Блог Heavy bald

Праздник на один тайм. Почему Борисов не дотянул до Караганды

Рассказ Никиты Мелкозерова о встрече со Стивом Брюсом, тяжелом шаге президента Беларуси, элегантности Сергея Боровского и проваленной организации кубкового финала.

В 2009-м был в Лондоне. Ребята из других СМИ чего-то там носились, нервно тискали клавиатуру и напрягались «срочно в номер», а я работал в еженедельнике. Потому три дня провел на расслабленном элеганте, наполняя себя впечатлениями. Писать требовалось только по прилету в Минск. В итоге домой я привез настоящие кроссовки Lonsdale и ощущение нереальности, исходящее от стадиона «Уэмбли».

Натурально храм футбола, мощный людской поток, наполняющий его трибуны, какая-то будто бы осязаемая предматчевая атмосфера праздника и люди из ящика. Я резко вынырнул из толпы и совсем вдруг наткнулся на Стива Брюса. Он тогда тренировал «Сандерленд». И если честно, мне меньше всего думалось, что это дядька, которого каждую неделю показывают по «Ладу». Наверное, от внезапности. Вид сломанного носа Брюса вызывал рефлекторное желание поровнять его тем же способом, которым он был приведен в неисправность. Почему-то очень яркое воспоминание. Мы несколько секунд потупили один на одного, а потом пошли в свои ложи.

Англия славна АПЛ, Беларусь – АГЛ. Борисовский «Уэмбли» все же открывал самый узнаваемый человек страны. Журналисты, аккуратно размежеванные по причастности к президентскому пулу, проходили на стадион по спискам с широко раскрытыми паспортами для проверки и ноутбуками. Ивулинский агрегат настолько олдовый, что отказывается работать без контакта с сетью. Подумав чуть, мужчина, который отвечал за наш пропуск, решил показать фокус и попросил Сашу поставить ноут на брусчатку.

В итоге откуда-то появилась красивая черная овчарка с невыносимо грустными глазами, пошмыгала носом и нежно лизнула клавиатуру своим широким языком. Мы верили в магическую силу собаки и думали, будто теперь Ивулинский ноутбук станет работать без подзарядки. Но это просто означало, что машина не начинена взрывчаткой. Выполнив свой долг, нюхательная собака прилегла в тени и принялась наблюдать за прохожими преисполненными печали глазами. Дмитрий Ровнейко использовал такой взгляд после финального свистка, когда наблюдал, как Сергей Румас вручает кубок Александру Юревичу… Гродненского капитана было жаль. Впрочем, столь же жаль было бы и солигорского капитана в случае победы «Немана». В финале сошлись одинаково симпатичные команды.  

А появление на стадионе Александра Лукашенко оставило три замечания. Первое – ожидавшие его разноранговые управленцы.

Фото: Сергей Гудилин

Второе – тяжелая походка АГЛ. Смысл не в том, что ему тяжело, а в том, что Лукашенко реально большой. Третье – установившаяся на арене тишина после того, как президент занял место за кафедрой. В этой тишине, кажется, смешалось все – ропот, уважение, страх, любопытство и безразличие.          

***

Сергей Боровский, несмотря на заслуженный возраст, сохранил легкость и элегантность в движениях. Пальцем правой руки главный «Шахтера» периодически выводил нужное направление атаки, бодро передвигался вдоль технической зоны и не помещал себя в кресло даже для секундной передышки. Серые брюки с синим пиджаком в отсутствии верхней одежды придавали ему прекрасный вид. Вообще Боровский отдаленно чем-то напоминает Ива Сен-Лорана. Не хватает только очков в черной оправе. Загуглите и посмотрите фото в Википедии.

Показавшись журналистам после матча, Сергей Владимирович поздоровался с присутствующими. Вежливое «Добрый вечер» понеслось по светлому залу с хорошей акустикой. До того Боровский на ходу взял программку матча, которая лежала на одном из столов. Тренер прижимал левую ладонь к ее обложке, а пальцами правой руки перебирал страницы. Таким образом, он пытался сдерживать эмоции, выводя философское: «Игра смотрится по-разному с трех точек: трибуны, со скамейки и с поля. То есть болельщик, тренер и зритель могут сказать вам разные вещи об одной и той же игре».

Сергею Солодовникову, чуть испортившему свой внешний вид тяжелой спортивной курткой, также пришлось сдерживать эмоции. Ясное дело, они были досадного свойства. Комплект неприятностей Сергея Витальевича дополняло близкое расположение раздевалки «Шахтера». Солигорские игроки голивудили буквально за стенкой пресс-центра. Все это было слышно во время выступления Солодовникова. Но тренер проявил примерную выдержку и ответил на предложенные вопросы. Вообще, что касается обеих пресс-конференций, все получилось как-то очень здорОво и профессионально.

***

«Борисов-Арена» в своем нынешнем состоянии напоминает «Лилль-Метрополь», на котором довелось побывать в 2012-м. Расположенный на окраине французского городка стадион оставил ощущение свежего бетона и холодного железа. Объект был открыт всего за месяц до матча «Лилля» и БАТЭ. Гуляя по галерее борисовского новостроя, можно заметить отсутствие косметики в некоторых местах. Кое-где не сделаны полы. Есть другие мелкие косяки.

Ребята, которые монтировали столики в пресс-ложе, озадачили. Нагнулся поговорить с товарищем. Оперся на столешницу. Характерный звук тут же обозначил ее слом. Некоторое время тешил себя, будто поздоровел и прибил столик приобретенным за зиму весом. Но потом оказалось, что он просто хреново приделан. Через пару минут жертвой человеческого тела стала вторая столешница.

От спонтанной порчи борисовского имущества отвлек выбежавший на поле Олег Газманов.

Ивулин стал требовать «Ты морячка, я моряк» и начал напевать желанные строки. Ввиду того, что на Сашиных ушах когда-то слэмились не только медведи, но и все обитатели гродненского зоопарка, хотелось достать оторванную столешницу и использовать ее как орудие борьбы с нотной фальшью.

Но после начался футбол. Просто космический футбол, от которого челюсть падала в подвал.

Красивая арена с интересными дизайнерскими решениями. Искусственное освещение, которое делало майки игроков по-особенному яркими, празднично убранные и многочисленные фан-секторы команд, чьим зарядам способствовала классная акустика.

Заполненные трибуны.

Атмосферный восторг подкреплялся удовольствием от происходящей на поле игры. Стало ясно, зачем Боровский на некоторое время пожертвовал чемпионатом, вспомнилась привезенная Андреем Хачатуряном из Сочи кличка «Бульдозер», случился какой-то сумасшедший гол Артема Старогородского, дивно напоминающего «горняка» предыдущего захода Максима Гукайло.

А после окончания тайма на поле вышли медведи, которые наступили Ивулину на ухо, так что на душе совсем расцвело.

Было хорошо.  

***

– Понимаешь, вот коммунизм – это эпоха, – говорит андеграундный жодинский фотограф Сергей Гудилин в перерыве. – И у нас сейчас что-то такое. То есть тоже эпоха. Потому про нее нужно не писать, а летописать, делать все как-то очень фундаментально.

Фундаментальный восторг от происходящего растворился со стартом второго тайма. Большинство зрителей, которые покинули свои места в перерыве, не вернулись.

Если писать литературно, то вышел срам. Голые трибуны без жалости убили атмосферу. По прошествии первого тайма матч по своему антуражу заслуживал пятерки с плюсом. В итоге же получилась тройка с минусом.

В прошлом году я был на стадионе «Шахтер» в Караганде. Обнять и плакать, а не стадион. Такое чувство, на нем еще динозавры осваивали короткий и средний пас. Правда, во время встречи с БАТЭ жители города покрыли облезлые трибуны плотным слоем, и стадион из развалины превратился в бьющий источник классной горячей атмосферы. Это все к тому, что безразличием можно ухудшить эффект даже самой крутой арены. Что, в принципе, и произошло в субботу. Это было ожидаемо. Нет людей – нет атмосферы.

В общем, в Борисове открылась классная арена. Не «Уэмбли», конечно, но хороший европейский уровень выдержит уверенно. Вот только дебютный матч не стоит считать показательным. К сожалению, по причине второго тайма вышла откровенная лажа. Давайте дождемся 15 мая, когда БАТЭ примет минское «Динамо». Тогда и увидим полные обороты атмосферности «Борисов-Арены».

Фото: Надежда Бужан

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья