Блог Хорошие тексты

Дмитрий Дащинский: «Не надо думать, что мы жируем. Здесь вам не футбол и не хоккей»

О здоровье и эмоциях

- Дмитрий, как ваше здоровье? В беседе с фристайлистом это, по всей видимости, вопрос, с которого следует начать.

– Я бы сказал: это главный вопрос в общении не только с фристайлистом, но и с любым представителем нашего поколения – тех, кому под сорок. Чувствую себя нормально. От усиленных тренировок, которые могли бы сказаться на здоровье, отошёл.

- Информационным поводом для нашей встречи стало решение олимпийских чемпионов по лыжной акробатике Аллы Цупер и Алексея Гришина завершить карьеру. Присоединится ли к ним Дмитрий Дащинский?

– С уверенностью могу сказать, что карьеру спортсмена завершаю. Ещё были сомнения по поводу выступления в будущем сезоне, но всё решил случай. Спускался по лестнице – оступился, упал и сломал палец. Вроде ерунда, но месяц провёл в гипсе, и – прощай летние сборы. Затем дала о себе знать старая травма плеча. Так что на ближайшем чемпионате мира, который пройдёт в январе, я уже не выступлю.

Вообще с каждым годом времени на подготовку к соревнованиям уходит всё больше. Чувствуется усталость, нет того азарта, как раньше. На старт выходишь как на повседневную работу.

- Человеку, далёкому от мира высоких спортивных достижений, сложно представить, как можно выступать на Чемпионате мира и ничего не чувствовать.

– Были донельзя будничными и выступления на Олимпийских играх в Сочи. Обычно перед стартом спортсмен переживает, волнуется, ночь не спит. А я ничего – спал спокойно.

- Отсутствие эмоций предполагает и отсутствие волнения, а это – бонус к прыжку?

– Без волнения тоже никак.

О планах на будущее

- Вы производите впечатление спокойного и уравновешенного человека. Это общая черта всех фристайлистов?

– Может, такое ощущение складывается, потому что спорт забирает у нас эти эмоции, эти взрывы чувств? Хотя я бы не сказал, что все фристайлисты похожи. Алла Цупер, например, именно такая – спокойная. Антон Кушнир – человек настроения. Он, когда «заряжен», может бегать неделями.

- Вернёмся к вашим планам на будущее.

– Пока ещё состою в команде в качестве спортсмена, но уже понемногу  начал вживаться в роль тренера. Непростое это дело. Спустя 20 лет тренировок я привык прислушиваться к ощущениям своего организма, но действительно понимать, что ему нужно, начал только сейчас. Это понимание приходит с опытом: когда каждая травма выбивает тебя надолго, начинаешь ценить здоровье. А попробуй-ка угадать потребности целой команды атлетов!

О незаконченности в карьере

- Если бы перед Олимпиадой в Сочи мне предложили оценить ваше грядущее выступление, то исходя из одних лишь статистических данных я предположил бы, что вы привезёте «золото». Отвечаю на немой вопрос в вашем взгляде: на ОИ в Нагано в 1998 году у вас была «бронза», спустя 8 лет в Турине (2006 год) – «серебро», было бы логично, если бы спустя ещё 8 лет в Сочи вам досталось не восьмое место, а золотая медаль. Обидно, наверное, завершить карьеру, не дойдя одной ступеньки до самого верха, не собрав полной коллекции наград?

– Честно говоря, такое чувство было. Ощущение незаконченности. С другой стороны, понимаю, что предыдущая Олимпиада была сложна, следующая будет ещё сложнее, тем более что на тот момент мне исполнится 39 лет. Не будет ли обиднее потратить ещё несколько лет, довести себя тренировками до состояния, когда уже еле ползаешь, и в итоге ничего не показать? Шансы невысокие. Лучше это время потратить на что-нибудь более полезное, добиться результата через кого-то. Ощущения схожие.

– Что сложнее для спортсмена: побеждать или проигрывать?

– Побеждать, безусловно, приятно. Однажды на официальном мероприятии нам сказали: вы уже принадлежите не себе, а своей стране. Это правильные слова. После Олимпиады в Турине, где я занял второе место, началось какое-то сумасшествие. Меня осаждали звонками  с просьбами, требованиями, предложениями дать интервью, принять участие в мероприятии… Жена злилась, что меня постоянно нет дома. Так что в проигрышах есть свои плюсы – можно больше времени проводить с семьёй. Тем более что у меня двое детей – надо ведь и папой хорошим быть. Хотя для профессионального спортсмена выбор, выигрывать на соревновании или вести тихую спокойную жизнь, не стоит. Можно и пожертвовать несколькими годами тишины и покоя – с победой на ОИ ничто не сравнится.

– А вы согласны с мнением, что чемпион себе не принадлежит?

– Согласен. В первое время после победы –  точно.

О сборах в Швейцарии

- Ваш швейцарский номер телефона, как оказалось, узнать проще, нежели белорусский. Почему у нашей сборной по фристайлу что ни сборы – то в конфедерации? Страна, как ни крути, «дорогая» даже по меркам Западной Европы.

– Траты действительно большие, но если есть эффект, почему нет? В Европе две тренировочные базы, которые мы можем использовать: в Чехии и в Швейцарии. Чешская база расположена в глухой деревушке. Там нет тренажёрного зала, восстановительного комплекса, сауны. Надо понимать, что когда я говорю «сауна», я подразумеваю элемент тренировочного процесса, а не место отдыха, куда можно прийти с друзьями поболтать и выпить пива. Место глухое, в выходной день выехать некуда, нет возможности просто пройтись по магазинам. Молодёжи это особенно нужно. Посидишь там две недели – такая тоска берёт…

Или однажды мы были на сборах в Канаде. Ситуация та же – глухомань, гостиница 80-х годов, горы. Поесть толком негде. В Швейцарии всё по-другому. Тренировочная база в городе Хам (кантон Цуг) – отменная, рядом знаменитое Цугское озеро – место живописное. Плюс у нас со швейцарцами сложились отличные отношения. Организаторы во всём идут навстречу, помогают с экипировкой: летом лыжи ломаются, как щепки. В сезон уходят 3-5 пар (за сезон могут сломаться) . Нужен был массажный стол – нам привезли и установили прямо в сауне. 

- Сколько времени занимают сборы?

– Летние – три сбора по 2 недели каждый. Не так уж много, если подумать.

- Во сколько они обходятся?

– Я далёк от финансовых вопросов – смету составляет администратор. Знаю, что проживание в студенческом общежитии стоит 50 долларов в день.

- Не такой уж высокий ценник для страны, в которой жители зарабатывают в среднем 5000 долларов в месяц.

– Когда мы жили в гостинице, платили что-то около 120 долларов в сутки за человека.

О вкусовых пристрастиях

- Если тренируетесь в Цуге, наверняка могли попробовали местный «Spezialität» («фирменное блюдо») – вишнёвый пирог, главный ингредиент которого – «Kirschwasser» («вишнёвая вода»), или вишнёвый самогон.

– Изначально мы жили на ферме. Нас чем только не угощали там: и едой, и напитками! У них вкусный грушевый шнапс. Хотя в каждом регионе свои кулинарные тонкости.

- Что вкуснее: наш алкоголь или западный?

– Я из алкогольных напитков пью в основном вино. А оно у нас в Беларуси – сами знаете… Да и с чего ему быть хорошим, если у нас не растёт виноград? На Кубок мира по фристайлу, который проходил у нас в Минске, приезжали французы. Они пошли праздновать в ресторан белорусской кухни. Один заказал нашего вина, попробовал – и сразу отставил бокал.

Зато в Беларуси делают вкусный самогон, не хуже швейцарского. Мы как-то с командой были на мероприятии в Старых Дорогах (Минская область), нас угощали местным самогоном – нормальный напиток.

О пути фристайлиста

- Дмитрий, с чем бы вы сравнили жизнь лыжного акробата?

– Возникают ассоциации: горы, залитые солнцем, снег кругом. Это как восхождение в гору. Как альпинист, поднимаешься на самую вершину – и в ураган, и в снегопад, – преодолевая любые трудности. А наверху ждут тишина, покой. И красота! Горные вершины – это самые яркие воспоминания в жизни.

- Важно, чтобы кто-то страховал на этом пути.

– Для этого и существует команда.

О списке финансируемых видов спорта

- Не секрет, что существует некий ранж-лист спортивных дисциплин в Беларуси, в котором лучше финансируется тот вид спорта, который в списке стоит выше. Фристайл, судя по сборам в Швейцарии, не бедствует?

– Фристайл в Беларуси действительно не бедствует. Сборы проходят по плану, с экипировкой проблем нет. Случаются небольшие сбои, но это мелочи, так сказать, издержки бюрократической машины.

- Сколько зарабатывают в вашем виде спорта?

– У нас хитрая система оплаты. Например, побеждает спортсмен на этапе Кубка мира – ему выплачивается годовая стипендия. Спустя 12 месяцев результат надо подтвердить, или стипендию аннулируют. Например, за победу на этапе моя зарплата была 8-10 миллионов рублей в месяц. Спортсмены, которые не попадают на призовые места, получают среднюю по стране зарплату – 5-6 миллионов. Другое дело, когда спортсмен занимает призовое место на Олимпийских играх.

- Можно сразу исполнить заветную мечту всех белорусов – получить собственную квартиру в столице!

– Это кому как повезёт. Почему-то, когда я попадал в призёры на ОИ, квартир не давали. Это нигде не прописано. Кто-то решил спонсировать – вот квадратные метры и нашли. Так что не надо думать, что мы жируем, – здесь вам не футбол и не хоккей. Почему-то многим кажется, что если ты олимпийский призёр – государство тебя засыплет деньгами. Отнюдь. Просто спортсмены – такие люди: удалось заработать – купил красивую машину, «засветился» в клубе. Другие это видят и делают выводы.

- Как обстоят дела с доходами швейцарских спортсменов?

– У них всё по-другому. Фристайлисты там имеют основное место работы, которому посвящают 2-3 дня в неделю, остальное время занимают тренировки. Но в Швейцарии лучше развит рекламный рынок. Например, швейцарская лыжница выиграла Олимпиаду в Турине – ей спонсоры дали поездить до следующей олимпиады машину «Audi RS4».

- У нас, я так понимаю, будут дарить китайские «Geely» белорусской сборки... Какие спортивные дисциплины, на ваш взгляд, нуждаются в поддержке?

– Думаю, надо поддерживать те виды, которые традиционно приносят результат. По крайней мере, больше внимания я бы уделил не клубным видам. Игровики – например, футболисты, хоккеисты, волейболисты, игроки в настольный теннис и т.д., выступают за клубы и могут рассчитывать на хорошие контракты. Как быть тем спортсменам, которые живут на одну зарплату?

- Вот уж не думал, что услышу фразу «жить на одну зарплату» касающуюся не врачей или педагогов…

– У нас получается, что богатые становятся богаче, а все остальные остаются на прежнем уровне. Взять фристайл. Занял спортсмен призовое место на ОИ – ему дали однократную премию 50 тысяч долларов. И что за 50 тысяч можно купить? Это не такие деньги, на которые себя можно обеспечить. Даже квартиру в Минске на них не купишь. Та же Алла Цупер выступала на пяти Олимпиадах, на четырёх из них – за Беларусь. Она перенесла много операций, у неё повредены оба колена, сломана лопатка. Алла мучилась с переломом на Олимпиаде в Ванкувере. Человек выкладывался двадцать лет, и теперь имеет право сказать: «Я устала, хочу заняться семьёй, рожать детей». А ей в ответ: «Хорошо, но стипендию вы получать больше не будете».

- Спортсмен может рассчитывать на пенсию?

– Для этого надо отработать 20 или 25 лет. Не каждый столько продержится. Алла начала выступать в 1998 году. Вот за границей спортсмен показал результат – сразу на рекламных контрактах заработал несколько миллионов, грамотно вложил деньги – теперь имеет хороший доход с процентов. У нас вроде и дают, но – здесь чуть-чуть, там чуть-чуть. В итоге ничего не остаётся.

О роли личности

- На Олимпийских играх фристайл принёс стране 40% золотого «запаса». Есть мнение, что всё хорошее в этом виде спорта у нас связано с личностью одного человека – главного тренера Николая Ивановича Козеко. Вы согласны с этим? С уходом Козеко база, заложенная во фристайле, не рассыплется?

– Главное достижение тренера в том, что он смог наладить процесс подготовки, всё грамотно организовать. Он – человек, который живёт спортом. Всегда ищет что-то новое. В этом его большой плюс. Он умеет требовать как от спортсменов, так и от чиновников. Сложно сказать, что будет, когда он уйдёт. Всегда ведь бывает так: появляется личность, вокруг которой всё вращается. Потом она исчезает, и всё рассыпается. У нас когда-то были сильнейшая спортивная гимнастика, фехтование, а потом раз – и всё куда-то пропало.

- Преемник уже готовится? Может, вы?

– Надеюсь, что удастся поработать с Козеко в качестве тренера и чему-то поучиться.  Но речь о замене пока не идёт.

О правах и обязанностях

- Не подумайте, что я подлизываюсь, если скажу, что с фристайлистами в нашей стране журналисту работать комфортно. Они легко идут на контакт. В то же время, особенно это заметно по стагнирующему белорусскому футболу, тамошние деятели, кажется, пресыщены вниманием, а потому могут позволить себе фразы типа «без комментариев», даже когда речь идёт о назначении главного тренера национальной сборной. Как вы думаете, имеет ли право какой-нибудь гипотетический и.о. главного тренера по футболу отделываться подобными фразами? Как если бы это была его личная команда, а не финансируемая из бюджета.

– Я считаю: то, что входит в компетенцию профессионала, он комментировать обязан. Возможно, и.о. тренера руководство просто дало установку: молчать, пока не будет объявлена официальная позиция. Я только не понимаю, зачем было затягивать решение вопроса с главным тренером, создавать такой ажиотаж, держать всё в тайне? Не думаю, что руководство сомневалось, кого поставить на эту должность.

С другой стороны, и пресса, случается, перегибает палку, потому и тренеры предпочитают лишний раз промолчать. Помню, на ОИ был случай, когда фристайлистка Ассоль Сливец в своём блоге написала, что доктор даёт команде препарат, в котором содержится запрещённое вещество. СМИ растиражировали эту информацию, и тут же начались звонки Козеко, проводились проверки, делались внушения, как будто тренер может контролировать действия всех своих подопечных.

О пиаре в спорте

- Вы в своё время участвовали в акции ООН «Звезды спорта и музыки против СПИДа». Недавно в Беларуси запустили акцию, направленную против спайса. На ваш взгляд, подобные мероприятия приносят реальный результат или скорее служат элементом пиара?

– Для чего нам пиар? От многих спортсменов слышу: они отказываются от интервью, не участвуют в мероприятиях, потому что с точки зрения пиара в этом нет смысла – рекламный рынок в стране не развит, заработать на громком имени невозможно. Зато когда я смотрю телевизор и вижу, например, акцию «Футболисты против расизма», я думаю, что это, наверное, действует! По меньшей мере, привлекает внимание.

- С расизмом получается интересная история. Я знаю, что люди с разным цветом кожи равны в своих правах, следовательно, принимаю это как данность и не кричу об этом на всех углах, разве не так?

– В США я общался с темнокожей женщиной. Она рассказала: темнокожие могут позволить себе то, что другие не могут. В Штатах есть канал, подобный MTV, только для темнокожих. Там темнокожие музыканты, темнокожие режиссёры, музыка для темнокожих… По её словам, если бы такой канал сделали белые, был бы большой скандал.

Об отцовстве

- Мне кажется, ваш сын в школе – на привилегированной позиции: папа у него крутой.

– Я так не думаю. Сейчас у детей другие понятия о крутизне: пришёл с дорогим телефоном – крутой, приехал на BMW X6 – крутой. Наши соседи отдали ребёнка в минскую гимназию. Там родители «рулят» – буквально делают что хотят. Учительнице приплачивают, например, берут платные внеклассные занятия, дарят подарки. И дети это знают, чувствуют, что они контролируют ситуацию, а многие родители поощряют такое поведение. Я стараюсь воспитывать своих детей правильно.

- Не раз слышал такое мнение: как может любящий родитель отдать ребёнка во фристайл? Со стороны все эти многометровые прыжки и кульбиты в воздухе смотрятся весьма экстремально.

– Это действительно экстрим, который не каждому понятен. С другой стороны, сколько спортсменов гибнет в футболе, хоккее от случайно попавшего снаряда? Любой вид спорта, которым ты занимаешься профессионально, содержит элемент риска. У нас, может, больше рискуешь, но тут и эмоции другие! Так что хочешь чего-то особенного – это к нам.

Автор: Евгений Олейник

Источник – «Аргументы и факты»

Автор
  • Tribuna.com

КОММЕНТАРИИ

Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.