Блог История белорусского футбола

История белорусского футбола. Как проходил первый суверенный чемпионат

«Металлург» из Молодечно вместо «Спартака» из Москвы

Что для вас значит 18 апреля 1992 года? Если это не ваш день рождения, не день вашей свадьбы или не что-нибудь другое памятное, то, скорее всего, не значит ничего. Такой же обычный день из прошлого, как 19 или 23 апреля, или марта, или какого угодно другого месяца. Мало кто вспомнит, чем он занимался 22 с лишним года тому назад. А многие, в силу возраста, даже и себя самого могут не вспомнить. Но для футбольной Беларуси этот день был определяющим. И у некоторых он находится в памяти на особом месте – на полочке за стеклом. Итак, 18 апреля 1992-го. Пасмурная суббота ранней весны (тогда еще про апрельскую погоду можно было говорить именно так). Минск. Стадион «Динамо». Футбол. «Динамо» – «Металлург» Молодечно.

Да, вывеска не привлекала своей крутостью и не захватывала настолько, чтобы откладывать все дела и спешить на стадион. Молодечно – это не Москва, не Киев и даже не Ташкент. Но афиша была интересна не этим. Она манила новизной и чем-то своим. В шесть часов вечера арбитр Вадим Жук дал стартовый свисток в матче открытия первого суверенного чемпионата Беларуси по футболу – Беларуси, совсем недавно обретшей независимость. Гегемон республики, ее визитная карточка, принимал на своем поле последнего чемпиона БССР и лучшую полупрофессиональную команду Союза («Металлург» – последний победитель «Кубка миллионов»).

Духом новизны и суверенностью турнира прониклось не так много болельщиков – всего шесть тысяч человек. На 50-тысячнике – капля в море. Зато по сегодняшним меркам – аншлаг. Среди этих людей где-то был и 8-летний автор этих строк с отцом. Не помню пышных торжеств, но помню слова отца. О том, что сегодня творится история и как важен свой чемпионат. Много позже, просматривая подшивки старых газет, видел фотографии, где люди в плащах стоят у микрофона и что-то вещают. Наверное, примерно то же самое, что и отец.

Фото: газета «Прессбол»

Не помню и событий матча, но помню досаду от того, что наше «Динамо» не смогло навалять какому-то «Металлургу» и все закончилось 0:0. И до сих пор, если загляну в глубины памяти, легко найду там кадр с уже тогда казавшимся древним табло и нулями на нем.

Фото: газета «Прессбол»

Открытие чемпионата проигнорировал тогдашний руководитель федерации футбола Евгений Шунтов, укативший с юношеской сборной СНГ в Португалию. Так что неявке нынешних футбольных боссов на значимые матчи Кубка и чемпионата можно не удивляться. Традиции…

Суверенный чемпионат как худший исход

Старт родного чемпионата официально провозгласили на стадионе «Динамо», но фактически турнир был запущен двумя часами раньше в Жодино, Солигорске, Гродно, Речице и Минске на стадионе «Торпедо». И на столичном Автозаводе «строитель» из Старых Дорог Владимир Медведев на 25-й минуте забил первый мяч суверенной Беларуси.

Фото: из архива Андрея Князюка

Намеки на то, что белорусам придется вариться в своем футбольном котле, стали появляться еще в 1990-м, когда три команды советской «элиты» – грузинские «Динамо» Тбилиси и «Гурия», а также литовский «Жальгирис» – вышли из розыгрыша чемпионата СССР. Позже заговорили о том, что проторенной дорожкой могут последовать и украинские клубы. Впрочем, сезон-91 начался без «отказников». Но после августовского путча наши южные соседи объявили, что это последний союзный чемпионат с их участием.

Так неожиданно и вдруг встал вопрос и с белорусским самоопределением в футболе. Неожиданно и вдруг – потому что белорусы (по привычке, видимо) никуда из первенства СССР не рвались. Да, пошли вялые разговоры о своем собственном турнире, но далеко не все их поддерживали. Например, футбольный руководитель Шунтов и минское «Динамо» были не в восторге от идеи. Главный тренер минчан той эпохи Михаил Вергеенко в середине 1991-го видел ситуацию так: «Самый худший исход – автономный чемпионат республики. Это – крах».

Это был крах в первую очередь для «Динамо». Не хотели минчане вариться в собственном соку и менять «Лужники» на стадион «Строитель» в Старых Дорогах. Опасался Вергеенко и резкого падения уровня футболистов. Поэтому белорусский флагман до последнего надеялся, что удастся остаться в сильной компании. Пускай в каком-то другом турнире, а не чемпионате СССР. Московские клубы вроде как тоже хотели сохранить былое и сварганили первенство СНГ, которое задумывалось именно под их участие. Поначалу вроде все шло по плану, общественности даже был представлен календарь турнира (сага с Объединенным чемпионатом имени Валерия Газзаева ничего не напоминает?). Определилось с будущим и минское «Динамо». Основной состав «бело-голубых» должен был играть в эсэнгэшном турнире, а дублирующий, переименованный в «Динамо-2», – в чемпионате Беларуси. Но в феврале 92-го все московские команды вдруг потеряли интерес к затее и ушли в российскую высшую лигу. После такого фортеля соседей подопечным Вергеенко ничего не оставалось, кроме как играть дома. Логотип первого чемпионата Беларуси выглядет вот так.

Календарные причуды и 15 младших братьев «Динамо»

Дебютный чемпионат получился усеченным – он игрался в один круг. На поверхности лежат две причины, предопределившие это обстоятельство. Первая – федерация решила перейти на систему «осень-весна» и однокруговым турниром просто заполняла паузу до августа. Вторая – в федерации всерьез полагали, что успеют подать необходимые документы для вступления в ФИФА и УЕФА, и по идее уже летом 1992 года чемпион должен будет играть в еврокубках. Шунтов был уверен в своем плане и не торопился с подачей документов. А зря. В Цюрихе сперва решили принять в члены международных организаций Украину и Грузию, так как они подали заявки значительно раньше. И с почином в еврокубках Беларуси пришлось обождать.

Так как времени на подготовку турнира было мало, то и календарь верстался на скорую руку. Опыта в подобных делах у функционеров тоже оказалось недостаточно, поэтому порой возникали вот такие просто адские по своей интенсивности отрезки. Например, матчи 1/8 финала Кубка страны игрались 20 мая. Удивительным образом в тот же день должен был состояться 8-й тур чемпионата (его в итоге перенесли). 23 мая уже шел 9-й тур, а 27-го – игрались четвертьфиналы Кубка. Тогда же клубы, не задействованные в Кубке, играли перенесенные матчи того самого 8-го тура (остальные его встречи были вынесены за рамки чемпионата). Но это не конец приключений. Уже 30 мая начинался тур под номером 10. Итого: четыре матча за 11 дней! А финалисты Кубка «Динамо» и «Днепр» в общей сложности провели 20 игр за 71 день! Вот так закалялся характер наших футболистов.

Фото: газета «Прессбол»

В условиях тотальной спешки и постоянного цейтнота в федерации не всегда строго относились к организации игр. Наличие «скорой помощи» хоть и было обязательным по регламенту, но когда требования не выполнялись (особенно районными командами), на подобные вещи закрывались глаза. Было важно просто провести чемпионат. Да и окон для переноса матчей не было.

Помимо «Динамо» железные места в первой лиге (поначалу она была именно первой, а не высшей) получили четыре клуба, выступавшие от Беларуси во второй союзной лиге: витебский КИМ, гродненский «Химик», брестское «Динамо» и могилевский «Днепр». Остальные добирались из чемпионата БССР. Но не все команды согласились на повышение в классе. Так, например, один из лучших коллективов республики минский «Спутник», в котором в свое время старшим тренером трудился Юрий Пунтус, вообще прекратил существование. А «Орбита», промыкавшись сезон в хвосте второй лиги, повторила этот путь через год.

Забегая вперед, отметим, что команды и финишировали почти по ранжиру: на первом месте – представитель высшей лиги СССР, а в квартет коллективов из второй союзной лиги вклинился бобруйский «Трактор». Прародители «Белшины» финишировали четвертыми, опередив «Химик» и КИМ.

Еще одна особенность первого чемпионата заключалась в том, что «элиту» никто не покидал. Зато планировалось пополнение в виде «Динамо-2». По генеральному замыслу ведомый Иваном Щекиным дубль минчан должен был легко уделать всех во второй лиге и шагнуть в первую. Но пришлось попотеть, и путевку наверх будущие «93-и» добыли лишь в дополнительном матче против бобруйского «Шинника». И в сезоне 1992/1993 в первой лиге было 17 команд.

Сенсация в Витебске

Несмотря на минимальный финишный отрыв «Динамо» от «Днепра» на бумаге (25 очков и 24 соответственно), «золото» флагман завоевал не напрягаясь.

Вот состав чемпиона: Сацункевич (10, -6), Курбыко (7, -1), Белькевич (15, 7+3), Кашенцев (15, 0+5), Орловский (15, 0+3), Тайков (15), Антонович (15, 5+3), Герасимец (14, 6+0), Г.Лесун (14, 3+1), Чернявский (14, 2+2), Величко (13, 3+3), Яхимович (13, 2+0), Жута (12, 5+3), Журавель (11, 0+2), Родненок (11, 0+1), Лухвич (9), Климович (9, 1+0), В.Лесун (1).

– У нас была очень сильная команда, – вспоминает полузащитник «бело-голубых» Юрий Антонович. – Она же почти вся сохранилась со времен Союза – никто не ушел. А против нас играли команды из второй лиги и чемпионата БССР. Какой там у них уровень был… Мы легко стали чемпионами. Интерес? Ну, какой интерес… Все хотели уехать за границу, поэтому играли, показывали себя. Да, уступили КИМу. Причины – недооценка и стечение обстоятельств, не более того. Все же на нас настраивались очень серьезно. Хотели обыграть. Но в футбол играли только мы. Остальные топтались между собой.

Выездные 0:3 от витеблян были первой и единственной баранкой «Динамо» в сезоне. Так как в чемпионате было всего 15 туров, то поквитаться с обидчиками флагман смог только в следующем сезоне. Кроме того, у минчан случились еще три ничьи.

– Собрался полный стадион, – вспоминает победу над минчанами защитник КИМа Эдуард Болтрушевич. – Я впервые вышел в старте. Мы же не просто победили случайно, а разгромили соперника! Порой проскальзывала мысль, что это все нереально. Нас прилично поддушивали, но мы за счет контратак добились исторической победы. Болельщики кайфовали! Нас и так всегда после игр возле автобуса встречали, поздравляли. А после этого матча было еще больше людей и эмоций! Это была настоящая радость для всего города. Царила настоящая эйфория.

Буйный Родненок и кусок шоколада в подарок

Кроме итогового счета матч запомнился тем, что динамовец Павел Родненок ударом кулака сломал нос Сергею Вехтеву (за что получил вторую желтую) и промахом Сергея Герасимца с пенальти на 90-й минуте. Посмотреть на звездных минчан тогда пришли почти пять тысяч человек. Рекорд же посещаемости в 1992-м установили в Бресте. На динамовское дерби собрались 9 500 зрителей. Завершился матч нулевой ничьей.

– Хоть и прошло 22 года, но все как будто вчера было, – рассказывает тогдашний защитник брестчан Игорь Ковалевич. – Играли еще на старом «Брестском». Народу тьма. Люди очень ждали этого матча. Готовились к нему. «Динамо» ж! И все вышло на уровне. Хорошая искренняя игра. Болельщики были довольны. После матча спонсор подарил пять килограммов шоколада. Дружно скушали этот огромный кусок в раздевалке. Команда у нас подобралась тогда что надо! Тренер – амбициозный. Понимали, что для Юрия Курненина это была особенная игра. Так что нас не надо было настраивать. Выходили, чтобы отдать все силы. Мы не могли подвести своего зрителя.

В ту пору болельщиков на трибунах собиралось больше, чем сейчас. В маленьких городах аншлаги были делом почти регулярным. А уж когда в гости приезжало «Динамо», стадионы трещали по швам. Средняя посещаемость по итогам первенства равнялась 2811 человек. Она была бы выше, если бы не столица. В Минске уже тогда зарождалась традиция на футбол не ходить. Например, «Динамо» начало чемпионат с шести тысяч зрителей, а закончило полуторами. У «Торпедо» ситуация была еще хуже. Вот как объяснял ухудшение посещаемости один из старых  фанатов минского «Динамо» Александр: «Для меня развал Союза был жутким стрессом. Фанаты, с которыми тесно общался, вдруг перестали приезжать. Не было элементарной возможности спросить «Как дела? Как мама?» Меня отвернуло от всего этого на несколько лет. Ходил на «домашки», но никуда не ездил. Не мог себя заставить после Тбилиси и Питера поехать в Речицу или Бобруйск».

Фото: газета «Прессбол»

Жизнь футболиста: зарплата в 35 долларов и ссобойка на ужин

Что уж говорить, если на финал Кубка страны между «Динамо» и «Днепром» пришли 2,5 тысячи зрителей – худший показатель в истории наряду с финалом-1995. При этом не сказать, что билет на футбол стоил очень дорого. Средняя цена равнялась пяти еще советским рублям. В некоторых городах могли пускать на арену бесплатно. Для сравнения, розничная стоимость одного номера газеты «Пресс Бол» (название издания в ту пору писалось именно так) составляла два рубля. В 92-м денежная ситуация в стране была запутанной. Советский рубль еще продолжал свое хождение, а в мае появились родные «зайчики», и ценники в магазинах дублировались.

– Доллары? В то время их никто не видел, – рассказывает полузащитник БелАЗа Михаил Хлус, ныне являющийся директором жодинского клуба. – В 96-м году в БАТЭ я получал 200 долларов. Это были хорошие деньги. Они позволяли жить и копить. Я за год купил себе машину. А в БелАЗе получал 180-200 советских рублей. Через год у нас появились премиальные за победу. Когда выезжали на матчи, нам выдавали на питание 7,5 рублей. На ужин и обед этого не хватало, поэтому на вечер брали ссобойки из дома.

Чтобы было совсем понятно, средняя зарплата по стране в 1992-м равнялась 10 долларам. В Жодино футболисты получали 35-40. А в 1996-м простой водитель автобуса ЖКХ в Поставах получал 65 долларов. Самое комфортное положение было у «Динамо». Футболисты были одеты, обуты, накормлены и ухожены. Экипировку, например, первое время «бело-голубые» получали в рамках сделки по продаже Сергея Алейникова в «Ювентус» – минчане играли в форме фирмы Simod. Остальные крутились и вертелись, как могли.

– В Жодино тренировались в болоньевом костюме, – вспоминает Хлус. – При этом костюм не покупался, а заказывался в швейном ателье. Тренировались в кедах. И если ты порвал обувь, то нужно было ее все равно сдать – только тогда выдавались новые кеды. А игровую форму получали перед сезоном и сами за ней следили. После матчей забирали домой и стирали.

– Форма была самая обычная – надпись на майке «Бела-трединг» (видимо, спонсор) и старая советская буква «Д», – рассказывает о делах в Бресте Ковалевич. – Кстати, помимо традиционно синей расцветки были красные и белые футболки. Писали даже, что мы в спартаковской форме выходим на поле.

Фото: газета «Прессбол»

– Если у команд бывшей второй лиги инфраструктура была хоть на каком-то уровне, то у остальных ее не было вовсе! – вспоминает Болтрушевич. – Хотя даже у нас в Витебске случались проблемы. Особенно со стадионом. По весне на основном поле играть не давали, поэтому искали поля в маленьких городах по району. Помню, приехали в такой городок, нашли поле без снега: ни трибун, ни раздевалок – ничего. Нанесли разметку, натянули сетку и сыграли с могилевским «Торпедо».

– Стадион в Жодино? Самый обычный: деревянные скамейки, металлическое табло, где, чтобы сменить счет, надо было крутить ручку (тогда цифры переворачивались), – говорит об условиях Хлус. – Вокруг поля – асфальт. Раздевалки были просторные, но не очень комфортные. Перед стартом сезона кресла, стоявшие в Доме культуры автозавода, перекочевали к нам. До этого стояли обычные гимнастические лавки. Еще была большая общая вешалка и душ. Стандартный набор у команд из чемпионата БССР. Никаких излишеств в виде массажных столов. Витаминчики – аскорбинка с витамином С, а в лучшем случае «Ревит».

«Динамофобия»

Все в полном порядке было лишь на стадионе «Динамо», наводившем страху на приезжие команды. Футболисты выходили на поле с чугунными ногами и без борьбы дарили минчанам очки. В числе таких горемык оказался и БелАЗ, попавший под смачную раздачу 8:1.

– Мы же играли практически тем же составом, что и в чемпионате БССР (10-е место – Tribuna.com), – говорит о том матче нынешний директор «Торпедо-БелАЗ». – Поэтому уровень у нас был – сами понимаете. Пытались на энтузиазме брать очки. В итоге сыграли так, что не было ничьих. При этом умудрились получить 1:8 от «Динамо». Это было весело. Играли в Минске, и стадион на нас знатно давил. Половина футболистов лиги вообще не знала, что такое играть на такой арене. Это было для нас сродни прикосновению к чему-то большому. Год назад здесь играли киевское «Динамо» и московский «Спартак», а сейчас – мы… Кроме того быстро пропустили и совсем сдулись. Третий мяч нам забили чуть ли не из центра поля. После гола наш вратарь Кремер сел на корточки, обхватил голову руками и застыл. Мы пошли разводить. Судья спрашивает: «Ваш вратарь готов?» Мы повернулись, увидели эту картину: «Да, уже давно готов…»

Вечный Стрельцов

Главным конкурентом «Динамо» в борьбе за «золото» стал могилевский «Днепр», ведомый вечным Валерием Стрельцовым. Выходцы из второй союзной лиги вообще творили чудеса. За 15 матчей «Днепр» пропустил лишь четырежды («Динамо» семь раз доставало мяч из сетки) и завершил сезон с 12-матчевой беспроигрышной серией – последнее поражение случилось в третьем туре! Страж могилевских ворот Андрей Любченко установил гроссмейстерскую сухую серию в 973 минуты. Лучшим бомбардиром чемпионата стал могилевчанин Андрей Скоробогатько. Форвард наколотил 11 голов за 15 чемпионатных матчей и стал, как и лучший судья чемпионата Вадим Жук, счастливым обладателем двухкассетника SHARP.

Фото: газета «Прессбол»

Магнитола для Белькевича

Однако лучшим футболистом первого чемпионата был признан не он. Лавры достались минскому динамовцу Валентину Белькевичу. В 15 встречах 19-летний плеймейкер заработал 10 (7+3) очков и с солидным отрывом победил в опросе газеты «Прессбол». В качестве приза полузащитнику досталась магнитола SHARP – мечта многих белорусских семей того времени. Кстати, в интервью изданию (хавбек тогда еще общался с журналистами) Белькевич признался, что после завершения карьеры хочет тренировать детишек. Желание теперешнего тренера молодежного состава киевского «Динамо» исполнилось. Остальные лауреаты тоже не остались без подарков – им были вручены двухкассетники той же фирмы.

А вот список 50 лучших футболистов того чемпионата по оценкам «Прессбола».

 

Вообще, сезон-92 открыл немало имен, которые без суверенитета вряд ли смогли бы засверкать на белорусском небосклоне. За речицкий «Ведрич» играли Мирослав Ромащенко (19 лет) и Борис Горовой (18), за «Гомсельмаш» – Андрей Юсипец (25), за «Металлург» – Александр Вяжевич (22), за «Строитель» – Виталий Варивончик (20), за могилевское «Торпедо» – Ярослав Свердлов (24), за минских автозаводцев – Эдуард Тучинский (22) и Дмитрий Балашов (18), за бобруйский «Трактор» – Андрей Свирков (20), Олег Черепнев (20), Андрей Хрипач (20), Игорь и Эдуард Градобоевы (21) и Александр Кульчий (19), а за солигорский «Шахтер» – Александр Мартешкин (22). Все эти команды в 1991-м играли лишь в чемпионате БССР, который на страницах «Прессбола» освещался всего дважды в год.

Первый чемпионат стал историей так же быстро, как и проходил. Уже в августе стартовал новый турнир. Белорусский футбол зажил своей жизнью. Чтобы понять, что это была за жизнь, посмотрите видеосюжет о финальном матче Кубка Беларуси 1992/93, в котором встретились «Неман» и «Ведрич». Владимир Новицкий и белорусский язык, «Магнолiя-47» и еще много-много ностальжи.

Да
79%
Нет
21%

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья