Блог Heavy bald

«Батон, ты где? Аууу! Я тебя не вижу!» 14 лучших историй из 2014-го

Гармонь, бочка с квасом и королева Великобритании – Никита Мелкозеров вспоминает жирные хиты, которые услышал в прошлом году. 

О великом…

Юрий Цыгалко: «Думали, будто выросли в суперзвезд»

«Про сборную расскажу. Я был запасным, когда мы проиграли 0:5 австрийцам на выезде. После первого тайма уступаем 0:1. Эдуард Васильевич, надеюсь, не обидится, в перерыве пошел в ложу или куда-то туда. Спускается — а уже 0:2. Он подлетает к полю и кричит Тумиловичу: «Гена! Гена, как тебе не стыдно! Что ты делаешь?» Ну, а Гена психанул, может, подумал, что его обвиняют в сдаче матча, снимает перчатки и бежит к центру поля: «Все! Меняй меня». А Малофеев показывает ему фигу: «Во тебе! Стой, позорься до конца!» Получили третий, потом четвертый. Гена снова полетел к центру поля, сняв перчатки: «Меняй меня, я сказал!» — «Нет, стой, позорься до конца». Проиграли в итоге 0:5. В раздевалке атмосфера была не очень. Гена психовал. Эдуард Васильевич тоже не молчал».

О любви…

Александр Гурули: «Дом вашего президента очень большой. Наверное, ему там неудобно жить»

«Да-да-да! Прикольно получилось :). Пробыл во Львове две недели. Две недели всего! Не больше. Зашел как-то в магазин Adidas Original. Моя будущая жена там работала продавцом. Блин! Мне она сразу так понравилась! Сказал другу: «Смотри!» – «И что?» – «Она будет моей женой!» Я тебе отвечаю, я каждый день ходил в этот магазин! Я купил себе все кроссовки, которые были в этом магазине! Розовые! Голубые! Фиолетовые! Мне пофиг было: какая модель. Нравится она мне или нет. В конце я уже не знал, что покупать! Носки, трусы – весь магазин себе купил :)!

Когда познакомились, тяжело было. Потому что я вообще не знал русского языка. Мог сказать только «да» или «нет». Мычал что-то, руками махал, по-английски пытался говорить. Помню, я ей говорю: «Let’s go! Coca-Cola! Chai!» Она стоит, не понимает. Какой chai, какая Coca-Cola? А я что, я не знал, как в Украине девушек на свидание приглашают, я по-европейски еще слова затягиваю: «Let’s go! Coca-Cola! Cofeeee» :). Акцент французский, звучало, наверное, вообще ужасно. Она смотрит на меня, типа: «Что он хочет вообще? Малыш, иди отсюда». Но все сложилось нормально».

О загранице…

Александр Глеб: «Настя Косенкова классная. Удивительный, добрый человек»

«Нормально было. Мне очень запомнился тот наш визит. Королева болеет за «Арсенал». Пригласили к себе во дворец. Нас всех настроили. Сказали: «Обязательно быть в костюмах и галстуках». А я последний раз галстук носил... Очень давно. Даже не знаю, насколько давно.

Не, не когда пионером был. В пионеры я не захотел идти. А в октябрята меня за плохое поведение не приняли :). В общем, пошел я искать галстук. Времени купить не было. Поднялся на второй этаж комплекса, в котором мы жили. Пришел к Юнгбергу. Говорю: «Фредди, есть галстук?» Оказалось, есть. Поехали во дворец. Все красивые такие. Уселись в клубный автобус. На входе сдали паспорта. Нам устроили экскурсию. Красота, конечно, неописуемая. Прямо чувствуется история и уважение к ней, богатство, достоинство. Нам показали все залы. У нас рты пооткрывались от восхищения. Помню, нам еще показали тайный ход в покои королевы. Мужчина, который нас водил, нашел какую-то кнопку над зеркалом – оно отодвинулось, показался коридор. Только нас туда не пустили :).

Потом пошли знакомиться. Выстроились все в линию. Анри подошел к королеве, они чуть поговорили. И потом Тьерри стал представлять королеве каждого из игроков. Она руки нам жала. Помню, как ко мне подошла. Знаешь, у нее такая энергетика. Даже возникало ощущение, будто она светится. Или это я переволновался так? В общем, Анри представляет меня: «Вот Алекс. Он из Беларуси». Возле предыдущих ребят королева особо не задерживалась. А возле меня дала паузу. Почему-то ей стало интересно. Все пацаны на меня стали смотреть вопросительно типа: «Алекс, что происходит?» Она рассказала о том, как была в нашем посольстве. Я толком не понял. А вообще не знаю, почему ее так Беларусь заинтересовала :)».

О провинции…

Егор Семенов: «Два года не могу отдать Филипенко 250 долларов. Пусть он не обижается»

«На 8 марта игрокам дали выходной. Игорек Герман уезжал домой на электричке. Время поджимало. Он билет не успевал купить. А женщина из кассы была занята – по телефону разговаривала. Герман стал на нее кричать: «Чего вы разговариваете?! Продайте мне билет, а то я домой не успею!» – «Не кричите, молодой человек, я сейчас милицию вызову». Стали ругаться. Женщина вызвала милицию.

А с Игорьком ехал легендарный Дима Абазин. Он говорит: «Пойдем отсюда, чтобы не было проблем». А Герман: «Нет, давай дождемся!» В итоге приехала милиция. Женщина показала на Германа. Его повезли в участок. Это все в Сморгони происходило. Игорь и там зарубился с милиционерами. Оставили они его отдыхать в отделении на сутки. Герман принялся кричать на какого-то майора. Майор позвал его к себе. Говорит: «Ладно. Чтобы не мурыжить тебя в праздник, даю право на один телефонный звонок. Выбирай кому». Герман думал, кому звонить. Либо директору «Сморгони» Юргелю. Либо главному тренеру Батюто. Игорек решил, что директору звонить опасно. Набрал номер тренера.

Майор звонит Батюто. Говорит: «Здравствуйте, ваш подопечный Игорь Герман у нас на сутках. Его отпустить под вашу ответственность?» А Батюто: «Кто? Герман? А не, этот пускай посидит» :). До девятого числа Игорек сидел в участке».

О флешмобе…

Валерий Фомичев: «Чиж мне денег должен. Я ему стадион построил»

«Играем. А на трибуне возле моих ворот сидят мостовские кузьмичи. Ну, им надо себя как-то развлечь: «Ты, #ля, шпала рыжая!» И в том же духе. Очень жестоко. Я такого раньше не слышал. Один начал – человек 30 подхватили. Стою, молчу, злюсь. Закончился первый тайм. Начался второй. А эти продолжают – кричат через все поле.

Мы всех в лиге несли по 5:0. А эти больше одного не пропускают и еще прессингуют. Жара, команда возрастная, наши пацаны уже не бегут. Я время тяну, как могу. Эмоции. А кузьмичи подливают. И тут мы на 90-й минуте забили. Радость огромнейшая. И вот тогда у меня башню сорвало… Попер через все поле. Бегу и изображаю автоматчика. Ту-ду-ду-ду-ду-дух – типа стреляю в кузьмичей из автомата. Потом достал гранату. Бросил в них. Сделал кувырок, присел на колено, прицелился, взял автомат на плечо – ту-ду-ду-ду-ду-дух. А там прикинь, человек 30 этих кузьмичей. Смотрят и вообще ни хрена не понимают. А у меня кураж. Рядом с кузьмой Клим и Сыр. Оба в шоке. В жизни такого не видели. Но я уже показываю снайпера. Ложусь на живот. Достаю орудие, стреляю :). Потом еще из базуки пару зарядов пустил…

Болельщики Мостов сперва офигели, потом отошли. Кто-то хлопать стал, кто-то кричать: «Долб##б». Руслан Кондрашук подлетает, за шманты меня берет: «Малы, ты что, больной?! Мы ж не уедем отсюда! Что ты, #ля, творишь!» А мы на машинах приехали. Они как раз за трибуной стояли… В общем, меня чуть успокоили. Как–то мы уехали».

О смешении культур...

Вячеслав Глеб: «Один китаец стоит на лестнице, стену долбит. Я его с этой лестницы сбросил»

«Когда перебрался в МТЗ-РИПО к Юрию Пунтусу, старался привить команде некоторые немецкие штуки. В Германии на заезде нам разрешалось выпить один-два бокала пива накануне матча. Я стал объяснять Юрию Иосифовичу: «Это помогает заснуть». Он согласился. Организовали шашлыки, сделали по паре пива. Но у нас же менталитет такой: где одно пиво, там и еще. Хотя пьяных я не видел. В общем, мы играли с не самой сильной командой. Уступили… Юрий Иосифович потом подошел ко мне. Так спокойно-спокойно сказал: «Пошел ты на х##, Слава, со своей Германией. Чтобы больше твоих немецких штучек я не видел» :). Вот так».

О заре...

Олег Страханович: «На стройрынке в Уручье столько бывших футболистов, что можно заявлять команду во вторую лигу»

«1999 год, наверное. Сходили мы с ребятами в клуб. Повеселились. Идем домой. Часов пять утра. У нас тогда такой Андрей Ашихмин играл. Вратарь. Нас четверо. Возвращаемся. Смотрим, бочка с квасом. Ну, такая, желтая, на колесах. Такие летом выгоняют на улицу к магазинам. Один наш говорит: «Есть идея. У нас дома банки. Давайте пикой пробьем эту бочку и наберем кваса». Разделились. Два товарища отправились домой за инструментом. А мы с Ашихминым остались.

А Андрюха, когда навеселе, заводной. Плюс еще и вратарь :). Говорит: «Олег, а чего нам их ждать? Давай подкатим эту бочку прямо к подъезду». – «Ты че?! Какой подъезд?!» – «Да ладно. Все спокойно. Я договорюсь». Я так и не понял, с кем он собирался договариваться :).

В общем, картина. Город-герой Брест. Пять утра. Мы с Ашихминым тянем бочку кваса к своему подъезду. Думаю себе, ну, сейчас точно что-то будет. И вправду. Вижу, бабки повылазили из окон. Смотрят на нас с интересом. Наши товарищи на балконе показались с банками. Тут милиция подъезжает: «Е-мое, куда вы эту бочку катите?! Верните ее обратно!» По-любому бабки нас сдали :). А пацаны наши решили переждать, как увидели милицию. 19 лет. Веселье».

О прекрасном...

Никита Букаткин: «Отключился, вижу длинный белый тоннель — и тишина»

«Разбор игры. Вадик играл правого защитника. У Ласовского прозвище, кстати, Батон. Он зону не закрыл. Пошел разворот с другого фланга. Мяч должен был перенаправляться на правый край под врывание защитника. А Вадик задержался на своей половине. Зона пустая. Юрий Василич стал ругаться. Стоит и стучит по телевизору сбоку, как будто бы Ласовский где-то внутри коробки потерялся: «Ваааадик, ты где?» Потом наклонил этот ящик, потряс: «Батон, ты где? Аууу! Я тебя не вижу!» Затем Юрий Васильевич отвернулся, а на экране появился Ласовский :)».

О терпении...

Юрий Вергейчик: «Логвинов с Пласконным ходили и клеили мне жвачки на лобовое стекло»

«Проиграли мы какой-то матч. Или вничью закончили. Приходим на «Динамо». У нас тренировка восстановительного характера и разбор. А вся команда знала: если проиграли, разбор начинается с Вергейчика и Вергейчиком заканчивается. Особой любовью меня Иван Григорьевич любил. Серега Штанюк подходит: «Юра, я тебя очень прошу, у меня тут два билета в кино. С девушкой пойдем». – «Серега, я тебе обещаю, не больше 40 минут». – «Ох, Юра! Если 40, так это слава Богу. Там еще пару часов до сеанса, я три раза успею!»

Ну, все. Начинается разбор. Начинается с меня. Я молчу. Щекин прошелся по кругу. Вернулся ко мне. Я молчу. Но когда он в третий раз за меня взялся… Вот тут-то я и не выдержал… Часа четыре разбор шел. Закончилось все так. Штанюк встал, кинул бутсы о пол, достал из кармана билеты, проклял кинотеатр и крикнул: «Спасибо, Юрий!» :)».

О былом...

Виталий Володенков: «Отказался перейти в «Спартак». Наверное, Чиж мне этого не забыл»

«Во времена Щекина поехали в Голландию на сборы. С нами Хвастович. Отработали всю программу. Собрались назад. На автобусе. В то время Сергея Широкого заприметила какая-то европейская команда. Его должны были встретить по пути.

А в автобусе пары кресел повернуты друг к другу. Стол между ними. Сидели по четыре человека. Часа не проехали, а мы уже столько убрали пойла, что как-то резко напились. Сборы-то закончились. Расслабились.

Остановились. Вышли подышать. Хацкевич мне: «Малый, Хвастовича нет?» – «В двух метрах от нас стоит». Саня берет сигарету, закуривает. «Саня, – говорю. – Ты чего?!» – «Малый, упокойся, да он меня не видит». Понятное дело, Хвастович увидел. Штрафа нам всем тогда ввалили ого-го. Но никто не расстроился. Есть зато что вспомнить.

Тогда Хвастович запаниковал: «Е# твою мать, как сейчас за ним приедут люди!» И давай возить нас по городу. Серегу проветривать. Потом смотрим – Серый чуть очунял, посвежел. Ему говорят: «Выходи. Сейчас за тобой люди приедут». А Валик Белькевич – заботливый – протягивает ему полстакана: «На, вот тебе на посошок, чтобы игралось хорошо» :). Серый – брык, выпил, пошел ждать.

Через два дня в Стайках открывается дверь. На пороге – Серый Широкий. Не попал он к своим купцам. Мы Серегу высадили возле кафе. В итоге у него украли куртку и сумку. Проснулся Серега на вокзале. В общем, чуть домой доехал. А мы-то думали: «Серый, дай Бог ему здоровья, уже в Европе карьеру строит». А тут дверь открывается – «Здрасьте» :)».

Об искусстве...

Федор Черных: «Из «Жигулей» выходит Вова Юрченко. С ним два охранника и гармонист»

«Сразу вспоминается мой 22-й день рождения. Ничего необычного. Просто шашлыки жарили на базе. Я Володьку Юрченко позвал. Он говорит: «Какие вопросы? Конечно, приеду». Потом звонит: «Можно, я не один приеду?» – «А с кем?» – «С братьями». – «Давай».

Приезжает в итоге Володька. Машина выдающаяся. Не «Москвич», кажется, «Жигуль», вроде. Один только возраст автомобиля вызывает уважение. Диски такие прикольные, запоминающиеся. Стекла тонированные.

Мы-то все в спортивном. А Вовка из «Жигуля» вылезает в рубахе с расстегнутым воротом, штанах богатых, туфлях. «Вова, – говорю, – а братья где?» – «Сейчас-сейчас». Выходят трое. Два телохранителя. Мы их так называли, потому что ребята молчали весь вечер. И один, которого они охраняли, – гармонист. Картина, в общем. Один играет на гармони, Володька поет и еще двое их всех охраняют :). Очень здорово веселились: «Володя, что, гармонь золотая? Может, мы чего не знаем? :)» Реально хороший праздник получился. У цыган шикарные голоса. Если бы Вову с родственниками заявить в какой-нибудь «Голос Беларуси», они, сто процентов, выиграют. Пели в тот вечер все, что просили. Мы реально кайфовали».

О миноре...

«Уровень хреновенький, зато пузо не растет». Чем живет вторая лига

«Вратарь еще у нас хороший. В Баранках играли. Первый тайм 0:0. В конце нам точку забили. 0:1, но в целом хорошо смотрелись. Выходи на второй тайм, забивай, сравнивай счет и побеждай. Нормально, в общем, все было. Ничто не предвещало какой-то ерунды. Начало второго тайма. Баранки атакуют. Мы отбились. Наш вратарь зафиксировал мяч. Я около центральной линии. Прошу, чтобы он выбил мне. Думаю, может, зацеплюсь, в атаку убегу. Но вратарю нашему что-то сказал нападающий соперника. Все, блин! Голкипер показывает мне рукой, типа, Юрка, погоди, сча – и идет разбираться с нападом. Мяч по-прежнему в руках. В итоге доразбирался до того, что то ли толкнул соперника, то ли дал ему поджопник. Судья, в общем, долго не думал. Сразу же – свисточек и точка… А я все стою в центре поля, передачи, блин, жду. Как пеналюсик назначили, так только и смог, что схватиться за голову. Потом снова пять глотнули».

О празднике...

Роман Астапенко: «Я по-доброму троллил одноклубников. Но только не Черника. Боялся, не поймет»

«Байда меня однажды с днем рождения поздравил. Никогда не забуду. На сборах сидели. 10 марта. Анатолий Николаевич подходит такой и говорит: «Ромик, с днем рождения». Думаю: «Приятно, блин, такой человек поздравляет». «Сколько тебе?» – продолжает Байдачный. – «Ну, 27». – «О, мля, меня в 27 такой же долбо##, как ты, сломал». И ушел… И все на этом. На  тренировку пошли. Я потом сидел в шоке и думал: «Лучше бы вы, Николаич, меня не поздравляли». Видишь, а я, дурачок, надеялся на пару хороших слов :)».

О шедевре...

«Одиннадцать лет ты занимался онанизмом. Сейчас я научу тебя играть». Байки Максима Гукайло

«Вот тебе шедевр. Приходим после выходных. А Макава из дому всегда возвращался какой-то черный, нездорового цвета, и слегка помятый. Вергейчик ему все говорил: «Макава, ты что, пьешь?» – «Да не, Василич». И вот приходит однажды Косой. Говорит: «Сейчас такую историю вам расскажу, вы охренеете». Все сидят, думают: «Что уже случилось?»

И Вергейчик начинает: «Прихожу домой…» Все расслабились: «Слава Богу, про себя рассказывает, нам не достанется». Василич продолжает: «Прихожу домой. Сидит моя. С подружкой. Винцо попивают. Ну, привет-привет. И вот подружка говорит мне: «Юра, у тебя Макась играет?» – «Какой Макась? Нету у меня никакого Макася». – «Ну, Виталя Макавчик играет?» – «А Макава, да, играет». – «А мы с ним рядом живем». Ну, ладно. И тут я спросил в шутку: «Слушай, а он пьет?» Она такая: «Нет. Не пьет…»

Из-за столба, где сидел Макава послышался облегченный выдох. Но Юрий Василич – молодец. Гроссмейстерски выдержал паузу, а потом продолжил: «Говорит она мне: «Юра, он не пьет… Он БУ-ХА-ЕТ!» Блин, все попадали. Вот просто все :)».

Фото: Эдуард Белемук, Надежда Бужан, Иван Уральский, Юлия Чепа

Автор

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.