На вулiцы маёй
Блог

«Мама всегда учила: «Если обзывают – бей сразу». Темнокожий белорус – о футболе и расизме

сийака

Фото: vk.com

Недавно за могилевский «Днепр» дебютировал 18-летний защитник Антонио Сийака – белорусский парень с тоголезскими корнями. В интервью Андрею Масловскому игрок рассказал об отце-боксере, схемах Луи ван Гала, «Китайском поселке» и карьерных целях.

– У тебя недавно случился дебют в высшей лиге. С какими эмоциями выходил на поле?

– Ни с какими. Все так быстро произошло... Сидели с ребятами на скамейке, шутили, обсуждали матч. И тут один из наших защитников травму получает. Тренер мне: «Давай, выходи!» Я не понимаю, что происходит. Начинаю разминаться. А мне: «Майку надевай! Выходишь!» Вышел. Минут 15 вообще не понимал, где нахожусь. Вроде на поле, вроде играю, а ничего сообразить не могу. Но партнеры помогли. Подбодрили – и волнение ушло. Зато второй раз вышел так, словно давно играю в высшей лиге. Никакой паники, волнения и мандража. Поставили задачу – начал выполнять. Вроде неплохо справился. Играл на правом фланге защиты против Антона Матвеенко.

сийака

– И как он тебе?

– Если бы не травма, было бы посложнее – пополоскал бы меня прилично. А так, было видно, что Антону не хватает скорости, что он не совсем в форме.

– О чем футболисты разговаривают на скамейке запасных?

– О футболе в основном. Кто-то что-то скажет на поле, кто-то кому-то пиханет – начинаем это перефразировать, обсуждать. Нескучно, в общем.

– Какие у тебя впечатления о высшей лиге?

– В сравнении с дублем – разница огромная. Самая главная – в скорости. Все меняется очень быстро. И в легионерах еще. Когда с «Торпедо-БелАЗ» вышел на поле, против меня испанец играл – кошмар. После матча не по себе было. Я тренируюсь, работаю, выхожу, а меня сметают просто.

– Ты же давно стучался в основной состав.

– Вячеслав Геращенко больше обращал внимание на других ребят, а я мимо кассы проходил. Даже ни разу не тренировался с основой. А нынешний наставник, Юрий Лукашов, раньше в дубле работал. Вот он и стал меня подтягивать.

– Что требует от футболистов Лукашов?

– Строгой игры в обороне. Чтобы каждый защитник выполнял требования. А атака… «Днепр» всегда славился контратакующей моделью игры. Стараемся развивать этот компонент. Но сейчас что-то перестало получаться.

– Что главный говорил по поводу твоего дебюта?

– Сказал, что порадовал, что он не ожидал от меня такой игры. Призвал работать и не расслабляться. В общем, был доволен. Без пихача.

– А обычно пихает?

– Как и любой тренер. Но он все же спокойный. Старается все объяснить спокойным тоном. И так намного понятнее и приятнее. Конечно, где-то надо и пихануть. Но он старается не вводить это в систему.

– Вспомни свою первую тренировку с основным составом.

– Это было зимой. Очень неуверенно себя чувствовал. Много незнакомых ребят. Хорошо, что со мной была еще пара человек из дубля. Мы втроем и кучковались. В общем, было неловко.

– Порол?

– Конечно! Без этого никуда. Ошибся – старшие напихали. От этого еще больше неуверенности. В итоге процент брака зашкаливал. Домой пришел – настроения нет. В голове странные мысли. На следующее занятие даже не хотелось идти. Но заставил себя.

– Как?

– Говорил себе, что надо стать таким, как они, и тогда все это прекратится. И с каждым днем будет легче и легче. Ну и мама помогала, подбадривала.

– Мама ходит на футбол?

– Редко. У нее работа. Да и я не люблю, когда родные смотрят на меня. Дополнительная тяжесть. Сперва после матча тренер выговорит, а потом дома еще и мама – не надо :). Друзья? На каждый матч ходят.

– Сейчас в клуб вроде как вернулся Валерий Стрельцов. Как он поживает?

– Хорошо. Активно участвует в жизни команды. Приходит каждый день на тренировки. Даже иногда переодевается и выходит на поле. Подсказывает: как надо открываться, как мяч принимать. Я не знаю, на какой он должности в клубе. Отношусь к Стрельцову как к тренеру. Он многое познал в футболе и многое может рассказать.

***

– Тебя после некоторого перерыва снова стали вызывать в сборную.

– Да. Мне там нравится. У нас сменился тренер – и сразу поменялось все: появились новые игроки, новая тактика. Виктор Борель выбрал интересную схему. С виду все сугубо оборонительно, но не так просто, как кажется. Мы вроде и играем в пять защитников, но крайние располагаются очень высоко. Так на чемпионате мира Голландия играла. Мы, кстати, перед товарняком с Грузией смотрели матчи голландцев, анализировали.

сийака

– Стало быть, Борель приверженец схем Луи ван Гала.

– Да. После первой игры вызвал к себе троих: капитана, вратаря и меня: «Нравится тактика?» – «Да». – «Будем дальше работать?» – «Конечно». Понятно, что не все получалось – первый раз же играли – но было интересно. Да, сложно перестраиваться. Какие-то вещи забывались, и ты на автомате действовал по-старому. Но это поправимо.

– Понятно, у тебя ведь интересная история.

– Родился в Могилеве. Мама – россиянка, правда, вскоре после ее рождения семья приехала жить в Беларусь. А папа – африканец. Родом из Того.

– Как он здесь оказался?

– Приехал в университет. Так получилось, они с мамой учились вместе. Познакомились, стали встречаться. Моя бабушка была против их отношений. Но родители все-таки поженились.

– Ты был в Того?

– Нет. И не могу сказать, что мне этого очень хочется. Я не ощущаю в себе африканских корней. Родился и вырос в Беларуси. Конечно, было бы интересно съездить посмотреть, но возможностей пока нет. К тому же там живут бабушка и дедушка. Года два назад мы с ними связывались. Правда, сейчас, когда папа в России, перестал.

– Поговаривают, он у тебя в розыске.

– Запутанная история. В одно время они с мамой сильно поругались и развелись. Папа пропал на несколько лет. Мама подала в розыск. Думали, пропал без вести и все такое. Но пару лет назад объявился. Однако мама отца уже не воспринимает особо, и он просто приезжает на время.

– А я думал, что в уголовном розыске.

– Нет. Он не бандит :).

– Ты живешь в каком-то странном «Китайском поселке». Что это такое?

– Район города еще со времен войны. Старые двухэтажные дома с трехметровыми потолками. Там раньше располагались немецкие госпитали. А назвали «Китайский поселок» потому, как в хрущевские времена дома переоборудовали так, что в квартирах жило много семей. К тому же они выстроены обособленно от окрестных. Сами себе. Нет, китайцы там никогда не жили. Хороший спокойный район. Рядышком лес. Когда нет тренировок, выбираюсь на пробежку на свежем воздухе. Вечерком можно выйти с друзьями на прогулку. Но после тренировок устаю так, что даже желания куда-то ходить нет.

– С расизмом часто сталкиваешься?

– В детстве, конечно, случалось, что меня задирали. Но мама всегда учила: «Если обзывают – бей сразу. Не важно, старший или нет». Если же обижавший намного старше, то советовала не обращать внимания. Я так и делал. А сейчас никаких проблем. Но меня не сильно душили.

– Драться приходилось из-за этого?

– Пару раз.

– Ты смотрел фильм «Жмурки»?

– Да.

– Часто попадал в такие ситуации как Эфиоп – один из главных героев фильма?

– Его жалко, конечно, – прилично доставалось :). Но я никому не доказывал, что белорус. Конечно, бывали диалоги с пьяными придурками. Сперва хотелось им что-то доказать, объяснить. А сейчас отвечаю: «Не твое дело». Кому надо, тот знает. Доказывать никому ничего не собираюсь. Взгляды? Конечно, ловлю на себе. Но мне все равно. Смотрят и смотрят. Не парюсь.

– Как ты вообще оказался в футболе?

– Мне было лет пять. Вышел на улицу – вижу, пацаны в футбол играют. Пошел им мячи подавать. На каждый матч приходил, подавал. Потом стал немного с ними в шутку играть. Оказалось, ребята занимаются в школе «Днепра». А однажды тренер заметил и предложил прийти на тренировку. Я с радостью согласился. Хотя мама сперва была очень против. А я убегал со школы на занятия. Вскоре мы переехали в другой район. Ходить стало неудобно. Перевелся в «Торпедо». И именно там начал играть уже серьезно.

– Другими видами спорта не интересовался?

– Ходил на бокс. Папа – боксер, он хотел привить мне это. Но если по отношении к футболу мама была очень против, то бокс и вовсе категорически отвергала! Ни в какую не соглашалась. Зато футбол стал возможен. Сказала: «Лучше пускай будет футбол, чем бокс».

– Ты защитником сразу стал?

– Нет. Нападающим был. Забивал много. Возюкал всех. Но потом тренер начал из меня делать опорника. Почему-то видел на этой позиции. Лепил-лепил – я ни в какую. Все бегал вперед. И пока два года он переучивал, меня забрали в дубль. Опорником. Поиграл годик – поставили центральным защитником. А потом сдвинули направо.

– Бомбардирские таланты не растерял?

– Наверное, растерял. Хотя у меня такая позиция, что забиваю нечасто. Крайние защитники только голевые и раздают.

– У тебя есть футбольная цель?

– Недавно подписал новый контракт с «Днепром» на три года. Буду пробиваться в основной состав. За три года это надо сделать обязательно. Пока так.

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья