На вулiцы маёй
Блог

«Надеюсь, он не делал ничего плохого людям». Один брат играет в самой протестной команде ЧБ, а второй работает в самом одиозном отделе МВД

«Крумкачы» vs ГУБОПиК.

Михаил Шибун – самый обычный беларусский футболист. Рыжеволосый полузащитник родился в небольшом поселке Малеч недалеко от Березы, где и начал заниматься футболом. В подростковом возрасте попал в систему солигорского «Шахтера» и довольно неплохо там себя проявлял. Взрослая карьера Шибуна начиналась ярко. В первом же сезоне за дубль «желто-черных» забил девять мячей, через год – пять. Для крайнего полузащитника статистика была вполне приличной. В элитном дивизионе Михаил дебютировал в апреле 2015-го, выйдя на замену против «Славии». Полузащитнику было 19. В том же году Шибун засветился и в Лиге Европы, появившись в концовке победного для «горняков» ответного матча с североирландским «Гленавоном» (3:0).

Но основательно в первой команде клуба Шибуну закрепиться не удалось, и, начиная с 2017-го, футболист несколько лет колесил по арендам. Сперва был в «Городее», где его очень хотел видеть Сергей Яромко, затем в «Торпедо-БелАЗ» и «Минске». В паузах между отлучками вингер пытался закрепиться в «Шахтере», но не получалось.

В январе 2020-го Михаил расторг контракт с «горняками» и подписал полноценное соглашение с «Городеей». В прошлом сезоне за «сахарников» полузащитник сыграл в 27 встречах и забил 1 мяч. Наверняка футболист остался бы в команде и на этот год, но клуб развалился, и хавбеку пришлось искать новое место работы. В итоге Шибун подписал годичное соглашение с «Крумкачамі».

* * *

«Крумкачы» были и остаются особенным клубом, а после лета-2020-го стали к тому же еще невероятным и народным. Футболисты «воронов» высказывали свою гражданскую позицию: до выборов призывали к участию в «пикетах солидарности», после выходили на матчи в майках «Мы з народам» (за что получили предупреждение от АБФФ). Кроме того в августе клуб выступил с призывом прекратить насилие, а также поддержали избитых и задержанных. Перед сезоном-2021 «Крумкачы» стали совсем уж народными. Клуб объявил о реорганизации в ОАО и выпуске акций, которые может купить любой желающий.

«Крумкачы»: «Верым, што неўзабаве гэты цемны час скончыцца і ў Беларусь вернецца сонца!»

Самая нашумевшая «крумкачоўская» история случилась 30 августа, когда после тренировки силовиками на проспекте Независимости были жестко задержаны и избиты игроки команды Павел Рассолько и Сергей Козека. Оба провели ночь в РУВД, а Козека вдобавок получил тяжелую травму позвоночника. Чтобы поддержать партнеров, «вороны» вышли на кубковый матч против минского «Динамо» в специальных майках и аплодировали после стартового свистка. За это федерация оштрафовала клуб на 3375 рублей. 

Война клуба и Дома футбола продолжилась зимой. «Крумкачы» заняли в первой лиге третье место и получили право участвовать в стыковых матчах за выход в «вышку» против «Слуцка». Оба матча «вороны» проиграли, но пытались оспорить итог протестом. Клуб заявлял, что за случчан на поле выходили футболисты, которые не имели права этого делать из-за перебора желтых карточек. Но протест был отклонен – федерация отметила, что перед «стыками» все дисквалификации «сгорают». Затем минчане пытались доказать федерации, что после развала «Городеи» именно «Крумкачы», ставшие третьими, должны идти на повышение, а не четвертая, пятая или шестая команда второго дивизиона. Но и в этом случае АБФФ не стала на сторону клуба – в высшей лиге играет «Сморгонь».

Первая лига стартовала 17 апреля. «Крумкачы» начали дома с гомельским «Локомотивом» и победили 1:0. Бок о бок с Шибуном на поле вышли участники протестных митингов и подписанты за честные выборы, вратарь Алексей Колтыгин, чей брат больше полугода сидит в СИЗО на Володарского. Тренируют коллектив еще один подписант письма за честные выборы Олег Дулуб и тот самый Козека.

При этом у Михаила есть старший брат Дмитрий, который работает… в Главном управлении по борьбе с оргпреступностью и коррупцией – самом одиозном подразделении МВД, снискавшем дурную славу после выборов из-за жестокого поведения на улицах. В сентябре 2020-го, к примеру, тогдашний руководитель управления Николай Карпенков вместе с коллегами разбил дубинкой витрину в кофейне. Да и вообще именно ГУБОПиКу (наряду с ОМОНом) приписывают наибольшую жестокость в отношении протестующих беларусов.  

35-летний майор Дмитрий Шибун – старший оперуполномоченный 5-го отдела ГУБОПиК по Минску. Он занимается незаконным оборотом наркотиков. Пару лет назад стал участником громкого уголовного дела по контрабанде 14 тонн наркотиков. Тогда на скамье подсудимых оказалось порядка 20 человек, которых обвиняли в приобретении, хранении, перевозке и сбыте наркотических средств. Всего было установлено 54 эпизода. На суде некоторые обвиняемые рассказывали, что милиционеры давили на них ради нужных показаний и принуждали говорить выгодную следствию информацию. По версии подсудимых, майор Шибун ставил их перед выбором: либо уйти от уголовной ответственности, рассказав то, что нужно милиции, либо получить большие сроки.

Обвиняемые также уверяли, что милиционеры применяли в их отношению психологическое и физическое насилие: задерживали с применением силы, оскорбляли и угрожали избиением и огнестрельным оружием, обещали посадить родственников, обеспечить 25 лет срока и устроить там невыносимые условия содержания. В суде сотрудники МВД все отрицали и дело против них суд не возбудил, а обвиняемые получили от 2 до 14 лет лишения свободы.

– С братом мы близкие люди и, конечно, поддерживаем связь друг с другом, – говорит футболист Михаил Шибун. – Но когда общаемся, тему его работы в ГУБОПиК и ситуации в стране не затрагиваем. У меня своя точка зрения, у него – своя. Где-то мы соприкасаемся, где-то – нет.

Когда происходили поствыборные события, ты спрашивал брата о его участии в разгоне протестов?

– Конечно, интересовался. Брат говорил, что у него совесть чиста, что он никого не избивал и не бил. Надеюсь, что это так. Надеюсь, что он не делал ничего плохого людям. Очень сильно на это надеюсь. Он говорил, что занимается немного другой работой, а не протестами. Ты же знаешь, его деятельность направлена на борьбу с наркотиками. Понятно, что когда им говорили куда-то выходить, стоять и контролировать, они, наверное, выходили и контролировали. Но чтобы он там… Он же не в ОМОНе работает. Да и у него с коленями проблема – никого не догонит особо.

Он же знает про твою позицию в отношении происходящего в стране?

– Да. То, что творилось, это беспредел. Было больно смотреть на происходящее. Люди должны иметь возможность высказывать свое мнение без последствий. Что брат говорит на это? Ничего. Говорю же: у каждого свое мнение.

Как родители реагируют на все?

– У нас только мама. Она пожилой человек. Живет в деревне, смотрит телевизор и не особо понимает, что происходит. В деревне же не было протестов. Она не видела, чтобы люди выходили, а что у нас по телевизору показывают, ты прекрасно знаешь.

В команде сейчас много разговоров о политике?

– Говорим, конечно, обсуждаем новости. Никто не равнодушен к тому, что происходит. Но сейчас говорим не так часто, как раньше. Просто зимой немного поутихло все. Может, сейчас опять люди начнут выходить, и ситуация будет обсуждаться. Прошлым летом футболисты «Крумкачоў» делали классные вещи: поддерживали народ, своих игроков. Мы в «Городее» такого делать не могли, хотя у нас и с Ростиком [Шавелем] была история (нападающий команды был задержан во время одной из акций протеста и провел 12 суток в тюрьме – Tribuna.com). Но нам говорили, чтобы ничего не делали.

Фото: fcshakhter.byfcgorodeya.by.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья