Политика и спорт
Блог

Лукашенко учился у диктатора Ирака, чей сын тоже был главой НОК: славился пытками спортсменов, вызывал футболистов по ночам и не успел сбежать в Беларусь от гибели

НОК Беларуси остается под санкциями МОК – международный комитет не признает формально избранного главой национального уровня в начале года Виктора Лукашенко, сына предыдущего (с 1997-го) главы НОК Александра Лукашенко. А кейс с беспричинным отстранением бегуньи Кристины Тимановской от ее коронной дистанции в 200 метров на ОИ повлек и другие санкции – их против беларусского НОК ввели США, и, говорят, это даже страшнее.

Александр Опейкин: «По заключению юристов из США последствия для НОК Беларуси от американских санкций будут самыми катастрофичными»

Сразу два западных издания, Financial Times и New York Times, по этому поводу провели параллели режима Лукашенко с Ираком при Саддаме Хусейне. Нет, не из-за любви обоих к усам, а потому, что НОК Ирака тоже возглавлял старший сын Саддама, Удей Хусейн.

О чем благодаря Тимановской написали ведущие мировые медиа: сравнили Лукашенко с Хусейном, назвали режим преступным

Тема Ирака для Беларуси в последнее время весьма насущна – в минский аэропорт зачастили самолеты с «туристами» из далекой страны, которые пытаются прорваться в Литву, Латвию и Польшу. Впрочем, соседи из ЕС решили проблему, начав разворачивать иракцев – на это режимная сторона тут же стала обвинять в бесчеловечности, при этом пограничники часто не пускают гостей обратно в Беларусь, хотя именно сюда у них есть виза. Ну а Лукашенко-старший в своих речах частенько вспоминает Саддама. И не только когда костерит Европу за «развязывание войны», из-за чего якобы мигранты и появляются в Беларуси, но и по другим поводам – вот совсем недавно назвал Хусейна-старшего одним из своих учителей. Вполне себе повод вспомнить, как же Хусейн руководил своей страной, а его сын – НОК (а заодно футбольной федерацией). И сразу честно скажем – не хотелось бы, чтобы Виктор учился по методичкам Удея.

Саддам (слева) и Удей Хусейны

Саддам Хусейн пришел к власти в конце 1960-х вместе с партией «Баас» в результате переворота после нескольких неудачных попыток, из-за чего даже сидел в тюрьме. После успеха сначала был не первым лицом – президентом стал глава «Баас» Ахмед Хасан аль-Бакр, но Хусейну доверили спецслужбы, благодаря чему он быстро взял в свои руки реальную власть и успешно провел несколько чисток в своих интересах. Хусейн даже не скрывал, что к неугодным применяют пытки, и сделал все для ликвидации всех партий, кроме «Баас» но в остальном вел себя так, чтобы народ его полюбил – даже не будучи президентом, сумел национализировать добычу нефти, наладить ее продажу и распределить доходы в модернизацию промышленности и социальную сферу. В 1979-м Хусейн смог отстранить аль-Бакра и получить наконец неограниченную власть в самой развитой стране арабского мира. Дальше, как водится у диктаторов, пошли ошибки – в 1980-м Саддам решил превентивно напасть на недружелюбный Иран, но в итоге небольшая операция затянулась на восемь лет с применением химического оружия. А в 1990-м Хусейн попытался аннексировать соседний Кувейт – за страну заступилось чуть не полмира, и через семь месяцев иракские войска были окончательно разгромлены, но что еще страшнее – наложенные санкции, мешающие продавать энергоносители, полностью разрушили экономику страны, у которой не было другого плана.

Удей, старший сын Саддама, появился на свет в 1964-м – то есть привык к властному положению своего отца в самом раннем возрасте. И, как водится у детей диктаторов, обнаружил небывалые менеджерские таланты – вообще во всех сферах (был ректором университета и главой местного союза журналистов, например), но больше всего в спорте: в возрасте 19 лет основал футбольный клуб «Аль-Рашид», который незамедлительно выиграл три чемпионата подряд, а в 20 с легкой руки отца стал главой Иракской футбольной федерации и местного Национального олимпийского комитета.

Но главное, чем Удей был известен в Ираке, – это его неудержимая жестокость. Возмутиться ей было гибельным делом, поэтому до свержения режима Хусейнов все передавалось на уровне слухов: Удей избивал и подчиненных, и обслугу, и бесчисленных любовниц (которых к нему доставляли из разных стран на самолетах) – отец никак не сдерживал сына, наоборот, брал его с собой для пыток особо неугодных. Охранники Хусейнов потом вспоминали, что лишь однажды Саддам рассвирипел – когда Удей, в очередной раз чем-то «накачавшись» на тусовке, ради удовольствия расстрелял нескольких человек, а одна из пуль задела его родного дядю. Хусейн-старший в наказание сжег весь дорогущий автопарк сына – более сотни элитных спорткаров и других премиальных авто.

В 1996-м Удея попытались убить (говорят, что это была месть родственников одного из забитых им до смерти людей), но сын диктатора выжил, однако не смог полностью восстановить половую функцию, нарушенную шальной пулей, и ходил только с помощью трости. После этого случая отец окончательно решил сделать своим преемником младшего сына, Кусея, который не только был здоров, но и гораздо меньше вляпывался в скандалы, а вместо громких дискотек преданно следовал за отцом и помогал ему в самых грязных делах (в частности, придумал и проконтролировал решение проблемы с переполненными инакомыслящими тюрьмами – часть заключенных просто расстреляли). Окончательным символом перехода наследных прав стал отобранный у Удея в пользу Кусея контроль за подразделением федаинов – силовиков, заточенных на подавление инакомыслия любыми методами вплоть до убийств. Искалеченный и лишенный отцовской милости сын стал еще более жестоким.

Удей (слева) и Кусей Хусейны

Распространялась ярость Удея Хусейна и на спортсменов. Самым диким заявление для футбольной сборной, возвращавшейся на Родину на самолете после поражения от Ирана – игрокам передали сообщение от босса федерации, что в наказание за проигрыш их самолет будет взорван на подлете к Багдаду. Однако же тогда судно все-таки приземлилось, а вот другие угрозы, к сожалению, воплощались в жизнь. Баскетбольный тренер Сабах Мухаммед, сбежавший из Багдада в Лондон, говорил: «Атлеты не хотели участвовать в международных турнирах. Они просто боялись проигрывать, потому что с ними и с их семьями могло случиться непоправимое». А за неудовлетворительные результаты спортсменов могли начать пытать – редкие сбежавшие говорили, что применялись в числе прочего окунание в незастывший асфальт и сбрасывание с моста. По некоторым данным, около 50 спортменов погибли, не выдержав пыток.

Особенно часто доставалось футболистам. Еще во время семилетнего существования «Аль-Рашида» в него не рвались: пропуск тренировки – пара дней тюрьмы, поражение – побои. В сборной все было еще страшнее – как-то раз за проигрыш Удей заставил футболистов тренироваться бетонным мячом, но чаще любил назначать фалаку, серию из десятка или больше ударов по ступням, после чего далеко не все возвращались не то что в футбол, а просто к полноценной жизни. Игрок нацкоманды в 1990-е Шарар Хайдар вспоминал: «Меня четыре раза пытали после матчей. Однажды мы проиграли Иордании, и нас всех отправили в тюрьму. Там нас таскали голыми спинами по бетону, потом катали по песку и окунали в чан с нечистотами. На следующий день началась фалака. Мне назначили 20 ударов в день. Я спросил своего мучителя, сможет ли он когда-либо простить себя. Он лишь со смехом ответил: «Если я не сделаю этого с тобой, Удей сделает фалаку мне самому». Удей видел в нас кумиров нации, а наказание кумиров, по его мнению, помогало держать в страхе всю нацию целиком». Бывший капитан сборной Ясир Абдул Латиф рассказывал, что за полученную красную карточку отправился в лагерь для военнопленных – там его два часа заставляли отжиматься, пока охранники хлестали его кусками электрического кабеля. А Хабиб Джаффа, который также однажды попал в лагерь, говорил, что там ему обещали еду, только если он сможет поймать муху – а когда ему это удалось, сказали, что муха не того пола.

Когда у Удея было хорошее настроение, футболисты могли отделаться вызовом во дворец – потому что его властителю среди ночи захотелось потренировать пас или удар с профессионалами. «Удей относился ко всем иракским спортсменам, как к своей собственности. Даже до всех покушений и проблем со здоровьем Удей играл плохо. Но, конечно, мы все время ему пасовали. Сложнее всего было тем, кого он ставил против себя», – вспоминал Хайдар. Зато после такого мероприятия можно было попроситься уехать играть за границу – сын Саддама часто соглашался, выдвигая простые условия: половину зарплаты перечислять на счета Хусейнов, иначе никогда больше не увидеть родных живыми.

Методы Удея Хусейна не принесли успехов иракскому спорту, который на нефтяные деньги мог добиться многого. Футбольная сборная чудесным образом в самом начале карьеры Удея квалифицировалась на ЧМ-1986, но дальше туда не попадала, в Кубке Азии останавливалась в четвертьфинале. Спортсмены в целом так и не завоевали ни одной медали на ОИ, а на Азиатских играх вообще были забанены с 1990-го по 1998-й из-за развязанной войны в Персидском заливе. А вот мировых спортивных санкций, несмотря на все свидетельства о пытках, сын диктатора избежал. Хотя проверки были. В 1997-м в Ирак приехали делегаты ФИФА – устанавливать, правда ли за поражение от Казахстана футболистов пытали в тюрьме. За пару дней комиссия проверила 12 игроков сборной, следов пыток не обнаружила, признаний (как неожиданно) не получила – и отбыла восвояси. А в начале 2003-го собирался в Ирак с инспекцией МОК – правозащитники систематизировали и предъявили комитету информацию о пытках, а также о том, что одному из сотрудников иракского НОК отрубили руку за пропажу инвентаря, который позже нашелся.

Но расследование МОК было уже ни к чему – в 2002-м стало понятно, что США для неких собственных целей решили покончить с режимом Хуссейна. ООН была против, но американцы начали заявлять о наличии в Ираке химического оружия (потом оказалось, что доказательств не было) и без оглядки на несогласных подготовили военное вторжение в страну. А в начале марта 2003-го российская «Независимая газета» выдала материал с интригующим названием: «Саддам Хусейн спрячет своего сына в Минске». Речь шла как раз об Удее – поводом послужило заключение в беларусской столице договора о сотрудничестве НОК Беларуси и Ирака. От Беларуси его подписал замглавы НОК Николай Ананьев, а вот от Ирака – посол страны, которому по должности это было как будто и не положено. Однако же с заверением в готовности Удея Хусейна подтвердить серьезность намерений лично – для этого хотели выдать сыну диктатора приглашение в качестве гостя на турнир по борьбе имени Александра Медведя через месяц. Вопрос не могли решить без Лукашенко-старшего, который был очень занят – катался на лыжах в Сочи. Но, вернувшись, политик полностью одобрил визит – более того, предложил Хусейну-старшему политическое убежище, после чего успел получить транш в 500 тысяч долларов, которые потратили на строительство «азмаза» нацбиблиотеки.

А вот Удей Хусейн в Беларусь не успел – 20 марта 2003-го коалиционные войска вошли в Ирак. Отец тогда вообще чуть не посадил сына под арест – как раз из-за попытки уехать за границу (правда, в Иорданию), – но ради защиты своей власти быстро простил, вернув в состав генштаба. Не помогло – американцы со товарищи заняли все важнейшие города страны за 21 день. При осаде и бомбежке Багдада едва не погиб будущий тренер сборной Беларуси Бернд Штанге, пытавшийся работать с иракской нацкомандой, но немец успел все же смог целым улететь из страны. А один из ракетных ударов был целенаправленно нанесен по зданию иракского НОК. Когда армия вошла в полуразрушенное здание, то была в шоке от подвалов – там обнаружились пыточные, где инструментарий включал в себя и анальные расширители. Были в камерах приспособления для подвешивания жертв для порки и ударов током, а также капкан для конечностей, утыканный ржавыми гвоздями, явно пробивавшими насквозь. МОК, увидев это, в мае все же приостановил членство НОК Ирака – но уже в феврале 2004-го восстановил с новым руководством, и делегация из 24 спортсменов приняла участие в афинских ОИ, а футболисты даже дошли до полуфинала.

Инвентарь из подвала здания НОК Ирака

Какое-то время предполагалось, что Удей погиб от взрыва – но вскоре он с отцом и братом обнаружились живыми на свежем видео, и американцы продолжили точечную охоту за тремя главными людьми падшего режима. Для этого они выпустили специальную колоду карт с портретами самых разыскиваемых иракцев (Удей был помещен на туза червей), а за любую помощь предлагали огромные деньги – и это сработало: в один момент информатор слил координаты поместья, куда прибыли оба сына диктатора, и впоследствии получил за это 30 миллионов долларов. 22 июля элитное подразделение выехало по указанному адресу, где и оказались Удей и Кусай в компании еще двух сторонников – но американцы, не зная о малой численности отстреливающейся группы и потеряв четырех бойцов ранеными, просто уничтожили дом ракетами. Так братья Хусейны погибли – их отца нашли к концу года, судили и повесили в самом конце 2006-го.

Сегодня Ирак остается нестабильной страной, где регулярно происходят террористические атаки и другие происшествия. Это заставляет жителей страны ностальгировать по диктатуре – вспоминают «твердую руку» и говорят, что при Хусейне жизнь была лучше.

Вряд ли с этим согласятся спортсмены, заставшие правление сына Саддама.

Фото: gettyimages.com, belta.by

https://s5o.ru/storage/dumpster/e/9b/0a91d36da6b382fcd006c2dbc970a.jpg

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные