Блог Пит-стоп

Средний возраст пилотов «Формулы-1» резко снизился. Есть объяснение

Так и должно быть.

Переход Сергея Сироткина в «Уильямс» получился довольно резонансным не только благодаря спонсорской помощи от «СМП Рейсинг» и безоговорочной победе над некогда многообещающим Робертом Кубицей. Еще 22-летний русский гонщик совместно с товарищем по команде 19-летним Лансом Строллом сформировал самую молодую пару пилотов чемпионата и одну из самых молодых — в истории «Ф-1» вообще. Лишь тандем 20-тилетнего Карлоса Сайнса и 17-тилетнего Макса Ферстаппена из «Торо Россо» 2015 года был моложе. Из-за этих цифр «Уильямс» уже обвинили в нежелании бороться за топ-4 Кубка конструкторов. Критики уверены: без опытных гонщиков команда из Гроува не добьется хороших результатов, каким бы ни получился новый болид.

Однако статистика говорит об обратном: пилоты «Формулы-1» молодеют на протяжении всего существования серии. Последний раз средний возраст участников чемпионата мира превышал 30 лет аж 25 сезонов назад, а рекордно низкий показатель в 26,25 года зафиксировали в 2016 году. К данному моменту цифра поднялась до 26,65, но небольшие коррекции не скроют факт: резкое падение среднего возраста стало долговременным трендом.

Первое снижение случилось в конце 50-х

Гран-при проводились еще до формирования чемпионата мира «Формулы-1», и по большей части в них фигурировали зрелые состоявшиеся люди, обладавшие и опытом, и капиталом. Гонки в большинстве своем считались дорогим любительским занятием, и основная масса будущих пилотов сперва разживалась хорошим достатком и лишь потом покупала болиды и заявлялась на заезды.

В результате сразу после официальной организации «Ф-1» 68 лет назад средний возраст участников составил 40,679 года. Лучшие гонщики тоже были далеко не мальчиками: первый победитель Нино Фарина завоевал исторический титул в 43, а первый многократный чемпион Хуан-Мануэль Фанхио впервые выиграл общий зачет в начале пятого десятка и закончил гоняться только в 47. Еще сказывались и последствия Второй мировой войны, вырезавшей огромную часть молодого населения всех сословий и уровней достатка, но с каждым профессиональным сезоном возраст гонщиков снижался все быстрее. Уже в 1953 году он составил 36,6 года, а к 1958-му он оказался на уровне 32 лет. Тот сезон символично обозначил смену эпох последней гонкой Фанхио и первой — 21-летнего Брюса Макларена, впоследствии 44 года удерживавшего титул самого молодого победителя Гран-при.

В те времена система подготовки пилотов находилась в зачаточном состоянии и почти не походила на современный «фабричный» вид. Ребята вроде будущего основателя культового «Макларена» крайне редко сходу попадали в «Формулу-1» – и даже не всегда из-за отсутствия денег. Многие богатые заводские команды просто не подписывали слишком неопытных пилотов, боясь увеличения числа летальных аварий (их и без того случалось многовато). Отчасти именно зрелый пилотаж Брюса помог изменить мнение руководителей конюшен и спровоцировать скорейшее омоложение пелотона. По злой иронии, сам Макларен разбился на тестах в 33 года сразу же после формального превышения среднего на тот момент возраста.

Относительная стабильность семидесятых и восьмидесятых

После обновления исторического минимума в 1961 году (30,553 года) цифры почти не менялись, колеблясь с 30 до 32 лет. Схемы централизованной подготовки пилотов так и не появилась, зато лютовала немалая текучка кадров: на место любого провалившегося в «Ф-1» гонщика претендовало немало таких же ребят из «Ф-2», «Ф-3» или региональных соревнований. Все новички были примерно одинакового возраста, поддерживая среднюю цифру на одном уровне.

В целом карьера большинства гонщиков в те времена походила на путь Джеймса Ханта, проторчавшего в «Ф-3» аж четыре сезона. После англичанин откатал еще семь лет в Гран-при, стал чемпионом в 29, но освободил дорогу новой волне довольно рано – в 32 года. Просто тогда парни становились пилотами не в раннем подростковом возрасте: многим приходилось копить на собственный карт, чтобы к 20-ти только впервые выйти на старт. Из-за большого разброса гоночных серий и техники далеко не все вундеркинды попадали в поле зрения команд и получали свой шанс на вершине автоспорта. К тому же до конца семидесятых участники «Ф-1» редко походили на профессиональных спортсменов, предаваясь алкогольным, никотиновым и прочим излишествам перед камерами и стартами. Разгульные образы жизни не шли на пользу длительности их карьер, и многие рано заканчивали (как Хант, например) или попадали в серьезные аварии.

Смена подхода и обновление рекордов

В первой половине восьмидесятых появилась более-менее рабочая система лифта из картинга в «Формулы», позволявшая раньше выявлять и лучше готовить к Гран-при главные таланты поколений. Гонщикам больше не приходилось накатывать опыт в «Ф-3» до середины третьего десятка— к 23 годам перспективы парней становились очевидными. Тем не менее, средний возраст пелотона не обвалился, ведь производители вместе с ФИА значительно улучшили безопасность и управляемость машин, серьезно продлив карьеру многим легендам автоспорта. Сказался и триумф профессионального подхода, продвинутого Ники Лаудой: рок-н-ролльщики от гонок ушли из «Формулы-1», сменившись на перфекционистов вроде Алена Проста и Айртона Сенны.

Именно поэтому средний возраст пилотов «Ф-1» резко снизился лишь в 1994 году после завершения карьер близящихся к 40-летию Рикардо Патрезе и Алена Проста — очередная смена поколений установила планку ниже 30 лет. На место ветеранов вкатилась целая волна молодых талантов, которым стали намного больше доверять во многом из-за успешных дебютов Мики Хаккинена и Михаэля Шумахера. Омоложение пелотона стало тенденцией — рекордная цифра снижалась в среднем каждые два сезона, пока не дошла до нынешних цифр в 26,5 лет.

Однако не только открытие детских групп в картинговых центрах повлияло на более раннее созревание гонщиков и последующий выбор команд. В «Формулу-1» прочно вошел научный подход, основанный на исследованиях и анализе большого объема данных — и он изменил не только гоночную технику, но и отношение к пилотам.

Мнение науки

«Быть хорошим пилотом означает находиться в балансе между физическими возможностями и опытом», – заявил координатор британского гоночного клуба и бывший участник BTCC Тим Харви. Трехкратный чемпион «Ф-1» Джеки Стюарт в свою очередь немного конкретизировал: «Обычно карьерный пик случается в начале четвертого десятка, но вообще все зависит от начала занятия гонками».

Наука согласна: исследования Виргинского Университета, подтвержденные многими другими учеными, установили возраст апогея физиологического развития человека. В среднем он составил 27-28 лет с последующим снижением всех показателей: примерно до 32-33 лет у обычных людей сохраняется возможность достижения предпиковой формы, но одаренный атлет способен оттянуть старение до 35-36. После преодоления этой цифры медленная деградация начинается практически у всех: падает максимально возможное число сердечных сокращений под нагрузкой, снижается максимальное потребление кислорода мышцами, истощаются функции иммунной системы и почек, ползут вниз даже когнитивные способности, невероятно важные для гонщика. Современная «Формула-1» требует запредельного уровня физической подготовки, не снившегося даже космонавтам, и любой кризис уровня тренированности должен моментально отражаться на результатах.

Тем не менее, так происходит далеко не всегда — недаром чуть ли не главным профессиональным качеством считается опыт. Он действительно помогает компенсировать ухудшение состояния организма благодаря лучшей подготовке к Гран-при, оптимизации тренировок и банальному знанию трасс, траекторий и особенностей асфальта с погодой. Также научное плечо подставляют современная медицина и фармакология, позволяющие чуть дольше не замечать последствия старения — да и сами пилоты часто экспериментируют в поисках новых способов повышения собственной производительности. Самым ярким примером подобного евангелизма за последние пару лет стал Льюис Хэмилтон: по его словам, именно переход на веганскую диету помог выйти на новый уровень пилотажа и завоевать четвертый чемпионский титул.

Вероятно, именно преимущества в «физике» позволили довольно среднему 27-летнему Маркусу Эрикссону часто выступать вровень с талантливым, но менее опытным 23-летним Паскалем Верляйном. Также форма могла сыграть ключевую роль и в соперничестве Себастьяна Феттеля с Кими Райкконеном — итогом стал сокрушительный разгром 38-летнего финна (317-205 по очкам).

Команды осознанно подписывают юношей

60 процентов пилотов завоевывали титулы до 33 лет (если исключить 50-е, то и вовсе 72 процента) — причем рекорд молодости (менее 25 лет) обновился только в 2000-х. Как раз тогда средний возраст впервые упал ниже отметки в 28 лет при условии уменьшившегося количества мест в «Ф-1» – то есть гонщики стали дебютировать в Гран-при в более юном возрасте. Отбросьте шутки про превращение в детский сад: просто стратеги команд добрались до исследований намного раньше.

Теперь они не боятся подписывать даже очень молодых пилотов, потому что понимают: чем раньше гонщик дебютирует в Гран-при — тем больше опыта накопит к 27 годам, получив преимущество перед соперниками во время максимума своего развития. К тому же «юный» не обязательно означает «медленный»: 21 процент всех чемпионских титулов завоеваны парнями, не добравшимися до «пиковых» отметок. А в XXI веке даже несмотря на доминирование Шумахера доля подобных титулов достигла 41 процента — значит, проседаний результатов все-таки не наблюдается.

Причины этого просты: теперь гонщики к совершеннолетию проходят кучу молодежных серий, планомерно повышая уровень конкуренции и нарабатывая необходимый опыт. Хоть лучшие условия для должного обучения уже трудно представить, но многие заводские гиганты еще и содержат целые академии-инкубаторы, позволяющие осваивать топовую технику еще быстрее. В итоге нынешний 18-летний выпускник современной «Ф-3» совсем не тот, какими были его коллеги сорок лет назад, и готов к любому гоночному вызову.

«Формула-1» – очень конкурентный вид спорта. Здесь команды бьются за десятые доли секунды на пит-стопе и даже иногда заставляют пилотов худеть чуть ли не до состояния анорексичных фотомоделей – лишь бы выиграть еще чуть-чуть времени на круге. Они безусловно понимают риск работы с молодежью, но расценивают его как долговременную инвестицию: гонщик и должен набивать шишки прямо сейчас, чтобы всех уничтожать лет этак через пять.

Идеальным примером и стал рекордно ранний дебют Макса Ферстаппена. На данный момент парень к 20 годам уже собрал три победы и больше опыта, чем у Фернандо Алонсо в первом «титульном» сезоне — а ведь испанец благодаря старту карьеры на рубеже третьего десятка до сих пор остается одним из лучших гонщиков «Формулы-1». Голландец же к 27-ми проведет целую декаду в Гран-при и будет опытнее (и потому сильнее) абсолютно любого соперника.

Более того, успешный прецедент Ферстаппена и ему подобных убедил команды в оправданности подобных решений — и после завершения карьер Кими Райкконена и Алонсо рекорд снова обновится, а средний возраст продолжит снижение. Именно поэтому на стартовой решетке оказались Эстебан Окон, Ланс Стролл, Пьер Гасли и Шарль Леклер (все моложе 22 лет) —  тренд на омоложение уже не остановить.

Фото: Gettyimages.ru/Mark Thompson, Clive Mason, Marcus Brandt/Bongarts; twitter.com/williamsracing; Global Look Press/imago sportfotodienst, Sutton Motorsport Images/Imagestate

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья