Блог Heavy bald

Юрий Вергейчик: «Логвинов с Пласконным ходили и клеили мне жвачки на лобовое стекло»

Эпичный рассказ главного тренера чемпионского «Шахтера», который вызовет мощный ностальгический припадок, даже если в 2005-м вы не болели за Солигорск и не мелировали волосы по тогдашней моде.

– Помните, как праздновали чемпионство?

– День чествования помню. Целый дворец людей. Много приятных слов. После смотрели на салют с моими помощниками. Я сказал: «Вот теперь, если хотим как тренеры добиваться большего, мы должны собрать вещи и уехать отсюда». Ребята отреагировали странными улыбками. Но я понимал, что, исходя из материальной базы, особых перспектив у нас нет.

Но все равно продолжил тренировать. Появился новый вызов – Лига чемпионов. Плюс уже тогда у нас с Вадимом Филиповичем был план заняться реконструкцией базы. То есть я ввязался в долгосрочный проект уже как менеджер. К тому же имелся договор со СДЮШОР «Динамо». Риос, Поляков, Букаткин, Ковб, Хомляк стали тренироваться с дублем. Это ответственность. Я ведь разговаривал с их родителями, давал какие-то гарантии.

Имелась возможность уехать. Не скрываю, поступило предложение из первой российской лиги. Были и другие – из Беларуси. Выгодные в финансовом плане. Аркадий Хононович Шкляр звал в МТЗ-РИПО. Я играл у него, когда учился в ПТУ на «токаря-оператора станков с числовым программным управлением». С командой училища побеждали в союзных соревнованиях. Аркадий Хононович любит меня отцовской любовью. Предлагал заняться новым проектом, рассказывал о перспективах. Но я консерватор. Меня тяжело сорвать с места.

Хотя… Может, это какой-то комплекс, будто я боюсь что-то потерять. Поэтому и работаю долго на одном месте. А может, я просто устраиваю руководителей как специалист.

– В 46 лет представляете себя на другом месте?

– Я сейчас не мечтаю особо. Может, это и необходимо… Пока нужно закончить строительство полей на базе. И когда это случится, можно будет о чем-то помечтать. Мечты должны появиться, все-таки в душе я больше тренер, чем функционер. Когда езжу продлевать лицензию, внутри начинает покалывать. Я же понимаю: у меня получалось тренировать. Статистика это подтверждает. Но временами надо жертвовать своими желаниями.

– Что вам вспоминается первым делом, когда начинается разговор о 2005-м?

– Мой поход на «Беларуськалий». Я пришел и сказал руководителям, что мы будем бороться за чемпионство. Правда, для этого нужно отказаться от еврокубков. Команда тогда участвовали в кубке Интертото. Надо было видеть лица руководителей: «Юра? Как так?! Чем ты объясняешь свою позицию?» Я стал обрисовывать ситуацию. Юрий Пунтус ушел в МТЗ-РИПО. Создал второй БАТЭ, грубо говоря. Из Борисова в Минск уехали многие игроки. Естественно, это отразилось на силе БАТЭ. Убери сейчас из «Шахтера» половину состава, команда в следующем году столкнется с большими проблемами. Это касается любого коллектива. И это я понимал четко. У нас же в 2005-м имелся стабильный состав, который в 2004-м уже дал результат и демонстрировал атакующую игру.

Я провел анализ. Получилось, что под моим руководством команда теряла много очков весной. Результат – пятое место и ниже. Ситуация выправлялась за счет второго круга, когда начинался недельный цикл. В подобных условиях футболистов можно было нормально восстанавливать и ловить пики их готовности. А весной мы дважды играли полуфиналы и четырежды финалы Кубка. Июнь – Кубок интертото. Матчи на третий день. Вот и теряли много очков.

Был составлен план. В итоге получилось, что команда с первого тура начала набирать очки. Очень ярко вспоминается победа в Гомеле со счетом 3:0. Когда наши игроки уходили в подтрибунку, болельщики хозяев аплодировали им стоя. И в Гомеле подобное на моей памяти происходило несколько раз. В этом городе любят атакующий футбол. Гомельские болельщики – игровики по духу. Обычно в нашей стране с трибун всякие гадости кричат, а тут аплодисменты…

– Игроки вашей команды с трудом вспоминают напряженные моменты того сезона.

– Правильно. Потому, что нам многое давалось легко. И каких-то лютых разборов не было. И баранами я никого в чемпионский год не называл. Может быть, потом, когда мы начали брать деревенских футболистов в команду… Ну, так сложились обстоятельства.

– Термин «деревенские футболисты» – ваше изобретение. Что он значит?

– Я их «деревенцами» называл. Да, высказывался резко. Но не имел цели оскорбить кого-то. Просто говорил о футбольном образовании. Многим ребятам не хватало школы. Но чтобы я в пятом году назвал кого-то бараном… Такого не было.

Толя Будаев играл очень упрощенно. Теоретически я мог бы мы назвать как-то неприятно. Но это было бы чревато. Я же знаю, что Толя после такого ушел бы с тренировки. Взял бы три бутылки пива для разминки, продолжил бы вечер водочкой. А на следующий день пришел бы с перегаром и стал бы на меня смотреть в ожидании реакции. Я не мог так спровоцировать Толю! Я Будаева читал без букваря. Мне он нравился. И я был очень доволен, когда ребята выбрали Толю капитаном.

– Вы говорили Будаеву: «Толя, Щекин разрешал тебя одно касание, а я – два!»

– Нет, я говорил: «Толя, для тебя второе касание – лишнее. Если играешь вторым касанием, отдавай ближнему или подальше выбивай» :). Будаев в основном выполнял черновую работу. За первый пас отвечали Белоусов и Пласконный. Правда, когда у нас имелся запас в два-три мяча, я позволял Толе покуражиться. Тогда уже можно было и под себя убрать. Будаеву этого не хватало. Он любил с мячом покуражиться, покрасоваться, чтобы болельщики поаплодировали. Но в игре себя никогда не щадил.

Анатолий Будаев

Позиция: защитник

Наигрыш: 24 матча (1 гол, 0 передач)

– Любимец солигорской публики. Толя лучше всех играл головой, классно отбирал мяч. Да, с созиданием хватало проблем. Но Будаев был безотказным механизмом.

– Будаев – это ведь продукт советской системы. Лучший на поле, главный за столом?

– Некоторые солигорские болельщики говорили мне в лицо: «Вергейчик, мы тебя не любим за то, что ты с нами не встречаешься, не выпиваешь». Сложно было людям что-то объяснить. Но я ведь Старые Дороги прошел. Три года играл. Там и встречался, и выпивал. Заставляли, потому что. Я молодой. Провел первый матч. Выхожу со стадиона. Болельщики подходят, говорят: «Пойдем за угол». Ну, думаю, все – бить будут, сыграл плохо. Они меня к колонке подвели. Думаю, значит, и побьют, и помоют. А один бутылку достает. Говорит: «Давай, тяни». А я тогда вообще не пил. 18 лет только исполнилось. Ну, что ты сделаешь? Не потянешь? Пришлось потянуть.

– Сколько?

– Сколько смог! Сколько мне тогда надо было. Я 65 килограммов весил :). Подумал: лучше потянуть, чем жить с поломанным носом. Поэтому такой этап я давным-давно прошел. Может, люди считали меня высокомерным… Ну, у меня же семья в другом городе. После матчей надо было домой ехать. Это Толя мог остаться в Солигорске. Он редко отказывал. Настоящая душа команды. Любимец публики.

Снился, кстати, недавно. Ругал меня. Может, я делаю что-то неправильно?...

Анатолий Будаев: «Меня всегда узнавали. Я же общительный»

Михаил Мартинович

Позиция: полузащитник

Наигрыш: 21 (7+7)

– Я забрал Мишу из минского «Торпедо». Был очень им недоволен в межсезонье. Мишка же немножко с ленцой. Пришлось поработать серьезно. Надо отметить, Миша принял эту работу, которая вылилась в «7+7» по системе «гол+пас» и чемпионское звание.

Мартинович – игровик. У него очень высокий интеллект, очень хорошая техническая оснащенность… Правда, играл он только левой ногой. Хотя меня это устраивало. Я предпочитал игру флангами. Тогда многие команды стали использовать зонно-линейное построение, что предполагает плотность в центре поля. Оборону было намного проще вскрывать за счет краев. Мы создавали численное преимущество в атаке, а потом доводили мяч до Клименко и Никифоренко, которые и забивали много.

Да, вначале с Мишей было трудно. Но в итоге все получилось. Его просто нужно было заставить закрывать дальнюю штангу. А раньше, когда вскрывался фланг, Мартинович оставался на 16 метрах. Прибежит и стоит без остроты. Потому что ленился. Потому что с 16 метров назад бежать проще. Пришлось ему объяснить, что в «Шахтере» дураков нет, что вперед надо бежать быстро, а назад – еще быстрее. До линии ворот – закрывать дальнюю, а потом обратно – страховать защитника. А Миша не хотел.

Все мы эгоисты от рождения, все мы хотим при минимальной работе получать максимальную выгоду. Многие футболисты меня критикуют, конечно, но ничего не поделаешь. Я из них все соки выжимал. За счет этого добивался качественного роста. Раньше футболисты в 30 заканчивали. А сейчас до 37 играют. Почему? Потому что идет экономия, недоработка тренерского состава. Футболистов надо тренировать. С них, как с солдат на войне, нужно выжимать все соки. Тогда придет результат. А если игрока гладить по голове, давать ему по четыре выходных в недельном цикле, толку не будет.

Павел Пласконный

Позиция: защитник

Наигрыш: 24 (2+0)

– За семь с лишним лет работы тренером не взял ни одного футболиста с просмотра. Единственное исключение – Пласконный. Это было в Польше. Поехали в Дзержонюв. Нам нужен был левый центральный защитник. Договорились о спарринге с «Волгой». И тут мне привозят футболиста. Ставлю его в состав – и не могу поверить! Парню 20 лет, а ощущение, как будто он тут три года уже играет! Подписали без разговоров.

Скоростные качества, первый пас – все здорово. Да, в плане функциональных возможностей возникали вопросы. Правда, центральному защитнику не нужно быть сильно выносливым. Главное – играть позиционно грамотно и уверенно действовать на втором этаже. В воздухе Паша сильно уступал Толе Будаеву. Зато подчищал все и быстро доводил мяч в среднюю линию и линию атаки. Пласконный очень здорово дополнил Будаева. Очень здорово! Всегда успевал Толю страховать.

Тихий. За два года два слова от него услышал. Удивительно спокойный человек. Даже если игрок атаки висит на ноге, Паша без волнения распорядится мячом и доведет его своему. Процент брака – чуть ли не ноль.

Александр Юревич

Позиция: защитник/полузащитник

Наигрыш: 26 (2+5)

– Ваш любимый футболист.

– Не, Саша – не мой любимый футболист. Все отмечали, что моим любимцем был Никифоренко.   

– Когда вы тренировали, говорили: «Вергейчик любит только тех, кого продал, и Никифора».

– В принципе так и есть. Ну, так почему я продал ребят? Потому что приехали и забрали. Я сейчас говорю молодым: «Вас не должны толкать в попу, за вами должны приезжать». За Юревичем приехали, за Калачевым приехали. А были те, кого агенты толкали в задницу. Типа Игорька Логвинова. Я ему говорил: «Куда ты идешь? Тебе еще рано. Ты там играть не будешь». И как он играл после Солигорска? Никак. А в Солигорске стал лучшим в своем амплуа. Но сейчас у нас какие-то холодные отношения. Не понимаю, почему. Считаю, Игорь должен быть мне благодарен.

И так со многими. Футболисты обижаются на правду… Ну, это жизнь. Это рабочие моменты. Я тоже в юности обижался на Щекина. И на Жуковца обижался. Но прошло время, и я оценил их вклад в мое развитие. Если бы не Жуковец, стал бы я строить поля? Если бы не Щекин, стал бы таким требовательным? Хочешь чего-то добиться, требуй с подопечных.

– Как вас воспитывал Щекин?

– Расскажу одну историю. Проиграли мы какой-то матч. Или вничью закончили. Приходим на «Динамо». У нас тренировка восстановительного характера и разбор. А вся команда знала: если проиграли, разбор начинается с Вергейчика и Вергейчиком заканчивается. Особой любовью меня Иван Григорьевич любил. Серега Штанюк подходит: «Юра, я тебя очень прошу, у меня тут два билета в кино. С девушкой пойдем». – «Серега, я тебе обещаю, не больше 40 минут». – «Ох, Юра! Если 40, так это слава Богу. Там еще пару часов до сеанса, я три раза успею!»

Ну, все. Начинается разбор. Начинается с меня. Я молчу. Щекин прошелся по кругу. Вернулся ко мне. Я молчу. Но когда он в третий раз за меня взялся… Вот тут-то я и не выдержал… Часа четыре разбор шел. Закончилось все так. Штанюк встал, кинул бутсы о пол, достал из кармана билеты, проклял кинотеатр и крикнул: «Спасибо, Юрий!» :).

Иван Григорьевич доводил нас до такого психологического состояния, что мы не могли проиграть. Все знали, проигрыш равен разбору с пристрастием. И лучше было обойтись без этого.

– Про Юревича говорят: «Саша – умница, Саша книжки читает». Тогда уже читал?

– А не знаю. Но знаю, что он был лидером.

– В чем это выражалось?

– К нему люди тянулись. Пусть Юревич и молчал все время.

– Так и сейчас молчит.

– Молчит. Я когда проводил разборы, пихал ребятам: «Нельзя на поле молча!» У меня же была команда глухонемых. Все классные игроки, игровики по духу, но молчали. Никифоренко молчит. За игру – два слова. Леончик. За десять сезонов – два слова. Юревич. За карьеру – два слова. Все молчали!

Я вспоминаю минское «Динамо». Выходишь на ударную позицию, а сзади пять голосов: «Дай!» В Минске все говорили! А в Солигорске все молчали. И вот Юревич вроде и молчун, но не дай Бог, кому что-нибудь сделать не так. Он молча давал понять, что так нельзя. Без слов управлял коллективом.

Сейчас, смотрю, он заматерел, изменился в лучшую сторону после Лиги чемпионов. У Юревича хорошее будущее в плане тренерской карьеры. Саша справедливый, требовательный. К нему люди тянутся. К этому игроку у меня никогда не было вопросов. Помнишь, как его «Карпаты» забрали?

– Как?

– Мы «Арарат» 4:1 дома обыграли. На последних минутах Юревич взорвал фланг, на максимальной скорости дошел до линии ворот, подал чуть назад на Риоса, и тот забил. Крайний защитник Саша Юревич! На последних секундах матча! Здоровье колоссальное. Если Юревич играл слева, я знал, что на фланге у меня будет тишина. Команда соперника там ничего не сделает. Лучшее качество футболиста Юревича – разрушение. Он очень цепкий.

Я, когда заканчивал, какое-то время тренировался в компании с Сашей. Очень сложно было играть с Юревичем один в один. Хотя я и не любил мотаться. Играл за счет выбора позиции. В одно-два касания. Если я и встречался с защитником, то говорил себе: «Юра, ты – глупец! Ты что-то сделал неправильно!» Поэтому всегда старался принять мяч на максимальной скорости и уйти в свободную зону. Поймать меня было практически невозможно. Только если в штрафной. Но я сам на это шел :).

Александр Юревич: «Мужчины не плачут — не про меня»

Сергей Никифоренко

Позиция: полузащитник/нападающий

Наигрыш: 26 (12+9)

– Почему вы любили Никифоренко?

– Потому что он – умница. Я мог Сереге просто пальцем показать, и человек все понимал. Как правило, мы играли в два нападающих. Если требовалось перейти на пять хавов, чтобы завязать центр поля, не дать сопернику его быстро проходить, Сережа опускался в край. Достаточно было просто кивнуть, и Никифор все понимал. И не просто доигрывал эпизоды, а ситуации. Он меня читал. Очень умный футболист. Думаю, станет хорошим тренером.

Единственное… Тоже молчаливый. Интеллигент. А Солигорск таких не принимает. Солигорску нужны жесткие, простые ребята, которые могут и закинуть после игры вместе с болельщиками.

В принципе, я ко всем одинаково относился, но если и были у меня повышенные симпатии к Никифоренко, то обоснованные. 

Михаил Пацко

Позиция: полузащитник/нападающий

Наигрыш: 14 (1+1)

– Миша, Миша, Миша. Игрок для контратаки. А мы в 90 процентах случаев строили позиционную атаку. Контроль мяча был очень высоким за счет качества футболистов и хорошей функциональной готовности. Процентов 80 команд играли с нами в низкий прессинг. Мы забирали инициативу, соперники опускались в район штрафной. Миша был быстрым, но техники не хватало. Ему требовалось пространство. А где его найдешь при низком прессинге соперника? Нигде. Поэтому Пацко и не играл в стартовом составе.

Алексей Белоусов

Позиция: защитник

Наигрыш: 11 (0+1)

– Сломался у меня на глазах в Жодино. Я даже когда футболистом был, не видел, чтобы голеностоп так вывернуло в противоположную сторону… Ужас. Долго отходил от того момента.

С Леши начинался нынешний «Шахтер». В 2002-м мы шли на девятом месте после первого круга. Многие говорили про меня: «Что вы отдали команду этому сопляку?! Пора уже его убирать!» Болельщикам-то все равно было: есть деньги или нет. А в отсутствие финансов команда стала рассыпаться.

Многие говорили о моей отставке. Я понимал: надо срочно провести селекцию. Но дешевую. А тут минское «Динамо» очень захотело Андрея Милевского. Мы встретились с Юрием Чижом. Договорились, что в Солигорск взамен Мили поедет Белоусов. Зыгмантович был против. Но Чиж согласился. В придачу я забрал Серегина и Беспанского. Плюс выписал Слесарчука из Мозыря. После мениска выздоровел Тихончик. Команда сразу же заиграла в другой футбол. Во втором круге мы победили десять раз и впервые завоевали «бронзу» в истории клуба.

В общем, все начиналось с Белого и Мили. Обоим я очень благодарен. Прекрасные люди и хорошие футболисты.   

Алексей Белоусов: «Миллионами никогда не ворочал»

Андрей Леончик

Позиция: полузащитник

Наигрыш: 25 (0+5)

– Андрей Иванович Леончик.

– Это лучший опорник в стране… Хотя есть Лихтарович, который посильнее Леончика в созидании. Правда, Леончик посильнее Лихтаровича в разрушении... Плюс-минус – они одинаковые. Андрей – это лучший отбор в центральной зоне. И объем работы лучший.

Никогда не было ни по режиму вопросов, ни по самоотдаче, ни по выполнению установок. Единственное – нет у человека средней и длинной передач! Ну что ты будешь делать? Если бы были, он бы уехал еще 15 лет назад отсюда.

– Партнеры травили Леончика, мол, играет так: отобрал–отдал–закрылся.

– Да не! Умел он открываться! И забивать – тоже. Пять голевых в чемпионский год – это же показатель. Но Моуриньо говорит так: «Матч выигрывает та команда, которая делает больше подборов». В плане отбора и подбора Леончик – лучший в стране даже сейчас.

– Еще одна поговорка: «Леончик проведет в «Шахтере» столько времени, сколько клубом будет руководить Вергейчик».

– Ну, у нас жены дружат. Но дружба и служба – разные вещи. Я не способен на преференции. Да и зачем они Леончику? Вот последний пример. Андрей не играл перед финалом Кубка. А в матче с «Неманом» он так вышел на поле, как будто три месяца до того имел постоянную практику. Вот и все.

А то, что говорят… Это говорят непрофессионалы. Леончик – символ. Куда он отсюда денется. Он в Солигорск на полгода позже меня приехал. Он тут все, что можно, выиграл… Конечно, Андрей – символ солигорского футбола.

Александр Греньков

Позиция: полузащитник

Наигрыш: 26 (1+10)

– О, Греньков! Это ого-го. Если сравнивать с чемпионским «Динамо», то для «Шахтера» Греньков был словно Прокопенко или Пудышев. В плане созидания это почти идеальный футболист. И работоспособный, и умненький, и техничный. Может, маломощный, потому и не заиграл впоследствии на Украине. Но в моем понимании полузащитник почти идеальной комплектации. Предвидел игровую ситуацию, читал действия и соперников, и партнеров наперед.

– Молчун.

– Да, еще один. Глухонемой :). «Шахтер»-2005 – команда, которую невозможно было заставить говорить. Зато тренер у нее был многословный :). Разумный баланс. Все молчали, а я говорил. Я ж люблю это дело :).

Сергей Ковальчук

Позиция: защитник/полузащитник

Наигрыш: 13 (2+2)

– О, Серега! Серега – тоже молчун. Ну, иногда мог крикнуть. Ну, как крикнуть – пискнуть. Голос был своеобразный :). Но парень отличный. Очень высокого уровня футболист. Карьера у него не сложилась только из-за травм. А в остальном исполнитель, который мог сыграть на любой позиции, выполнив полностью тренерскую установку. Плюс штрафные бил. И не нарушал. Претензий ноль.

Виктор Борель

Позиция: нападающий

Наигрыш: 15 (2+0)

– Я уже тогда знал, что он будет тренером.

– Почему?

– Потому что Витя все знал :). Центральный нападающий, мог забить, умел таранить соперника, но атакующий качеств ему не хватало. Потому и проигрывал конкуренцию Клименко.

Парень порядочный. Справедливый очень. Детей очень любит. У него их трое. Постоянно бегали где-то рядом. Я все думал: «Что за беспризорники ходят?» А это Вити Бореля дети игрались :).

Борель всегда мог подойти, поговорить с тренером на равных, задать какие-то вопросы, высказать свое мнение. Интересный.

Виктор Борель: «В России получал в пять раз больше»

Вадим Ласовский

Позиция: защитник

Наигрыш: 14 (0+1)

– О! Батон! Батон хитер. Но тоже молчун. Очень ответственный парень. И порой эта ответственность не позволяла Вадику раскрыться и играть в тот футбол, в который он умел. У Батона скорость была отличная, работоспособность прекрасная. Хороший крайний защитник. Но любил спрятаться.

– Куда?

– Историю про телевизор знаешь?

Да.

– Ну вот :). Но Вадик – молодец. Не зря мы дали ему дубль тренировать. Человек трудолюбивый и терпеливый. Если не попадал в состав, я знал, что он жаловаться не будет.

– А почему «Батон»?

– Маленький, пухленький, вот и придумали кличку человеку. Он нормально реагировал. Коллектив тогда подобрался здоровый. Все было спокойно. Такого, чтобы кто-то подрался на тренировке… Ну, Паша Пласконный иногда мог.

Ой, ему нельзя было слова плохого сказать! Паше воспринимал это в штыки… Но мы совместили их с Толей Будаевым и пропустили только 14 мячей в чемпионате. За 26 матчей. Очень важный момент: это сейчас все играют восемь сзади, три впереди. А мы всегда играли в плюс один в нападении.

Когда владели мячом, то действовали таким образом, чтобы, пройдя среднюю линию соперника, оказаться в атаке в численном большинстве. Плюс один. У них четыре защитника. А у нас пять атакующих игроков.

Вадим Ласовский: «Не считаю себя костоломом»

Александр Соболь

Позиция: защитник

Наигрыш: 12 (2+0)

– Мы его брали как центрального защитника. Сделать Сашу крайним заставила жизнь. Умный парень. Что касается схем и тактики, мог рассказать об этом лучше любого тренера высшей лиги. Но Соболь – только разрушитель. Саше для игры в основном составе не хватало техники. Стали использовать его, когда сломался Белоусов.

Но Соболь здорово играл головой. На стандартах ставили его в центр вратарской, чтобы не было никаких проблем. Это зона истины. 78 процентов мячей после стандартов забивается оттуда.

– Сколько игроков играли по вратарской на стандартах?

– Четыре. На угловых мы всегда играли зонно. Две линии обороны. Четыре защитника. Три полузащитника. Три в подборе. В атаке я никого не оставлял. Полная штрафная людей. Мы за семь лет совсем мало пропустили со стандартов. Правда, и в контратаку не могли убежать. Меня за это часто критиковали. Но план был простой. Идет подача, отбиваемся, выводим мяч в аут, перестраиваемся и поджимаем соперника.   

Александр Соболь: «Оказалось, это был разрыв почки…»

Игорь Логвинов

Позиция: вратарь

Наигрыш: 26, 14 пропущенных мячей 

– Сложно оценить... В нашей штрафной мяч бывал очень редко. Игорь в 2005-м в основном пропускал с 30-ти или более метров.

С Пласконным они были самыми молодыми. Ходили и клеили мне жвачки на лобовое стекло. Я им потом пихал. Стою как-то, смотрю, идут, жуют. Логвинов взял – и жвачку мне на лобовое. Или Пласконный. Не помню, почти десять лет прошло. Я выхожу: «Ну, что, ребята? Легче стало? Стыдно стало». Главному тренеру на лобовое стекло жвачку! Так еще по центру, чтобы я увидел :).

– То есть вы считаете, что Логвинов стал лучшим вратарем чемпионата исключительно из-за статистики?

– Конечно. Молодой перспективный, но тогда еще совсем сырой вратарь.

Игорь Логвинов: «Шанталосов – хороший учитель»

Александр Новик

Позиция: полузащитник

Наигрыш: 15 (1+2)

– Новик – это первый любимец солигорской публики после Будаева. Саша – работяга. В плане работоспособности ему нет равных в нашей структуре и сегодня. Мне кажется, Новик, даже когда спит, крутит ногами воображаемый велосипед :). В игровые времена он постоянно был в запаре. Саша еще этот эпизод не закончил, а начинает думать о другом :). Ответственность.

Всегда очень волновался. Но в плане функциональных возможностей был самым сильным футболистом в составе. Если бы у Саши имелась школа… Я всегда говорил: «При наличии школы Новик стал бы единственным белорусским футболистом, который смог бы заиграть в высшей лиге Союза». Здоровье феноменальное. Он же никогда не останавливался. Он иногда сам не играл, но и сопернику не давал.

Когда у нас был хороший запас прочности, я любил выпустить Сашу левым хавом. Но обязательно к трибуне. Это ценный момент. Своего болельщики чувствуют. Желательно, чтобы играли местные. Понятно, Солигорск – стотысячный город. Если есть желание поддержать результат, надо приглашать исполнителей со стороны. Но когда в составе есть два-три человека вроде Новика или Будаева, болельщик совершенно по-другому переживает. Даже проигрыш может простить быстрее.

– Новик очень смешно спорил с одноклубниками.

– А Саша, бывает, так быстро говорит, что его не поймешь :). Но поспорить любил, когда расслаблялся.

– Когда пытался доказать, что в Бобруйске людей живет больше, чем в Бресте?

– Было такое :). Но вообще Саша мало говорил. О, еще один молчун!

– А кто больше всех говорил в той команде?

– Гончарик.

Артем Гончарик

Позиция: полузащитник/нападающий

Наигрыш: 21 (9+2)

– Неформальный лидер. В плане организации командных мероприятий просто лучший. Шустренький. Но обижался на меня. Ой, обижался, что я его все время в запасе держал. Правда, у него физиология средняя даже по белорусским меркам. Поэтому 90 минут в хорошем режиме Гончарик выдержать не мог. Но у него было уникальное качество – классный удар с игры. Сумасшедший.

По катящемуся мячу бил сильно и точно. Плюс все это происходило на скорости. Это очень помогало, особенно когда соперник уставал. Гончарик открывался в свободные зоны и использовал свои умения. Забивал много нужных мячей.

Но Артем хотел играть. Потому у нас и были недопонимания. Правда, я использовал его так, как считал нужным. Пихал Гончарику. У него был низкий порог терпимости. Не мог переломить себя. В отличие от Новика, который над порогом терпимости издевался.

– Гончарик был самым веселым игроком команды?

– Толя Будаев у нас был самым веселым :)! Его Анатолий Иванович Боговик называл «Толя-пианино». Будаев в Борисове когда-то работал грузчиком. Таскал музыкальные инструменты. Толя мог такое сказать, что команда взрывалась сразу. Правда, Толя сам подобного от себя не ожидал :). У него искренность шла от простоты. Будаев некоторые элементарные вещи так преподносил: «Василич, ну, неужели ты не можешь догадаться?» Все уже думать забыли, а до Толи только дошло. Начинал нам разжевывать, мы смеялись. Я старался Будаева на разборах не трогать. Толю было невозможно переубедить. 

Снова про оборону вспомнил. Мы играли в атакующий футбол и пропустили только 14 мячей. А когда ты играешь в атаке, тебя по-любому поймают сзади. Не знаю, насчет пропущенных, но мы поставили рекорд, когда оформили чемпионство, не проиграв ни одного матча. Уступили уже после. Минскому «Динамо».

Скандал был. Я про Ковеля наговорил. Но нам не дали победить. Мы лучше смотрелись. Мне хотелось войти в историю как тренер-чемпион, не проигравший ни одного матча... Пенальти не поставили, две красных не дали. Я себе говорил: «Юра, терпи». Но не выдержал. Терпения мне не хватает… Кульбакова потом дисквалифицировали условно. Его трижды отстраняли после матчей с участием моей команды.

Артем Гончарик: «Не обыграете БАТЭ, здесь и закопаем»

Александр Клименко

Позиция: нападающий

Наигрыш: 26 (14+2)

– О, это самородок! Тоже с низким порогом терпимости. Пользовался своим природным талантом. Но мы его заставили работать. Повысили уровень игрока. Много я в Сашу здоровья вложил. Клименко мог и режим нарушить. Но я не заострял на этом внимания, потому что был результат. Правда, давал понять: «Саша, ты сам себя гробишь».

Футболист, который бил с двух ног, который мог развернуть голеностоп чуть ли не на 180 градусов, который под любой мяч подстраивался. Да, головой не очень играл, но исполнял почти все. Из-за штрафной, щекой, с любой ноги. Плюс умный. Все понимал. Игру читал.

Мы сумели воспользоваться его талантом. А другие нет. Потом что? Ничего. Закончил рано… Что это? В моем понимании Саша должен был дорасти до уровня стабильного игрока сборной.

«Если бы не футбол, стал бы космонавтом». Александр Клименко и Михаил Мартинович подытожили свои карьеры игроков

Максим Гукайло

Позиция: защитник/полузащитник

Наигрыш: 10 (0+1)

– Приходите вы как-то к кому-то из игроков и говорите: «Вас бы двоих на пару бутс поменять!» – «Василич, так меняйте!» – «Так не дают!» Кому вы это говорили?

– А я не помню :). Много лет прошло. Если я вспомню, что мне говорили, так елки-палки… Раньше тренеры были более эрудированные. В этом плане я своим учителям уступаю. Каждый из них знал по сто анекдотов, двести стишков, и мог красиво это преподнести. Мне подобной литературности не хватает. 

– Кажется, вы говорили про бутсы Максиму Гукайло.

– Может быть :). А вообще Максим был очень полезным футболистом. Забивал решающие мячи. Его задачей было создание конкуренции в команде. Максим мог сыграть на любой позиции. И вроде, как говорится, корявка, скорости не было, пробить не мог, но игру понимал прекрасно. Образование динамовское. Хорошее.

Тоже, кстати, молчал. Все во время карьер молчали, а тут стали какие-то интервью давать. Читаю и удивляюсь :). В общем, Максим  – порядочный человек, интеллигентный, из воспитанной семьи.

Максим Гуйкало: «Сел за руль да вези»

Сергей Крот

Позиция: нападающий

Наигрыш: 8 (1+1)

– Высокий нападающий с хорошим прыжком. Я понимал, что на концовочку такой человек нужен. Подкинуть его в штрафную, чтобы создать там что-то. Приглашение Сергея преследовало такую цель: добить соперника в последние 10-15 минут за счет упрощения игры. Порой помогало.

В игре с «Динамо» Крот пошел в стык… Наложили потом 15 швов чуть выше колена. Мягкие ткани. Ему одного матча не хватало для золотой медали. Решил выпустить Серегу на поле в последнем туре. Просто постоять. С «Гомелем» играли. Нервный матч. Но я пошел Сереге навстречу. Если можешь сделать добро, сделай. Только не жди ничего в ответ. Сделал добро – надейся. Сделал зло – жди.

А чемпионами мы стали раньше. В Солигорске. «Торпедо» жодинское победили 4:0. Я очень волновался. Сказал играть «плюс один в оборону». В два опорника. Обычно один из них в зависимости от фланга, который мы вскрывали, подключался в атаку. Но в матче с Жодино я запретил это делать. Нужна была ничья.

Я вроде пытался держать ребят за вожжи, но игроки вырвали их из моих рук. В итоге показали сумасшедший футбол с красивейшими голами. 

Андрей Порываев

Позиция: защитник

Наигрыш: 3 (0+0)

Дмитрий Макар

Позиция: защитник/полузащитник

Наигрыш: 2 (0+0)

Леонид Лагун

Позиция: полузащитник

Наигрыш: 1 (0+0)

Леонид Лагун: «Хабаровск – что-то среднее между Россией и Китаем»

Хорошие ребята. После тренировок оставались работать. Молодцы. Да, были слабее игроков основного состава, но никогда не ленились. К тому же в «Шахтере» поблажек предоставлялось никогда. Если ты собираешься играть в атакующий футбол, нужно готовить команду в два раза серьезнее. Когда создаешь, энергии тратится больше. И если ты вдруг, утомившись, даешь паузу, соперник постарается этим воспользоваться. Поэтому я хотел исключить риск и готовил команду так, чтобы она 90 минут действовала в высочайшем темпе. Чтобы соперник даже не думал о контратаках.

Хорошая команда. Тот чемпионат гладко прошел. Не отвлекались на другие турниры. Тихо-спокойно все получилось.

Фото: fcshakhter.by

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья