android-character-symbol 16.21.30apple 16.21.30@Combined ShapeЗагрузить фотографиюОчиститьdeleteinfoCombined ShapeИскатьplususeric_avatar_placeholderusersview
Блог На вулiцы маёй

«Если моя работа не подходит, и ребята не хотят за меня играть, то или они уходят, или я». Зуб – о проблемах «Шахтера»

 

Польский тренер Солигорска – о провале в конце сезона и о команде, которую он хочет построить.

Марек Зуб пришел в «Шахтер» вместо Олега Кубарева вскоре после вылета команды из Лиги Европы. От перемен в разгар сезона-2017 руководство клуба не удержало даже первое на тот момент место в чемпионате. В итоге «Шахтер» финишировал третьим. Титула «горняков» лишило «Торпедо-БелАЗ», которым руководил Кубарев.

Несмотря на это, руководство солигорчан оставило польского тренера. Продолжает работать и спортивный директор «горняков» Дмитрий Хохлов. Из отпуска «желто-черные» вышли 9 января. Зуб приехал в Солигорск на несколько дней раньше, чтобы все подготовить к работе.

– Как вы провели отпуск?

– Дома, с семьей. На несколько дней съездил к маме, которая живет в 300 километрах от Варшавы. Хотел покататься на сноуборде, но не было подходящей погоды. С детства стою на лыжах, а в последние годы перешел на доску. Мне нравится. Стараюсь хотя бы раз в год выбраться на несколько дней покататься. Считаю, получается неплохо. Маленькие горки уже не привлекают. Нет эмоций, адреналина.

– Как отметили Рождество?

– На Рождество в Польше все готовят рыбу – карпа. Это главное блюдо. Всего на на праздничном столе должно быть 12 блюд, которые символизируют 12 апостолов и 12 месяцев. Еще интересный момент. Если за столом собирается 10 человек, приборов ставим на 11. Зачем? Если в гости случайно кто-то зайдет, он, видя приготовленное место, поймет, что его ждали.

– Много времени в отпуске уделяли футболу?

– Много. Участвовал в двух футбольных конференциях. Встречался с друзьями-тренерами. Они много интересовались делами «Шахтера». Я единственный тренер-поляк в Беларуси. И ко мне есть внимание со стороны коллег.

В свое время мой бывший игрок, поработав редактором в разных журналах, решил издавать журнал для тренеров. Скоро будет два года, как он этим занимается. А когда он только начинал, советовался со мной. Можно сказать, я стал консультантом журнала. Зимой у меня было несколько встреч по его развитию.

О «Шахтере» думал почти каждый день. Анализировал прошлый сезон, делал наброски на следующий. Третье место – наше поражение. Был большущий шанс стать чемпионами, но мы им не воспользовались.

– После поражения от «Немана» в последнем туре вы сказали, что «Шахтер» не готов быть первым. Почему?

– Не сумели победить в важных играх. Оценивая качество игроков и ситуацию по чемпионату в целом, считаю, мы были сильнее, чем «Торпедо» и «Неман», с которыми играли в двух последних турах. Но проиграли. Значит, оказались не готовы бороться с мотивированными соперниками. А чемпионская команда в такие моменты собирается и вытаскивает матчи.

– Почему «Шахтер» не смог?

– Причин много… Были как технические и тактические ошибки, так и психологический фактор. Все вместе привело к тому, что мы проиграли.

Вообще, мне очень непонятна одна штука. За те полгода, что я работаю в Беларуси, «Шахтер» не вытащил ни одной игры, в которой уступал в счете. После того, как пропускали первыми, видел, что у команды нет внутренней силы, нет стержня. А в матчах против минского «Динамо» или «Торпедо-БелАЗ» это было очень важно. С «Торпедо» вообще пропустили мяч, когда толком не успели выйти из раздевалки, а зрители даже не расселись по местам. Впереди было много времени, но переломить матч не смогли. Когда так происходит, невозможно думать о чемпионстве. Невозможно выиграть чемпионат, ни разу не проигрывая по ходу дела.

– Вы говорили об ошибках. Конкретизируйте.

– Футболисты принимали плохие решения. Причем иногда в простых ситуациях. А ведь каждое действие – база для всех последующих решений и движений: когда бежать, куда открываться, какую зону перекрывать и так далее.

– В этих ошибках виноваты игроки или тренер, который не смог донести до игроков, как правильно двигаться?

– Во время матча решения принимают именно футболисты. Повторюсь, бывают промахи в таких моментах, которые опытные, поигравшие ребята, должны знать как алфавит. Это основа!

На подобные ошибки можно смотреть двояко: или игроки не знают базовых законов футбола, или ситуация на поле, напряжение, эмоции и психология не позволяют принимать правильные решения.

– В чем на финише сезона ошиблись лично вы?

– После поражений понятно, что тренер ошибся или с составом, или с тактикой. Не отрицаю, что не все делал правильно. Будь у меня возможность вернуться назад и что-то исправить, наверное, воспользовался бы ей: в некоторых матчах стоило выставить другие сочетания футболистов или выбрать другую тактику. Поэтому и говорю, что это наше поражение. Спросите игроков. Они скажут, что не доработали сами, и что тренеру стоило где-то сработать иначе. Ответственность за результат лежит на всех.

– В матчах против БАТЭ и «Динамо» «Шахтер» сумел набрать всего одно очко.

– Это большая проблема для нас. Не всегда самая лучшая команда становится чемпионом. Нужно не только не терять очки в играх с середняками и аутсайдерами, что нам хорошо удавалось, но и набирать очки в важных играх с прямыми конкурентами. По второму пункту были проблемы. Это тоже ответ на вопрос, почему «Шахтер» не стал первым. Не боюсь озвучить, но мы не были самой лучшей командой.

Самое удивительное, что перед матчами с БАТЭ и «Динамо» не имел к игрокам никаких вопросов по мотивации и психологии. Смотрел за их работой на тренировках и понимал, что если будут действовать так, матчи должны быть интересными. А во время игр удивлялся: «Ну почему не идут в борьбу?» У меня нет ответа…

– Решающий матч против «Торпедо-БелАЗ» «Шахтер» провалил. В чем ошиблись в той игре: тактика, состав, мотивация?

– Я всю ответственность взял на себя. Я ошибся.

«Сегодня Кубарев наверху, а Зуб под столом». Кажется, «Шахтер» упустил чемпионство

– Знаю, что перед матчем с «Торпедо-БелАЗ» два футболиста соперника подошли к одному игроку «Шахтера» и сказали, что он мяча не коснется, так как Кубарев разобрал команду полностью.

– Каждый тренер готовится к матчам так, как считает нужным. Прекрасно знал, что Кубарев будет нас изучать. Многие игроки об этом говорили. Было понятно, что у него и подход к игре будет слегка другим. Олег здесь работал, знает многих игроков, любит многих игроков. Это нормальная ситуация, что он разложил нашу команду на детали. Это его работа. Но вспомните, как мы пропустили первый мяч. Мяч вынесли в центр поля, парень побежал и забил. Это была первая атака соперника. Разве в такой ситуации можно говорить о том, что тактика сработала?

– Выходит, не считаете, что Кубарев вас тактически переиграл?

– Если бы мы победили, никто бы не говорил об этом. Олег всегда дотошно разбирает соперников. Это его стиль работы. Слышал от ребят, что он рассказывает своим футболистам о том, как питаются соперники, в какое время ложатся спать, с какой ноги встают с кровати, какие цвета любят и какие фильмы смотрят. Мне это не интересно. Я разбираю соперников так, как надо мне.

– На что обращаете внимание, когда изучаете соперника?

– Смотрю, как команда играет, по какой системе, сколько использует нападающих, сколько вообще атакующих игроков, как работают на стандартах у своих и чужих ворот. Отдельно собираю информацию о ключевых футболистах. Все типично.

– После сезона Кубарев заявил, что если бы он остался, «Шахтер» выиграл бы чемпионат. С каким чувством читали эти слова?

– Впервые слышу его слова сейчас. Никогда не сказал бы чего-то подобного. И я не хочу комментировать такие вещи. Каждый тренер сам решает, как вести себя в медиа.

***

– У вас была мысль о том, чтобы уйти из «Шахтера»?

– Не было. Может, если бы были предложения, то задумался бы. Мой контракт действует до конца 2018 года. Не знаю, как это работает в Беларуси, но у меня есть четкое понимание: имеешь контракт – должен его выполнить. Да, бывают ситуации, когда руководство хочет поменять тренера. Тогда надо договариваться.

– Но ведь поставленную задачу не выполнили.

– Если бы мне в июне сказали: «Не становишься чемпионом – уходишь» – я бы даже не рассматривал предложение от руководства «Шахтера».

– Повторюсь. Чемпионами не стали.

– Это не ко мне вопрос, а к руководству клуба. Жизнь «Шахтера» не завершалась в конце прошлого сезона. У клуба есть будущее. Надо думать не только о следующем сезоне, но и о том, который будет за ним. Если мы победим в чемпионате-2018, тогда в 2019-м начнется новая история и новое будущее.

– Перед отъездом домой разговаривали с главой «Беларуськалия» и клуба Иваном Головатым?

– Да, мы общались и после игры с «Неманом», и уже успели встретиться сейчас. Без хороших отношений и взаимопонимания с руководством клуба невозможно достигнуть успеха.

– Что Головатый вам сказал после финишных матчей?

– Ничего особенного. В тот момент трудно было разговаривать. Трагедия… Вообще мы общались почти после каждой игры.

– Какое впечатление производит Головатый?

– Хорошее. Иван Иванович старается сделать все возможное для клуба. Понятно, что ему не хватает времени, но он старается вникать в клуб и работу. Постоянно интересуется делами. Не могу сказать, что работаю без поддержки человека, который меня привел. Мы постоянно на контакте. При этом он понимает, в какой момент надо пообщаться.

***

– В команде были группировки. Игроки разделились на белорусов и иностранцев и почти не общались между собой. Акция с майками в благодарность Олегу Кубареву тому подтверждение. Сложилось впечатление, что за полгода вам так и не удалось сплотить команду.

– Вообще ничего не получилось! Ничего! Видел, что есть деление на местных и легионеров. Мне было важно наладить между ними коммуникацию. И тут вопрос: или я плохой тренер, или не хватило времени, или футболисты этого просто не хотели.

– Как пытались исправить ситуацию?

– Методы традиционные. Жарили шашлыки, проводили встречи. Я разговаривал и с отдельными группами, и с отдельными футболистами.

Я даже пытался использовать такое разделение на благо команды: некоторые матчи играл только белорусами, а в некоторых на поле выходило максимум легионеров. Так было с БАТЭ, например. Кстати, сделал так по еще одной причине. Перед матчем понимал, когда «Шахтер» играет с БАТЭ, то белорусские футболисты не верят в то, что могут победить чемпиона последних 12 лет. Представьте ситуацию, что 12 лет назад 23-летний футболист был малым парнем, который только начинал по-настоящему играть в футбол. И на протяжении всей карьеры у него БАТЭ, БАТЭ, БАТЭ. И как можно победить? Думал, что легионерам все равно: БАТЭ или «Крумкачы». Они должны давать результат в каждой игре, но не сработало.

– Перед игрой с БАТЭ некоторые футболисты, видя характер тренировок, были уверены в поражении.

– Кто?

– Конкретных имен не знаю, но такое было.

– Выходит, им не нравились тренировки. Когда футболист оценивает тренировку и после говорит, что мы проиграем, к кому претензии? Вопрос профессионализма. Как можно строить коллектив, если игроки ходят и говорят: «Мне не нравится тренировка, мне не нравится тренер»? Профессионал так никогда не сделает.

Хотя я понимаю, почему они так делали. Пришел человек из другой страны и дал методику, с которой они не сталкивались.

– Или просто игроки считали, что тренировки неинтенсивны, а разбор соперника не такой.

– Может. Снова выруливаем к Кубареву :). Я вам скажу, что игроки тоже шутят над его методами работы. Говорят, нам не нужны знания о том, когда люди идут спать. Нам нужна тактика и так далее.

А вообще, вы никогда не найдете правды в этом вопросе.

– После игры с БАТЭ, в которой вы сделали ставку на легионеров, на базу приезжал Головатый. После разговора с ним легионеров в стартовом составе стало меньше. Это следствие той беседы?

– Не надо так строить вопрос. Я искал разные варианты, и это было мое решение. Кто мог придумать, что руководитель об этом говорит тренеру?

– В белорусских клубах иногда такое случается.

– О, теперь понимаю ваш вопрос. Нет, такого не было.

***

– Тяжело было работать, понимая, что некоторые белорусские футболисты не станут «умирать» за вас на поле?

– Это тяжелейшая ситуация, в которой может оказаться тренер. Пусть не играют за меня, я никому из них не друг. Поведение с игроками выстраиваю из того, что собой представляет футболист как человек, как игрок и насколько он профессионален. Причем именно в такой последовательности. Мне не нужен человек, который будет меня любить. Я тренер, у которого есть определенные законы и требования – их надо выполнять. Если моя работа не подходит, и ребята не хотят за меня играть, есть два варианта: или они уходят, или я.

– Те, кто был недоволен вами, останутся в «Шахтере»?

– А я не знаю их имен.

– Окей. Останутся ли лидеры?

– Скажите мне, кто был лидером?

Януш, Олехнович, Матвейчик, Рыбак.

– Еще не знаю.

– Как изменится «Шахтер»?

– Изменения по составу будут, но про конкретных игроков вы не услышите от меня ни одного слова. Скажу только, что основа должна быть белорусской. Тогда и добавлять иностранцев легче.

– За полгода работы получилось построить тот «Шахтер», который хотите видеть?

– Нет. Хочу, чтобы команда играла в футбол, основанный на хорошем движении, на передачах, на агрессии, наступлении. Моя философия стоит на двух основных моментах: надо хорошо двигаться и использовать мяч.

Хочу, чтобы мы действовали низом. Тогда передачу легче принять, обработать и продолжить атаку. Передачи верхом это от ситуации. Хочу, чтобы «Шахтер» играл сам, а не ждал ошибок от соперника. Не оборонялся, а рисковал, шел вперед. Забить для меня важнее, чем не пропустить. Игра в обороне? Я стараюсь сделать так, чтобы моя команда после потери отбирала мяч так быстро, как это возможно. Когда быстро возвращаешь себе мяч в середине поля, есть возможность быстро и эффективно провести встречную атаку. Вот что для меня важно.

– В прошлом году был хоть один матч, когда вы понимали, что команда играет так, как вы хотите?

– Не было. Случались эпизоды, но не более. Главное, чтобы такая игра была не только против слабого соперника, но и против сильного. Только это покажет, что мы идем в правильном направлении.

Фото: Кирилл Павлович, Виктор Володько.

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.

Лучшие материалы