Блог Оршанский вокзал

«Кому нужен пластилин за 400 тысяч?» Артем Рахманов – о своей трансферной стоимости и ситуации в «Немане»

Рахманов

Скуренные два миллиарда рублей, золотая ножка Сергея Солодовникова и желание уехать за границу – экс-защитник «Немана» рассказал Александру Ивулину о гродненских делах.

– В этом сезоне ты провел девять матчей за «Неман». Считаешь, травма в начале чемпионата испортила статистику?

– Думаю, нет. Получил повреждение, когда играли против «Минска». Травмировал голеностоп. Это мелочи. Не та травма, которая может весь сезон пустить под откос. Солодовников был свидетелем моего постепенного профессионального роста. Мы ведь вместе прошли юношеские сборные, как те же Соловей, Ясинский и Левицкий… Вроде бы все свои. Должны играть. Не получилось. Может быть, тренер не нашел подхода. В общем, причину своей невостребованности я не понял. Мы разговаривали с Солодовниковым. Но вразумительного ответа на свои вопросы я так и не получил. Поэтому начал копаться в себе…

– Нашел что-нибудь?

– В «Немане» я профессионально относился к делу. После мозырской работы с Малеевым многое переосмыслил. Понял: если хочешь чего-то добиться, нужно чем-то жертвовать. Этот тренер научил меня больше работать над собой. Банально: тренажерка, растяжки, правила подготовки к игре, к тренировке. Я научился слушать свой организм. Тем более благодаря Малееву провел целый сезон в высшей лиге. Он постоянно меня поддерживал. Хорошо общаемся с Юрием Ивановичем до сих пор.

Рахманов

Поэтому, что касается Гродно, в плане отношения к делу мне себя упрекнуть не в чем. Я ответственно работал, соблюдал режим, вовремя приходил на тренировки… Делал все, что от меня зависело. Но в жизни случается всякое. Нужно двигаться дальше. Конечно, для меня сезон прошел мимо кассы, но и в нем было что-то полезное. Поиграл в Лиге Европы, приобрел опыт. Жаль, провел всего один международный матч. Из-за травмы, которую получил в игре с «Минском» не смог принять участие в ответке. И там понеслось…

– Помнишь момент, когда понял, что вряд ли заиграешь в Гродно?

– Такие моменты невозможно выделить и как-то объяснить. Когда я пришел в «Неман», на моей позиции играли Рыбак и Садовничий. В середине сезона Ваня уехал в Казахстан. Подумалось: «Вот он шанс». Вроде бы начал играть. Тренер доволен. Все пошло. Вдруг ни с того ни с сего в центре защиты начал играть Игорь Тарасов, хотя он номинально является опорником. Естественно, я подходил к тренеру, спрашивал. Он не мог мне ничего нормально объяснить. Может быть, не подхожу Сергею Витальевичу по каким-то тактическим соображениям?... Хотя я не в праве его судить.

– Что конкретно тебе говорил Сергей Солодовников?

– На самом деле смешная фраза. Солодовников говорил: «Конкретно по тебе вопросов нет». Меня это ставило в тупик. Интересуюсь: «Почему если нет вопросов, не ставите меня в состав?» Он отвечает: «Где-то, что-то… Так не так сыграл, там…». Еще раз говорю, я не добился внятных ответов. Понимаешь, это если тебе скажут: «Ты – плохой журналист. Тебе нужно прибавить в этом компоненте и в этом». Вопросов нет. Идешь и начинаешь работать в указанном направлении. Все просто. А потом у клуба сменилась политика…

– Она изменилась, когда у «Немана» начались финансовые проблемы…

– Сначала Солодовников подводил к основе одного-двух игроков. Правда, в последнее время было так: приходишь на тренировку, и у тебя ощущение, будто попал в дубль. Везде одна молодежь. Если «Неман» выбрал такой путь, то пусть идет по своей дороге. Желаю успехов и развития этому клубу.

В принципе, деньги – это немаловажный аспект существования клуба. Но не скажу, что их отсутствие повлияло на результат «Немана» в нынешнем сезоне.

– Ты переходил в «Неман», когда клуб являлся одним из самых стабильных в высшей лиге. В какой момент все изменилось?

Предыдущий директор оставил после себя немаленький долг. Кто-то связывал это со сменой губернатора. Говорят, новые руководители не могли найти контакт со спонсорами. Все как-то потихоньку пошло вниз… Опять же хочется затронуть новую политику клуба. Если «Неман» идет на омоложение, почему тогда не расторгать контракты с опытными футболистами после непопадания в первую шестерку? Случись это, у нас (ребят постарше) была бы возможность найти новые места работы. Может быть, тогда у клуба не было денег, чтобы с нами рассчитаться. Наверное, только сейчас они нашлись. Кстати, нас с Соловьем полностью рассчитали. В этом плане нет никаких вопросов.

– Как коллектив переживал задержки зарплаты?

– Самая популярная фраза этого времени: «Когда конкретика?» Картина примерно такая. Главный тренер заходит в раздевалку и Рек обычно спрашивает: «Ну что? Конкретика есть?» Естественно, ее не было. Мы вызывали руководителей на беседу, но без толку. Мы же не можем пригласить на разговор губернатора. К нам приходил директор клуба, но он такой же наемный работник, как и мы. Сахаревич рассказывал нам то, что говорили ему. Правда, сейчас ситуация в команде налаживается. Деньги начали выплачивать. Если «Неман» пойдет по этому пути, может быть, у клуба все получится.

– Как часто вы встречались с руководством «Немана»?

– Когда возникли проблемы, мы начали спрашивать: «Когда все решится?» Нам говорят, что через неделю. Мы ждем. Приходит время, а денег, естественно, нет. Сразу хотелось выяснить у человека, который обещал, почему он не отвечает за свои слова. Если ты не можешь что-то сделать, зачем об этом говорить? Объясните: «Пока ничего не ясно. Мы работаем в этом направлении…» Все нормально к этому отнесутся. Ведь людям как-то нужно планировать свой бюджет, закладывают в него даты зарплаты… С позиции руководства было неправильно кормить команду «завтраками». Правда, начальников тоже можно понять. Им сверху сказали: «Деньги будут». Что им сделать?

– Как футболисты отнеслись к истории с пропавшими сигаретами на два миллиарда рублей?

– Шутили, что кто-то их скурил :). Я спокойно к этому отнесся. В «Славии» тоже столкнулся с финансовыми проблемами. Футбол – это наша работа. Что теперь, положить бутсы и сказать: «Я не буду играть?» Это неправильно. Тем более в моем возрасте. Сложнее ребятам, которым нужно кормить семьи. Ребенку не объяснишь, что у клуба проблемы с финансами.

– Как ты жил это время?

– Не скажу, что мы полгода сидели без денег. Месяца три-четыре не получали зарплату. Из-за этого у меня какой-то катастрофы не случилось. Отец хорошо меня воспитал. Он научил экономить и правильно планировать свой бюджет. У меня всегда были деньги. Естественно, приходилось в чем-то отказывать себе. Дома всегда было, что поесть. Чем раньше поймешь, что это не вечно, тем лучше. Ты же не постоянно будешь футболистом. Травма – и все может быстро закончиться. Поэтому к деньгам нужно относиться разумно. 

Рахманов

– Говорят, в какой-то момент в «Немане» все было настолько плохо, что футболисты сами сбрасывались на бензин, чтобы добраться на выезд.

– Это какой-то бред. Чтобы настолько все было плохо? Честно говоря, впервые это слышу от тебя. Может быть, кто-то так пошутил. В «Немане» не возникало никакой паники. Существовали трудности, но не было никакой катастрофы.

– При этом команда собиралась задержать один из матчей чемпионата страны…

– Возникали такие мысли, ведь сроки по задержкам зарплат были немаленькими. Естественно, думали о том, как изменить положение. Могла ли задержка матча как-то повлиять на ситуацию?... Хорошо, что до этого не дошло. Тем более, сейчас по бюджетным деньгам долгов перед игроками нет.

– Обидно, что команда в этом году играла без премиальных? Ведь из-за непопадания впервую шестерку они аннулировались.

– Конечно, обидная ситуация. По-моему, футболист получает зарплату за то, что тренируется, работает… Игра – это уже отдельная часть труда. За нее существуют премии. Считаю, не давать премиальные – немножко неправильно. Если в договоре написано, что за удачные матчи положены определенные деньги, футболист обязан их получить. Одно дело, если бы ставилась задача: «Вот попадаете в первую шестерку, тогда получаете все премиальные». Такого условия у себя в контракте я не видел.

***

– В «Немане» была не такая страшная финансовая ситуация, как это казалось со стороны…

– Согласен. Было трудно, но все терпели. Никто не жаловался. Наверное, потому, что в Гродно был очень хороший коллектив. В «Немане» собралась самая безбашенная команда в моей карьере. Ребята на все смотрели с  позитивом. Солодовников создает достаточно расслабленную обстановку. Этот тренер надеется на профессионализм игроков. Перед матчем в раздевалке можно было пошутить. На тренировках постоянно играла музыка. Ответственным за этот участок был Паша Савицкий. В раздевалке в основном играла какая-то клубная музыка, можно было услышать AC/DC. Во время тренировок проскакивала русская попса. Играли какие-то Нюши, Максимы… Где-то эта расслабленная атмосфера нам помогала. В своей карьере я в основном поработал с тренерами, у которых дисциплина на первом месте. Ты сидел в раздевалке и боялся пискнуть. В «Немане» же все было как-то спокойненько. Наверное, за счет этого команде удавались такие сумасшедшие камбеки.

– Кто отвечал за атмосферу в коллективе?

– Рек, Ясик, Макс Витус, Егор Зубович ,Паша Савицкий. Первые четыре снимали вместе квартиру. Все в шутку называли ее общагой. Поэтому если хочешь каких-нибудь баек – звони этим ребятам :).

– Сергею Солодовникову можно набирать?

– Из него бы получился хороший юморист. Он постоянно вспоминал истории из своей карьеры. Солодовников почти на каждой тренировке рассказывал, как забил тысячу мячей. У него постоянно проскакивала «золотая дальняя штанга». Когда играли на тренировках «пулю» старики против молодых, тренер находился у дальней штанги. Идет передача с другого фланга, а там Виталич подставит свою «золотую ножку» и начинает кричать: «Вот она! Вот она! Золотая!» И кстати, больше всех забивал на тренировках.

– Расскажи, как Солодовников умудрялся мотивировать команду, когда ребята после первого тайма проигрывали 0:3?

– Ничего особенного в раздевалке не происходило. Тренер, конечно, может прикрикнуть, что-то подсказать… Футболисты сами понимают, что напортачили. Они играют на поле, им все и вытаскивать. Поэтому такие камбеки как с «Белшиной», с «Гомелем» – заслуга футболистов. Именно они делают результат. Тренер же корректирует игру какими-то заменами, подсказками. Залезть в голову футболиста может не каждый. Для этого нужно быть великолепным психологом. Многим этого не хватает. Не сказал бы, что Солодовников очень сильный психолог. Но Сергей Витальевич охотно общался со всеми ребятами в «Немане». Тут вопросов нет. Он тоже помог мне развиться.

Рахманов

– Какой тренер вложил в тебя больше всего?

Хочу сказать большое спасибо всем тренерам, с которыми довелось трудиться. Сначала я работал с Яромко. Он научил меня контролировать свои физические кондиции. При этом наставнике я начал играть. Очень продуктивно у нас получилось работать с Малеевым. Этот тренер хочет развиваться. Он постоянно ставит какие-то эксперименты и вселяет футболисту веру в себя…

– Самый запомнившийся тренерский эксперимент в твоей карьере?

– Что касается меня, удивился эксперименту Солодовникова с моей позицией. В матче с БАТЭ, который мы проиграли 1:2, он поставил меня опорным полузащитником. До этого я даже не наигрывался на эту позицию. Одно дело – стать в ворота на последней добавленной минуте и отбить пенальти. Совершенно другое – большую часть своей карьеры играть центрального защитника и передвинуться вперед… При этом в составе был здоровый Тарасов. Тогда я просто потерялся. Бегал везде, старался все перекрывать, но это БАТЭ… Сыграл, как сумел... Но это решение тренера ,оно не обсуждается.

***

– В свое время «Минск» требовал за тебя 400 тысяч долларов

– Никита Мелкозеров писал, что, наверное, Игорь Шлойдо в тот момент уронил калькулятор. Не знаю, откуда такая сумма. Тогда я еще играл в «молодежке», но считаю такой ценник неоправданным. Кому в Беларуси нужен молодой игрок за такие деньги? Был переход Дениса Полякова в БАТЭ. Это единичный случай. Кому нужен пластилин за 400 тысяч? Я осознавал, что за такую цену меня никто не купит. За такие деньги можно привезти в Беларусь десять легионеров хорошего уровня. Понятно, клуб, который меня вырастил, хотел получить какие-то деньги. Правда, нужно брать более реальные цифры. В итоге за десять или двадцать тысяч я уехал в Мозырь. Ни о чем не желаю. В «Славии» я прошел очень хорошую школу жизни.

– Как бы ты оценил свою стоимость прямо сейчас?

– Не знаю. Я бы бесплатно куда-нибудь перешел. Меня не нужно покупать. Я свободный агент. Глупо сейчас просить за себя какие-то деньги. Жизнь продолжается. Что мне сидеть и плакать? Сейчас у меня достаточно времени, чтобы заняться собой и решить насущные вопросы. Буду работать самостоятельно: ходить в тренажерный зал, найму какого-нибудь тренера по физподготовке…

Посмотрел на результаты наших команд в еврокубках, видно, насколько мы отстаем в футбольном развитии… При всем уважении к нашему чемпионату, ему очень далеко до Европы.  Хотелось бы получить опыт в каких-нибудь зарубежных клубах.  Буду к этому стремиться…

– Ты хочешь уехать на Запад?

– Пока не буду говорить. У меня есть планы. Жизнь все сама расставит на свои места. Я полон сил и уверен в том, что мое упорство принесет положительные результаты.

Фото: fcneman.by, kick-off.by

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.