Реклама 18+
    Реклама 18+
    Реклама 18+
    Реклама 18+
    Блог Волка ноги кормят

    «Теперь у меня есть любимая команда в Беларуси!» Англичане и итальянцы приезжали в Минск на хоккей и остались в восторге

    Недавно в Минске состоялся суперфинал Континентального кубка, в котором приняли участие английский «Шеффилд Стилерз», итальянский «Риттен Спорт» и казахский «Номад». На турнир приехали примерно 40 итальянцев и англичан.

    Пройти мимо англичан невозможно: они ярко выделяются не только своей оранжевой атрибутикой, но и невероятным позитивом: с удовольствием отвечают на любые вопросы, делятся историями и спрашивают о нашей стране. Итальянцы менее заметны, но при этом не менее словоохотливы.

    В Беларусь англичане прилетали порознь: кто-то с пересадкой в Киеве, кто-то в Нидерландах. Не все из них из Шеффилда – некоторые живут в Лидсе (что не мешает топить за «Стилерз»), некоторые – в Вулверхэмптоне. Но они настолько дружно и сплочённо выглядели на арене, что очень удивительно было со временем узнать, что большинство были до Минска друг с другом не знакомы.

    22

    Первый матч «Шеффилд Стилерз» в Минске играли против казахского «Номада» – фарм-клуба астанинского «Барыса» из КХЛ. Англичане заняли стратегически выгодные места в самом центре и с первых же минут перестали молчать.

    – Let’s go, Steelers!

    Белорусы постепенно подтягивались к британцам на их сектор и даже иногда скандировали вместе с ними. Противостоял фанам «Шеффилда» один-единственный казах из Костаная. Со временем это переросло в небольшую войну (шутливую, конечно), которая звучала примерно так:

    – Let’s go, Steelers!

    – Алга, «Номад»!

    Англичанки иногда оборачивались, ловили взгляд казаха и, смеясь, показывали ему языки. Парень смеялся и кричал ещё громче. В конце матча англичане вежливо поздравляли его с победой и приглашали вместе выпить пива.

    Первый матч «Шеффилд Стилерз» проиграл 1:5, но английские болельщики не выглядели убитыми горем.

    – Господи, а ведь ещё сегодня утром мы были в Шеффилде! – радовались они своему присутствию на матче любимой команды в таком турнире.

    22

    Иэну – 70 лет. Он смеётся, рассказывая, почему приехал в Минск:

    «А что мне ещё дома делать? Я же на пенсии. Уговорил жену, она отпустила. Когда я ещё смогу посмотреть Беларусь? В Беларуси я никогда до этого не был, как, впрочем, и мы все. Визу не оформляли, оказывается, пять дней можно находиться без визы. Так что мы уедем в понедельник, когда турнир закончится.

    Минск очень красивый и чистый город. Что я здесь посмотрел? Мы сразу по приезде отправились в музей [Великой Отечественной] войны. Очень впечатляюще! Ещё видели площадь со стелой в честь победы в войне. К библиотеке тоже ездили».

    22

    И всё же англичане приехали в Минск в первую очередь за хоккеем. Поэтому они поселились в отеле в 50 метрах от «Чижовка-Арены» (кстати, как и итальянские болельщики), а с 14:00 и до позднего вечера находились на арене.

    Иэн рассказывает подробнее об английском хоккее:

    «Стилерз» играют в высшем дивизионе Британии (EIHL). Наш основной соперник – «Ноттингем Пантерз». На матч с ними всегда приходит по 9 тысяч человек. Дело не только в конкуренции, это ещё и дерби. Между Шеффилдом и Ноттингемом всего 50 миль! В среднем на наши игры ходит около пяти тысяч человек, в Ноттингеме примерно так же. В Кардиффе собираются 3 тысячи зрителей, в Ковентри – 2,5 тысячи.

    Лига очень зависит от спонсорских контрактов. Хоккей показывают по общедоступным каналам, но далеко не все матчи. Поэтому многие покупают доступ к платным каналам.

    Футбол? Честно говоря, ненавижу. В Англии все помешаны на футболе, а я люблю хоккей. Многие разделяют моё мнение, хотя некоторые смотрят и футбол. Знаю, тут есть люди из Вулверхэмптона, которые болеют за местную футбольную команду. Вон, Дункан болельщик «Лидс Юнайтед», а Боб симпатизирует «Шеффилд Уэнсдей».

    22

    Иэн затрагивает и тему политики:

    «А много в Беларуси мигрантов? У нас их стало много. Когда-то мы строили тоннель под Ла-Маншем, чтобы быть ближе к Европе, а сейчас из-за него к нам из Франции пролезают беженцы. Но мы стараемся депортировать обратно. Вот почему лично я голосовал за выход из Евросоюза.

    Они все лезут с юга. Многие через Испанию. Там ведь у испанцев в Африке два города [Сеута и Мелилья – испанский анклав в Африке – прим.], через которые они и лезут. Сейчас многие выступают против ЕС, не только в Британии. Польша и Венгрия уже отказались принимать свои квоты по беженцам, молодцы».

    В этот момент к нам подходит белорус и, дружелюбно улыбаясь, обращается ко мне:

    – Хэлоу!

    – Да я и по-русски могу, – отвечаю. Мы трое смеёмся.

    ***

    Когда «Юность» объясняла отказ от платных билетов тем, что куда больше клуб заработает на продаже пива и еды, многие смеялись. И зря! Каждый перерыв англичане спускались к бару и брали от 6 до 10 пива (по 0,5 литра) за раз – это без учёта бесчисленного количества чая и кофе, которые пили женщины. При этом британцы угощали всех подряд.

    – Эй, Волк, тебе сколько пива?

    Спасибо, – улыбаюсь, – мне не нужно.

    – А! Ты будешь чай? Пожалуйста, 6 пива и один чай!

    Отстоять почётное право и заплатить за себя удалось только один раз из трёх.

    В очереди часто происходили блистательные диалоги. Например, стоит белорус у кассы и практически жестами рекомендует англичанину какой-то холодный чай:

    – Это очень вкусный напиток! Белорусский! Классный! Крутой!

    Англичанин внимательно смотрит и выразительно отвечает:

    – Спасибо, но я буду пиво.

    22

    Незнание языка не становилось преградой общению. Многие использовали онлайн-словари, чтобы на ходу ориентироваться и общаться с иностранцами. Поэтому в перерывах между хоккеем в холле всегда было шумно и нескучно.

    Во второй день, когда днём играли между собой «Риттен» и «Номад», почти все англичане пришли поддержать «Риттен». Объединённый англо-итальянский фан-сектор скандировал на немецком, итальянском и английском.

    – Come on, Ritten! – кричит Иэн. Улыбаясь, он поясняет свои симпатии: – Просто если сейчас выиграет «Риттен», а вечером «Шеффилд», перед последним туром у каждой команды будет по 3 очка. Невероятный сюжет!

    Но не только в турнирной мотивации дело. Многие фанаты «Риттена» и «Стилерз» знакомы – их любимые команды уже встречались на Континентальном кубке. А ещё за итальянцев теперь играет Эшли Тейт – некогда любимец болельщиков «Стилерз», а теперь не меньший любимец поклонников «Риттена». Неудивительно, что вечером всё тот же объединённый фан-сектор будет в полном составе болеть уже за «Стилерз» против «Юности».

    Регулярно задаваемый вопрос «а футболом кто-нибудь интересуется?» привёл меня в итоге к Дункану.

    – Дункан интересуется футболом и болеет за «Лидс Юнайтед», – представил его Иэн.

    – Ну, это так себе команда, – скромничает Дункан. – Они играют в Чемпионшипе. И играют так себе.

    – Зато отлично играли в начале века.

    – Да! Полуфинал Лиги чемпионов с «Валенсией», там прекрасная была команда. Бэтти, Видука, Дакур…

    – … Алан Смит, Рио Фердинанд.

    Дункан удивлённо посмотрел на меня, словно не веря в то, что в Беларуси кто-то мог интересоваться футболом и помнить игроков его любимой команды. В свою очередь он честно признаётся, что ничего не знает о белорусском футболе (и хоккее). Зато Дункана очень заинтересовали наши ёлки.

    – Почему они до сих пор стоят? Скажи, у вас так долго длятся рождественские каникулы?

    Пришлось поведать ему про разницу между католическим и православным Рождеством. Дункан с интересом выслушал краткую лекцию по истории введения в России григорианского календаря, после чего открыл для себя новый праздник – Старый Новый год.

    – О, так сегодня тоже будут празднования и гуляния? – обрадовался он.

    – Не совсем, – огорчил его я.

    – Ну ладно, – отхлебнул он пива из стакана и, посмотрев вслед девушке с фотоаппаратом, сказал: – Какие же у вас тут красивые девушки!

    Проследив за его взглядом, я идентифицировал фотографа Алису, и ответил:

    – Я её знаю. Познакомить вас?

    Дункан едва не подавился пивом:

    – Нет-нет, ты что! Ты что! Вон моя жена! – машет он руками, и оба мы смеёмся.

    22

    К барной стойке подходят два болельщика «Стилерз», выглядящие ну очень помято.

    – Парни, будете пиво? – вежливо интересуется Боб, как раз покупающий очередные пять по ноль пять. Они с ужасом отказываются и берут кофе.

    В перерыве между двумя матчами зрителей выгоняют с арены. Кто-то, похожий на человека в штатском, прямо говорит:

    – Уходите, сейчас тут будет зачистка от зрителей!

    Звучит зловеще. Но даже в этом случае есть нюанс: выгоняют не всех. Например, с англичанами диалог вышел таким:

    – Матч закончился, уходите.

    – Excuse me, what?

    – Ноу проблем! – бодро отвечает человек и уходит.

    – У них очень злые восточноевропейские лица, – резюмирует Ник своё знакомство с белорусским ОМОНом.

    Болельщики «Стилерз» уходят в кафе на втором ярусе, где их уже заждались, а фаны «Риттена» остаются в баре на первом этаже. Эдакое разделение владений.

    22

    К началу матча «Стилерз» – «Юность» англичане вернулись на трибуны. Белорусы, сидящие вокруг них, молча поглядывают на поющих англичан. Кто-то посмеивается, кто-то снимает на камеру. Когда «Юность» в первом периоде повела 2:0, некоторые довольно оглядываются на англичан: ну, чего теперь скажете?

    Но шайбы «Юности» гостей словно и не задевали. Подумаешь, делов-то! Ну, пропустили, и чего тут? Зато каждая своя шайба встречалась такой бурей восторга, будто «Стилерз» вот-вот выиграют Континентальный кубок или, чего уж там, кубок Стэнли. Когда счёт стал 2:2, белорусы на трибунах чуть попритихли, а англичане пели уже так, словно пошли на третий кубок.

    После матча Луиза, заподозрив неладное, спросит:

    – Кто все эти люди на трибунах?

    После уточняющего вопроса пришлось рассказать ей про БРСМ и прочие способы поддержания посещаемости.

    – Понятно. Уж больно унылые у них лица. А сколько в Беларуси стоят билеты на хоккей? У нас 50.

    Пока мы поднимали челюсть с пола (ещё бы, 50 фунтов – и за хоккей!), Луиза объяснила, что назвала ценник в белорусских рублях. А так, в Шеффилде за хоккей платят 15 фунтов.

    22

    К третьему периоду многие белорусы, впечатлённые яркими британцами, принялись поддерживать «Шеффилд». Сложно было устоять, уж больно атмосферно это было. Под конец матча за «Стилерз» болел (или втихаря сопереживал) чуть ли не весь сектор. Этому особенно способствовали весёлые качели: 2:2, 3:3, 4:4.

    Пятая шайба «Юности» была встречена «Чижовка-Ареной» бурным восторгом, но англичан это ничуть не смутило. Они продолжали петь в такт барабану.

    – Let’s go Steelers!

    Финальная сирена зафиксировала поражение «Шеффилда», но Иэн улыбался так, словно это была победа.

    – Сегодня была отличная игра! Мы уступили всего одну шайбу. А ведь в прошлом раунде мы проиграли «Юности» 1:7!

    22

    Кажется, эти люди просто не умеют расстраиваться.

    ***

    На третий день в равном бою сошлись «Риттен» и «Шеффилд Стилерз». Негласный пакт об обоюдной поддержке друг друга разорван не был, но англичане и итальянцы рассредоточились на противоположных трибунах. Итальянцы собрались за скамейкой «Риттена», тогда как англичане остались на своей любимой трибуне.

    В перерывах они снова собирались вместе за бокалом (правильнее будет сказать, за пластиковым стаканом) пива.

    – Помню, приезжаю я как-то на арену «Стилерз» на машине. А там из напитков ничего не продавалось, кроме пива. Ни чая, ни кофе, уж не знаю, почему. Было невероятно сложно пройти это испытание, – рассказывает один из англичан под интернациональный хохот.

    «Шеффилд» открыл счёт, а когда «Стилерз» в конце матча забили вторую шайбу, итальянцы совсем приуныли. Зато британцы веселились (как, впрочем, и всегда) и пели. Когда финальная сирена сообщила, что «Шеффилд» увозят домой бронзовые медали, итальянцы смолкли окончательно, а англичане затянули:

    – Steelers! Steelers!

    А затем, на мгновение смолкнув и совершенно не сговариваясь, они начали скандировать:

    – Ritten! Ritten! Ritten!

    Итальянцы, раздосадованные результатом, грустно улыбались и вяло аплодировали, благодаря за поддержку.

    – Третье место для нас – это просто отлично! – радостно рассказывает Дункан. – Это великолепный результат, мы все счастливы!

    22

    Глядя на то, как англичане весело потянулись на второй этаж в кафе обмывать победу, в это верилось без труда.

    Итальянцы же остались на первом этаже: сначала сделали фото всей делегации на фоне барной стойки, а затем всей же компанией отправились на трибуны – за теми же фото. Но сделать фото со всеми не получалось – кто-то же должен снимать? И вот тут-то я предложил свои услуги.

    22

    Получив во временное пользование три айфона, я не только помог иностранцам, но и разговорился с ними. Первый же вопрос (и сразу на тему футбола) поверг их в шок.

    – В смысле, за кого мы болеем? – удивился Энрике. – За «Риттен»!

    – Не-не-не, это я уже понял. А в футболе?

    – Мы его не смотрим, – улыбается Марчелло. Перекинувшись с Энрике парой слов на итальянском, он добавил: – Хотя нет, он смотрит. Следит за «Интером».

    Энрике ретировался к барной стойке, объяснив это своим незнанием английского (возможно, это был лихой манёвр в пользу пива),  а вот Марчелло с интересом принялся расспрашивать о Беларуси. Своими впечатлениями он тоже охотно поделился:

    – «Чижовка-Арена – просто вау! Мы были очень впечатлены, когда впервые её увидели. А потом зашли внутрь и поняли, что она снаружи лучше, чем внутри. У нас арена не такая – небольшая, всего на 2 тысячи человек. Зимой там уютно, а вот осенью частенько приходится брать с собой тёплые вещи, потому что на арене гораздо холоднее, чем на улице. Так и ходим: по улице в футболке, а во время матча надеваем куртки.

    22

    – «Риттен» вместе с другими итальянскими и словенскими командами играет в австрийской лиге. В прошлом году мы выиграли плей-офф и стали чемпионами лиги.

    – И чемпионами Италии?

    – Нет! Там очень странная схема: из 6 итальянских команд 4 лучших по итогам турнира играют полуфинал и финал, в котором определяется чемпион Италии.

    – А, серия плей-офф?

    – Нет! Я же говорю, странная схема. Играется только один матч в полуфинале и один в финале. Но ведь это только один матч, там может произойти что угодно!

    К Марчелло подходит итальянка, которая призывает его идти занимать места на арене, ведь через полчаса стартует «золотой» матч «Юность» – «Номад», и если не поспешить, можно остаться без хороших мест. Итальянку зовут Лаура и она тоже не любит футбол:

    – В Италии по ТВ каждый день сплошной футбол. Один только футбол, просто невозможно. Терпеть его не могу! При этом хоккей полностью игнорируется. Какой канал ни включи, везде футбол. Иногда переключаешь тридцать раз подряд, и повсюду футбол!

    – Вам бы понравилось телевидение Беларуси. Тут можно часами переключать каналы и ни разу не наткнуться на футбол.

    – Да? Здорово! А что показывают? Хоккей? Гандбол?

    – Ничего.

    Итальянцы воспринимают это как хорошую шутку и смеются. Марчелло добавляет:

    – Слава богу, Италия не попала на футбольный чемпионат мира. Что скрывать, мы болели за Швецию [в стыковых матчах Италия проиграла Швеции и не попала на ЧМ – прим.] и искренне радовались, когда футболисты проиграли. Хоть одно спокойное лето будет, – смеётся он.

    22

    Объединённый анло-итальянский сектор принял решение болеть за «Юность». Впервые под сводами «Чижовка-Арены» раздалось:

    – Come on, Yunost!

    Когда же у казахов удалялись игроки, над ареной не менее громогласно раздавалось:

    – Sit doooooown!

    А вот Марчелло решил болеть за «Номад». Когда рядом уселась Лаура в шапке «Юности», Марчелло деланно печально вздохнул. Потом рассмеялся и объяснил:

    – У нас же цвета с «Юностью» одинаковые. Да и вообще, на память останется.

    За Лаурой последовали и другие. К третьему периоду едва ли не половина сектора прикупила себе шапки, джерси, шарфы или даже кружки с эмблемой «Юности». Весельчак Ник, раскладывая только-только купленную джерси «Юности», весело сказал:

    – Теперь у меня есть любимая команда в Беларуси!

    22

    «Номад» зарабатывает целую минуту игры 5 на 3 и за 7 секунд до выхода четвёртого игрока «Юности» забрасывает шайбу. Марчелло подрывается и кричит:

    – Йес! – оглядываясь по сторонам, он, словно извиняясь, добавляет: – Извини, это рефлекс. Просто пара секунд оставалось, нужно было обязательно реализовывать, чтобы и дальше в большинстве играть.

    Зато третий гол «Юности» поверг всех в экстаз.

    – Incredible shot! – то тут, то там хвалят англичане этот невероятный выстрел. Марчелло, хоть и притапливает за «Номад», с ними солидарен.

    Когда «Юность» забрасывает пятую шайбу, Марчелло поворачивается и говорит:

    – Поздравляю! Вы – чемпионы.

    22

    На награждении не было более счастливых людей, чем болельщики «Стилерз». К тому моменту многие успели снова сгонять в бар и вернуться.

    – Будешь пиво?

    – Ага, возьми мне, – осипшим голосом говорит фанат «Шеффилда». – А то я уже говорить не могу.

    «Юность» и «Номад» выстроились на льду для церемонии награждения. Марчелло и ещё несколько итальянцев грустно наблюдали за происходящим – только их команда осталась без медалей и позитивных эмоций. 

    На площадке открыли дверцу и начали степенно выходить игроки «Шеффилда». Смолкшая к тому моменту арена взорвалась скандированием англичан. Хоккеисты улыбались и махали своим болельщикам.

    Когда любимец фанатов «безумный Мэг» получил трофей (да-да, за третье место тоже вручали трофей), он первым делом покатился в сторону фанатов. Стоит ли добавлять, что многие хоккеисты «Стилерз» отдали свои медали болельщикам?

    22

    А после этого потащили их на командное фото! С ними сфотографировалась и девушка, которую хоккеисты прозвали «Ask Alexa». Переводчица Александра за эти несколько дней стала настолько важной частью команды, что ей всей командой подписали и подарили джерси, вытащили на награждение и поблагодарили во всех соцсетях и на сайте клуба.

    Почему Ask Alexa («спроси Александру»)? Потому что, если верить измученному взгляду девушки и тексту на официальном сайте, переводчица чуть ли не на каждом шагу рассказывала и объясняла хоккеистам всё происходящее вокруг.

    ***

    Англичане, казалось, радовались бронзе больше, чем чемпионы своему золоту.

    Счастливый Дункан получил медаль от хоккеиста и теперь не без удовольствия позировал с ней и показывал всем окружающим. Я тоже подкрался к нему – поздравить и поглазеть на медаль. От фото он, конечно, не отказался. Его жена взяла телефон, затем, чуть подумав, улыбнулась, сняла с шеи мужа шарф «Стилерз» и повесила на мою.

    Так в Минске появился болельщик «Шеффилд Стилерз». Я не мог оставаться в долгу и вручил свой шарф Дункану. Так в Шеффилде появился болельщик «Крумкачоў».

    Кажется, между Англией и Беларусью стало чуть больше общего.

    Ну, а я вернулся к грустному Марчелло.

    – Надеюсь, настанет тот день, когда ты будешь праздновать победу в Континентальном кубке, – подбодрил я итальянца. Он улыбнулся, поблагодарил и предложил «пойти взять по пиву».

    Бар при отеле «Арена» закрывался через час, так что мы смело взяли кофе (пришли по пиву, ага!).

    – Я понял, почему Минск такой чистый, – говорит Марчелло. – Здесь люди не выбрасывают мусор где попало, а несут его к мусорке. Если нужно, они пронесут окурок двадцать метров, чтобы не бросать на улице.

    Тем временем Лаура, изучив меню, спросила:

    – А это что?

    – О! Это драники. Национальное белорусское блюдо.

    – Здорово, возьму их.

    Когда вожделенные драники принесли, удивлению итальянцев не было предела. Вдоволь наговорившись между собой, Марчелло пояснил:

    – Понимаешь, точно такое же блюдо подают в долине, где она живёт. Только не со сметаной, а с сыром. Причём только в этой долине, в соседней уже никто не знает об этом блюде. А что, серьёзно? Это ваша национальная еда?

    Кажется, между Италией и Беларусью гораздо больше общего, чем мы думали.

    Фото: Алиса Кептюха, TUT.by, Sheffield Steelers, автора.

    Автор

    Комментарии

    • По дате
    • Лучшие
    • Актуальные
    • Друзья
    Реклама 18+
    Реклама 18+