На вулiцы маёй
Блог

«Очень кричал. Невозможно было терпеть боль». История возвращения Артема Быкова

Фото: Надежда Бужан               

В первом интервью после перелома ноги полузащитник минского «Динамо» рассказывает о восстановлении, целебной поддержке и других событиях сезона-2014.

– Как нога?

– Великолепно! 18 декабря была вторая операция. Доставали пластины из ноги, поэтому в отпуск никуда не поехал. Их все равно рано или поздно пришлось бы доставать. И чтобы быть полностью готовым к предсезонке, решил зимой. Операция прошла быстро – минут 10-15. Делали под спинальным наркозом. Ниже пояса ничего не чувствовал. Лежал и наслаждался. Попросил, чтобы пластины на память оставили. Отдали. Правда, потом кто-то сказал, что это плохая примета – пришлось выкинуть.

Оперировали в 6-й больнице. И тот же врач, который делал первую операцию. Она длилась часа три. Врачи говорили, что сложная была. Переломы, смещение, отломки. Ну, ты же знаешь диагноз (перелом берцовой кости и лодыжки со смещением и отломками – Tribuna.com). Вдобавок и сустав был поврежден. Провалялся в больнице неделю. Можно с ума сойти! Нога болела. На обезболивающих сидел.

– Сестра, укол!

– Однажды ночью пришлось звать медсестру. Наркоз после операции стал отходить. Невыносимо болело. Позвал. Пришла, вколола обезболивающее. Мне понравилось, в общем. Нормальная у нас медицина.

Вставать начал почти сразу после того, как наркоз отошел. Как только в туалет захотелось – пошел. Под кроватью была утка, но мне сказали, что уже можно ходить. Ясно было, что чем скорее начну, тем лучше. Поэтому я и вставал. На пару минут. Когда ногу вниз опускал, больно было. Ходил потихонечку. Сперва по палате, потом по коридору, а вскоре и на улицу вышел.

– Посетителей много было?

– Очень! Родители, близкие, друзья, болельщики... Спасибо всем! Одному пережить это было бы тяжело. А от поддержки хотелось еще быстрее восстановиться.

– Ты же закрылся от всех в какой-то момент.

– Это было в первые три дня в больнице. На звонки и смс-ки не отвечал. Надо было обдумать, что случилось. Два перелома все-таки. Такое надо обмозговать :). Даже когда родители звонили, не отвечал. Вообще не хотелось ни с кем общаться. Но потом потихоньку начал отходить. Заходили ребята из команды, тренеры. Навестили и Кондратьев с Зыгмантовичем и Ковалевичем. Приятно очень! В общем, народу было столько, что врачи стали запрещать ходить. Есть часы посещения, а все шли в течение всего дня.

– Процедуры были?

– На магнит пару раз сходил. Вообще, для ноги ничего делать не надо было. Просто ждать, пока срастется.

– На гипсе много росписей от друзей?

– Носил его только два дня – никто не успел расписаться. А потом ходил в специальном «сапоге». Робокоповский такой. Я был в нем на матче.

Перед тем как везти в больницу, нужно было снять с ноги бутсы. Одну сняли нормально, а вторую пришлось разрезать. Целую врачу «скорой» подарил. Она сама попросила и такая довольная была! Мне уже не болело ничего тогда – вкололи обезболивающие. До этого же очень кричал, говорили, даже на трибунах было слышно. Невозможно было терпеть боль.

Кстати, хочу сказать спасибо стюарду, который помог носилки со мной занести в машину. А то девушки не могли даже их поднять.

– Говорят, что боль приходит не сразу. Ты когда ее почувствовал?

– Было больно сразу. Уже в полете понимал, что что-то не то. Приземлился, посмотрел на ногу – голеностоп болтается сам по себе. Стало еще больнее.

– У тебя была возможность убрать ногу в том моменте?

– Я сбоку шел на мяч, прокидывал мимо, а Николов врезался мне в опорную ногу. От меня вообще уже ничего не зависело. Он потом звонил, извинился. Сказал, что не специально. Все нормально. Да, он получил дисквалификацию. Но мне во всей этой ситуации понравилось то, как повел себя клуб. «Динамо» вступилось за меня, выступило с заявлением. Было приятно.

Любен Николов: «После инцидента с Быковым много дней терзал себя»

– Многие посчитали заявление слишком категоричным.

– Специалисты просмотрели видео. Разобрали его. Это были не эмоциональные слова сразу после матча. Люди разбирали. Олег Дулуб в интервью тоже об этом говорил. А он просто так не станет говорить. Я видео смотрел один раз. Да и то случайно. Новости включил, а там показывали. Но на ноутбуке все есть: и видео, и фото. Не пересматриваю, но если рассказывать кому-то, для наглядности надо.

– Тебя интересовало, как закончился матч?

– Конечно! Со мной были родители, девушка. Потом подъехал Никита Корзун. Они и рассказали, что победили. До операции достаточно долго лежал в больнице: пока оформляли, регистрировали. Меня же привезли в приемное отделение, положили в коридоре и все. Хорошо, что ничего не болело. Был под воздействием сильных обезболивающих препаратов.

– Матч вообще вышел немного скандальным. После игры Владимир Журавель говорил, что Роман Василюк призывал партнеров к насилию. Ты слышал такое?

– Напряжение было сразу. Соперник очень жестко играл. Но когда я бегал, ничего не слышал. Хотя пацаны потом говорили, что было. Так что это Иваныч не придумал.

– За время простоя новое хобби появилось?

– Вязанием не стал увлекаться. Смотрел фильмы, общался в интернете, играл в приставку, читал книги. Да, я читаю :). Не каждый день, конечно, но читаю. Из последнего прочел «Географ глобус пропил» и «Инферно» Дэна Брауна. Географ так себе. Местами весело. Я больше фантастику люблю. Но вообще старался больше времени уделять живому общению. Не стеснялся куда-то выйти на костылях.

– Через сколько недель после травмы стал нормально передвигаться?

– По больничному плану должен был два месяца ходить в «сапоге». Но по рекомендации спортивных врачей начал его снимать через месяц. Пробовал потихонечку наступать на ногу. В итоге к сроку, когда мне его надо было снимать, ходил нормально. Понятно, что хромал, но все же.

– Костыли руки прокачали?

– Не особо. Непривычно просто. Далеко на них не уйдешь. Хорошо, помогали друзья, возили куда надо на машине. Был очень рад, когда впервые после травмы меня Дима Молош привез на базу. Приятные эмоции! Смотрел на тренировку с костылем и в «сапоге». Настроение было классное. Ребята шутили, Терминатором называли. Саша Гутор сразу стал специфичные звуки от движений Робокопа воспроизводить. Это нормально. И это еще больше добавляло сил.

– Олег Дулуб вообще считал, что ты хорошо устроился. Все играют, а ты в Турции восстанавливаешься. Кстати, почему именно там?

– Мне не нужны были какие-то специальные процедуры. Надо было просто разработать ногу. А для этого лучше всего подходит песок и море. Занятия заключались в том, что я полтора часа в день ходил по берегу босиком. При ходьбе по песку нога проваливается в ямки и голеностоп разрабатывается. Кроме этого был бассейн и тренажерный зал. В общем, времени оставалось только перекусить и немного отдохнуть вечером.

Понятно, что было тепло, и я загорел. Я же по пляжу не ходил в майке с длинным рукавом. Вообще со стороны выглядело забавно. Люди вокруг отдыхают, а я хожу туда-сюда, как дурачок. Примерно через неделю народ стал интересоваться, что я делаю и зачем. Кстати, отдыхали в основном россияне и украинцы. Обсуждали политическую ситуацию. Спорили, но драк между ними не было.

Работал в Турции 16 дней. Последние пять уже совершал небольшие пробежки. Я постоянно держал связь с врачами. Работал по плану, который мне выдали, делился своими ощущениями. Я не филонил. Это же мне надо, а не кому-то. Я хотел скорее вернуться! Если бы сустав не разработал, он бы стал жестким и неповоротливым. Зато я теперь, как бразилец. На песочке поработал. Пойду в пляжники потом :).

Сразу после травмы все говорили, что сезону конец. А мне хотелось сыграть. В команде подкалывали на этот счет. Олег Дулуб шутил: «Готовься на «Фиорентину». Шутки шутками, но я почему-то верил, что получится!

– Как преодолевал страх на первой тренировке?

– Мне говорили: «Не лезь в стык. Опасно». А мне, наоборот, хотелось попробовать. Понимал, что весь мандраж уйдет с первым стыком, с первым подкатом. Тяжело было в другом. Я о травме забывал, а вокруг только и слышалось: «Аккуратно! Аккуратно!» Но понятно, что меня не сразу бросили под танки. Сперва бегал по кругу, потом со мной работали индивидуально. Потом был на подхвате в квадрате. А вскоре разрешили футбол! Играли между собой на восстановительной тренировке. Был очень доволен! Бегал на эмоциях! Казалось, сил вагон! Думал, что готов играть. А утром еле поднялся и понял, что далек от готовности.

– Ощущения от выхода на поле посте столь долгой травмы схожи с ощущениями при дебюте?

– Что-то есть. Но чувствовал не волнение. Я был счастлив, что восстановился. Мне очень хотелось сыграть именно в том сезоне.

– Несмотря на травму, «Динамо» заявило тебя в групповой раунд Лиги Европы.

– Это было очень круто! Чисто психологически очень помогало. Я узнал, что люди в меня верят! Это придало сил и стимула. Вообще, за время травмы было много позитивных моментов. Баннер фанатов, их словесная поддержка – это нечто. Приятно было, когда Адам (Ненад Адамович – Tribuna.com) после гола «Клужу» показал пальцами мой номер. Душевно так было. Можно было и всплакнуть.

– Ты, говорят, очень весело сгонял в Борисов на один из матчей.

– Ничего не знаю такого :).

– Я про историю с правами.

– Не так все было! Ребята с фан-сектора пригласили на матч. Я спешил. А трасса в Борисов странная, все как-то странно обгоняют. Я делал, как все, а меня тормознули. Объяснил, что спешу на футбол. Забрали талон, выписали штраф и отпустили. Все в порядке!

– Как тебе Лига Европы?

– Это супер! Многие говорят, что участие в группе нам помешало выиграть чемпионат. Может, и так, но кто не хочет поиграть на топ-уровне? Так же глупо говорить: «Лучше бы не выходили». Да, много проигрывали, но, в целом, классно было. Тем более, завершили сезон победой над «Фиорентиной» в гостях.

– «Артемио Франки» – крутой стадион?

– Ну, так… Старый он какой-то. На «Трактор» похож. Только трибуны близко к полю и людей много. И вообще, глобальней все вокруг. Раздевалки хорошие. Но от них до поля надо было идти минуты три. Спускаться с третьего этажа на первый, под трибунами проходить. Интересно было. Первый раз такие походы были.

– Почему у «Динамо» не получилось стать чемпионом?

– Ох... Первый фактор – нам немного не хватило людей. В какой-то момент из-за травм выпало очень много футболистов. Второй – игра на два фронта. Это был наш первый опыт, и мы оказались к нему не готовы. Вот это основные причины. Решающий матч с БАТЭ? Мы спокойно готовились, понимая, что это фактически игра за первое место. И мы нормально играли. Где-то тактически не получилось, где-то не повезло. Хотя я и не люблю на это скидывать, но...

– Когда пошли разговоры о том, что Журавля уволят, в прессе высказывались многие футболисты. В том числе и Игорь Стасевич, говоривший, что надо бы его оставить.

– Игорь высказывает и свои мысли, и общую позицию команды. Матчем с «Фиорентиной» мы показали, что бьемся за своего тренера. Но ты же не подойдешь к Юрию Александровичу Чижу и не скажешь: «Я хочу, чтобы Журавля оставили!» Хотя все ребята были за Иваныча. У нас был хороший коллектив. Мы пропитались общей мыслью. Дали результат: сделали шаг вверх в таблице, вышли в Лигу Европы, из Кубка не вылетели. Считаю, Владимир Иванович заслужил право остаться.

– Как Журавель попрощался?

– Собрались командой. Он сказал речь. Каждый, кто хотел, мог тоже что-то сказать. Все прошло в нормальной обстановке. Все были рады, что поработали вместе. Но это футбол. Главное–оставаться человеком.

– Это Журавель так сказал?

– Это я так говорю :)! Но он тоже в таком ключе высказывался.

– Нового главного уже видел?

– Нет. Пока только познакомился с Вуком Рашовичем.

– Юрий Чиж сказал, что на тебя и Никиту Корзуна возлагаются большие надежды на следующий сезон.

– Это приятно слышать. Рад, что есть доверие. Но это же и ответственность. Надо оправдывать. Юрий Александрович, кстати, лично договаривался насчет моей операции. Общался с докторами. И восстановление мимо него не проходило. Ничего ж невозможно без его подписи. Правда последняя личная беседа с ним была еще на старте сезона перед игрой с «Шахтером». Спрашивал о состоянии, когда забью. Ответил, что постараюсь в ближайшее врем. Обычный такой разговор.

– Вначале сезона случилось большое событие – вызов в сборную и дебют в главной команде.

– Я вообще ничего не знал о вызове. Да, Кондратьев сказал, что позовет кого-то нового. Но я не соотнес это с собой. Конечно, мечты играть в сборной были. И когда сказали, что меня вызвали, обрадовался! Очень хотелось сыграть за сборную, за страну.

Жаль, что особого общения с Кондратьевым не было. Все было так, будто я играю в сборной уже лет 10. Хорошо, что рядом оказался Паша Савицкий. Попроще было осваиваться. Да и много ребят знакомых. В общем, страшно не было. Вот если бы песню пришлось петь…

– Чего все футболисты так этого не любят?

– Не скажу за всех, но я волновался бы больше :).

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья