «Мне нравится Румбутис. Если бы победили Хорватию, встретил бы с цветами». А после Чехии слышу: «Повезло». После Молдовы: «Да кого обыграли?» Вот это все немного не нравится. Но я понимаю, что это все издержки публичной профессии. Надо уметь абстрагироваться.

– Товарищеский матч с Литвой вы провели с микрофоном. Легко согласились?

– Сразу! А почему нет? Я ж не кукурузу охранял все это время, а работал.

Ты видел, как работают тренеры на бровке? Человек, не знающий специфики, подумал бы, что психов выпустили. Жестикулируют очень прилично. Я же работаю словами. Причем говорю так, чтобы парни меня понимали. А потом читаю: «Что он там говорит? Вот это тренеришка!» Блин, все эти подсказы ребята слышат на тренировках. Когда идет двухсторонка, я всегда стою в центре поля и подсказываю. А могу остановить матч и пояснить, как надо действовать.

– Много говорили об эпизоде с выходом на замену Романа Козела. Выглядит немного странно, когда главный тренер интересуется у футболиста, играл ли тот опорного.

– Тренер знает, что Рома – крайний защитник :). Но был аврал. Срочно нужно было менять «опорника», а на скамейке уже не было нужных ребят. Надо понимать, что это была последняя замена. Вот и пришлось выпускать Козела, хотя я его не вижу в этой роли. А спрашивал потому что и правда не знал, что он когда-то давно играл опорного полузащитника. В этой роли он мне не нужен.

– Тяжело было воздерживаться от нецензурных слов?

– А я мало ругаюсь. Могу от досады сказать «###» [блин], но чтобы матом крыть – Боже упаси.

***

– Вы год плотно следите за нашим молодежным футболом. В каком он состоянии?

– Это сложный вопрос. Проблем много. С Игорем Криушенко, Сергеем Сафарьяном и Сергеем Румасом много говорили о том, что нам делать с молодежным футболом. Есть кое-какие наметки, но пока не хочу их раскрывать.

Проблема не в плоскости федерации – все намного глубже. Пока есть клубы и школы, в которых тренеров депремируют за невыигранный матч на Лицензии, ничего не будет. Это нонсенс!

– Это единственная вещь, которая вас поразила?

– Нет. Проблем целый ворох. Это и оплата работы детских тренеров, и условия на периферии и так далее.

Детские школы перестали готовить индивидуальностей. Во главе угла очки и место в таблице. Все играют за места, а не готовят игроков. На пять возрастов – с 1996-го по 2000-й годы рождения – талантливых ребят наберется очень мало. Хватит пальцев двух рук. Это следствие того, что мы играем на таблицу. И система эта выстроена не федерацией, а государством: зарплата тренера зависит от результата и категории. Пока повсеместно не перейдем на подготовку кадров в собственных клубах, пока в клубах не появятся реальные академии, будем бледно выглядеть везде. Нам нужны такие штуки, как в Краснодаре. Но для этого нужны деньги.

– Как это изменит ситуацию? Где гарантия, что и там не будут на таблицу играть?

– Главная задача клубной академии готовить игроков для основного состава. Когда был в «Аяксе», рассказали интересную вещь. Если клубная академия в год дает одного игрока в основу, она свою задачу выполняет. Одного!

Конечно, может прийти руководитель, который скажет: «Давай мне первое место в каждом возрасте». Но тогда у него не будет игроков для основы.

– Вы говорили, что в сборной есть разница между играющими ребятами и неиграющими. В чем она?

– Это, кстати, тоже проблема. Появилась она из-за того, что лига очень повзрослела. Когда-то средний возраст высшей лиги был 21,5 года, а сейчас больше 27! Молодому футболисту сложно обыграть 30-летнего. У клубов стоят задачи занять определенное место. Кое-кто пробивается, конечно, но не так массово, как надо.

И те, кто играет, смотрятся сильнее. Я рад, что во второй половине сезона появился пул из 15-17 футболистов, которые имеют игровую практику.

– В чем они превосходят конкурентов?

– Во-первых, в функциональной подготовке. Простой пример. В начале сезона в брестском «Динамо» здорово смотрелся Леша Иванов. Как следствие, он был хорош и в сборной. Но постепенно в клубе Леша выпал из основы. В последнем матче с Литвой его хватило только на 25 минут. В середине первого тайма он практически умер, но за счет морально-волевых доиграл. А Хвалько заиграл в «Немане» и теперь сильнее Иванова, хотя правый фланг обороны – это не профильная его позиция.

Во-вторых, в принятии решений. Когда игрок физически не готов, он не успевает, задыхается и принимает неправильные решения – как на тренировках, так и в матчах.

Также добавилась уверенность в себе и наглость. Захар Волков и Кирилл Печенин играли в последней команде чемпионата, но все равно сильнее тех, кто сидит в запасе в минском «Динамо». Сильнее! А они только в этом сезоне заиграли в «вышке». Я вижу, что парни в порядке. И у Волкова, например, уже есть достойное предложение.

– В СССР и начале 90-х детские школы тоже работали на таблицу?

– Никто не упирал на места! Я учился в спортшколе и не помню, чтобы нас накачивали: надо быть первыми в республике. Хотя мы и так ими становились. Много внимание уделялось индивидуальным качествам. Умеешь обыгрывать? На вот такое упражнение – развивайся. Почему из РУОРа Пышника много технарей и дриблеров выходило? Потому что Юрий Антонович никогда не запрещал возиться с мячом. Играйте во сколько хотите касаний.

– Сейчас игра в одно касание – веяние времени.

– Игра в одно касание в детском футболе – это как в «Очко» вытащить два туза. Часто случается?

– Нет.

– Вот и в детском футболе так. Бельгийцы вообще запрещают малышам играть в одно касание. Как-то изучал передачи «Барсы» при Гвардиоле. Больше половины передач в два касания. У нас есть упражнения, где запрещено играть в одно касание. На тренировках может получаться, но в игре из-за волнения и ответственности идут обрезы.

– Молодежь в ваше время относилась к работе так же, как и нынешняя?

– Да нормальное у парней отношение к работе! Они хотят чего-то добиться в футболе.

Так получилось, что я в прошлом году ездил с «молодежкой» Ковалевича в Словакию. После матча было общее собрание, где я сказал всем пацанам: «Ребята, уберите телефоны. У вас есть телевизор в голове, который вы должны постоянно смотреть, чтобы развиваться».

– Поясните, пожалуйста.

– Если футболист хочет расти, он должен сперва найти решение какой-то проблемы в мозгах, а не на поле. Должен быть алгоритм действий на разные случаи. И тогда на поле будет проще. Ошибки как раз и случаются из-за спонтанности решений. Когда же есть знания, играть легче. Поэтому и сказал, что каждый день должны не в телефон смотреть, а в голове прокручивать определенные моменты по 10-15 раз. Лука Модрич, когда только начинал, после своих игр вставлял кассету в «видик» и изучал свои действия. Делал выводы, прокручивал все в голове и становился сильнее.

И нашим парням тоже нужно так делать. И я тебе скажу, что ребята очень профессионально относятся к делу. Могут дополнительно позаниматься в тренажерке, сделать растяжку или пробежаться.

В субботу у нас будет общий ужин, на котором мы немного повеселимся и подведем итоги года. Каждому раздам задания на зиму и уверен, что ребята все выполнят. На эту сборную смотрю с оптимизмом. Когда я только начинал, тренеры, которые знают этот возраст давно, говорили, что там нет футболистов. Но я вижу, что есть.

Фото: abff.by, pressball.by

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы