Контора пишет
Блог

Исключенная из сборной бегунья уехала готовиться к ОИ в Африку (помог фонд Герасимени) – живет в доме топ-спортсменки и удирала от силовиков без формы

Там вырастают чемпионы, несмотря на антисанитарию, попрошаек и высокие цены.

Всю зиму и начало весны топовые бегуны практически со всего мира проводят в изнурительных тренировках, готовясь к крупным турнирам или даже, как в нынешнем году, к Олимпиаде. Кто-то предпочитает накручивать километры на берегах Средиземного моря в Турции, кто-то не покидает Родину, но большинство бегунов все-таки уже отправляются к Индийскому океану – в кенийский город Итен, по праву носящий имя «дом чемпионов».

Среди тех, кто сейчас проводит сбор на восточном побережье Африки, есть и беларуска Светлана Куделич. Серебряный призер чемпионата Европы-2015 в помещениях, участница Олимпийских игр 2012 и 2016 годов вот уже несколько месяцев тренируется под руководством своего мужа Игоря Жаворонка в Итене и готовится к марафону в Копенгагене. Чтобы квалифицироваться на Игры, Куделич 16 мая нужно будет уложиться в лимит в 2 часа 29 минут 30 секунд. Рядом со Светланой тренируется и другая отечественная бегунья – Ольга Мазуренок, которая уже имеет путевку на Олимпиаду.

Тренер Куделич уверен, что выполнить норматив его супруге по силам. К тому же к середине февраля Светлана уже с легкостью преодолевала 24 км. А впереди – еще несколько недель подготовки.

«Трибуна» выяснила, чем же топовых мировых бегунов привлекает небольшой городок в Кении, больше похожий на деревню, а также как там организованы тренировки и отдых.

Куделич исключена из сборной и лишена работы, но продолжает готовиться к отбору на Олимпиаду

Но для начала вспомним, через какие трудности пришлось пройти одной из лучших беларусских бегуний на длинные дистанции Светлане Куделич. 33-летняя спортсменка, как и многие ее коллеги, в конце лета прошлого года оказалась шокирована фальсификациями на президентских выборах, а также насилием, которое силовики включили после подсчета голосов. В начале осени Светлана подписала открытое письмо против насилия и за честные выборы и попала под репрессии режима. Спортсменку по настоятельной рекомендации Минспорта уволили с должности в МЧС, то есть фактически лишили заработка, а после исключили из национальной сборной. Под пресс идеологической машины попал тренер и муж бегуньи Игорь Жаворонок, который также оставил свою подпись под письмом. В конце года у специалиста закончился контракт с РЦОП по легкой атлетике, и соглашение не было продлено.

Эти обстоятельства не сломили супругов. Они продолжили подготовку к Олимпиаде, но уже самостоятельно. С финансовой стороны помог Беларусский фонд спортивной солидарности, возглавляемый Александрой Герасименей.

«Давайте вернем 90-е, потому что 37-й – страшнее». На эту бегунью и ее тренера-мужа давили со всех сторон, но они по-прежнему за честные выборы

Пришлось Куделич пройти и через еще одно испытание. В октябре спортсменка решилась провести операцию на ступнях, которая длилась три часа. Это на три месяца выбило ее из тренировочного графика. Однако к концу 2020 года спортсменка восстановилась и сразу же после новогодних праздников отправилась в Кению, где приступила к активным тренировкам.

По словам Жаворонка, подготовка к майскому марафону в Копенгагене, который должен стать отбором на Олимпиаду, идет полным ходом, а форма и уверенность, с которой Светлана работает, несмотря на недавно перенесенную операцию, вселяет оптимизм. К тому же для бегуньи созданы шикарные условия как для тренировок, так и для восстановления.

Беларусские спортсмены не только осуждают беззаконие, но и рвутся на Олимпиаду. Вот за кого мы точно сможем поболеть и вот кто на подходе

Беларуску принял «дом чемпионов» на высоте 2,5 км, где тренируются на обычных дорогах

Больше 8,5 тысячи километров разделяют Минск и Итен. И вряд ли вы найдете подробную информацию о небольшом кенийском городке на восточном побережье Африки в туристических справочниках. Населенный пункт, больше похожий на деревеньку, не славится какими-то достопримечательностями или памятниками. Хотя с гор Итена открываются потрясающие виды на водоемы и долины.

Тем не менее, в административный центр округа Кейто каждую зиму съезжаются люди практически со всего мира. Город с населением чуть более 40 тысяч человек стал настоящей Меккой для лучших бегунов планеты. Именно здесь предпочитают готовиться к важнейшим соревнованиям спортсмены, впоследствии поднимающиеся на пьедестал на Олимпиадах и чемпионатах мира. Неудивительно, что на въезде в Итен стоят ворота с надписью: «Добро пожаловать в Итен, дом чемпионов».

Стоит сказать, что именно на просторах Итена многие годы тренировался кенийский легкоатлет, специализирующийся в беге на 800 м, Дэвид Рудиша. 32-летний спортсмен является двукратным олимпийским чемпионом (2012 и 2016 годов), двукратным чемпионом мира, двукратным победителем Бриллиантовой лиги и действующим обладателем мирового рекорда. В 2012 году Дэвид пробежал 800 м в финале Олимпиады в Лондоне за 1:40,91. Кроме того, Итен воспитал серебряного призера Игр-2000 и чемпиона мира в беге на 3000 метров с препятствиями, также уроженца Кении, Уилсона Бойта.

Естественно, бегают в Кении не только местные стайеры. Например, постоянно тренируется тут норвежский марафонец и обладатель европейского рекорда в своей дисциплине Сондре Моэм. Да и практически вся европейская беговая элита предпочитает зимнее межсезонье проводить в Итене. Все дело в великолепных условиях для работы: с декабря по март, пока Старый свет покрыт снегом или отходит от зимы, на западе Кении практически нет дождей, а дневная температура стабильно держится в районе 20 градусов тепла.

Кроме того, Итен расположен на высоте 2400 метров над уровнем моря, поэтому во время интенсивных тренировок нагрузка на организм куда существеннее, чем при работе на уровне моря, и это дает свои плоды при подготовке к соревнованиям. Плюс в распоряжении бегунов множество маршрутов с разным профилем (как ровные, так и холмистые) и перепадом высот. Кенийцы предпочитают бегать не по асфальту, как в марафоне, а по грунтовым дорогам, таким образом снижая потенциальное развитие травм.

Несмотря на то, что спортсмены могут бегать практически по всему городу и его окрестностям, для тренировок используется и стадион, расположенный в 12 км от Итена. Арена «Тамбач» находится на высоте двух километров над уровнем моря. Хотя от обычных троп местные дорожки мало чем отличаются.

Для восстановительных и спокойных тренировок можно использовать беговые дорожки с мягким грунтом в лесу Сингоре. При преодолении дистанции перепад высот – от 2300 до 2500 м. Сам лес имеет длину не менее 10 км, а перед ним расположено травяное поле, где спортсмены выполняют упражнения на растяжку и ОФП.

Ну а самым популярным местом для тренировок у стайеров является дорога Моибен – от центра Итена до старта маршрута нужно преодолеть 17 км. По ровной грунтовой дороге, расположенной на высоте 2150 м, бегуны преодолевают от 20 до 38 км.

Почему кенийцы – топы в беге? Дело не только в тренировках

Во время трансляций соревнований по легкой атлетике зрители неизменно отмечают достижения бегунов из Африки, в частности, из Кении. Раз за разом спортсмены оттуда поднимаются на пьедестал после забегов на длинные дистанции. Так, на Олимпиаде в Рио в 2016 году кенийские бегуны завоевали 12 наград (шесть золотых медалей, пять серебряных, одна бронзовая). Олимпийскими чемпионами кенийцы стали как раз в беге на длинные дистанции: две медали в марафоне (у мужчин и женщин), а также по одной награде в беге на 800 м, 1500 м, 3000 м с препятствиями и 5000 м. На прошедшем в 2019 году в Дохе чемпионате мира стайеры из этой африканской страны в общей сложности взяли 11 медалей (5+2+4).

Оказывается, такие достижения – результат не только упорных тренировок. Дело еще в генетике и образе жизни. Кенийский народ делится на несколько племен, большинство жителей Итена принадлежат к народности календжин. Согласно различным исследования, две трети лучших результатов в современной истории полумарафонов и марафонов принадлежат как раз представителям календжин. Например, олимпийский чемпион-2016 в марафоне, обладатель серебра Игр-2008 и бронзы Олимпиады-2004 в беге на 5000 метров, действующий рекордсмен мира в марафоне (2:01:39) у мужчин Элиуд Кипчоге – представитель календжин.

Также народ этого племени в большинстве своем так или иначе ежедневно преодолевает большие дистанции. Люди пасут скот и охотятся на диких животных и, соответственно, для этих целей наматывают километры, зачастую как раз бегом. Плюс календжин всю жизнь проводят на высоте более двух километров.

Что же касается генетики, то и тут у календжин большое преимущество как перед белыми бегунами, так и перед легкоатлетами остальной Африки. Народность отличается худым телосложением, особенно это касается икроножных мышц, невысоким ростом и отличным обменом веществ.

Единственное, что мешает кенийским бегунам всегда оставаться на вершине, это проблемы с самодисциплиной и мотивацией. Достигнув определенных успехов, заработав деньги, стайеры теряют мотивацию тренироваться дальше, заставить себя работать по-прежнему на полную не могут, в итоге пропадают с радаров. Однако на их место всегда приходят другие кенийские таланты, обогнать которых сейчас удается немногим.

К слову, мало кто из кенийцев занимается под руководством тренера. Большая часть спортсменов работает в группе, где тренировочный план составляют сами легкоатлеты или лидер группы.

Как дела у Куделич в Кении?

Обогнать кенийских бегуний, в том числе тех, кто всю жизнь провел в Итене, в мае постарается и Светлана Куделич. Дмитрий Руто связался со спортсменкой и ее тренером Игорем Жаворонком и поговорил об условиях работы для стайеров и бытовых моментах жизни в Кении.

– Расскажите о погоде в Кении. В каких условиях приходится тренироваться?

Светлана: Погода вполне комфортная для тренировок, нет изматывающей жары, поэтому в топике и в шортах можно работать. Единственное, днем гуляют сильные ветра, поэтому мы стараемся работать ранним утром. Если предстоит пробежать 20 или 35 км, то я выхожу на старт уже в семь утра. Если начинать тренировку в 9, то придется бежать против ветра, а это дополнительная трата сил.

Днем температура доходит до 28 градусов. Мы в понедельник делали длинную тренировку, после нее были упражнения на всю группу мышц. И на раскаленном солнце можно незаметно сгореть.

Игорь: Тут экватор, но нет сильной жары из-за того, что город находится на высоте 2400 м. Вечером или рано утром приходится даже кофты надевать.

Светлана: Кенийцы даже в шапках, куртках ходят, им холодно. Потому что, например, утром зачастую температура плюс 11 градусов. Но нам достаточно кепки и кофты.

Вообще, все кенийцы бегают до рассвета. Мы иногда радовались, что в 6:30 утра вышли, чтобы начать тренировку на 35 км. Для нас это реально рано, организм толком не проснулся. А кенийцы в это время уже возвращаются с тренировки домой.

– Так они вообще какие-то ночные жители.

Светлана: Они на самом деле рано ложатся спать. У кенийцев вообще и у жителей Итена в частности все подстроено под бег – тренировки, питание и сон. Нет таких соблазнов, как в нашем мире. Едят только полезную пищу, поэтому и выглядят соответствующе: в два раза меньше и легче нас, намного выносливее. Да, генетика и физиология важна, но самоотдача тоже играет большую роль.

– Тренировки в 6:30 утра начинаются каждый день?

Игорь: Нет, это в случае, если предусмотрена длительная работа, грубо говоря, бег на 20 или 35 км. Такие дни – 3-4 раза в неделю. В остальные дни начинаем работать в 8:30 или 9 утра.

– Мы общаемся во вторник, расскажите, какое расписание на день.

Игорь: Сейчас у нас идет восстановительная неделя. Во вторник начали бегать в 9 утра. Когда предусмотрены скоростные или длительные тренировки, то в шесть утра у нас подъем, помылись, поели, и уже до семи покидаем дом. Тем более для таких тренировок нужно ехать на специальную трассу где-то за 20 км.

Светлана: До 11 утра мы все отработали и возвращаемся домой. Обед, сон, а уже ближе к вечеру приступаем ко второй тренировке.

Игорь: Естественно, она тоже на улице. По сути, мы всегда работаем только на открытом воздухе. В Итене есть один отель, и там расположен платный тренажерный зал, туда тоже можно зайти. Но мы им практически никогда не пользуемся, потому что тренировки беговые – кросс от 6 до 10 км. Плюс упражнения на укрепления отдельных групп мышц. Без тренажерного зала можно обойтись.

А еще тут есть услуги массажиста. Если хочешь чисто ноги привести в порядок, то отдашь около пяти долларов. Если нужно провести массаж еще и спины, то заплатишь 10 долларов.

– Итен, учитывая, сколько туда приезжает спортсменов, похож на большой тренировочный лагерь?

Игорь: По сути, это какой-то поселок. Но спортсменов здесь действительно очень много. Ты идешь по центральной улице Итена, и мимо тебя постоянно кто-то будет бежать.

Светлана: Это такое местечко, которое всех тянет: и любителей бега, и профессионалов. Независимо от ранга и места рождения, места проживания, все сюда едут.

Игорь: Это настоящая беговая Мекка. Спринтеров здесь нет, но вот те, кто специализируется на дистанциях 800 метров и больше, едут сюда. Звезд тут немерено. В прошлом году сборы проводил Мо Фара (британский четырехкратный олимпийский чемпион, шестикратный чемпион мира, семикратный чемпион мира в беге на длинные дистанции – прим. Tribuna.com). Постоянно приезжают европейские звезды, топовые бегуны.

Светлана: Некоторые европейцы нашли в Кении себе жен, остались тут жить и освоились. Поэтому и сами бегают, и тренируют. Им тут нравится, даже несмотря на то, что приходится переезжать из классных европейских городов к, грубо говоря, бабушке в деревню. Хотя заниматься легкой атлетикой тут очень приятно и хорошо.

Мы приехали в Итен всего второй раз в жизни, но в нынешнем году сборы проходят намного легче. В прошлом году перед вылетом в Африку я практиковала темповый бег в манеже по 14 км, набирала хорошую скорость. Приехала в Итен – работать было очень тяжело. Высота сказывалась, постоянные горки, пульс скакал ужасно. А сейчас я приехала разобранная после операции, три месяца не бегала, и чувствую себя намного комфортнее, чем в прошлый раз.

– Прочитал, что около Итена есть дороги, которые пользуются особой популярностью у бегунов.

Игорь: Да, вот как раз на Моибен мы и ездим. Она более-менее ровная по сравнению с остальными. Да, есть небольшие перепады, метров в 200, но в основном места равнинные. А в Итене – то в гору, то с горы. И пульс постоянно скачет.

– Когда бежишь по этой дороге, приходится кого-то обгонять?

Игорь: Народ бегает, да. Приезжают многочисленные группы спортсменов, по 20-30 человек команды.

Светлана: Но никто никому не мешает, каждый бежит в своем темпе. Игорь, например, арендует мотоцикл и 30 км едет за нами. Фотографирует, видео снимает, потом показывает это все. И, конечно, дает нам воду.

Игорь: Нужно понимать, что в здешних погодных условиях бегать без воды тяжело. Воздух суховат, влажность низкая, и каждые пять километров нужно пить. Во рту быстро высыхает.

– Бег проходит в одиночку или в составе какой-то группы?

Светлана: Вообще, бегаю одна, потому что так легче себя чувствовать. Если с кем-то побегу, то заведусь, начну ускоряться, перевыполню план, пульс будет скакать. Грубо говоря, начнутся соревнования, а не тренировка. Но когда нужно провести темповые бега, то в Итене можно нанять специальных людей, темнокожих бегунов, которые будут вести тебя по твоему времени. Тут местные готовы за деньги все для тебя сделать. Люди реально научились зарабатывать на всем. Работы нет, а туристы, особенно спортсмены из Европы – это возможность заработать что-то.

Игорь: А жить тут не так уж и дешево. Хотя если питаться всяким «мусором», чисто для того, чтобы набить желудок, то денег уйдет немного. А вот если ты хочешь купить хоть что-то, что похоже на нормальную еду, то придется потратиться. Чтобы ты понимал, килограмм куриного филе здесь стоит 9 долларов. Нормальный сыр, снова же килограмм, стоит 60 долларов. Местный, какой-то непонятный, долларов 12. Но он такой противный, что есть невозможно. По молочной продукции нет такого разнообразия, как в Беларуси. Есть молоко, сыр, йогурты, непонятные сливки. Чего-то творожного нет.

Найти тут рыбу – это очень большая проблема. Когда мы ездили на разгрузочную неделю к Индийскому океану, то там в плане морепродуктов просто супер. Дешево, все свежее – объедались, балдели. А в Итене нет рыбы, да и мясо не самое лучшее. Есть две лавки, где можно купить говяжью вырезку по 6 долларов за килограмм. И это единственное мясо, из которого можно приготовить что-то нормальное. В остальных местах какая-то резина, а не мясо.

Светлана: Тут есть коровы, их много, но они какие-то худые. Бывает, бежишь утром – одна пасется. Бежишь вечером – корова там же. При этом даже непонятно, что она вообще целый день ела. Как было утром пустое вымя, так таким же оно и осталось. Ребра торчат, и даже если зарезать, нечего есть. Все коровы худые, потому что пастбищ нет, им нечем питаться.

А цены тут, конечно, космические. Есть, кстати, супермаркет, но туда многие местные заходят, как в музей, чтобы просто посмотреть на продукты. Мне кажется, даже в Европе цены на еду ниже. В общем, сбор здесь – это не самое дешевое удовольствие. Тем не менее, оно того стоит.

– Правда ли, что Светлана недавно отравилась?

Светлана: Да, а через пару дней слег Игорь. Я полтора дня не могла встать, лежала с температурой и тупо спала.

Игорь: Я думаю, что мы поймали какой-то вирус. Отравление – это другое. Две ночи у меня держалась температура 37,2. Живот не болел, а температура была. Так что я был уверен, что это инфекция. Просто тут настоящая антисанитария, много мусора на улицах. Поэтому нужно быть аккуратным.

– Воду покупаете в бутылках?

Игорь: Да, берем бутилированную – по 20 литров за четыре доллара (одному человеку хватает на четыре дня). Если нальешь воду из-под крана, сразу поймешь, что ее пить не стоит: какой-то странный цвет, плавающие крупинки. Поэтому мы такую воду используем только для того, чтобы посуду помыть, полы протереть. Ну и самим помыться – деваться некуда.

Светлана: Хотя горячая вода есть не всегда. Иногда приходится мыться в холодной, понежиться не получается.

Игорь: Тут интересная система водопровода, которую я видел только в Кении. В душе под потолком висит какой-то набалдашник, на нем – непонятная спиралька, как от утюга. Вода проходит через трубы, через спираль, нагревается – и потом можно мыться. Но спиралька часто перегорает. И вот такое везде. По выходным мы ездим в один четырехзвездочный отель, где есть спа, бассейн, сауна. И даже в таком отеле висят эти набалдашники.

Светлана: Тут можно разгуляться в сфере бизнеса, многое можно сделать.

Игорь: В этом плане непаханая целина. Однако в стране много проблем с коррупцией.

Светлана: Например, едет маршрутка, останавливает ее полиция. Водитель молча выходит из машины, дает правоохранителю деньги, возвращается за руль и уезжает. Думаю, такое везде, на всех уровнях.

Плюс нас недавно поймали за нарушение комендантского часа. Ввели его из-за коронавируса, поэтому изначально нельзя было появляться на улицах после 10 вечера, а недавно ввели правило, что сидеть дома нужно после 9 часов. Мы не знали этого и шли домой к 22:00. Уже в потемках поднимались по горочке и увидели, как в нас летит какая-то палка, плюс увидели, как бежали за нами люди. Тогда подумали, что нас хотят похитить какие-то бандиты. Я забыла, что у меня операция на две стопы, и полетела быстрее, чем Усэйн Болт :). Просто эти люди даже не представлялись, а сразу начали в нас кидать палки. Мы с девчонками убежали, а Игорь остался. Но позже мы вернулись, и нам рассказали, что мы нарушили комендантский час, за это нужно расплатиться. В общем, хотели с нас срубить денег. Мы сказали, что и так нас ввели в стресс своим поведением, полиция так не подходит к людям: бежали, кидали палки. Мы поговорили и спокойно ушли домой, ничего не заплатив.

– Все как у нас: силовики без опознавательных знаков.

Игорь: Точно. Я понял, что это полиция, только потому, что два этих человека были в одинаковых плащах. И то сначала начал на них наезжать, выяснял, почему они в нас кидали палки :).

А так мы слышали истории, что тут какие-то бандиты забирают людей в плен, убивают. Тут же на юге граница с Сомали, поэтому иногда рассказывают жуткие вещи. Но, в принципе, мы живем в относительно тихом месте, преступлений нет.

– Где вы живете?

Игорь: Снимаем дом. Есть одна известная кенийская марафонка Мэри Кейтани (трехкратная чемпионка мира в полумарафоне – Tribuna.com). Она себе построила недалеко огромный дом, а свой старый дом сдает нам. Нас тут пять человек, у каждого свои комнаты. Помимо нас со Светой в доме живут мои ученики из России, так что в плане общения нам комфортно.

– Как проводите время, когда нет тренировок?

Игорь: Мы постоянно в деревне сидим, никакой развлекаловки. Да и сил на это особо нет. Единственное разнообразие в нашем случае – это поездки по выходным в другой город, где есть отель с бассейном, сауной. В торговом центре можно сходить в ресторан, что-то купить. И все, в принципе.

Первый месяц все это воспринимается нормально, никакого дискомфорта. А уже по прошествии месяца начинает прибивать – хочется домой.

– Сколько вообще длятся кенийские сборы?

Игорь: У каждого по-разному. В прошлом году у нас были сборы двухмесячные, кто-то проводит здесь месяц. В общем, все зависит от планов и от финансовых возможностей. Чтобы не терялся эффект гор, периодически нужно спускаться к океану, а потом возвращаться обратно на высоту. Скоро мы на полторы недели снова опустимся на уровень моря, снимем там виллу на всех, восстановимся и вернемся на высоту.

– Вы в Беларусь планируете возвращаться до марафона в Копенгагене?

Игорь: Если все будет хорошо, Света 13 мая полетит из Африки туда и [16 мая] пробежит, постарается отобраться на Олимпиаду. Ну а я отправлюсь в Минск и подожду ее там.

– Беларусский фонд спортивной солидарности финансово со сборами помогает?

Игорь: Да, слава Богу. В этом плане они молодцы.

– Сколько вообще денег требуется на сборы?

Игорь: Если человек летит один, то за 100-150 долларов в месяц он сможет найти себе жилье. Снимать номер в отеле, конечно, дороже. Например, кто-то живет в гостиницах, где за сутки отдашь 55 долларов. Можно найти отели, где сутки проживания обойдутся в 30 долларов. Конечно, жить будешь на отшибе, поэтому, чтобы добраться до центра, придется пользоваться такси. Что касается питания, то все зависит от конкретного человека. Если всякой ерундой питаться, или, например, жить на манго и авокадо, которые тут реально дешевые, тогда за месяц уйдет около 300 долларов. Но это жизнь по минимуму. Если питаться нормально, тем же мясом, то в месяц уйдет, конечно, больше денег.

А еще мне не нравится одна вещь в Кении. Когда ты приходишь на рынок, морковку тебе будут продавать не по килограммам, а поштучно. При этом может попасться неудачный экземпляр, например, очень маленькая. И за нее нужно заплатить столько же, сколько за большую. Так, извините, за 300 граммов можно отдать доллар.

Светлана: Они ребята странные. Могут авокадо килограммовое и 200-граммовое продать по одной цене. А так, если местные торговцы увидят белого человека, сразу понимают, что можно получить побольше денег. Белый всегда богаче.

– Для Кении 300 долларов – приличная сумма?

Игорь: Да, это нормальные деньги. Такие зарплаты, например, у водителей грузовика.

Светлана: Местные не живут, а существуют. Детки сладкое не едят, потому что это дорого. Дашь им шоколад – сразу светятся счастьем. У местных и зубы в порядке, и выглядят они классно, потому что едят только одну траву. Финансы не позволяют есть какую-то гадость. Но все равно я считаю, что это не жизнь, а существование.

– На улицах есть попрошайки?

Светлана: Их очень много. Ты идешь, а к тебе подбегают местные дети и повторяют: «Дай денег, дай часы, кроссовки, сладости». В общем, как цыгане. Такое ощущение, что когда идет белый человек, для местных жителей это не прохожий, а «доллар», то есть возможность что-то получить. Страна реально бедная. Хотя Итен за счет туристов и бегунов немного держится, а если поехать поглубже в Кению, то там, уверена, будет намного хуже.

Игорь: Но можно встретить и богатых людей, на довольно крутых, в основном японских, машинах.

Светлана: Кенийцы за счет спорта, бега могут выбиться в люди, что-то заработать, уехать из своей деревни. И это их мотивирует.

– Если нужна какая-то дополнительная экипировка, форма, можно ее купить?

Светлана: С этим вообще никаких проблем. Есть кенийскиие спортсмены, которые заключают контракты с известными мировыми брендами, а потом приносят свою форму в специальные ларьки, где экипировка продается по европейским ценам. Местные себе не смогут позволить. В этом году мало продукции, потому что из-за коронавируса немногие ездили в Европу, а вот в прошлом году были просто залежи: бери – не хочу.

– Беларусы вместе с вами сейчас проводят сбор в Итене?

Светлана: Да, мы живем по соседству с Олей Мазуренок. Это ее любимое место. Недавно тут проводила сборы Даша Борисевич. Вообще, сюда едет все СНГ, вся Европа.

– Как вообще добраться из Минска до Итена?

Игорь: За 16 часов можно долететь. У нас был такой маршрут: Минск – Стамбул – Найроби – Итен. Кстати, мне очень нравится, что в Кении в каждом городе есть аэропорты, чуть ли в деревнях, причем аэропорты работающие, люди активно ими пользуются, самолеты взлетают и садятся постоянно.

Светлана: А еще тут есть одна интересная вещь. Если в других странах ты садишься в самолет и понимаешь, что высадишься в конечной точке, то в Кении на пути следования можно совершить пять остановок, и каждый раз гадаешь, нужно тебе выходить или нет. Спрашиваешь у местных, где это мы приземлились :). Помню, мы летели, где-то приземлились, и нам сказали, что это еще не конечный пункт, просто нужно подобрать двух человек.

– То есть самолеты – это как будто маршрутки.

Игорь: Точно, как маршрутки. Тут летают небольшие самолеты, с пропеллерами.

– Что по коммуникациям и связи с внешним миром: интернет, телефон, телевидение?

Игорь: Интернет тут дорогой – 30 Гб продают за 30 долларов. Телевизора у нас в доме нет, да и мы бы им не пользовались.

– Местные говорят на английском языке?

Игорь: В этом регионе основной язык – суахили, практически все на нем говорят. Есть те, кто говорит на английском, но с таким акцентом, что тяжело понять. Съедают окончания – что-то разобрать просто невозможно.

– Несмотря на какие-то минусы, Итен – лучшее место для подготовки к беговому сезону?

Игорь: Да, однозначно. Лучше места в плане рельефа, высоты я не знаю. А мы, откровенно говоря, поездили по миру. Если бы еще инфраструктуру подтянуть, было бы идеальное место.

Светлана: Тут все создано для того, чтобы тренироваться. Если приехал реально работать, то лучше места не придумаешь.

Фото: marathonec.ru, из личного архива Светланы Куделич

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья