Блог На вулiцы маёй

Набил тату в честь Guns N’ Roses, живет с ростом 197 см, в основу попал из-за травмы Рудика. Яркий игрок «Немана» говорит о себе

Рассказал, чем крут Ковалевич, и как его защищали перед мэром.

 

Летом «Неман» разрывает белорусский футбол. Команда не очень внятно стартовала в чемпионате, шла в низу таблицы и была на грани тренерской отставки. Руководство грозилось уволить Игоря Ковалевича, но футболисты пообещали исправить ситуацию, так убедив оставить тренера хотя бы на время. После этого «желто-зеленые» выиграли семь матчей подряд (клубный рекорд) с разницей мячей 13-2. Сейчас по потерянным очкам команда идет на первом месте. 

Видную роль в преображении Гродно играет 25-летний атакующий полузащитник Павел Забелин. Футболист провел 15 матчей, в которых забил 4 мяча. Два из них оказались победными. Андрей Масловский поговорил с хавбеком про настроение в команде, высокий рост (197 см!), тяжелый перелом ноги, полученный в 17 лет, татуировках и о том, как можно веселиться, когда нет денег.

Какая атмосфера сейчас в команде?

– Все отлично. У всех очень хорошее настроение и мы хотим продолжать в том же духе. Хотелось, чтобы подобное происходило с нами всегда. Это дорогого стоит. Могу признаться, что это первый период в карьере, когда я получаю столь яркие эмоции после каждой игры, и мне реально круто находиться в этой команде.

После одного из матчей у Игоря Ковалевича спрашивали о еврокубках. Тренер ответил уклончиво – мол, рано еще говорить.

– И правильно. Еще рано! Еще играть 15 матчей и многое может поменяться. Поэтому нам рано думать о еврокубках. Надо просто идти от игры к игре и в конце осени будет видно: достойны мы еврокубков или нет. Сейчас же разговоров об этом в команде нет. Мы просто хотим играть и побеждать в каждой встрече.

В чем сила нынешнего «Немана»?

– Микроклимат очень хороший. Ребята подобрались на один лад. Все очень дружные. Мы много времени проводим вместе, ходим на шашлыки. Думаю, наша сила в единстве.

Как часто выбираетесь на природу?

– Раз в неделю. Обычно собираемся в первый день после выходных на пару часов. У нас своя беседка на берегу Немана. Собираются все: футболисты, тренеры. И то, что мы находимся вместе, придает определенный импульс.

А что происходило в команде, когда звучали разговоры об увольнении Ковалевича?

– На самом деле мы с первых туров чемпионата смотрелись достаточно неплохо и сами не до конца понимали, почему находимся в низу таблицы. Но никто не паниковал. Считаю, в той ситуации отставка тренера была бы преждевременной. Мы знали, что исправим ситуацию. Просто надо было немного больше времени. По игре ведь не уступали никому.

В прошлый раз, когда будущее Ковалевича было под вопросом, лидеры команды общались с мэром Гродно Мечиславом Гоем, заступаясь за тренера. На этот раз что-то подобное было?

– Был похожий разговор, только сейчас мэр приезжал к нам на тренировку. Состоялась беседа, в которой мы заверили Мечислава Брониславовича, что исправим ситуацию. Так и вышло. Теперь он уверен, что если мы пообещали, то сдержим слово.

Насколько активно руководитель следит за делами команды?

– Уделяет достаточно много внимания. Каждую неделю приезжает, поддерживает, говорит напутственные слова. Тоже своеобразная традиция появилась. А когда были не совсем удачные матчи, приезжал и давал нагоняй. Сейчас вместе с нами ходит по святым местам Гродно. Это, кстати, еще одна наша традиция. Раз в неделю устраиваем походы по интересным местам города. На прошлой неделе посещали Фарный костел, до этого были в лютеранской кирхе, Коложской церкви.

Шашлыки, достопримечательности – чьи это идеи по объединению команды?

– После первой победы над «Торпедо-БелАЗ» собрались на шашлыки и решили сделать это постоянным атрибутом. Это было совместное решение игроков и тренеров.

Чем для вас крут Ковалевич?

– Он умеет создавать в команде хорошую атмосферу и не дает кому-то почувствовать себя звездой. Чуть что – сразу ставит на место. Для развития молодых ребят это очень важно. С задранным носом у нас никто не ходит. Без шансов просто. Пресекается все моментально. В прошлом году обыграли «Дняпро». Победный мяч забил Алыкулов. Собираемся после выходных: все рады, довольны, атмосфера отличная. Николаич заходит и как давай гнать на Алыкулова. И все было настолько грамотно сказано, что парень сразу понял – нос задирать рано. Это не было грубо, но это было так по-ковалевичски. Никакого унижения, но с подколом. Игроки, которые с ним поработали, все понимают.

С этого сезона в команде работает Владимир Невинский. Что он интересного привнес?

– Добавил красок в тренировочный процесс. Занятия очень интересные. Владимирович очень открытый человек и очень хорошо влился в наш коллектив. Мне очень хорошо с ним работается.

Что ожидаете от второго круга?

– Мы начали выигрывать и хочется продолжать это делать. Давит ли серия? Нет. Мы еще ничего такого не выиграли, чтобы она могла негативно сказываться. Да, серия хорошая, но за нее дополнительных очков не дают. Все те же три балла за каждый матч.

* * *

Если верить справочникам, ваш рост 195 сантиметров.

– 197 даже.

Вы были самым высоким в классе?

– Лет до 15 не был выше всех на голову. Во мне было сантиметров 175. А потом, что называется, прорвало: за год вымахал на 15 сантиметров. Порой было непривычно, появились небольшие проблемы со скоростью. Но сейчас меня мой рост устраивает и мне это нравится. Я смотрю на всех сверху вниз :).

Вы выше отца?

– Да. Хотя и он достаточно высокий – 184 сантиметра. У меня и брат немаленький – всего немного ниже меня. Но особых великанов в роду не было. Дедушкин рост 180 сантиметров. В общем, баскетболистов не было. Просто растишки много ели :).

На сколько сантиметров ваша девушка ниже вас?

– На 27 где-то.

Удобно целоваться?

– Отлично :)!

Интересно, что при таком росте головой играете не очень здорово.

– Сейчас лучше стал. Намного лучше. Дело в том, что все детство тренер ставил меня в центр поля десятым номером. Мы больше играли низом и как таковой верховой борьбы не было. Поэтому и приходится сейчас наверстывать – на тренировках стараюсь чаще в верховую борьбу идти, остаюсь после занятий. Ну и голы головой пошли. Значит, работают тренировки.

Обычно рослых ребят родители отдают в баскетбол или волейбол.

– Все это мимо меня прошло. Все мое детство прошло с мячом в ногах. Дед любил футбол, отец любил футбол, старший брат любил футбол, на приставке с ним играли только в футбол. Так что все остальные виды спорта – без шансов.

Даже за школу не приходилось играть?

– Нет. Я учился в спортивном классе и у нас не было физкультуры :). А так, наверное, наигрался бы. Сейчас мне нравится смотреть баскет и самому кидать мяч в кольцо. Но в детстве это даже не рассматривалось. Только футбол.

Поэтому когда в школу пришел футбольный тренер и стал звать в секцию, долго не думали.

– Да. Я сам очень хотел записаться и ждал, когда же к нам придет тренер. Одноклассники уже занимались, но меня родители чего-то не вели. Решил тогда, что сделаю всё сам.

Далеко надо было ездить на тренировки?

– Мне повезло: мы тренировались на школьном стадионе через дорогу от моего дома. Все очень близко.

Каким было поле?

– Трава с горбылями, камни вместо штанг, на которые иногда сверху кидали яркие кофты или куртки, чтобы было лучше видно. Когда стали старше, тренировались на запасном поле возле ЦСК «Неман».

Когда вы поняли, что реально получается в футболе, что это то занятие, с которым можно связать дальнейшую жизнь?

– Я с детства хотел стать футболистом. Ничего не видел кроме мяча. У меня и сейчас все мысли только о футболе. А понял, что у меня реально получается, наверное, когда в дубль попал. Мне 15 было. Видел, как работают футболисты основы, и думал: «Круто, что я так близок к основному «Неману» и у меня большой шанс стать профессиональным футболистом». Мне казалось, что все двери передо мной открыты. Это было классно.

На что ушла первая зарплата?

– Не помню, честно. Получил порядка ста долларов. Вроде бы на бутсы себе собирал. Несколько месяцев откладывал половину зарплаты, чтобы их купить.

Какой у вас размер ноги?

– Всегда был 45-й, а сейчас ношу 46-й. Проблем с обувью никогда не было. Думаю, Диме Дударю потяжелее найти бутсы. У него 47-й размер ноги. На заказ, видимо, делает.

* * *

Видел у вас в инстаграме фотку в майке ЛеБрона Джеймса…

– Майка случайно попала ко мне. Увидел ее в интернете, была возможность заказать – купил. Уже говорил, что могу посмотреть НБА. Не фанат игры, но мне интересно. Когда новость про баскетбол появляется, читаю.

Так вот эта фотография подписана, что сделана в Америке. Ездили к старшему брату, который давно живет в США?

– Нет. Это просто так… Брат в Америке живет только два года, и я еще у него не был. В планах, конечно, есть.

А как он там оказался?

– У него была мечта посетить США. Поехал, понравилось – и он решил остаться. Сейчас делает документы, чтобы жить там постоянно.

В каком городе обосновался?

– В Лос-Анджелесе.

Что интересного рассказывает о Голливуде?

– Пока звезд не встречал, но постоянно куда-то выбирается. На НБА и НХЛ не был, а вот на МЛС ходил. Видел игру «Гэлакси», когда Ибрагимович дубль сделал. Был в шоке от того, как американцы устраивают шоу. Если пропустил опасный момент, можешь его тут же посмотреть в приложении. Можешь онлайн заказать еду, и ее принесут на трибуны, чтобы не отвлекаться. С парковкой вообще очень удобно. Не надо искать 20 минут, куда приткнуться. Мест достаточно. Как-то все классно сделано.

В США очень серьезная ситуация с коронавирусом. Что рассказывал про это?

– Он переживает, но соблюдает все нормы и правила. Но не говорил, что там творится ужас. В целом, все как всегда.

Рассказывал, как государство себя ведет в борьбе с вирусом? Насколько понимаю, если есть страховка, ты можешь себе позволить их медицину. Если нет – все очень дорого.

– Пока брат без страховки, и любое лечение ему обходится очень дорого. Надо было пломбу поставить – заплатил бешеные деньги. В разы больше, чем у нас.

В Беларуси он занимался рок-музыкой и имел свою группу. Как с творчеством сейчас?

– Ту группу, которая была здесь, он распустил и собрал заново в США. Они записывают песни, хотят выпустить альбом, но сейчас взяли паузу.

Вы ведь тоже любите рок.

– Да. Моя любимая группа Guns N’ Roses. Также нравится Thirty Seconds to Mars. Лет пять назад был на их концерте на «Минск-Арене». Джаред Лето стоял в метрах десяти от меня. Было очень круто! Также был на концерте Bring Me the Horizon, но уже во Дворце Спорта. Но вообще могу слушать и русскую музыку. Условный Miyagi неплохо заходит. Макс Корж тоже нравится. Ляписов времен «Веселых картинок» люблю.

Почти вся ваша семья играет на музыкальных инструментах.

– Да, папа на гитаре, брат на гитаре и тромбоне.

Как так получилось, что вы не в ладах с музыкой?

– Для меня это загадка :). Брат был преподавателем музыки. Можно было заниматься у него, но я что-то тянул, не хотел. Ленился.

Что интересно, лет в семь меня отправили в музыкальную школу. Начинал с пения. Через пару занятий педагог сказала родителям: «Вы посмотрите на его руки. Ими надо боксерскую грушу бить. Отдайте его лучше в бокс, чем в музыку». В общем, походил еще немного и бросил. Но петь я очень люблю. Считаю, что неплохо получается, но брату не нравится. Может, завидует немножко :).

Разрываете всех в караоке?

– В конце сезона люблю с микрофоном попеть.

Левая рука у вас зататуирована почти полностью, хотя начиналось все с небольшойготату. Как появилось желание себя так модифицировать?

– Смотрел на рок-движение, фанател от Джареда Лето и захотелось набить тату. Первая была небольшая – три английских слова: сделай или умри. Это название одной песни «Марсов» и своеобразная мотивация для меня. Когда ее набил, сразу захотелось сделать «рукав».

Как родители отреагировали?

– Долгое время при них майку не снимал и старался не показывать. Шифровался. Когда увидели, сказали: «Зачем тебе эти татуировки? Зачем это надо?» Но со временем привыкли и когда появлялись новые, ничего не говорят. Но я знаю, что они это не приветствуют.

Сколько лет вам тогда было?

– 19. Я уже мог сам принимать решения. Делал все качественно, в салоне, а не в подвале. Над «рукавом» работал основательно. Сперва были просто разрозненные татуировки – ангел, название альбома Guns N’ Roses, часы, имена родителей и брата. Я думал, что все так и будет по-одиночке, но потом один тату-мастер посоветовал, как это все можно красиво связать в один рисунок.

* * *

В 17, будучи игроком дубля, вы сломали ногу и выбыли на пять месяцев. Как это случилось?

– До конца тренировки оставалось пять минут, мы наигрывали угловые. Пошла подача, моя команда отбилась, я выбегал за мячом из штрафной и хотел его прокинуть правой ногой мимо Артема Гузика, который бежал навстречу. Но вышло так, что он успел первым и пробил по воротам. И Тема через мяч зарядил мне в расслабленную ногу. Боль пришла сразу, я свалился на газон, но Павел Петрович Родненок подошел и так с улыбкой: «Ну что там такое у тебя? Вставай, ничего серьезного нет. Завтра сыграешь». Но я сразу понял, что все – нога в бутсу не влезала. Кое-как допрыгал до раздевалки, а там нога стала как трехлитровая банка.

Сделали снимок – оказалось, сломал наружную лодыжку. Вроде бы хорошо лечился, все предписания соблюдал, но вышел на поле не через полтора месяца, как обычно происходит после таких травм, а почти через пять.

Почему?

– Просто не срасталась кость. Проходил месяц с гипсом, а снимок показывает, что все еще перелом. И никто не понимал почему так. И сейчас у меня иногда нога похрустывает – видно, до конца не разработалась. Хорошо, что левая рабочая :).

В этот период были мысли, что ничего не получится с футболом?

– Нет. Бывало, эмоции нахлынут, что не смогу больше играть, но очень мимолетные. Сразу после них загорался, говорил себе, что могу, и доказывал.

Какой была первая тренировка после такого простоя? Боялись стыков?

– Тренировку не помню, а вот про матч расскажу. Набирать форму меня отправили на лицензирование. Играли со «Звездой». Ведем 4:0, меня выпускают на 15 минут, а я вообще никакой. Никуда не успеваю. Мне дают передачу, а я ничего не могу с ней сделать. После игры думал: «Блин, а как вернуться?» Был очень расстроен. Не получалось ни хрена. Но со временем, с играми все вернулось.

Будучи капитаном дубля в 2014-м, вы побывали на фанатском секторе. Какие впечатления?

– Это было очень прикольно. Мне и с матчем повезло. Помните, крутой кубковый матч против «Гомеля»? Когда 0:3 горели, а потом 5:4 выиграли. Пришел на сектор минут за 15 до конца, но в итоге провел больше – все дополнительное время. Поднялся на вышку, глянул на фанатов и разволновался. Надо же что-то заводить. Все на меня смотрят, ждут… Раз что-то крикнул, два – успокоился и до конца матча был на одной волне с фанатами.

Тогда основу возглавлял Сергей Солодовников. Он подпускал вас к ней, но в 2016-м за пару недель до старта чемпионата случилась аренда в «Барановичи». Было неожиданно?

– Всю предсезонку я играл не так много. Меня выпускали на замену, но я понимал, что еще молодой, а сезон длинный. Да и Сергей Витальевич говорил в интервью, что подписывают Василюка, чтобы Забелин лучше раскрылся. Поэтому не думал, что могу уйти в аренду. Тем более когда «Днепр» меня звал в первую лигу, Виталич не отпустил. И тут за неделю до начала чемпионата говорит, что все – надо идти в аренду и получать игровую практику. Для меня это стало шоком. Как найти команду в такие сроки?

В «Днепре» сказали, что я уже не нужен. Нашелся единственный вариант с «Барановичами», но я очень колебался. Пришел домой, посоветовался с родителями и решил, что там хотя бы буду играть. И поехал.

Когда я был в Барановичах, приезжие жили прямо на стадионе.

– Тогда, видимо, у клуба уже были проблемы с финансами. При мне же все было достаточно неплохо. На стадионе никто не жил, а поля были в хорошем состоянии. В том числе и запасное, про которое потом говорили, что там верблюды пасутся. Тренироваться можно было.

Изначально клуб хотел поселить меня, Егора Пицыка, Пашу Цеслюкевича и Ваню Водопьяна в общежитии, но мы пробили вопрос с квартирой. В итоге жили в 50 метрах от стадиона. Так что по быту вопросов не было. Когда уехал из клуба, слышал, что ребята жили на стадионе. Но я не представляю, где там можно было жить.

С вами работал Игорь Кунаш, который сейчас помогает Ивану Биончику в «Гомеле».

– Хороший специалист. Тренировки были очень интересные. Чувствовал, что после каждого занятия становлюсь в чем-то сильнее, развиваюсь. Я не просто пережидал полгода, а развивался. Обыгрыш один в один, удары, стеночки. Он всегда требовал, чтобы футбол был максимально красивый.

На том поле можно было играть в стеночки?

– Тренер требовал, а мы старались, пытались комбинировать. Не все получалось, но мне было очень интересно играть в такой футбол.

В Барановичах пробыли полгода, а затем уехали спасать от вылета из высшей лиги «Гранит». И там из вас неожиданно Валерий Бохно сделал центрального защитника. Он объяснил почему?

– Это не Бохно сделал, а Олег Король. Он увидел мои данные, мою левую ногу, и сказал, что в центре полузащиты и в нападении мне нечего делать, так как я очень большой. Так и стал защитником. Многое не получалось. У меня же даже времени не было притереться к позиции, почувствовать ее. Олег Иваныч помогал, подсказывал. С началом атаки и работе с мячом все было хорошо, а вот с защитой – проблемы. Меня все время тянуло вперед. От защитников просят побыстрее расставаться с мячом, а я хотел сам с ним идти вперед.

Говорили с Бохно об этом?

– А что говорить? В команде людей не было. В ростере 15 человек. Тренеры и так наскребали состав. Как было, так было.

За «Гранит» вы провели один из самых необычных матчей в карьере – против «Белшины». Сперва забили гол-красавец, а затем поразили свои ворота.

– Было дело :). Интересно получилось. В случае с автоголом, мяч и так шел в ворота. Все равно был бы гол. По сути, судьбу матча могли решать заранее, но нападающие не реализовывали огромное количество моментов. Что можно защитнику предъявить в таком случае :)?

В следующий год я остался в «Граните», но уже действовал в атаке. Перед началом сезона обговорили все с Петровичем. Но тренироваться начал снова в защите. Один товарищеский матч играю, второй, третий... Он объяснял это тем, что нет защитников на замену. Играем еще один товарняк. После первого тайма 0:0. Моментов много, но забить не можем. В перерыве Бохно отправляет меня в атаку, потому что приехал на просмотр центральный защитник, которого надо глянуть. Ну и я за тайм забиваю трешку. После игры тренер подходит: «С этого момента ты будешь играть впереди». Вроде бы хорошо получилось в итоге.

Вы жили в Лунинце в знаменитом коттедже. И как?

– Хорошо. Коллектив подобрался неплохой. Да и коттедж так построен, что много входов и выходов. Можно было часами ни с кем не пересекаться :). Когда играли в «вышке», были проблемы с финансами. Вот это напрягало. Жить на 100 рублей в месяц – это так себе, конечно. Понятно, что нас кормили дважды в день и мы не особо тратили, но все равно.

Есть история про Бохно?

– Чувство юмора у Валерия Петровича хорошее. Он много над кем прикалывался. Когда денег не платили, когда вылетали, он с юмором здорово поддерживал атмосферу в команде. Играл у нас такой нападающий Боря Шавлохов – воспитанник Бердыева. Семь матчей прошло, а он ничего не забил. На одной из тренировок Бохно подходит к нему и говорит: «Боря, уже апельсин спеет, мандарин спеет, а гОла все нет. Приехали Гоги и Боча и спрашивают: «Где гОлы?» Было очень смешно.

По манере общения с игроками Бохно похож на Ковалевича?

– Они разные, но оба в душе очень добрые люди. На самом деле. Но на поле ведут себя очень эмоционально.

В 2018-м вы вернулись в Гродно. Понимали, что основной состав близок?

– Нет. После разговора с тренером понял, что снова нужно искать варианты с арендой. Но не было бы счастья, да несчастье помогло. За пару дней до моего отъезда все в тот же «Гранит» Фил Рудик получил травму на тренировке и остро возник дефицит в центре поле. На одной из тренировок Николаич при всех спросил у меня: «Ну что ты? Остаешься или едешь?» Звучало так, что я понял – надо цепляться за шанс. И остался.

Фото: fcneman.by

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья