Блог На вулiцы маёй

«Торговали сахаром, вином и древесиной». Почти 50 лет Стрельцова в «Днепре»

 

История одиозного менеджера из Могилева, которая, похоже, подошла к концу.

Есть футбольная легенда, согласно которой в 2000-х у Валерия Стрельцова было два бумажника. Один для себя – с деньгами, а другой для футболистов могилевского «Днепра» – абсолютно пустой. Когда игроки жаловались функционеру на отсутствие зарплаты, а также просили немного денег, функционер доставал из кармана пустой кошелек и сокрушенно произносил: «Смотри, у самого нет». И все вопросы отпадали: футболист сразу понимал, что руководитель с ним в одной лодке.

Стрельцов – культовая фигура для Могилева, «Днепра» и всего белорусского футбола. Давайте вспомним, как Валерий Иванович ею стал.

Игрок

В могилевский «Спартак» Стрельцов попал в 1968 году. Главный тренер команды Илья Каган приметил 20-летнего забивного нападающего в чемпионате области. Валерий выступал за команду калининградской летной эскадрильи, базировавшейся в его родном Быхове. В народе команду называли «летчиками».

Родился Стрельцов 7 мая 1948 года в очень многодетной семье. Мальчик был предпоследним ребенком из 12. Правда, из-за сложного времени шестеро его братьев и сестер умерли еще в детстве.

Семья Валерия Стрельцова

Футболом мальчишка стал увлекаться по примеру старших братьев. Сперва целыми днями гонял мяч во дворе, а после открытия в Быхове футбольной школы записался туда. В 15 лет Валерий посетил матч могилевского «Спартака» против габровской «Янтры» и загадал, что обязательно будет играть в команде мастеров. И через пять лет мечта сбылась.

– Познакомились с Валерой, когда я вернулся в команду из армии, – вспоминает друг функционера Юрий Колочинский. Как и Стрельцов, Колочинский долгое время играл за «Днепр», а после завершения карьеры много лет был начальником команды. – Наши отношения сразу не заладились. На одной из первых тренировок мы даже подрались. Валера был неуступчивым футболистом и всегда боролся до конца. Даже на тренировках. И вот в одном из стыков он бьет мне по больной ноге – я стерпел. Вскоре он бьет еще раз – стерпел. Но после третьего удара не выдержал – завелся. Стал ему выговаривать. Он вспыхнул следом. Начали толкаться. Тогда я ударил его по лицу. Валера хотел ответить, но я борьбой занимался и увернулся. После тренировки он подошел: «Прости, я виноват». Мы поговорили обстоятельно, и с тех пор не разлей вода. Настолько прикипели друг к другу, что на всех сборах и в командировках жили в одном номере.

Параллельно с футболом Стрельцов учился на дневном отделении Могилевского машиностроительного института. Приходилось нелегко, но он понимал важность образования. Правда, играть в футбол молодой человек хотел больше, чем быть инженером промышленного транспорта. Поэтому иногда учеба отходила на второй план. Так, однажды предсезонный сбор «Спартака» совпал с сессией. Чтобы не прерывать подготовку, Стрельцов попросил декана оставить его на второй год. Руководство вуза пошло навстречу. Тем более институт получал свои плюсы от занятий студента футболом. Благодаря дублю форварда в финале студенческая команда выиграла престижный в Могилеве Кубок космонавтов. Высшее образование футболист все-таки получил, но знания о сортировочных горках остались без практического применения.

– Попасть в команду мастеров – предел мечтаний для любого юного футболиста, – говорит Колочинский. – За тобой тут же начинали ходить болельщики. В том числе и девушки. Валеру болельщики полюбили сразу – он ведь начал забивать без раскачки. И он отвечал людям взаимностью. Валера вообще всегда хорошо относился к людям. Каждого болельщика любил и к каждому относился с почтением.

Валерий Стрельцов сидит третий справа

В 1975-м Стрельцов перешел из «Днепра» («Спартак» переименовался в 1973-м) в бобруйскую «Березину». Через год оказался в «Шиннике», немного поиграл в могилевском «Торпедо» у Михаила Басса и в 78-м закончил карьеру игрока.

Тренер

В 1976-м году в Могилеве открылась футбольная СДЮШОР №7. Туда и пошел работать Стрельцов, повесив бутсы на гвоздь. Молодой специалист создал спецкласс, составленный из ребят 65 года рождения. Через какое-то время его команда стала второй среди всех школьников БССР. Дальше в тренерской карьере Валерия Ивановича было местное «Торпедо» и витебский «Витязь». Правда, вояж на север страны выдался краткосрочным.

– Потренировал команду всего три дня. Ничего сделать толком не успел, – рассказывал Стрельцов. – Игроки находились в отпуске. Я получил служебное жилье, ознакомился с тренировочной базой. Меня повозили по городу, свозили в горисполком. И я поехал на новогодние праздники домой. А там меня уже ждали. Привезли в обком: «Ты должен вернуться (в «Днепр» – Tribuna.com)». Я в ответ, что некрасиво, я же все бумаги подписал. А мне: «Это не твоя проблема». Все было директивно.

Так волевым решением руководства тренер оказался в родном клубе.

– В 1982-м «Днепр» вышел в первую лигу СССР – команде понадобился дубль, – рассказывает свою версию событий Колочинский. – Сказал Байдачному (Анатолий Байдачный возглавлял «Днепр» с 1980 по 1985 годы – Tribuna.com), что есть подходящий тренер, который работал в СДЮШОР. В общем, предложил кандидатуру друга. Так Валера возглавил дубль, а через три года, после ухода Байдачного, его назначили главным тренером. Так все хорошее и началось.

При Стрельцове «Днепр» окончательно укоренился в статусе второго после минского «Динамо» клуба республики. Три последующих сезона могилевчане не покидали топ-6 второй лиги чемпионата СССР – соревнования весьма приличного уровня.

Бизнесмен

Осенью 1987-го украинский «Днепр» из Днепропетровска отказался от ведомственного финансирования и перешел на самоокупаемость, создав кооператив. Пример одноклубников вдохновил Стрельцова на перемены в Могилеве. В 89-м клуб перешел на хозрасчет, дав жизнь футбольному производственно-коммерческому центру (ФПКЦ) «Днепр».

– В конце 80-х «Химволокно» начало трясти, – вспоминает Колочинский. – Производственное объединение стало давать клубу меньше денег. Тогда Валера предложил частично отколоться от «Химволокна» и заниматься коммерческой деятельностью. Я поддержал это решение. И уже 1 февраля 1989-го защитил устав реорганизованного клуба. Первое время торговали вином, сахаром и древесиной. К примеру, вино покупали у болгарских дилеров и перепродавали в Россию. Также торговали с Австрией и Турцией. И я скажу, что мы зарабатывали.

В первоначальном виде ФПКЦ просуществовал до конца 1997 года. К тому времени Могилев в высшей лиге представляло три команды – «Торпедо», «Трансмаш» и «Днепр». По словам одного из бывших работников клуба, самое нестабильное финансирование было как раз у «Днепра». Торговля шла не очень активно, а сотрудничество с «Химволокно» – продажа полимерной нити, получаемой от завода – больших денег не приносило. У других команд дела обстояли лучше. «Трансмаш» сидел на шее одноименного завода, а у «Торпедо» помимо автозавода был активный Михаил Басс, находивший спонсоров.

Сезон-1997 года «Днепр» завершил на четвертом месте, хоть и без серьезных медальных замашек. Другие команды города обитали внизу таблицы. А зимой Валерий Иванович вышел на директора завода «Трансмаш» Валерия Черткова (сейчас возглавляет ассоциацию промышленников и предпринимателей области) с предложением объединиться. Так появились «Днепр-Трансмаш» и ЗАО, контрольный пакет акций которого был у завода, но возглавлял которое Стрельцов. Как утверждает источник, близкий к «Днепру», общество создавалось под чутким руководством менеджера. Все документы составлял юрист Валерия Ивановича.

Кстати, вхождение «Трансмаша» в структуру «Днепра» вкупе с ликвидацией столичной «Атаки» «спасли жизнь» солигорскому «Шахтеру». «Горняки» заняли последнее место и должны были вылетать. Но федерация решила добрать команды до 16 за счет тех, кто вылетел – из первой лиги никто повышения не получил.

Объединение «Днепра» с «Трансмашем» было чисто экономическим ходом. При деле оказались лишь два трансмашевца – доктор и нападающий Евгений Козлов, ставший в чемпионском сезоне третьим снайпером команды. Остальные белорусы разбежались по другим клубам, а украинцы – 16 человек – отправились домой. И лишь Алексей Багнюк через год вернулся в «Днепр-Трансмаш».

По словам источника, первым делом завод «Трансмаш» выплатил клубу огромный по тем временам миллиард рублей. Но на протяжении сезона больше денег не перечислял. Выкручиваться Стрельцову пришлось по старой схеме – продавать прицепы и краны «Машека», которые клуб получал в рамках сотрудничества. Но продавать с выгодой для себя не особо удавалось – большим спросом в России техника не пользовалась. Бешеного прилива финансов футболисты не почувствовали. В среднем они получали около 300 долларов. Лидеры чуть больше – по 500 (мечта современного белоруса).

По результатам все сложилось куда лучше. Сезон-1998 команда провела на одном дыхании и досрочно стала чемпионом страны.

«Лихтарович – сердце команды». Валерий Стрельцов вспомнил золотой сезон «Днепра»

Постепенно прирастало и клубное хозяйство. В собственности у «Днепра» появились два авторынка плюс обычный рынок в Казимировке. Правда, сейчас они ощутимого дохода уже не приносят.

Психолог

Долгое время Стрельцов совмещал должности генерального директора и главного тренера клуба. Игроки «Днепра» вспоминают, что когда все было хорошо, ВИС «становился» только руководителем – занимался организационной работой и не мешал Владимиру Костюкову и Вадиму Брежезинскому вести тренировочный процесс. Но когда результат не шел, серьезно впрягался в тренерство – вел занятия и мотивировал футболистов на подвиги.

– Стрельцов отличный психолог, – рассказывает один из бывших игроков команды. – Может с одного взгляда определить, готов футболист к игре или нет. Да и вообще: заиграет или нет. Обычно те, кого он приглашал, выбивались в люди. Да и мотиватор Стрельцов отличный. Помню, играли на 9 мая. Валерий Иванович зашел в раздевалку и начал настраивать. По-боевому так, с душой. Говорил про дедов, которые с одной винтовкой держали главную могилевскую высоту 21 день и выстояли. А эта гора для местных жителей так же значима, как крепость для Бреста. Закончил речь тем, что на трибунах много людей и ветеранов и мы должны выйти и победить. Провел приличную психологическую работу, и мы выиграли тот матч.

«Днепр» часто выезжал на энтузиазме Стрельцова и его умении красиво говорить и влиять на футболистов не только в раздевалке. Игроки заходили в его кабинет с четкими мыслями: контракт продлевать не буду, на это не соглашусь и так далее. Однако за дверями Валерий Иванович использовал магию – и футболисты подписывали все необходимые бумаги.

Бывавшие в кабинете Стрельцова вспоминают, что в помещении чаще всего был приглушенный темный свет, на стенах висели иконы. Разговаривать о делах было тяжеловато. При этом Валерий Иванович умел любого гостя расположить к себе: слушал, советовал, подбадривал. И редко когда ставил себя выше собеседника.

Обычно сложности начинались, когда речь заходила о деньгах. К примеру, просит игрок 100 долларов на семейные расходы. И тут в ход идет или второй кошелек, или предложение зайти завтра. «Завтра» повторялось изо дня в день и могло длиться неделю. Потом менеджер все-таки давал нужную сумму и на какое-то время забывал о назойливом игроке. Мотив такой тактики прост: позже дашь – нескоро попросят в другой раз. За это и за «колдовство» с контрактами Валерия Ивановича не любят многие футболисты.

– По контрактным условиям мне предполагались подъемные – десять тысяч рублей, – рассказывал экс-вратарь «Днепра» Андрей Кляшторный. – По тем временам — 100 долларов. Такую сумму должны были получить и другие наши ведущие игроки: Скоробогатько, Радушко, Гольмак. Но им Стрельцов деньги дал, а мне — запамятовал. За полгода инфляция уменьшила размер премиальных наполовину, и я мог рассчитывать уже не на сто, а только на пятьдесят долларов. Тем не менее, даже на эту сумму можно было кое-что купить. По окончании сезона подхожу к Стрельцову: «Вы забыли выдать мне подъемные». Он отвечает: «Положено десять тысяч, значит, ровно столько и получишь». Объясняю, что десять тысяч — уже почти как десять долларов. Мол, это несерьезно, и лучше бы мне дали обещанные изначально сто долларов. Но Стрельцов категоричен: «Нет. Раз положено десять тысяч – значит, столько и получишь».

Хватает и других историй, в которых Стрельцов – герой положительный. Алексей Тупчий, к примеру, благодарен моглевчанину за помощь с восстановлением после травмы, а Евгений Капов – за поддержку в молодости. Роман Киренкин признается, что Стрельцов ему как отец родной.

– Мы всегда помогали футболистам, – говорит Колочинский. – Легионер влюбился в могилевчанку – делали вид на жительство, чтобы женился. Мы все делали для ребят, чтобы они только играли.

Трансферный гений

В 90-е Стрельцов был самым крутым футбольным менеджером в Беларуси. Первый большой трансфер Валерий Иванович провернул в 93-м, продав Мирослава Ромащенко в «Уралмаш» за 150 тысяч долларов. В 97-м за 300 тысяч долларов ушел в «Аланию» Александр Чайка. Чуть позже за такую же сумму уехал в «Зенит» форвард Дмитрий Огородник. На подъемные голеадор купил квартиру в Питере.

Кстати, изначально нападающего хотел приобрести ЦСКА. Павел Садырин заинтересовался белорусом после голов в Кубке Интертото. Тренер армейцев специально приехал в Могилев просмотреть на Огородника в игре против «Шахтера». Вместе с ним на «Спартаке» присутствовали и скауты «Зенита». Футболист никак себя не проявил, и Садырин от него отказался. А «Зенит» – нет. Нападающего пригласили на просмотр. На первой же тренировке он забил парочку мячей самому Роману Березовскому, и наставник питерцев Юрий Морозов предложил Огороднику контракт. Садырину же в том матче понравился другой форвард – Виталий Булыга. Однако переход в ЦСКА теперешнего лидера «Белшины» не состоялся. Кстати, Булыга ушел из «Днепра» бесплатно. Нападающий дождался окончания контракта и со словами «Давайте документы» положил на стол перед Стрельцовым 15 тысяч долларов компенсации, после чего уехал в самарские «Крылья Советов».

Обычно торги по футболистам Стрельцов начинал с 500 тысяч долларов. Ценник опускался до тех пор, пока не удавалось достичь компромисса. Расчеты велись только реальными деньгами. Никакого безнала. Поэтому в ту пору в России могилевского менеджера называли чудаком, который продает футболистов только за наличные. Продавал менеджер игроков и внутри страны. Так, по словам одного из бывших работников клуба, БАТЭ при переходе Дмитрия Лихтаровича и Игоря Чумаченко заплатил за каждого более 100 тысяч долларов.

Акционер

Владелец столичного «Динамо» Юрий Чиж всегда высоко ценил тренерские качества Стрельцова. Бизнесмен даже делал несколько попыток завлечь наставника в Минск. Однако могилевчанин оставался верен клубу и городу. Но Чиж оказался настойчивей. После очередного предложения (на сей раз стать генеральным директором) Стрельцов переехал в столицу.

– Валера бросил нас, словно на камни, – с горечью вспоминает отъезд друга Колочинский. – Не надо было ему уходить. Вместо себя он оставил здесь «детей», которые развалили все. Сентюров и Брежезинский оказались не в состоянии удержать то, что создавалось Стрельцовым годами – команда вылетела в первую лигу.

Летом 2011 года относительно спокойную жизнь Стрельцова в «Динамо» нарушил главный тренер «Днепра» Андрей Скоробогатько. После победы над «Витебском» коуч выдал эмоциональную пресс-конференцию, на которой рассказал, что контрольный пакет акций клуба у людей из «Динамо», подразумевая Валерия Ивановича. Стрельцов признался, что у него есть всего несколько акций. Позже председатель Могилевской областной федерации футбола Анатолий Глаз отметил, что акций у менеджера более 20 процентов.

Вообще, на начало лета 2016 года в состав ЗАО «Днепр» входят 13 акционеров, десять из них суммарно имеют меньше трети акций общества. Самые крупные держатели – Могилевский горисполком (22,8 процента), управление физической культуры и спорта и туризма облисполкома (22,8 процента) и ООО «Центр «Днепр-Юни» (29 процентов), учредителем которого с 65-процентной долей в уставном фонде является именно Стрельцов. Руководит центром Аркадий Крупеньков – бывший заместитель председателя областной федерации футбола и экс-директор спорткомплекса «Химволокно». По словам людей, имевших в разное время отношение к «Днепру», Крупеньков – человек Стрельцова.

Побывка могилевчанина в «Динамо» закончилась в мае 2012 года. Функционер разбил веру Чижа в себя. Бизнесмен отправил домой некогда уважаемого специалиста со словами «гнать из футбола» и перспективой уголовного дела, которое так и не случилось.

Утро стрельцовской казни. 7 наиболее памятных деяний Валерия Стрельцова на посту генерального директора «Динамо»

Два года функционер нигде не работал, пока в марте 2014-го снова не всплыл в «Днепре». Официально генеральным директором клуба был Дмитрий Калачев, но Стрельцов вел себя в клубе по-хозяйски. Следил за тренировками, конкультировал Калачева и футболистов. Даже заходил в перерыве в раздевалку и «накачивал» игроков.

Официальный камбек функционера случился в феврале 2015-го, но получился краткосрочным. Под его управлением команда не сумела вернуться в высшую лигу, пропустив туда «Крумкачоў». После сезона губернатор Могилевской области Владимир Доманевский вместе с председателем областной федерации футбола Анатолием Глазом начали кампанию по отстранению Стрельцова от управления клубом. Даже была идея преобразовать ЗАО в ОАО, чтобы уменьшить сферу влияния функционера. За такое развитие событий был и нынешний главный тренер команды Александр Седнев. Работать в паре со Стрельцовым специалист отказывался категорически. По слухам, одним из условий его прихода в Могилев было именно полное отстранение менеджера от дел.

Кто борется за власть в могилевском «Днепре»

Сделать это оказалось не так-то просто. Чтобы создать ОАО, нужно было заручиться согласием всех держателей акций. Но, с учетом того, что 29 процентов принадлежит компании Стрельцова, ничего из затеи не вышло. Тем не менее, в декабре Валерий Иванович сам подал в отставку. Новым генеральным директором клуба был назначен главный тренер женской «Надежды-Днепр» Евгений Ласточкин. Но вскоре его сменил Дмитрий Калачев. По словам человека, приближенного к клубу, это – прямое решение Стрельцова. Да и сам менеджер по-прежнему рядом с «Днепром». На футболе его можно видеть на трибунах прямо за тренерской скамейкой.

Валерий Стрельцов в голубой рубашке.

Еще один источник утверждает, что могилевское «долголетие» Стрельцова стало возможным только благодаря влиятельным друзьям. Тот же мэр города Владимир Цумарев – давний приятель функционера и оказывает ему всяческую поддержку.

Кажется, история Стрельцова в «Днепре» не закончена.

***

– В Могилеве я был обычным руководителем. Знал свое дело, как и сейчас знаю. Вообще, считаю себя профессионалом. Пусть я и работал не без ошибок, старался сделать многое для футбола Могилевщины. А как оно получилось – судить не мне, – говорил как-то Стрельцов.

P.S. На днях стало известно, что Валерий Стрельцов передал свои акции «Днепра» в пользу города.

Фото в тексте: официальный сайт «Днепра», Goals.by, offside.by

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья