Блог Пит-стоп

Как менялась стартовая решетка в «Формуле-1»

Рассказ о правилах, вариантах расстановки машин и исторических курьезах – в блоге на «Трибуне».

Как нам всем недавно с прискорбием сообщил Берни «4 миллиарда долларов» Экклстоун, финансовые проблемы «Катерхэма» и «Маруси» привели к досрочному окончанию сезона-2014 для этих двух команд. В результате на старт Гран-при США вышли только 18 машин. Если не считать гонку-фарс в тех же Штатах в 2005-м, в Индианаполисе, в которой «состязались» между собой целых шесть пилотов, то в последний раз в официальном Гран-при «Формулы-1» 18 машин участвовало в 2005 году в Монако. Но то было последствием дисквалификации команды «БАР», а Инди-2005 стала жертвой форс-мажорных обстоятельств. Если же предположить, что в будущем году 18 машин будут выходить на старт каждый гоночный уик-энд, то по минимальному среднему количеству участников 2015 год займет второе место за всю историю «Ф-1». Или первое, если вслед за «Марусей» и «Катерхэмом» уйдет и «Заубер», у которого тоже хронически не хватает денег.

 

Отмечая этот факт как очередное доказательство того, в каком далеком от света месте находится нынешняя «Формула-1» с точки зрения глобального менеджмента и управления финансами, «Ынцыклопедия», тем не менее, предлагает отвлечься от проблем денежных и вспомнить историю того, как менялась стартовая решетка «Больших призов» от начала эпохи автогонок до наших дней. Правила, варианты расстановки машин, минимум и максимум участников, плюс любопытные исторические курьезы.

История до начала времен

Самые первые гонки автогонки, включая историческую гонку «Париж-Руан», официально считающуюся первым автоспортивным состязанием в истории, обходились без стартовой решетки вообще. Машины стартовали по очереди, по одной или по две, и на финише учитывалось не то, кто в каком порядке приехал, а время. Это было не очень удобно для зрителей, но с организационной точки зрения другого выхода не было – одновременный старт сотни машин превратился бы в бедлам. Но уже спустя всего несколько лет в обиход вошел и масс-старт. Так, в гонке «Ницца-Канны-Ницца» в 1898-м десять участников были выстроены на старте рядами по три, а в первом Кубке Гордона Беннетта (Gordon Bennett Cup) в 1900-м, все гонщики стартовали одновременно с первого ряда – все пятеро.

В США стартовая решетка применялась почти с самого начала эпохи автоспорта. В первой в истории пятисотмильной гонке в Индианаполисе в 1911-м участники стартовали рядами по пять машин. В первом ряду самую внутреннюю позицию (в наше время это место поул-позиции), занимал пейс-кар. Таким образом, решетка первого «Инди-500» может быть представлена следующей схемой.

Или же с помощью более простой текстовой нотации: 5-5-5.

Индианаполис-500, 1911 год

В дальнейшие годы в разных гонках, в том числе и тех, которые стали называться Гран-при и стали прямыми предшественниками современных этапов чемпионата мира, использовались самые разнообразные стартовые решетки. По четыре в ряд (4-4-4), по три в ряд (3-3-3); в первом французском «Большом призе» после Первой мировой войны расстановка была 2-2-2, что очень похоже на современную решетку «Формулы-1» за исключением двух важных отличий. Во-первых, вплоть до Гран-при Монако 1933 года (по другим источникам впервые квалификация проводилась еще раньше, в 1931-м в Брно) в европейских гонках не было понятия квалификации. Место на старте определялось либо по тому порядку, в котором гонщики подавали заявку на участие, либо голосованием, либо по жребию. Во-вторых, ряды на стартовой решетке тех лет, как правило, были горизонтальными. Вот, к примеру, как выглядел стартовый порядок на Гран-при Франции 1938 года.

Довольно часто использовались решетки, в которых ряды были смещены друг относительно друга. Например, на первых Гран-при в Монце гонщики на старте были расставлены по схеме 5-4-5.

 

Монца, 1925 год

Для того чтобы в дальнейшем не путаться в терминах, стартовые решетки с вертикальным смещением (между машинами внутри ряда) мы будем называть «удлиненные», а те, в которых используется смещение по горизонтали (одного ряда относительно другого) – «расширенными». По умолчанию все варианты расстановки, в которых нечетные ряды имеют не одинаковое количество машин по сравнению с четными (например, 5-4-5 или 3-2-3) – расширенные, в то время как 4-4-4 может быть как расширенным, так и обычным.

Стартовая решетка Гран-при Великобритании 1948 года в Сильверстоуне

Пропустим остаток тридцатых годов и первые послевоенные Гран-при, пока еще имеющие объединенного чемпионата, и перенесемся в 1950-й.

Первые годы мирового чемпионата

«Большие призы» пятидесятых-шестидесятых годов с точки зрения используемых вариаций стартовой решетки были самым настоящим зоопарком. Организаторы каждой гонки сами выбирали, как будут расставлены машины, причем от года в год формат решетки мог меняться без видимых причин. Основным критерием, определявшим ширину ряда, была, разумеется, ширина самой трассы. Так в первой в истории официальной гонке в составе чемпионата мира, Гран-при Великобритании 1950 года в Сильверстоуне, трек был достаточно широк для расстановки 4-3-4; обладатель поула располагался справа.

На более узкой городской трассе в Монако использовалась решетка 3-2-3, поул тоже справа.

В то же время в Инди-500, который первые несколько лет входил с состав чемпионата мира, машины стартовали из порядка 3-3-3, поул слева, на внутренней части овала.

Старт в Монце-1950, в свою очередь, проходил с расширенной решетки 4-4-4, поул слева.

Нужно заметить, что понятие «достаточно широкая» по отношению к трассе в те годы трактовалось весьма свободно. Трек в Реймсе, Франция, по нынешним меркам не способен принять даже гонки велосипедов, а в 50-х он казался «достаточно широким» для этапа «Формулы-1» и стартовой решетки 3-2-3.

Гран-при Франции, Реймс, 1954 год

На трассе «Спа-Франкоршам», Гран-при Бельгии, в первом сезоне чемпионата мира обладатель поула стартовал справа с решетки 3-2-3, а спустя год из той же формации, но уже слева. В 1954-м Гран-при Италии в Монце неожиданно перешло от расширенной решетки 4-4-4 с поулом слева к расширенной решетке 3-3-3, поул справа. А спустя год Гран-при Аргентины в Буэнос-Айресе перенесло поул справа налево. Причем эти изменения не были обусловлены какими-то изменениями в конфигурациях трасс, как можно было бы предположить.

Гран-при Аргентины 1955 года в Буэнос-Айресе, стартовая решетка 4-3-4.

Неожиданные изменения формата стартовых решеток иногда становились источниками исторических анекдотов. На Гран-при Италии в Монце в 1956-м машины стартовали в следующем порядке.

А всего год спустя первый ряд первый и все нечетные ряды стартового поля расширили до 4 позиций.

Если посмотреть на фотографию старта этой гонки, легко понять, почему из этого события получилась хорошая теория заговора.

Первые три машины (номера 20, 18 и 22, по порядку справа) принадлежали одной и той же команде, английской «Вануолл». То есть, если бы в Монце в 1957-м продолжили бы использовать решетку 3-3-3, весь первый ряд был бы зеленого цвета – гарантированный инфаркт для итальянских тиффози. А так на четвертой позиции уместилась одинокая красненькая «Мазерати». Доподлинно неизвестно, действительно ли изменения формата стартовой решетки в Монце были связаны с доминированием английских команд, но дыма без огня не бывает, это уж точно.

Гонки первого десятилетия чемпионата мира поставили несколько рекордов по количеству машин и пилотов, принимавших участие в одном Гран-при. Так, на «Большом призе Германии» 1953-го года, проходившем на трассе «Нюрбургринг», стартовало сразу 34 машины. Ни разу после этого ни одна гонка не повторила этот результат. Ближе всех были несколько «Инди-500», в которых стартовали по 33 участника. Однако же, с рекордом «Нюрбургринга-53» есть одна тонкость: чемпионат мира в тот год проводился по правилам «Формулы-2», так что 34 пилота это рекорд чемпионатов мира, но не этапов гонок в классе «Формула-1». К гонке «Ф-1» с рекордным количеством участников мы вернемся несколько позже.

А первый Гран-при сезона 1958 года, состоявшийся в Аргентине, вошел в историю «Формулы-1» как гонка, в которой приняло участие минимальное количество машин за всю историю чемпионата мира – всего десять. Причиной этого была неготовность нескольких команд к новым правилам, касающимся топлива: топливные смеси на основе этанола, использовавшиеся ранее, были запрещены, и вместо них стали использовать авиационное топливо «авгаз» (авиационный газолин) с высокими октановыми числами. Но это требовало модификаций двигателей, на выполнение которых времени хватило не всем.

В 1961-м Гран-при Италии в Монце впервые в истории этапов чемпионатов мира использовалось расположение машин на старте 2-2-2, правда, отличающееся от современного варианта.

Нужно заметить, что в некоторых «Больших призах», не входящих в зачет чемпионата мира, формация 2-2-2 с разным расположением поула применялась и раньше, начиная с 1952-го года. Монца-61 так же стала настоящим рекордсменом среди гонок в классе «Формула-1» по числу участников – 32 машины.

Гран-при Италии в Монце, 1961 год. Рекорд по самой длинной стартовой решетке в истории чемпионатов мира – 16 рядов.

В последующие годы, вплоть до начала семидесятых, стартовая решетка не претерпевала никаких интересных изменений. В начале 60-х основными формациями оставались 3-2-3, 4-3-4, а трассы в Монце, Мехико и Уоткинс-Глен использовали расширенную расстановку 2-2-2. Но машины «Формулы-1» становились все быстрее. Трассы менялись гораздо медленнее. Очень скоро стало понятно, что выпускать на трек по четыре или пять машин в ряд чревато большими неприятностями. Гран-при Германии 1967-го года на «Нюрбургринге» стал последним этапом чемпионата мира, на котором гонщики стартовали с решетки 4-3-4. После 67-го на официальных «Больших призах» в ходу остались только две расстановки: расширенная 2-2-2 и 3-2-3. Это было уже лучше, чем куча-мала на старте, но все еще далеко до стандартов, соответствующих нормам безопасности.

Стартовая решетка Гран-при Великобритании 1963 года: формация 4-3-4, близкое расположение рядов.

Из гонок того времени, имеющих отношение к данной теме, заслуживает упоминания Гран-при Испании-1968 на трассе Харама – только одиннадцать участников. Одной из причин столь низкой явки команд и пилотов стала трагедия: за месяц до «Большого приза» Испании в Германии во время гонки «Формулы-2» погиб Джим Кларк, и некоторые команды и пилоты были морально не готовы продолжать соревнования.

Старт «Большого приза Испании» 1968 года на трассе Харама. 11 участников и всего 5 рядов. Это, правда, далеко до абсолютного рекорда по минимальной длине стартовой решетки: в Буэнос-Айресе в 1958-м было только три ряда.

Правила, написанные кровью

Понадобилось еще несколько аварий со смертельным исходом, чтобы отношение к безопасности гонок стало, наконец, меняться на более серьезное.

29 июля 1973 года во время Гран-при Голландии на трассе в Зандвоорте перевернулся и загорелся «Марч» двадцатипятилетнего английского пилота Роджера Уильямсона. Уильямсон не пострадал при аварии, но оказался заперт в горящем автомобиле и погиб от удушья. Единственным человеком, попытавшимся ему помочь, был другой гонщик, Дэвид Пэрли: увидев аварию, Пэрли остановил свою машину и попытался погасить пламя. Но все было тщетно. Маршалы и служба безопасности гонки оказались не готовы действовать в критической ситуации, ни у кого не было средств защиты от огня, а единственный огнетушитель на всю округу, который раздобыл Пэрли, не мог погасить факел, в который превратилась машина Уильямсона. Другие пилоты, думая, что это Пэрли, отчаянно размахивающий руками, попал в аварию, просто объезжали место катастрофы…

Спустя неделю на встрече между пилотами, менеджерами команд и чиновниками из ФИА были приняты несколько решений, должных сделать гонки «Формулы-1» более безопасными. Одним из них был отказ от всех вариантов стартовой решетки, в которых в одном ряду находилось более двух машин. Таким образом, начиная с «Большого Приза Германии» 1973 года на всех Гран-при, входящих в состав чемпионата мира, гонщики стартуют только из формации 2-2.

В тоже время в неофициальных «Больших призах» некоторое время еще можно было встретить нестандартные решетки. Так, во время «Гонки чемпионов» в 1974-м году на трассе «Брендс-Хэтч» участники были расставлены следующим образом.

В 1974-м, после того, как в нескольких Гран-при случились грандиозные завалы на старте, впервые в регламенте чемпионата мира появляется требование к расстоянию между рядами на стартовой решетке: 12 метров. «Ынцыклопедии» не удалось найти документальных свидетельств того, каким было это расстояние в более ранних сезонах, но, судя по фотографиям, оно было существенно меньше.

Гран-при Бельгии 1970 года на трассе в Спа. Решетка 3-2-3, близкое расположение рядов.

Гран-при Франции 1972 года в Клермон-Ферран. Решетка 2-2-2, но ряды все еще расположены очень близко друг от друга, а стартовая прямая очень узка.

В последующие годы решетку растянули по длине еще больше: в 1978-м дистанцию между рядами увеличили до 14 метров, в 1987-го до 16.

В 1975-м в Монако была предпринята попытка еще сильнее рассредоточить машины на старте: впервые в гонке, входящей в состав чемпионата мира, использовалась удлиненная стартовая решетка. Каждая нечетная позиция на старте была впереди четной, так, что получалась, фактически, решетка 1-1.

Любопытный факт: на прогревочный круг Монако-75 участники уходили из обычной формации 2-2 без сдвига между четными и нечетными позициями, а вот гонка начиналась уже из нового положения.

Гран-при Монако 1975 года, старт гонки

Именно такой формат стартовой решетки используется в настоящее время. Как видно из схемы, понятие «ряда» в этом случае не совсем корректно: расстояние между первой и второй машиной такое же, как между второй и третьей. Если это и ряды, то ряды из одной позиции; однако же все, по традиции, продолжают говорить, что в каждом стартовом ряду по две машины.

Эксперимент 1975-го в Монако в то время еще не стал нормой, зафиксированной в правилах. На большинстве трасс по-прежнему использовалась обычная или рассширенная решетка 2-2.

Так, совершенно правильно, показана стартовая решетка Гран-при Германии 1976 года в кинофильме «Rush»: расширенная 2-2

А в 1977-м организаторы Гран-при Монако отличились еще раз, применив уникальную, ни разу более не использовавшуюся, одновременно и расширенную, и удлиненную решетку 2-2: не только машины внутри ряда были смещены по вертикали друг относительно друга, но еще и ряды имели небольшое смещение по горизонтали.

Но эта формация оказалось чрезмено запутанной, и, к тому же, не дающий никаких реальных преимуществ.

Окончательно на удлиненную 2-2 решетку (или, правильнее, 1-1) чемпионат мира перешел с 1980 года, и единственное, что еще осталось индивидуального у каждой трассы, это расположение поула – справа или слева.

Хорошие годы и плохие

Кроме конфигураций стартовой решетки, в разные годы менялось и допустимое число участников гонки. До 1978-го эта величина определялась организаторами каждого Гран-при независимо от общих правил, как бог на душу положит. Это иногда приводило к курьезным и не очень случаям, когда пилоты, приехавшие участвовать в гонке, вдруг обнаруживали, что для них нет места на старте.

В 1974-м была предпринята попытка ограничить число машин на старте централизовано. Правила предписывали допускать только 25 участников, но некоторые Гран-при, например, бельгийский, продолжали принимать большее количество участников – 32 заявки и 31 машина на старте в 1974-м. На следующий год «официальный максимум» мест на старте увеличили до 26; с этим есть небольшая путаница – в некоторых документах того времени указано 25, в других – 26, последнее число кажется более правильным, если судить по статистике гонок. Затем в какой-то момент решетку укоротили до 24 машин. Единственным исключением была гонка в Монте-Карло: там мест на старте было то 18, то 20 – стартовая прямая была недостаточно длинной.

В 1982-м допустимое число участников было увеличено до 26 для всех трасс, кроме Монако. Это исключение просуществовало до 1987-го года. С тех пор и до начала 1995 года в каждом Гран-при неизменно стартовали по двадцать шесть машин. Из этого правила было несколько исключений в сторону уменьшения, самым значительным из которых отметился едва не отмененный «Большой Приз Сан-Марино» в 1982-м – только 14 участников.

Кроме того, несколько раз организаторы чемпионата допускали на старт двадцать седьмого участника – в том случае, если он был единственным, не прошедшим квалификацию. Так произошло несколько раз в 1984-м (Гран-при Нидерландов, Гран-при Великобритании, Гран-при Португалии), 1985-м (Гран-при Германии) и 1986-м годах (Гран-при Италии, Гран-при Португалии). Чаще прочих с «бонусного» 27-го места стартовали автомобили команды «Озелла» – три раза.

Начиная с Гран-при Канады-1995 в чемпионате мира уже ни разу не набиралось тринадцати команд, необходимых для заполнения стартовой решетки. Всего за несколько сезонов «Формула-1» прошла путь от соревнования, в котором мог создать свою команду практически любой энтузиаст из младших классов или даже просто романтично настроенный производитель автозапчастей, до закрытого клуба миллиардеров.

Полупустая стартовая решетка одного из самых скандальных Гран-при в истории: Большого приза США 2005 года в Индианаполисе

В последние годы правила ограничивают число участников двадцатью четырьмя, но с тем же успехом максимум машин на старте можно определить в сотню: команд не хватает ни на 24 места, ни уже даже на 20 – а это число долгое время фигурировало в правилах как минимальное количество участников.

Остается только дождаться того момента, когда количество мест в очковой зоне будет превышать количество участников.

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья