Блог Heavy bald

«Димон, а Димон, дай вилы!» Самый звездный любительский клуб Беларуси

Никита Мелкозеров – о команде «Запад-3», в которой весело проводят время Маковский, Молош, Сащеко, Сулима и Ковалевич.

Заявка нашей команды – это не тупо список игроков, это красота, это Джина Лоллобриджида любительского футбола. В ростере есть фамилии лучшего футболиста Беларуси 1996 года, победителя ЧБ-2005 и участника молодежного Евро. Всего примерно человек 30. Правда, этот представительский Китай может собраться вместе разве что на награждении. В дни туров предводитель нашей спортивной организации Станислав Савицкий обычно приближается к границе инфаркта на максимальное расстояние, садится на трубку и нервно начинает набирать опаздывающих, абы только собрался состав. В итоге получается человек 14-15. Нормально.

Последним обычно приезжает Максим Гукайло. Но приезжает всегда. За три года в команде Гука почти ничего не пропустил. Рядом идет младший из сыновей и держит мяч. Руки Максима обычно занимает какая-то игровая обувь. Либо черные копочки Adidas (кеды с подошвой, усеянной мелкими мягкими шипами), либо бордовые бутсы Mizuno. Глядя на копочки, Максим обычно говорит: «Это из Солигорска… Может, еще со времен Юрий Васильевича Вергейчика». Глядя на бутсы, добавляет: «А это от моего черного брата Саши Алумоны. У него же лапа здоровенная. Поэтому мне как раз. А ему че-то не подошли. Вот он сделал мне подарок… За 80 баксов. Хочешь, за 70 отдам?» Я традиционно отказываюсь.

Как и во время профессиональной карьеры, нынешний таксист Гукайло играет в «Западе» почти везде. Выступая центральным защитником, порой начинает проверять нападающих между ног. Я один раз видел это в пяти метрах от себя и чуть не поседел. Исполняя правого защитника, может увлечься атакой, а потом, запоздало вернувшись, широко улыбнуться и сказать: «Ну, чего ты нервничаешь? Вас же тут трое осталось. А мне там веселее».

«Одиннадцать лет ты занимался онанизмом. Сейчас я научу тебя играть». Байки Максима Гукайло

Все называют Максима «Кит». Это прозвище со времен Солигорска. Откуда оно взялось, не знает никто. Мне же Гукайло напоминает самого тощего и умного казака из серии советских мультиков. Усов только не хватает.

Иногда во время разминки на Гуку нападает лирическое настроение и он начинает вспоминать свой футбол. «Мы как-то летели из Турции. Так летели, что нам Юрий Василич еще лет пять потом вспоминал. Приземлились в Москве. Запаковались в автобус. Отправились на вокзал. Там дождались поезда и двинули в Минск. В тренерском купе ехали Леша Вергеенко, Анатолий Иванович Боговик и дядька, который вратарями занимался. И чего-то последнему хреново спалось в дороге. Все ворочался, бубнел что-то. А потом вдруг отчетливо так произнес: «Вышли!» Ну, вратари так говорят, когда мяч в поле выносят. И что ты думаешь? Спящий Боговик поднялся, оделся и уже начал дверь открывать, когда Леша Вергеенко его развернул и разбудил. После Иваныча спросили: «А чего вы?» Он ответил: «Так сказали «вышли», я и вышел».

Однажды мы после какой-то игры пошли с Максом Гукайло и Юрой Сыроквашко в баню, из которой я после выползал от смеха. Мышцы брюшного пресса находились в постоянном напряжении. Юра – теперь тоже таксист. Его карьера начиналась в дубле БАТЭ, которым руководил Игорь Криушенко, прошла в первой-второй лигах и, строго говоря, пока не закончилась. Сыр выступает в «Луче».

«Уровень хреновенький, зато пузо не растет». Чем живет вторая лига

Юра может стать вашим лучшим другом минуты за три примерно. Коммуникабельность этого человека достигает верховного уровня. В друзьях у Сыроквашко в основном вратари – Сергей Веремко, Валерий Фомичев и Андрей Климович. Последнего Сыр называет Вороном. Если спросить, почему, последует ответ: «Посмотри, какой у него нос! Это не нос, это клюв. Вот поэтому Ворон!» Когда кто-то из его друзей пропускает не самый обязательный мяч, Юра обычно хватается за голову и говорит: «Во, у меня товарищ… Не вратарь, а мухолов». Жестких защитников Сыр называет «дровосеками».

Любимая позиция Сыра на поле – это пятачок на чужой половине поля в двух метрах от скамейки запасных и центральной линии. Такое чувство, Юрок постоянно тусуется там и разговаривает с ребятами, которые находятся на лавке. За матч Сыроквашко может не реализовать штук пять верняков, поругаться со своими и чужими, получить дисциплинарную карточку и раз девять попасть в офсайд. Правда, после вы залезете в протокол и увидите, что этот невозможный человек забил два и отдал три. В такие моменты Сыр начинает откровенно ржать и говорит: «Ну что, морячки, какие вопросы? И вообще, сдавайте по полтосу». Да, в «Западе» Юра исполняет инсайда-бухгалтера и занимается сбором средств за оплату полей. Должников душит немилосердно. С такой принципиальностью работать только министром финансов. После каждого матча Юра оглашает: «Так, индейцы, в общаке два миллиона». – «Может, между кругами на шашлыки съездим?» – «Не, за два миллиона вы у меня максимум за город выберетесь по нынешним тарифам – все равно придется скидываться :)».

Естественно, Сыроквашко готов делиться горбылями денно и нощно: «Был у меня товарищ, в «Днепре» у Стрельцова играл. Так зачудил ночью. Пришел на утреннюю тренировку совсем больной. Но, советская школа, отработал по-честному, не светанулся вообще никак. После Стрела говорит: «Минут 15 можете делать, что хотите. С 16-ти побейте, потянитесь». Ну, мой товарищ сел у штанги и стал смотреть, как ребята бегают по полю. И в итоге закемарил. Прикинь, тренировка, а чудак голову повесил и храпака дает :). Правда, вроде никто не заметил. Вот это уровень».

После общения с Юрой, конечно, надо три дня читать классическую литературу, чтобы вернуть свою правильную речь и перестать называть девушек «чудачками». Он может ругаться совершенно зря и обозвать тебя «батраком», но обижаться все равно не получается. Потому что Сыроквашко искренний. Вообще без какого-то там двойного дна. Говорит, что думает, и живет с открытой душой. Недавно Юра зацепился в конце игры с каким-то защитником и позвал того на разы. Защитник трухнул и после матча отказался от разборки. Через три дня Юрок сказал: «Все, ребятушеньки, я остыл. Да, я повел себя неправильно... Все-таки надо было вточить тому уроду, а я его, суку, отпустил». Когда-то Юра был женат на Галине Шишковой, но ничего нам про это не рассказывает. По такому поводу Владимир Михайлович Маковский называет Сыроквашко «любителем белорусской эстрады».

Сыр не обижается. На Михалыча вообще никто не обижается. Он в «Западе» считается мудрым сенсеем, таким Чингачгуком нашего индейского племени. Когда в Viber начинается обсуждение сроков матча, Маковский коротко пишет: «Давайте спросим у нашей тройки нападения, когда им удобнее». Тройку представляет Денис Сащеко: «Думаю, в понедельник, а то на выходных трудно всех собрать». – «Соглашусь», – итожит Михалыч, после чего все обсуждения заканчиваются. 

До знакомства с Маковским я сделал штук, может, семь интервью, в которых собеседники расхваливали его человечность. Честно, казалось, что это просто результат авторитета Михалыча. Мол, люди рады знакомству с легендарным футболистом, вот и не могут успокоить свой энтузиазм. Но после я присоединился к ним. То была, наверное, третья игра Маковского за «Запад». Во время сбора он сам подошел ко мне, обнял и тепло спросил: «Ну что, Никитос, как дела?» – «Нормально, Михалыч, спасибо». – «Читал, что ты там написал, молодец». И так все искренне, участливо и душевно, с абсолютно обволакивающей атмосферой. Большой доброты человек. Теперь понятно, почему тот же Сыроквашно, с которым они играли в «Городее», если кто-то бычит на Маковского, делает рывок через все поле, чтобы чинить разборки.

Владимир Маковский: «Если кому-то удобно считать меня алкашом, пусть считает»

Плюс Маковский, в принципе, изменил мое представление о передаче в одно касание. С его появлением в команде я впервые увидел точную диагональ, сделанную на метров 50 без обработки мяча. Фантастическое зрелище. Ну, и работа корпусом. Михалыч так умеет его поставить, что не подберешься. При этом обрабатывает грудью мяч, пущенный с абсолютно любой силой.

Помню, как-то я полетел на розыгрыш стандарта без голоса. Выпрыгнул из-за спины Маковского, сыграл ребром и направил мяч куда-то не туда. Михалыч посмотрел на меня расстроено какое-то время, а после сказал: «Блин, Никита, в следующий раз бери транспарант с надписью «Я», когда идешь на розыгрыш. Или включай голос!»

Вообще, надо отметить советскую школу. Наши ветеранистые ветераны очень круто обучены. Это видно и по качеству отбора, и по точности и сложности исполняемых передач, и по тактическим моментам, и по функциональной готовности. Земляк Маковского – Андрей Милевский, – который ответствует в «Западе» за левую бровку, в свои почти 40 справляется с необходимостью закрывать столь энергозатратную зону. А еще бывший сборник любит вспоминать Ивана Григорьевича Щекина: «Вот, Никитос, ты послушай, какой умнейший был человек. Если с ним кто-то начинал пререкаться, сперва сдерживался, а после взрывался: «Слушай, пока ты шел туда, я уже возвращался обратно!» Классная же фраза. Глубокая. Или еще. Когда на тренировке мы порой били с 16-ти и все летело мимо, Иван Григорьевич разводил руки и говорил: «Ну, не растет бамбук в Тамбове – поливай, не поливай».

Милевский и Маковский знакомы с молодечненского детства. Перед первым матчем Владимира Михалыча за «Запад» Андрей тепло поприветствовал старого друга: «Я же говорил, что мы еще сыграем с тобой в одной команде». До того Милевский и Маковский совместно выступали за азербайджанский «Интер». В какой-то из дней братья решили повеселиться и разыграть земляка. Когда Андрей пришел в свой номер на базе, его радостным блеянием встретил самый настоящий баран, украшенный подарочной лентой. Говорят, когда братья везли животное в такси, случайным встречным было очень весело.

«В подкат мог пойти головой». Андрей Милевский вспоминает карьерв

У Владимира Михайловича есть еще одна азербайджанская история. Про другого своего нынешнего одноклубника – Игоря Ковалевича. Игорь Николаевич присоединился к «Западу» совсем недавно. В Азербайджане Ковалевич играл за «Хазар» из Ленкорани. Команда встречалась с «Интером» и держалась до последних минут, на которых все-таки случился гол Маковского. Боссы «Хазара» обещали своим игрокам солидные бонусы в случае любого итога, кроме поражения, потому после матча Владимир Михайлович обнаружил Игоря Николаевича в весьма расстроенном состоянии. Ковалевич лежал лицом в газон. А когда Маковский захотел пожать ему руку, перевернулся весь потный с травинкой на щеке и на выдохе произнес: «Блин, Вовка, за что? За что ты меня лишил таких премиальных?» Оба тренера сильно смеются, когда вспоминают тот случай.

Сейчас Игорь Николаевич уже не особо бежит. Но школа (конечно же, советская) дает о себе знать. Во время своего тайма тренер молодежной сборной справляется со всеми задачами за счет выбора позиции и опыта. Плюс помогает смертельный подкат. Со стороны напоминает что-то из кикбоксинга и заставляет обращаться к небесам. Лично я каждый раз молюсь за здоровье нападающих. Потому как Игорь Николаевич действительно никого не жалеет. Во время второго матча за «Запад» Ковалевич пошел в такой подкат, что после на газоне осталось два игрока из чужой команды и один из своей. Игорь Николаевич посмотрел на последствия, поправил прическу и потрусил заполнять позицию, приговаривая хриплым голосом: «Нормально-нормально».  

В игровую бытность Ковалевич как-то приехал в Молодечно в составе «Немана». Местную команду тренировал Людас Румбутис. Молодой оппонент Игоря Николаевича на скорости несколько раз пронесся мимо и стал куражиться. Ковалевич терпел до определенного момента, но после крикнул рядом стоящему Румбутису: «Ионыч!» – «Что, Игорек?» – «Если этот малой хотя бы еще раз позволит себе что-то подобное, я его вынесу прямо к тебе в кибитку!» – «Игорек, ну а что он сделал? Это же футбол…» – «Я тебя предупредил, думай сам…» Тут же над полем разнесся командный голос с прибалтийским акцентом: «Так, ребята, поменяйтесь флангами». Добрый Румбутис сохранил своему игроку физическое и психическое здоровье.

Как-то наш правый защитник полез в обводку перед своими воротами и привез гол. Отыгравший большую часть карьеры на этой позиции Ковалевич после матча прокомментировал случившееся: «Гена, если ты играешь крайним, то какой может быть дриблинг у своих ворот?! Не видишь адресата, дай диагональ подальше, закрой глаза и беги, как угорелый, закрывать зону». Больше наши крайки не привозят. Кстати, Ковалевич – человек с очень теплой аурой. Проникаешься очень быстро. Когда общаешься с ним или обсуждаешь только-только закончившийся матч, понимаешь, почему игроки «Нафтана» бились за него в условиях отсутствующих выплат и завоевали два Кубка.

«Я помню, как Кова сидел перед матчами, точил бутсы и спрашивал: «Ребята, кто там у меня на фланге будет играть?» – весело смеется еще один игрок «Запада» Александр Сулима. Александр Ричардович – абсолютно спокойный человек. Говорит мало, по делу, и только короткой улыбкой разделяет общее веселье. Изредка любит стебать «Трибуну». «Говорят, Гончаренко может перейти в «Спартак», – вылетает чья-то реплика. – «Ну, да, – отвечает Сулима. – Я читал на «Трибуне». Новость находится рядом с очередной девушкой дня. Кто там сегодня, волейболистки?» Вообще же, Александр Ричардович – классный. Благодаря ему я впервые увидел, как вратарь может не тупо выбивать мяч с руки, а делать точную передачу в зону, которая выводит нападающего один в один. И еще Сулима вежливый. Если после сейва подсказать ему: «Ричардович, есть справа, отдавай», он обязательно поблагодарит за поиск адресата для начала атаки.

В «Западе» играет и еще один бывший одноклубник Сулимы – Дмитрий Молош. Дима оказался очень компанейским парнем. Ему хватило пары минут, чтобы приглядеться к новому коллективу и почувствовать себя комфортно. На третьей минуте Молош стал рассказывать: «У меня дом был возле клуба. А ты представляешь, что такое хата у сельской дискотеки? Это постоянные драки. Помню, пацаны стучались ко мне в окно постоянно: «Димон, а Димон, дай вилы!» А иногда топор просили. Деревенская специфика, ничего не поделаешь». У нас Молош переквалифицировался из левого защитника в опорника. Поиграв с Димой, я понял, почему Умару Бангура называл его «маленьким монстром».

Умару Бангура: «Если вы увидите всю мою обувь, то подумаете, что я ненормальный»

Игра не отпускает Молоша ни во время матча, ни после. Обычно он еще минут 20 переживает случившееся в раздевалке. Честно, любой другой, в принципе, мог бы тупо забить. А Мол реально переживает. После одного поражения Дима ходил по раздевалке и рассуждал: «Ну, чего ж мы, дураки, вперед полетели, а? Там же все молодые, бегут, как лоси. Тем более на таком уровне людям здоровья на весь матч не хватает. Надо играть от оборонки. Спокойно, сзади, потерпеть, а потом разжиматься». В принципе, так мы теперь и играем, в созерцательный футбол. При этом Молош почти не пихает, предпочитая детализированный подсказ.

Его партнер по молодежной сборной Юрия Пунтуса – Денис Сащеко – предпочитает молчать. Внутри у Дениса полный дзен. Я ему завидую и хочу научиться так же копить энергию. Сащ в форме. В просто зверской форме. Людей, настолько превосходящих общий любительский уровень, в лиге нет. В свои 33 Денис носится, как Bugatti Veyron 16.4 Super Sport. Если на спине у Сащеко три защитника, мы кричим, что он один. Первого опекуна Деня прокидывает мимо подсечкой внешней стороны стопы, двух других просто оббегает. Мы кричим Сащу сзади, только если на спине у него человек пять. Впечатляет. Каждый раз, когда Ден раздевает кого-то на фланге, я благодарю небеса за то, что играю с ним в одной команде. Почему Денис не востребован сейчас хотя бы в первой лиге, лично мне решительно непонятно. Хотя ему, кажется, фиолетово. Сащеко нашел себя в послефутбольной жизни.

Кстати, один раз он все-таки взорвался. И то умеренно. После матча стал пихать нам за игру в обороне: «Вот я ни хрена не понимаю, чего вы там телевизор смотрите. Чего у вас один нападающий, а вы его вчетвером держите? Чего вы ему даете разворачиваться? Пунтус за такое штрафовал. На разборах увидит и – оп на паузу – штраф. Плотнее вы играйте. Поджимайте. Не оставляйте разрывов между линиями».

Самый актуальный для нашей команды маневр в последнее время – это открывание Сащеко в бровку под дигональ от Якова Залевского. Яша родился в России, играл в Молдавии, Украине и Беларуси, а после завершения карьеры остался. Теперь заведует магазином одежды Nike на Кунцевщине. Залевский грациозен в роли зачинателя атак. Принимает мяч, гордо поднимает черные глаза, видит Сащеко, и дает ему точную диагональ прямо в ноги. Причем и левой, и правой. Я ценитель, так что я кайфую. Тем более у меня в последнее время даже поперечные передачи на пять метров не всегда доходят до партнера.

Яков – очень плавный и, может показаться, медлительный. Как-то в перерыве матча Маковский сделал ему замечание по этому поводу: «Яша, долго!» Тут из-за его спины возник вечно всем довольный Гукайло: «Михалыч, Яша в молодежной сборной Молдавии играл в шесть касаний, а ты от него хочешь двух на любительском уровне. Расслабься!» Вся тройке в итоге долго смеялась.

Плюс мы все ждем дебюта за «Запад» Александра Николаевича Хацкевича. В группе в Viber Маковский представил его этой фотографией и подписью: «Игрок нашей команды».

Понятное дело, что из соображений читабельности в этом посте рассказывается о суперстарах, но есть в команде и ребята попроще, которых все тоже любят и ценят. Серьезно. Например, нападающий Саша Раков, который сейчас выступает во второй лиге за «Ждановичи». Легенда на уровне АЛФ, самый полезный игрок в истории лиги. Раньше Саша работал поваром и после забитых мячей кричал на весь СОК: «Вошел в угол, как я в нее!» Затем ехал в Madison танцевать локтями. Из-за Сашиной любви к этому месту мы прозвали его Madison Rakov Club. Теперь наш форвард подуспокоился, нашел себе женщину, с которой играет в FIFA, и больше не кричит вратарям ничего непристойного.

В общем, будь славен тот день, когда меня позвали в «Запад-3». Только здесь можно вести со счетом 4:0 и рыгать в защите. Только здесь можно договориться об интервью прямо на разминке. Только здесь на твоем командном фото может оказаться Геннадий Тумилович.

Кстати, да. Интересная история. Перед одним из матчей Савицкий объявил: «Ребята, сегодня у нас vip-гость. Знакомьтесь, вратарь Республики – Геннадий Анатольевич Тумилович». Геннадий Анатольевич скромно обошел всех и пождал каждому руку. После матча они достаточно быстро пропали с Маковским. Я тут же набрал Михалыча: «Михалыч, поговори, пожалуйста, с Геннадием Анатольевичем, он тут долго?» – «На тебе Гену, разговаривайте». Трубку взял Тумилович, меня аж проняло: «Никитос!» – «Да, Геннадий Анатольевич». – «Я видел, как ты играешь, можешь писать о футболе :)». – «Слушайте, а вы тут долго?» – «Не, завтра улетаю». – «Может, я вечером подскочу, сделаем интервью». – «Ну, хорошо, приезжай к Вовке». То есть Тумилович – настолько невероятный человек, что с ним сыграл самый нереальный вариант. Геннадий Анатольевич нашел на меня время. Я сидел на табуретке в кухне Владимира Маковского, а Тумилович курил на балконе и, выпуская дым в минскую ночь, рассказывал о жизни своей непростой.

Геннадий Тумилович: «Приложил к голове Хвастовича пистолет и сказал: «Отдай мои деньги»

И да, несмотря на разрешение вратаря Республики, писать конкретно про футбол мне несколько стыдно. Просто глядя на бывших профессионалов, стало совершенно понятно, что даже приблизительно в нем не разбираюсь.

К вопросу, что лично я делаю в этом созвездии… В принципе, я перестал искать ответ на данный вопрос года два назад и просто наслаждаюсь компанией. Кому-то же нужно собирать весь этот душевный фольклор. В общем, «Запад-3» дает гарантированно хорошую атмосферу и веселье. Мне нравится.

Фото: offside.by, vk.com

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья